Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Каждый мнит себя богом

- Борис Егорыч, нафига тебе эта курица сдалась? Полно вокруг красивых девок с извилинами, а ты с этой дурой жопастой все возишься, - фамильярно, от принятых внутрь не считанных грамм коньяка, допытывался борзый красавчик в черном костюме с выпадающей из кармана гарнитурой от рации.

Борис Егорыч зыркнув недобрым глазом на враз протрезвевшего бодигарда, встал из-за игрового стола и двинулся в сторону выхода. Красавчик плёлся чуть позади, сильно надеясь на какую-нибудь оказию, позволившую бы ему избежать унизительного разноса. Оказия не задержалась.

Наперерез им, рассекая зал казино крутыми бёдрами, плыла Снежана, та самая курица, будь она неладна.

- Боренька, - голосила девица через весь зал, призывно размахивая крепенькими ручками с хищным фиолетовым маникюром - у твоей лапуси закончились фишечки, - надувая и без того пухлые губы, суетилась лицом курица.

Боренька остановил свой карательный путь и дождавшись Снежану, по паспорту Марину Китовну Шахманову из города Туапсе, по-хозяйски прихватил её за выдающуюся кормовую часть, ничуть не смущаясь равнодушной казиношной публики. Снежана закурлыкала, изображая удовольствие и для вящей убедительности даже глаза закатила.

- Кирилл, принеси для Снежаны фишек тыщ на пятьдесят и пусть запишут на мой счёт, - повернувшись к телохранителю, скомандовал шеф и подхватив своё габаритное сокровище, увлек в сторону зала с рулеткой.

Не слышно ступая по дорогому ковровому покрытию, Кирилл злился на шефа за еще более унизительное наказание, чем несостоявшийся выговор. Необходимость обслуживания безмозглой курицы Снежаны выводила Кирилла из себя.

Забрав в кассе тяжеленький картридж с фишками и обойдя все залы, Кирилл обнаружил шефа у бара в компании незнакомого ему очкастого умника, Снежаны и еще какой-то девицы изящного вида. Шеф уже успел заказать всем выпивку и продегустировать свой стакан почти до дна.

- О, Кирюша нам фишечки принёс, - первой заметила подходившего Кирилла Снежана и наигранно захлопала в ладоши, - а мы с Алиской уже заждались тебя.

Кирилла передернуло от «Кирюши». Поставив на стол принесённый картридж, он вытянулся перед шефом по струнке, демонстрируя показную готовность к исполнению следующего поручения. Вся построенная им композиция говорила об оскорбленном достоинстве.

- Девочки, идите поиграйте, - жестом императора отпустил шеф теперь уже двух куриц, тут же соскочивших с высоких барных стульев и азартно припустивших в игровой зал.

Кириллу же шеф взглядом показал на освободившийся рядом стул, посчитав вопрос восстановления субординации закрытым.

- Это Лев, пиэйчди по генной инженерии. Говорит, недавно вернулся из штатов, защитив там какую-то сильно умную диссертацию, - не заморачиваясь на светский этикет и с интересом разглядывая умника, поделился шеф с Кириллом.

- А почему вернулся? - неподдельно изумился Кирилл.

- Слишком много ограничений. Слишком много правил. Слишком многих надо убеждать и слишком долго ждать разрешений, - не без раздражения перечислял Лев причины своего отъезда.

- А в подпольной лаборатории работать, все равно, что в рабство добровольно идти. Этот путь не для меня, - поправив дорогие очки, ладно сидевшие на носу и глотнув из своего стакана, добавил Лев.

- А какой путь для тебя? - не удержался Кирилл от ехидного вопроса.

- Найти спонсора тут, дома и создать свою лабораторию, - нимало не смущаясь произведённым эффектом сообщил очкарик, допивая свой виски.

Борис Егорыч вцепился в барную стойку, чтоб не свалиться со стула от смеха. От такой детской непосредственности и наивности ученого человека он совсем размяк. Отсмеиваясь и утирая слёзы кулаком, он исподтишка приглядывался к забавному очкарику.

- И многих спонсоров ты уже успел порадовать своими планами? – всё еще веселясь, спросил Борис Егорыч.

- На самом деле вы первый. Алиса сказала, что ее землячка может познакомить меня со своим состоятельным папиком, надо только правильно выбрать момент, когда папик будет в хорошем настроении. Вроде, мы удачное время подобрали? – всё так же спокойно глядя в глаза начинающему звереть Борису Егорычу, доверительно сообщил Лев и попросил бармена обновить ему напиток.

