Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Город уснувшего рассвета

Удар был жестким. И уже тогда я поняла, что снова ошиблась в направлении потоков энергии. Я поднялась на ноги и отряхнулась от пыли. Руки, ноги, хвост - ничего не сломано, отлично! Имея за плечами немалый опыт оказываться не в том месте, где нужно, я быстро осмотрелась. Взгляд скользнул по архитектурным постройкам, пустынным проулкам и лиловому небу — моей жизни ничего не угрожало. Полная тишина и отсутствие движения немного напрягали. Анализатор показывал наличие кислорода и отсутствие вредных примесей, за исключением повышенного содержания пыли. У меня начали возникать сомнения, что навигатор ошибся в расчетах. После выдачи еще нескольких статистических данных об атмосфере, картинка на экране вздрогнула и застыла. Я постучала по блоку питания на запястье, возможно мой шлем нуждался в подзарядке. Но проектор продолжал работать, значит дело было не в этом.

— Повторить запрос.

— Наименование планеты: неизвестно. Координаты местонахождения: неизвестно. Наличие форм жизни: неизвестно.

Странно. В воздухе было достаточно кислорода, поэтому я отключила энергозащиту и сняла модульный шлем. Глубоко вдохнув порцию инопланетного воздуха, я попыталась уловить запах дыма, аромат зелени или морских водорослей, — чего-то, что напоминало бы о наличии жизни. Но ничего из этого я не почувствовала, только легкий привкус пыли, как после недавно прошедшей песчаной бури.

Внимательно осмотрев шлем, я не обнаружила никаких повреждений, которые могли возникнуть из-за неудачного приземления. Надев устройство, я вызвала общий чат, чтобы связаться с местными путешественниками, но эфир был мертв. Индикатор указывал на отсутствие связи. Это меня озадачило. Немного поколебавшись, я отключила функцию анализатора, чтобы дать время системе стабилизироваться после перемещения, и, откинув прозрачный экран шлема на голову, решила осмотреться без помощи сомнительных компьютерных данных перед глазами.

Поток забросил меня в какой-то городок. Вокруг возвышались каменные дома с башенками, террасами и балконами. Посмотрев вдаль, можно было увидеть, где заканчиваются бежево-красные стены, и начинается пустыня. Ничего вокруг не напоминало о жизни: окна были темными, никаких вывесок на зданиях, ни птиц, ни цветов, только высохшая от сухого ветра трава.

Мне нужно было найти укромное место, чтобы восстановить свое оборудование, ведь без него двигаться куда-либо небезопасно. Путешествие по галактике вслепую — это для экстремалов. Чтобы вновь попробовать рассчитать траекторию перемещения, нужны координаты местонахождения, для этого надо починить шлем. Я огляделась — все же пустой город лучше, чем семейка монстров или водный динозавр, на которых мне пришлось нарваться в прошлом. Место, где я находилась, явно не было моим пунктом назначения. Планета 354 известна повышенным уровнем кислорода и богатой растительностью. Конечно, есть вероятность, что меня занесло в какой-то отдаленный неизведанный уголок, но сомнительно. Маршруты путешественников настолько уже проторены в Потоке, что сбиться невозможно. Видимо мой навигатор дал сбой, надо все проверить.

Судя по цвету неба, здесь было предрассветное время, предположительно через полчаса взойдет солнце. Возможно, город еще не проснулся, но чем дольше я продвигалась вглубь улицы, тем больше убеждалась, что место заброшенное. Только искусно построенные когда-то здания хранили в себе терпеливую работу чьих-то рук. Наверное, утром эти узоры ручной лепки на домах и фигуры животных на стенах одной из башен с первыми лучами станут более теплыми и яркими, но солнце на горизонте все не поднималось. Первые лучи зари молчаливо замерли на тонких облаках, будто время остановилось.

Внутрь домов я заходить не стала, без приглашения туда лучше не соваться. Дикие звери любят такие заброшенные места. Активировав крылья, я взмахнула руками и плавно поднялась в воздух, чтобы осмотреть местность сверху. То, что мне удалось увидеть, озадачило меня еще больше.

Город был небольшой и имел форму идеального круга, а по краям возвышались три смотровые башни. Что это? Площадка для тренировок или крепость на случай осады? Крепость без пограничных стен, но с тремя смотровыми башнями? Для чего? За границами города действительно расстилалась пустыня до самого горизонта, а неторопливое солнце пряталось где-то за его пределами. Еще один признак другой планеты - замедленный солнечный цикл.

