Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Эволюция

В девять утра начинался рабочий день. Джуниор приехал на двадцать минут раньше, как обычно. Сотрудник ночной смены спал за кассой.

Раньше по ночам работало два человека. Но с тех пор, как построили новую трассу, маленькое придорожное кафе перестало пользоваться популярностью. Ночью никто не приходил и Роджер Грин, хозяин этой забегаловки, решил, что достаточно платить за сон на работе только одному сотруднику. Дугласа он выбрал исходя из личной симпатии, а второго сотрудника уволил.

Именно Дугласа и накрыл пледом, вошедший в кафе Джуниор. Но вместо благодарности ночной сторож поёжился, отталкивая плед, и приоткрыл глаза. Определив, что он уже может пойти домой, молча встал и, пошатываясь от сна, направился к выходу.

Парень с пледом в руках продолжал приветливо улыбаться и помахал рукой вслед уходящему коллеге. Джуниор действительно любил всех, с кем был знаком. Да и тех, с кем не был знаком – тоже. Обидеть его было совершенно невозможно и улыбался он всегда и всегда искренне. Даже, когда пьяный клиент, углядев в его улыбке издёвку, ударил его кулаком и разбил бедняге нос, Джуниор продолжал улыбаться. К тому же, зачем-то, извинился. От удивления, наверное. Никто не знал, было ли его поведение связано с красовавшимся у него в медицинской карте диагнозом – Даунизм или же парню просто достался такой характер.

Хозяин кафе любил его как сына. Когда заведение стало приносить совсем плохой доход, Роджер Грин уволил ещё одного сотрудника, но оставил себе этого милого неповоротливого парня. Хоть и понимал, что одному ему в смене работать не стоит. Поэтому вторым сотрудником на дневную смену он стал приезжать сам. Правда, кафе совершенно не пользовалось спросом. Владелец мог позволить себе приезжать на работу в десять, а иногда и в одиннадцать утра, зная, что Джуниор не принял еще ни одного клиента.

Так же было и в этот день. Хозяин кафе приехал в половину одиннадцатого утра. Когда он вошёл в кафе, полноватый парень мыл шваброй пол, неловко толкая столики. Роджер знал, что Джуниор не любил бездельничать. Парень уже наверняка проверил работу аппаратов по приготовлению пищи, досыпал необходимых ингредиентов и от скуки взялся за уборку.

- Доброе утро, - окликнул он подчинённого.

- Доброе утро, мистер Грин, - пробасил ему с улыбкой Джуниор.

- Я тебе раскраски новые скачал, - Роджер помахал планшетом, желая занять парня.

Джуниор отставил швабру и с улыбкой поспешил к хозяину кафе. Подойдя к нему в упор, он посмотрел на лоб мистера Грина и весело захихикал. Он так делал всегда и Роджеру это нравилось.

Дело в том, что Роджер Грин родился с аномалией с медицинским названием акрания. А на самом деле у него попросту не хватало части черепа и вся лобная доля мозгов была ни чем не прикрыта. Конечно же ребёнку сразу же была проведена операция по исправлению этого дефекта. От мальчика ничего не скрывали и он всегда знал о своей особенности. Будучи уже взрослым и заработав достаточно денег, он воспользовался достижениями современной науки в медицине и визуализировал свою врождённую особенность. Благодаря абсолютно прозрачной ткани, которой он заменил кость и кожу на лбу, теперь все и каждый могли лицезреть его мозг. Многих это шокировало и вообще вызывало довольно разные сильные эмоции, но эпатажный старик до сих пор гордился своей изюминкой и радовался вниманию к ней.

Как и ожидалось, до полудня посетителей не было. В первом часу забежал Донателло. Мальчишка лет четырнадцати часто наведывался сюда по дороге из школы. Он припарковал свой велосипед у входа и зашёл внутрь, снимая на ходу рюкзак.

- Не рановато ли? – вместо приветствия, задорно подмигнул ему мистер Грин, тем не менее поднимая руку, чтобы дать пять.

- Меня отпустили с уроков для подготовки к конкурсу, - отозвался школьник, давая пять своей трёхпалой рукой.

У мальчика была синдактилия – сращение пальцев на руках и ногах. Конечно, в наше время, эту проблему легко решают операциями. Но, так вышло, что первые восемь лет своей жизни, этот ребёнок провёл в какой-то очень глухой деревеньке, и у родителей не было возможности прооперировать его. В восемь лет Донни выиграл гранд за первое место в международном конкурсе писателей-фантастов. Именно благодаря таланту ребёнка, родители смогли переехать и, конечно же, подняли разговор об изменении конечностей своего малыша. Но парень не захотел ложиться под нож и заново учиться держать ручку в руках. Желание остаться таким, какой он есть, было принято с пониманием и Донателло получил право распоряжаться своей жизнью самостоятельно.