Не докипев до критической отметки, как того опасался Кирилл, шеф вдруг передумал злиться и даже опять вернулся в хорошее расположение духа. Отобрав у бармена початый пузырь виски, он пошел в дальний угол, на кожаный диван, отгороженный ширмой для вип-гостей, ни разу не сомневаясь, что и Лев, и само собой Кирилл, тут же последуют за ним. Аура состоятельности и из плешивого недомерка делает альфа-самца.

- Ну, давай рассказывай свою потрясающую бизнес идею, на которой я могу озолотиться, - предвкушая новый повод для смеха, заявил Борис Егорыч, разливая по двум стаканам напиток из бутылки и игнорируя пустую посуду Кирилла.

- Презентацию я делать сейчас не буду, это не подходящее место и время. Могу только сказать, что я работал в лаборатории Техасского университета над проблемой бессмертия. И если вам всё-таки будет интересно это обсудить, я готов поделиться информацией. В разумных пределах, конечно. А сейчас, я прошу прощения, но мне пора, еще одна встреча на сегодня запланирована.

И не дожидаясь ответа от опешившего Бориса Егорыча, очкарик поднялся с дивана, оставив на столике щедрые чаевые маячившему неподалеку официанту и двинулся в сторону выхода. Кирилл вскочил, собираясь перегородить дорогу нахалу, посмевшему без разрешения шефа покинуть своё место, но под задумчивым взглядом начальства сел обратно и преданно уставился на того, в ожидании указаний.

- Приведи-ка мне эту Алису, - нехорошо щурясь выдавил шеф и откинулся на мягкую мебельную спинку.

Кирилл сорвался с дивана, ринувшись выполнять поручение. Не прошло и пяти минут, как он приволок упирающуюся девицу, за которой сердито вышагивала Снежана, потрясая величественной грудью.

- Борюсик, что себе позволяет этот хам? Какого чёрта он мне не отвечает и что ему надо от Алисочки? – зачастила Снежана, плюхнувшись на диван и заставив тот жалостливо пискнуть.

Не получив ответа, она опасливо замолчала и стала озираться в поисках предполагаемого источника неприятностей.

- Боренька, что-то случилось? – не обнаружив ничего необычного, осмелилась подать голос курица.

- Возьми и иди в зал, мне надо с твоей подружкой поговорить, - подвигая к Снежане свои фишки, безапелляционно потребовал Боренька.

Тревожно оглядываясь на скукожившуюся в углу дивана подружку, Снежана посеменила в зал, провожаемая злорадным взглядом Кирилла.

- Тебя ведь Алиса зовут? – вальяжно раскинувшись на диване, начал Боренька, - расскажи-ка мне Алиса кто такой этот Лев и откуда ты его знаешь?

Алиса, поняв, что предметом агрессивного интереса является не она сама, оживилась и даже поправила декольте, чтоб лучше обозначить грудь. Однако, не увидев в глазах мужчин интереса, скуксилась и нервно затеребила браслет на руке.

- Да мы всего несколько дней назад познакомились, - начала она оправдываться, - на вечеринке. Он сказал, что недавно из штатов вернулся. В ресторан приглашал. Спрашивал, чем живу и какие знакомые есть. Я ему про Снежану рассказала, он попросил познакомить. Вот и всё.

- И он комиссионные заплатить обещал, если выгорит дело, - потупившись, закончила Алиса.

Мужчины переглянулись. Неуловимым движением Кирилл выхватил у Алисы из рук сумочку. Та даже пискнуть не успела, только испуганно смотрела, как все её барахло оказалось высыпанным на стол. Поковыряв для приличия рассыпанное добро и найдя смартфон, Кирилл одним взглядом заставил Алису разблокировать экран. А потом за пару минут скачал всю ее информацию на один из своих гаджетов.

Бросив девушке на коленки уже ненужный смартфон, Кирилл с Борис Егорычем поднялись с дивана и двинулись в сторону выхода. С полдороги Кирилл вернулся и небрежным жестом кинул на стол перед Алисой пятисотенную купюру евро.

- Шеф велел передать тебе свои извинения за нанесенную моральную травму, - и развернувшись, уверенным шагом пошел прочь, чувствуя между лопаток ненавидящий взгляд.

Уже сидя в машине Кирилл залез в свой гаджет, куда закачал информацию и принялся ее изучать. С контактом «Лёвик» было всего пару дней ничего не значащей переписки, заканчивающейся сегодняшним днем на договоренности встретиться у казино.

Пока ехали, Кирилл сбросил номер телефона Лёвика и его фотографию с аватарки своему бывшему сослуживцу, который до сих пор пахал в органах, со скрипом поднимаясь по карьерной лестнице. И сделал приписку, что ему нужна вся информация по этому кадру. В ответ пришло уведомление, что задание принято, к утру будет результат.