Поняв, что исследовать дальше нечего, я собралась спуститься обратно в город. Какое скучное место, не повезло. Внезапно будто из воздуха появились два явно недружелюбных создания. По физическому строению они были похожи на низкорослых гоблинов, с грубой, покрытой мелкими серыми чешуйками кожей. В добавок у них между лопатками находились небольшие, но мощные перепончатые крылья. Настоящие крылья, не механические, как у нас — лурвинов. Слишком много отклонений. Я сделала вывод, что передо мной был результат явно искусственной, а не естественной мутации. По статистике наследовался только один ген с отклонениями, а тут все три. Дальше на раздумья не было времени, потому что летуны направились в мою сторону с явно недобрыми намерениями. Я опустила экран шлема и попыталась активировать защитное поле. Но похоже перезагрузка только усугубила состояние моего верного спутника: защита не запустилась, а перед глазами шли коды стартовой настройки, будто что-то сбивало сигнал, замедляя запуск. Гоблины схватили меня за запястья, ловко заблокировав крылья. Я попыталась вырваться, и даже успела хлестнуть одного из них хвостом, но они действовали так быстро, что через пару мгновений меня зашвырнули в одну из смотровых башен, с грохотом захлопнув железную дверь.

— Какой недружелюбный прием! - крикнула я вслед. — Это что, захват путешественника?! Вы нарушаете закон “О свободе перемещения”!

Конечно, мое возмущение уже никого не волновало. В таких ситуациях я обычно по-тихому перемещаюсь в другое место на планете, но проблема была в том, что мой шлем не работал. Можно было воспользоваться гиперпрыжком, но, во-первых, это намного снизило бы мои энергетические запасы, а, во-вторых, необходимо свободное пространство, иначе ударной волной снесет все стены башни. А это уже нарушало закон “О неприкосновенности инопланетных объектов”.

Едва мои глаза привыкли к полумраку, я осмотрелась: внутри не было ни лестницы, ни какой-либо мебели, только высокие круглые стены, запертая дверь да небольшие окна с решетками под потолком, через которые едва проникал свет. Чтобы лучше осветить помещение, я отсоединила несколько люмитов от пояса, активировав их. Они мгновенно взмыли вверх, объединившись в центре в небольшой круг. Мягкий дневной свет залил кирпичные стены. Услышав шорох, я обернулась и увидела у стены сидевшую на небольшом угловатом камне девушку. Она закрыла глаза руками, видимо для нее свет был слишком ярким.

— Извини, — я убавила яркость люмитов, прикоснувшись к браслету.

Девушка опустила руки и с любопытством посмотрела на меня. Похоже она была здесь такой же пленницей, как и я, — к ее ногам были прикованы цепи. Плотная накидка на плечах и на голове скрывала лицо, я не заметила никаких особенностей. Чистый представитель человеческой расы, таких сейчас редко встретишь.

— Что это за место? - осторожно спросила я. Легкое эхо унесло мои слова вверх.

Девушка заинтересованно наклонила голову набок, но ничего не ответила.

— Давно ты здесь? Знаешь, как называется эта планета? Я могла бы вытащить нас отсюда. Из какого ты клана?

Моя соседка не сказала ни слова. Я не могла понять в чем причина: она просто не хотела отвечать или не понимала универсальный межпланетный язык? Наверное, она принадлежала к какому-то малому клану, где был иной метод общения. Хотя это казалось мне совсем уж маловероятным. Сейчас здорово помог бы анализатор.

Недолго думая, я отошла к стене, приблизила к себе люмиты, чтобы лучше осветить место, и сняла свой широкий несессерский пояс. Затем из разных отделений вытащила термоткань, ключ-трансформер и цифровой окуляр. Я сняла шлем и положила его на ткань, расстеленную на полу, чтобы защитить микросхемы от влаги. С помощью ключа отсоединила прозрачный экран, а затем вскрыла основной блок.

Все это время молчаливая девушка с интересом наблюдала за мной и даже подошла ближе. Я подумала, что стоит попытаться разговорить ее еще раз, надеясь, что она все-таки понимает меня.

