Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Барьер

За стеной шипит, открываясь, дверь внутреннего шлюза. Здесь ее почти не слышно. Тонкие, но мощные стены композитов, наслоенные друг на друга, не пропускают звуки даже в соседние комнаты. Только шипение звучит достаточно громко, что позволяет его безошибочно распознавать.

– Папа! – вскакивает пятилетняя девочка с пола.

Кукла, брошенная в сторону, мгновение валяется неподвижно, а затем встает и лезет по кровати на стену, в маленький отсек, приспособленный для ее хранения.

– Алиса идет домой, – повторяет кукла снова и снова, пока не оказывается в десятисантиметровом жилище. – Вот Алиса и дома. Как хорошо Алисе дома.

Девочка забывает про куклу сразу же, выбегает из-за угла, видит отца, спрятанного в мощный, темно-серый скафандр, и тут же бросается к нему.

– Папа! – кричит она, вцепившись в ногу.

Старый, громоздкий рабочий скафандр вынуждает мужчину двигаться медленно и неторопливо, но он все равно сгибается и поднимает дочку на руки, не торопясь раздеваться.

Впрочем, тут же из-за угла показывается супруга, с беспокойством на лице взглядывает на мужа и тут же подходит, чтобы забрать у него из рук девочку.

– Джось, ну ты с ума сошел? – отнимает она дочь, ставит девочку на пол и разворачивает в сторону комнаты. – Дай папе раздеться, ладно?

– Ага! – задорно кивает девочка, заполучает материнский поцелуй в макушку и убегает обратно в комнату.

Женщина поворачивается. Мужчина начинает возиться со скафандром, и жена, ласково улыбнувшись и шутливо покачав головой, подходит, чтобы помочь снять рабочий костюм.

– Вот зачем ты опять ее на руки? – заговаривает Ольсэйя. – Еще дрянь какую-нибудь…

Ее речь прерывает шипящий звук отсоединившихся клапанов.

– Уф! – вздыхает мужчина, наконец, выбираясь из заточения рабочего скафандра.

Сразу же он отвечает улыбкой, и повторять вопрос не приходится.

– Да что там, в вакууме? – жмет он плечами, с трудом выбираясь из костюма. – Да и в камере разгерметизации все отваливается, если что и прицепилось.

Женщина недовольно хмурится, но разговор не продолжает. Она помогает супругу зайти в станцию обеспечения, где хранится рабочий скафандр, и лишь затем мужчина окончательно выбирается наружу, отстегнув все предохранители и выбравшись через вязко раздвигающийся замок на спине.

Потянувшись и с удовлетворением поскрипев голосом, мужчина улыбается супруге, а затем обнимает и целует в шею.

– Прекрати, – шепчет женщина, вяло отбиваясь. – Улья нас услышит. Перестань. Ну, хватит.

Наконец, ей удается отбиться, но своей улыбкой женщина выдает чувства. Наверное, потому супруг и ударяет ее по ягодице, стоит Ольсэйе обернуться. А когда она взглядывает снова, он лишь выставляет руки.

В ожидании ужина, Джосилий играет с дочерью. Она смеется, показывая, чему научила куклу, а затем быстро выматывается, поверженная отцовской щекоткой. И мужчина отправляется на кухню к супруге.

– Не мешай, – толкает она плечом, загружая молекулярными кубиками преобразующий аппарат.

Остается подождать несколько минут, чтобы тяжелые кубики черного камня превратились в съедобные продукты, а затем нужно лишь забросить ингредиенты в «домашнего повара», и внутри этой небольшой коробки они превратятся в желаемые блюда.

– Ты специально мешаешь? – шепчет женщина.

Ее по-прежнему выдает улыбка, а потому супруг не отступает. Крепко обняв жену руками, он целует ее в щеку, а затем вздыхает и устремляет взгляд вперед, чмокнув любимую в висок.

– Знаешь, а я рад, что мы сюда перебрались, – заговаривает он. – К черту эти душные планеты. Там не продохнешь.

– А мне тоскливо без людей… – вздыхает Ольсэйя. – Раз в неделю ехать через весь спутник в галоцентр…

– Зато, все бесплатно, – тут же перебивает Джосилий.

Супруге остается лишь вздохнуть, поскольку ответить нечем. На планетах мало кому удается наслаждаться живыми выступлениями, которые на слабозаселенных, маленьких спутниках выступают поводом для социального контакта.

– Слуша, открой окно, – говорит мужчина в сторону.

– Открываю центральную панораму гостиной, – немедленно отвечает голос.

Перед супругами неторопливо разъезжаются мощные ставни. Мощное, специальное, толстое стекло позволяет рассмотреть все красоты темного пейзажа. Взглядам супругов предстает картина, недоступная жителям планет. Здесь, на маленьком спутнике, не имеющем собственной атмосферы, круглыми сутками небо усеивает мерцание звезд, и никогда с него не пропадает очарование космического простора.

Правда, спустя всего минуту оно уже надоедает, так что вскоре механические ставни уже закрываются, а семья ужинает и собирается на диване. И лишь здесь женщина замечает припасенные мужем несколько бутылок свежеприготовленного пива.

– Опять? Джося, ты же…

– Да брось, – перебивает мужчина вздохом. – После работы, немножко… чего такого?

И женщина успокаивается.

– Слуша, включи фильм. Семейный, – дает Джосилий команду домашнему компьютеру.