Утро принесло подтверждение, что такой гражданин России действительно две недели назад вернулся домой из штатов, где прожил восемь лет. Сначала учился, а потом работал в Чикагском университете. Живет в квартире, доставшейся ему в наследство от бабушки. Квартира в генеральском доме. Мальчик из хорошей семьи, не женат, и прочий семейный анамнез. С этой справкой Кирилл и заявился к шефу.

Шеф был несвеж, помят и уныл. Он не спал всю ночь, маясь размышлениями. Никак не мог решить, разводят ли его на деньги или всё-таки он дождался своего приза. Информация от Кирилла была куда, как кстати. Он перестал сомневаться.

- Давай, звони этому мышу ученому, зови его в офис и пусть тащит свою презентацию, - резюмировал шеф, выслушав Кирилла.

****

Лев подъехал к офису на спортивной БМВ прошлого года выпуска, о чем шефу сразу же доложили охранники, проводив мажора завистливыми взглядами.

Презентация у Льва была рассчитана на два уровня развития. Для папика и специалистов, к которым папик побежит консультироваться.

Борис Егорыч посмотрел обе версии. По мере просмотра, лез в интернет и сверял информацию. Специалистам он не доверял и всегда рассчитывал исключительно на собственный интеллект и интуицию, считая, что они его никогда не подводили.

Единственное, что его удивило, так это цена колонии подопытных животных. Борис Егорыч никак не ожидал, что пятьдесят штук мелких грызунов могут стоить, как элитная квартира. Впрочем, аналога этим животным не было, а потому, искать дешевле и торговаться не имело смысла.

- Сделаем так, - подытожил Борис Егорыч, досмотрев все материалы, - ты с этим никуда больше не обращаешься - я вхожу в проект деньгами. Но это должно быть абсолютно конфиденциально. Никакой огласки.

- Ну, на счет огласки не надо переживать. Это и моё желание. Я сам заинтересован держать всё в тайне, - заверил очкарик попавшего на крючок папика.

Следующий раз встретиться договорились через пару дней, здесь же, в офисе.

****

В условленное время, встретившись с ученым Львом, Борис Егорыч был собран, деловит и подкован. Он уже собрал максимум информации про методики корректировки генома человека и видел себе практическое применение. Дело осталось за малым - не ставя доцента, как он окрестил Льва, в известность о своих планах, заключить с ним соглашение. Ну, а там он найдет способ продавить свой интерес и сделать доцента сговорчивым. Не нашлось еще таких умников, к которым бы он не подобрал свой рычаг воздействия.

- Доцент, сейчас мы с тобой поедем в мою загородную резиденцию, и ты посмотришь, подходит ли она под лабораторию, - передав толстую стопку документов Льву на подпись и отметив для себя, что тот подписывать бумаги не стал, а спрятал их в портфель, шеф вышел из кабинета и направился в гараж.

- Значит так, доцент, легенда у нас такая. Для всех, кто будет допущен к лаборатории и резиденции вообще, ты – химик, который делает для меня новый синтетический наркотик. Типа, я открываю новый бизнес. Это самая правдоподобная версия, которая не вызовет подозрений среди моих людей и сделает их молчаливыми, - рассуждал шеф, сидя на заднем сидении своего лимузина и не глядя на рядом сидящего Льва.

О том, что Льву может не понравиться обращение «доцент», он даже не думал. Он уже считал Льва своей собственностью. По крайней мере размер гонорара, который он щедро прописал в контракте, позволял ему так думать.

Резиденция оказалась не близко. За три часа пути шеф успел всхрапнуть и перекусить. И еще она оказалась огромной. Десять гектаров парковой земли и в центре особняк размером с царский дворец. Поистине, у карликового царька завсегда имперские амбиции.

Походив по особняку и исследовав цокольный этаж почти на тысячу запущенных квадратных метров, Лев помещение одобрил. Его переоборудование в лабораторию не должно занять много времени и буквально через пару месяцев можно будет уже устанавливать террариум и завозить животных.

- Доцент, а зачем тебе столько грызунов, может обойдемся меньшим количеством? – уже на обратной дороге допытывался вездесущий Кирилл, не сведущий в вопросах организации жизни голых землекопов.

- Меньшим числом переселенная колония не выживет, - не вдаваясь в подробности, ответил Лев и сам задал встречный вопрос Борису Егорычу.

- Вы уже придумали, как ввести животных в страну? С покупкой животных у сомалийских контрабандистов я смогу договориться, а вот завести их в Россию у меня не получится. Я бы рекомендовал нанять чартерный самолет.