— Это устройство, с помощью которого я путешествую, — начала объяснять я. — Ты, наверное, уже догадалась, что я из клана лурвинов? По хвосту сразу все видно, и не скроешь.

Девушка посмотрела на мой гибкий хвост с львиной кисточкой на конце, чему я внутренне очень обрадовалась, ведь это означало, что она понимает меня. Люди по-разному реагируют на изоляцию. Кто знает, может долгое нахождение в этой башне, лишило пленницу навыков общения. Судя по поведению, она давно не видела здесь других живых существ. Я продолжила говорить, периодически комментируя свои действия.

— Путешествую уже 10 лет. Это намного интереснее, чем зависать в мегаполисах, да и платят больше. Изучаешь разные незнакомые места, знакомишься с интересными людьми. Иногда бывают опасные приключения, как это, например. Но мы, путешественники, народ закаленный, так просто не сдаемся! Самое главное сейчас - починить шлем. Тогда можно будет отсюда подключится к Потоку и переместиться. Могу и тебя вытащить, если хочешь. Но только надо будет избавится от этого, — я указала рукой на оковы, — с ними будет сложнее.

Девушка посмотрела на свои ноги, но с таким видом, будто не видит в этом ничего странного, как будто цепи — это элемент украшения. Я взяла ключ-трансформер и попыталась приблизиться, но пленница тут же отступила на несколько шагов назад. На этом мои попытки помочь закончились.

Почти полностью разобрав свое оборудование, я пришла к выводу, что в навигаторе сбоев нет, анализатор тоже в норме, и с питанием все в порядке. То есть получалось, что шлем исправен, но почему-то не работает так как надо. Со слабой надеждой я снова собрала все в единое целое и активировала программу. Защитное поле по-прежнему блокировалось помехами. Возможно, надо было просто сменить локацию. Запросила данные.

— Наименование планеты: неизвестно, координаты местонахождения: неизвестно, наличие форм жизни: неизвестно.

— Да что б тебя! — я с раздражением отключила анализатор и откинула экран на лоб.

Мои наручные часы показывали, что прошло уже пять часов с момента приземления. Надо было восстановить силы. Достав из несессера пару питательных капсул, я запила их концентратом воды из фляги.

— Будешь? — предложила я своей соседке, но она, с сомнением посмотрев на странный сосуд, отрицательно покачала головой, а затем вернулась к своему камню и села на него, подтянув ноги.

“Никаких когтей и шерсти”, — заметила я, увидев ее голые ступни, выглянувшие из-под полов длинной накидки. Надо обязательно задать вопрос в общем чате, как только появится связь, видел ли кто-нибудь что-то подобное. Блин, без шлема, как без рук. Надо будет продумать аварийный вариант на такие случаи, когда вернусь обратно.

Меня расстроило то, что не удалось исправить поломку. Причина может быть и во внешней среде. Надеюсь, это временно. Я надела обратно на себя все оборудование, чтобы на всякий случай быть наготове, приглушила с помощью браслета свет люмитов, установила время пробуждения через два часа и улеглась на термоткань. Почему-то, закрыв глаза, я подумала, что не выдержала бы взаперти и месяца, но тут же пресекла эти мысли. Еще не все потеряно, надо просто отдохнуть.

Проснулась я от легких толчков в плечо. Моя соседка неуверенно тыкала в меня пальцем, будто проверяя, жива я или нет. Увидев, что я проснулась, она указала рукой на противоположную стену. Я поднялась с пола, разминая затекшую руку. От увиденного мне захотелось протереть глаза - настолько красивым было зрелище. Из окон сверху на стену падали, набравшие силу, солнечные лучи. Это нельзя было назвать ярким солнечным днем, но до полноценного утра вполне дотягивало. Такого количества света вполне хватило, чтобы активировать, как я поняла, встроенные в стенах башни солнечные батареи. На стене постепенно вырисовывались голубые световые блоки, передавая свою энергию дальше по кругу. Вскоре такими блоками оказались покрыты все внутренние стены башни: от верха до самого низа.

Пленница башни подошла к стене и коснулась одного из блоков. Видимо это активировало какую-то программу — в воздухе высветилась небольшая проекция смутно знакомого растения.

— Клевер! — с улыбкой вспомнила я. Что-то еще осталось в моей памяти из курсов по биологии.