И поскольку он сразу озвучивает все важные нюансы, то мгновенно появляется луч. Голос возвещает о начале фильма, семья устраивается на диване удобнее. Все занимают лучшие позиции, какие могут отыскать на своих местах.

Затем, луч разрезает пространство, но вдруг обламывается впереди, перед диваном, и вместо того, чтобы двигаться дальше, свет внезапно застывает на месте. Вскоре появляются еще лучи. Их становится больше. Плотным куском свет липнет к незримой поверхности, а еще мгновением позже его уже не видно, лишь парящий напротив дивана огромный экран с выпуклыми фигурами.

Зрелище не оставляет равнодушных. Короткий фильм всем поднимает настроение, а пока жена с дочерью смеются над комедией, мужчина выпивает одну бутылку пива, отставляет ее на пол, а следом маленький робот тут же выбирается из-под дивана, разбирает мусор на песчинки и прячется, не оставив следов.

Проведя немного времени с семьей, девочка устает от родителей и уходит в комнату играть с куклой. Ее никто не останавливает, а у супругов появляется время, чтобы побыть наедине друг с другом.

– Ну и? Что теперь строите? – вдруг спрашивает Ольсэйя.

Супруг в ответ кривится, открывая вторую бутылку пива, не только приготовленную силами умной бытовой техники, но и красиво запечатанную с помощью удобной пластиковой крышечки.

– Пусковые. Как обычно, – рассказывает он, но через пару мгновений решает исправиться и не удерживается от подробностей. – Вообще, мы уже закончили. Еще вчера были пуски. Какие-то планеты собрались бомбить. Сейчас закончим всякую мелочь, потом дадут отпуск.

– Бомбить? – спокойно интересуется женщина. – А что за планеты?

– Да я откуда знаю?

И разговор так и оканчивается, поскольку Слуша продолжает включать развлекательные программы.

На экране начинается действие. Тени, свет, моргания – сначала ничего не понятно. Включается агрессивная музыка, и Джосилий уже догадывается, к чему идет дело.

– О-о! – восклицает мужчина, задрав руки и выплеснув пару капель из бутылки.

– Я, наверное, пойду поиграю с…

– Да брось, посиди со мной… а, как хочешь.

– Потом, – целует женщина супруга. – Позови, когда будешь новости смотреть.

На экране разворачивается зрелищное вступление, а когда под звуки барабанов, ударивших с увеличенной громкостью, на экране бойцы в экзоскелетах, облаченные в защитную экипировку, начинают дубасить друг друга, мужчина даже подпрыгивает на диване, снова и снова восклицая.

– Уа! – кричит он с хрипом, чуть не подавившись пивом. – Мочи козла!

Он повторяет удары, сердито корчится, с трудом выдерживая напряжение, которое передается от экрана, но не отказывает себе в эмоциональности, зная, что его все равно никто не увидит, и что пара капель пива, упавших на ковер под ногами, исчезнет бесследно, благодаря стараниям робота-уборщика.

– Бей! Ну! БЕЙ! – стиснув зубы, выдерживает мужчина последние удары соперника, будто они бьют его прямо через экран, но даже это не помогает любимому бойцу одержать победу. – Да что б тебя! Козел тупорогий!

И мужчина отправляет бутылку в полет. Впрочем, та пролетает через экран, разбивается за ним и осыпается песком и влагой, а следом появляется механический ниндзя, робот-уборщик, мастерски скрывающийся от хозяйских взглядов. И уже спустя мгновение ни следа происшествия уже не остается.

Вскоре уже появляется и супруга, угадавшее окончание программы по времени. Хотя, никто не придает значения тому, что бой, как и обычно, как и всегда, длится ровно столько, сколько отведено на него в программе.

– Ну что, новости? – укладывается женщина на диван, положив голову на плече возлюбленного.

А следом начинается известная галопередача.

– Ужасная авария на Иловском шоссе планеты Воображария, – сообщает диктор. – Двое погибших. Трое человек ранены…

Потерпев сюжет, обнявшись крепче, супруги продолжают смотреть дальше.

Следом идет длинный сюжет про выборы на одной из планет. Затем, новости рассказывают о встрече дипломатов, но так, что с трудом удается понять, с какой целью дипломаты встречались. В основном как раз потому, что их заявления в сюжете предстают перед зрителем в необработанном виде, а скучные, монотонные голоса дипломатов и переводчиков едва не заставляют уснуть.

Как вдруг диктор сменяет тему, когда уже почти закончилось время.

– …были произведены запуски. Уже совсем скоро от опасных форм жизни будет очищена соседняя система, как только на пути ракет ученые откроют червоточину. И к другим новостям, – торопится диктор осветить новую, самую важную новость. – Сразу после нашего выпуска смотрите новую серию беспрецедентной художественной драмы, достойной будущих учебников культурного наследия. Трехсот восьмидесятая серия расскажет о том, как изменилась судьба героини, полюбившей монстра из глубин космоса. Сумеет ли любовь героини преодолеть и это препятствие, или же встреча с монстром окажется всего лишь невинным увлечением, как предыдущие триста семьдесят девять раз? Узнайте это в нашем удивительном, великолепном, прекрасном, чудесном, восхитительном, неподражаемом сериале «Барьер»…

– О, – слегка приободряется Ольсэйя.

А Джосилий тут же поднимается с дивана.

– А ты разве не посидишь со…– говорит она, но отмахивается. – А, ладно… как хочешь.