Кирилл только крякнул, представив стоимость такой доставки. Но шеф уже закусил удила и вопрос денег стал второстепенным.

- Когда приступаем к переоборудованию дома под лабораторию? – уточнил Лев уже на подъезде к городу.

- Вот бумаги подпишешь и начнем, - не задумываясь ни на минуту ответил Борис Егорыч, поставив в разговоре точку.

На следующий день Борис Егорыч озадаченно читал правки в контракте, которые прислал ему доцент. Тот оказался не лох от науки, а гений бизнеса. Условия, которые требовал себе Лев, были конечно разумны и справедливы, но очень не нравились шефу и больно били по бюджету. Подписывая контракт в новой редакции, Борис Егорыч злился и обещал себе, что очкарик еще пожалеет о том, как прогнул его.

Через два месяца всё было готово и Лев торопил шефа с доставкой животных. Сомалийские контрабандисты давно приготовили всю партию грызунов и переживали за их сохранность.

Как изворачивался шеф, организовывая ввоз живого груза, и сколько он заплатил таможенникам, чтобы они закрыли глаза на выгружаемую с борта частного самолета кубовую емкость, знал только Кирилл и сам Борис Егорыч.

Зверьки неплохо перенесли дорогу - выжили все особи, контрабандисты свое дело знали. Вот только пока было не понятно, как скоро королева отойдет от стресса и опять станет плодоносной. А пока, Лев настраивал оборудование и обживал выделенные ему комнаты в доме под присмотром Кирилла.

- Лёвик, - панибратски обращался к очкарику Кирилл, разглядывая грызунов через стекло террариума - будь человеком, расскажи, нафига тебе эти уроды?

Лев был в хорошем настроении, к тому же располагал временем и потому решил поделиться с доверенным лицом шефа, стоящим у него над душой и вообще контролирующим все его действия, малой толикой знаний.

- Голые землекопы уникальные млекопитающие. Начать с того, что они чуть ли не современники динозавров. Обитают под землей большими крепкими семьями до двухсот особей. Веганы. Враг у них один – змеи. С ними воюет каста солдат. Обрушая позади себя норы и перекрывая себе ходы к отступлению, они бьются с врагом насмерть. Еще есть каста рабочих и нянек, но это второсортица. А заправляет всем глава семьи. Строгая иерархия, не забалуешь. За её счет и выжили, - с уважением глядя на суетящихся грызунов, начал Лев.

Кирилл, неожиданно для себя, тоже зауважал этих отважных страшилищ.

- Живут эти, как ты говоришь уроды, в двадцать раз дольше такого же размера грызунов. В среднем до тридцати лет дотягивают, тогда, как мышам отпущено всего полтора года. И процесс старения у землекопов почти не заметен. То есть, фактически, все члены семьи одного биологического возраста. Ну может, чуть разного размера и только.

У Кирилла от удивления вытянулось лицо и зачесался нос.

- А теперь представь себе людей, живущих до 1200 лет, и все эти годы они физически здоровы. Никаких пенсионеров, никаких инвалидов. Все одинаково резвые.

Кирилл наконец смог вклиниться в монолог со своим вопросом, удивив уже самого Льва.

- Это что получается, библейский Мафусаил и вправду мог прожить девятьсот шестьдесят девять лет?

- Хм, не знал, что ты религиозен. Удивил, - озадаченно поправил очки Лев и принялся объяснять дальше.

- В теории и мы сможем жить не меньше Мафусаила, надо только понять, какой набор генов скопировать у этих землекопов и как его без побочных эффектов подсадить в ДНК человека. И тут ключевая задача именно в том, чтоб закрепить выбранную мутацию, избежав побочных. Увеличение срока жизни – само по себе мутация и важно не получить в подарок к желанному бессмертию еще и какую-нибудь дрянь в виде отсутствия ушей или многоплодности. Королева землекопов может за один раз родить до двадцати восьми детенышей.

- А еще что интересного у этих уродов есть? – возбужденный новыми знаниями, спрашивал Кирилл.

- Еще, они не чувствуют боли, могут до получаса обходиться без кислорода, их кожа не чувствительна к химическим ожогам, они не болеют раком и уже через месяц после рождения могут работать наравне со взрослыми. И, как я уже говорил, во всем подчиняются своей королеве.

- Да это ж … - пораженный своим открытием выдохнул Кирилл и уставился выпученными глазами на доцента, - это, что получается?

Выскочив стремглав во двор и убедившись, что рядом никого нет, Кирилл набрал шефу в Телеграмм.