Было видно, что для моей соседки это зрелище было не ново. Она уверенно касалась одного блока за другим, и вслед за клевером появлялись и исчезали другие проекции: папоротник, береза, какие-то колоски.

Я попробовала так же коснуться одного из ближайших блоков, но в ответ он отреагировал красным отблеском, блокируя доступ. Интересно. Я посмотрела на свою спутницу. Значит доступ есть только у нее. Понятно, почему ее здесь держат.

Вся эта система из блоков с солнечными батареями вызвала у меня ассоциации с системой хранения архивных данных по геному растений на Марсе. Там до определенного времени в каждой ячейке хранились семена от разных растений. Куда же меня занесло? Мой будильник в браслете завибрировал — вот и два часа прошло.

Постепенно лучи солнца, сменив направление, уползли вверх, снова оставив стены башни в полумраке. Солнечные блоки последовательно погасли, перейдя в режим энергосбережения.

Моя молчаливая соседка настолько увлеклась процессом, что накидка с головы сползла на плечи, и я увидела ее чистое без генетических отклонений лицо и белые, как снег волосы.

— Кто же ты на самом деле? — удивленно спросила я.

В ответ она указала рукой на окна башни. Подняв голову, я подумала, что возможно эти окна не так прочно заперты, как кажется.

— Думаешь, есть шанс выбраться?

Она молча смотрела на меня. Такой взгляд, простой и бессмысленный, по которому невозможно считать какую-либо другую эмоцию, кроме интереса и любопытства. Наверное, я тоже так выгляжу, когда со мной пытаются говорить на другом языке.

— Но как же ты?

Пленница вернулась в свой угол и села на камень, тем самым молча показывая, что не собирается уходить. Меня это немного озадачило, но спорить я не стала. Планета неизвестная и нормы поведения в ней тоже могут быть другие.

Я свернула термоткань и вложила ее обратно в пояс. После этого, активировав крылья, не спеша поднялась наверх. Дернув несколько раз решетку, я поняла, что здесь вряд ли что получится, зато другое окно оказалось более податливым. От времени камень стал менее прочным, и решетка с небольшим усилием высвободилась из его плена.

Сев на корточки на подоконник, я заметила, что по стене башни вылеплены вьющиеся растения и цветы. На ум пришла вторая башня, которую я видела ранее, с фигурами животных. Это навело меня на мысль о существовании такого же архива, только с геномом животных. Интересно, там тоже была...хранительница? Конечно, это все были мои предположения. Анализатор предоставил бы более точные данные, но теперь становилось понятно, почему он здесь не работает.

Я посмотрела вниз внутрь башни. Молчаливая девушка без особых эмоций помахала мне рукой, прощаясь. Я ответила тем же.

Башня была высокой, без шлема оказалось сложно рассчитать траекторию, оставалось надеяться, что крылья и хвост не подведут. Набрав в грудь воздуха, я спрыгнула вниз. Мое боковое зрение на секунду засекло какое-то движение, а затем мощный удар заставил меня описать кувырок в воздухе, после которого я успела увидеть лишь край башни, а затем внезапно надвинувшуюся тьму.

 

Я шла по пустыне, ныряя ботинками в песок, и думала, что может быть хуже? Перед глазами у меня беспомощно мерцала надпись “нет сигнала”, но я не могла поднять экран шлема, руки были связаны за спиной. Мое правое механическое крыло было сломано и безобразно болталось на плече, не в силах укомплектоваться. Шлем защитил мою голову от удара, но шея все равно ныла. Меня тянула веревка, привязанная к едущей впереди меня повозке, на которой сидела молчаливая девушка из башни. Я заметила, что на ней по-прежнему были цепи, а лицо и волосы тщательно закрыты. Но, несмотря на это, у меня создалось впечатление, что она вовсе не пленница. В отличие от меня, ее руки были свободны. Она не пугалась гоблинов, скорее наоборот они обращались с ней с осторожностью.

Летуны усердно волокли оглобли, напрягая сильные, покрытые мышцами, спины. По глубокой ссадине на лопатке у одного из них, мне сразу стало ясно, кто подрезал в меня в полете.

Чем дольше мы шли и дальше уходили от города, тем слабее становилась моя надежда на выживание. Меня совсем не радовала перспектива умереть в неизвестной пустыне на неизвестной планете. Солнце на горизонте, видимо отработав свой скромный максимум, медленно ползло к закату. Это еще больше наводило меня на грустные мысли.