- А о чём конкурс? – подал голос Джуниор, поднося парню безглютеновые пончики, которые тот всегда заказывал.

- Живопись в современном пост-реализме, - заявил парень, важно щуря раскосые глаза.

- Пишешь, рисуешь…, - восхитился Роджер, - А о спорте не думал?

- Я – кибер-спортсмен, - подмигнул ему Донни и принялся за еду.

Около двух часов дня зашёл Дункан Бердгольф – лучший друг мистера Грина и по совместительству хозяин мотеля по соседству.

Они начали обсуждать печальные дела их бизнеса, связанные с перенаправлением потока машин, а следовательно и клиентов, по другому пути. В это время в кафе зашла рыжая девушка в оранжевой майке и жёлтых шортах. С головы до ног она была в мелких густых конопушках.

- Кажется лето началось на два месяца раньше! – воскликнул мистер Бердгольф, - К нам заглянуло солнышко и всем стало жарко!

- Дункан, познакомься с моей племянницей, - представил хозяин кафе девушку, - Аделаида, это мистер Бердгольф, о котором я тебе говорил.

- Рада познакомиться, - улыбнулась конопатая красотка.

- Спорим, ты не узнаешь, сколько пальцев я показываю рукой за спиной? – сразу перешёл в наступление хозяин мотеля.

- Шесть! – выпалила девушка, улыбаясь.

- Ха! Точно, ты обо мне ей рассказывал, - заулыбался Дункан, кладя на прилавок свои шестипалые руки.

Эта шутка ему никогда не надоедала.

Пока все смеялись, в кафе зашла мексиканская семья и заказала безбелковые веганские бургеры с безлактозным сыром.

- Синдромом Клиппеля-Фейля, - резюмировала племянница хозяина, наблюдая как Джуниор подаёт им заказ.

- Что? – не понял хозяин мотеля.

- Моя племянница учится на доктора, - похвастался мистер Грин.

- Ты им диагноз по их заказу поставила? – восхитился мистер Бердгольф.

- Нет, их заказ продиктован модой, - ухмыльнулась рыжая, - Я поставила диагноз оценивая их фигуры.

- Фигуры? – переспросил Роджер, - Ну коренастые и что?

- У них нет шеи, - обратила внимание собеседников Аделаида.

- Точно, - согласился Дункан, - Почему они не исправили это хотя бы у детей? Семья обеспеченная, а у младенца та же беда.

- Не существует операции по удлинении шеи, - возразила юная доктор.

- Я и не об операции, - возразил мистер Бердгольф, - почему они не убрали бракованный ген?

- Не думал, что ты поддерживаешь это кощунство?! – возмутился хозяин кафе.

- Ну, для чего-то же их изобрели, - развёл руками его друг.

- Хочешь сказать, что убрал бы ген полидактилии у своих детей? – возмущение мистера Грина росло.

- Я и убрал, - пожал плечами бывший друг.

- Но ты ведь так гордился своей шестипалостью!

- Что в ней проку? – пожал плечами Дункан, - зато я дал им неуязвимость к ВИЧ, повышенную устойчивость к раку и умение высыпаться быстрее нас с тобой.

- Ну и какой ты мне друг после этого? – печально вздохнул Роджер, но тут же улыбнулся.

- Не кисни, старик, - хлопнул его по плечу хозяин мотеля, - Сейчас времена такие, что каждый, кто может себе это позволить, подправляет будущую жизнь своих детей.

Так, за душевной беседой, они приняли в кафе еще медсестру Эсмеральду из детской больницы. Не высокая афроамериканка по кличке Панда родила пятерых детей и никто из них не проявлял признаки витилиго, как она.

А под конец светового дня зашла стриптизёрша Кэт. Катарина работала в стриптиз-клубе Экзотика уже много лет и, не смотря на свой возраст и прокуренные зубы, была очень популярна. Благодаря полителии у неё было четыре груди: верхняя пара четвёртого размера и нижняя – второго.

Роджер Грин отпустил Джуниора пораньше и сам дождался ночной смены. Когда Дуглас по кличке Моль зашёл в кафе, хозяин заведения взглянул по-новому на своего подчинённого.

Молодой афроамериканец был абсолютно белый с голубыми глазами. Альбиносы давно перестали быть диковинкой и уходя из кафе домой, мистер Грин думал о генной инженерии.

О том как учёные научились влиять на ген роста, включать ген отвечающий за способность на долго задерживать дыхание и глубоко нырять, давать людям устойчивость к холоду и даже умение потеть без запаха… Но почему, теперь так много детей рождается с различными генными аномалиями? Дело в почти сто процентной выживаемости или наука, всё-таки сунула нос куда не следует?

Роджер обернулся на своё кафе. Небольшая вывеска со слишком громким названием для такого скромного заведения гласила «ЭВОЛЮЦИЯ», а сверху светился большой и заметный с дороги логотип – жёлтый смайлик с тремя глазами.