Наконец, мы остановились. Мои ноги болели от усталости, было не просто идти так долго по песку. Увидев, как один из гоблинов подходит ко мне с ножом, я почувствовала, как мое сердце ушло в пятки.

— Нет! Пожалуйста, не убивайте! — Я метнулась в сторону, но на привязи далеко не уйдешь.

Летун подловил меня за крыло и рубанул ножом по веревке, затем освободил мои руки, и подтолкнул вперед, принуждая идти дальше. Впереди расстилалась безграничная пустыня. Я обернулась, встретив недружелюбные взгляды гоблинов.

— Может мы все-таки поговорим и обсудим все мирно? — мой жалостливый взгляд упал на хранительницу башни.

В ответ она подняла руку, указывая идти вперед. Мне было сложно понять, пытается ли она помочь мне или наоборот хочет избавиться от непрошенной гостьи. Ну что ж, вперед так вперед. Меня, с одной стороны, наполняла радость, что они оставили меня в живых, а, с другой стороны, я с опаской смотрела на песчаные дюны, ведь у меня не было никакой информации. Что там дальше? Очередное чудовище, обрыв, ловушка? Или только пустыня, в которой я, в конечном итоге, умру от жажды или голода.... Внезапно экран на шлеме замельтешил данными. Связь восстановилась! За пару секунд повыскакивали накопившиеся сообщения из общего чата. Параллельно анализатор вовсю делал свою работу. Данные пробегали так быстро, что я едва успевала их прочесть: “координаты 10:20:784:5648...”, “состав атмосферы...”, “обнаружено наличие следующих форм жизни..”

Некоторые названия были мне незнакомы. Все происходило очень быстро. Я попыталась взять управление под контроль, но шлем не слушал мои команды, он будто взбесился, делая расчеты с невероятной скоростью! От обилия информации мой мозг вылавливал только некоторые куски: “архивация генома в две тысячи...году”, “геном растений - базовый, геном животных - базовый, геном человека - чистый, базовый”.

— Что?? Стоп-стоп! Чистый геном? Разве это возможно?

Нет, это было невозможно. Ведь мировая пандемия 21-го века скосила большую часть населения, а оставшиеся выжили, но с измененными, адаптированными под новые условия генами. Последующие поколения перенесли на себе бум генетических отклонений. Чтобы выжить, человечество покинуло свою планету и сформировало колонии на Марсе, но это лишь усугубило ситуацию, порождая новые виды человекоподобных созданий.

Я обернулась и впервые увидела новое выражение лица у хранительницы. Оно было сосредоточенным, будто это она управляла моим шлемом. Возможно ли это?

“Пункт назначения — Марс, поселение лурвинов“.

— Что?! Нет!

Шлем активировал маршрут на перемещение в Потоке. Я была не уверена, что это сработает. Раньше я никогда не использовала гиперпрыжок для межпланетных перемещений. Пространство позволяло это сделать, но, будь у меня все под контролем, я не стала бы этого делать. Но не будем думать о плохом.... Надо взять себе на заметку закрыть доступ на удаленное управление шлемом. Да тут много чего надо будет внести в отчет! Сколько же новой информации, сколько уникальных записанных анализатором данных!

Как только я об этом подумала, на экране высветилась надпись: “Удаление данных, очистка истории последнего перемещения. Удалено”.

— Нет!

Навигатор завершил настройки перемещения и повторно высветил данные:

“Пункт назначения — Марс, поселение лурвинов“.

“ Пункт отправления - Планета Земля. База 4584753”.

Последняя надпись настолько сбила меня с толку, что я замерла, пытаясь осознать это....

Удар был жестким. Я подняла голову. Звон в ушах на несколько секунд выбил меня из реальности. С трудом перевернув свое одеревеневшее тело, я села. Теперь буду знать, каковы ощущения после межпланетного гиперпрыжка. Анализатор выдал первичные данные, но и без него мне уже было ясно, что меня окружали окрестности родного Марса. Я посмотрела на далекий диск Земли в небе и улыбнулась. Во мне теплилась надежда, что гуманоидная раса будет спасена от вымирания. “Будет новое время, будет новый мир, будет новый рассвет!” — подумала я. И не важно, что никто не поверит в мою историю.