- Шеф, а чё правда, что ли, мы будем армию мутантов в подвале выращивать? – не здороваясь и не задумываясь о последствиях, рубанул в трубку Кирилл, на полном серьезе ожидая ответа.

Чтоб не оглохнуть, ему пришлось отодвинуть трубку от уха. Давно шеф так не орал. Выдохнувшись, шеф велел возвращаться Кириллу в город, строго настрого наказав никому не подходить близко к лаборатории, а очкарика обходить за двадцать метров.

Но просто так вернуться обратно, не расспросив с пристрастием доцента, Кириллу не позволяли природное любопытство и ухватистость.

- Доцент, так что там с бессмертием? – вернувшись обратно в лабораторию, продолжил допрос Кирилл, - в двух словах набросай, а то мне ехать надо.

- Про хромосомы, ДНК и гены слышал что-нибудь? – вопросом на вопрос ответил Лев и получив не очень уверенный кивок в ответ, продолжил максимально простым языком.

- Так вот, в каждой клетке любого животного и растения есть ядро, заполненное хромосомами. Каждая хромосома – это перекрученная спираль ДНК, свернутая в букву Х и иногда в Y. А, чтобы спирали не раскручивались сами по себе, у них на каждом конце есть шляпка. Теломер называется. И почти у всех человеческих клеток, да и не только человеческих, эти шляпки-теломеры со временем изнашиваются, а у землекопов нет, - закончил Лев свою лекцию и повернулся спиной к озадаченной аудитории.

- И что? Ты хочешь забрать шляпку с хромосомы этого урода и присобачить её на человеческую, так что ли? – гордый своей сообразительностью спросил Кирилл, собираясь уходить.

Льву было проще согласиться, чем пытаться что-то объяснить бравому охраннику шефа, и он неопределенно кивнул ему, уже погрузившись в работу.

Кирилл же, всю трёхчасовую дорогу до города продолжал гордиться своей догадливостью. И только уже на парковке у дома шефа вспомнил, что ему было велено забрать чертову курицу Снежану от подружки и привезти к шефу в опочивальню.

Чертыхнувшись, Кирилл развернулся и поехал выполнять задание.

Забирать курицу пришлось в другой части города и потому, простояв два часа в пробках, Кирилл был зол. Причем, злился он на Снежану, а вовсе не на свою забывчивость. Снежана же была в прекрасном настроении. От нее пахло хорошим коньяком, что злило Кирилла еще больше.

- Пока ты там с подружками бухаешь, шеф себе найдет по моложе, да поумнее. Чего делать тогда будешь? – не удержался Кирилл от злобной шпильки, и не угадал.

- Тебя соблазнять, красавчик, что же еще! – низким, чуть с хрипотцой, голосом заурчала Снежана почти в самое ухо Кириллу, незаметно придвинувшись вплотную к спинке водительского сидения.

От неожиданности Кирилл чуть не вылетел с дороги, заскочив колесом на бордюр. С трудом выровняв машину, он злобно глянул в зеркало заднего вида и встретился взглядом с довольной произведенным эффектом Снежаной. Та развалилась на заднем сиденье, как ни в чем не бывало и продолжала улыбаться, глядя Кириллу в глаза. Дальше ехали молча. В зеркало Кирилл больше не смотрел.

Выгрузив Снежану у центрального входа в дом и отогнав машину в гараж, Кирилл пошел размять ноги в ожидании, когда шеф позовёт его с докладом об обстановке в усадьбе.

Двадцать минут спустя Борис Егорыч уже сидел в кресле с сигарой и довольной миной, милостиво снося воркования Снежаны, снующей вокруг него в кружевном халате.

Кирилл привычно отворачивался от зрелища, брезгливо щурясь.

- Ты там не сильно выступил, надеюсь? Зрителей не собрал? – вспомнив, зачем вызвал Кирилла, насупился шеф.

- Нет шеф, никого не было близко. Я же только вам, - оправдывался Кирилл.

- А доценту ничего не ляпнул? – еще более суровея и глядя Кириллу в глаза, допытывался шеф.

- Нет, нет, шеф, отвечаю! Мы с ним только о бессмертии говорили и о том, как он хочет эликсир молодости сделать. Что-то там про хромосомы доцент бубнил, что хочет с крыс этих лысых какие-то шляпки людям приделать и люди тогда смогут быть вечно молодыми, - выложил впопыхах Кирилл, преданно глядя шефу в глазу.

- Боренька, это ты для меня делаешь, да? Хочешь, чтобы я не старела? – усаживаясь своему папику на коленки и заглядывая ему в глаза, лучилась счастьем курица.

Мужчины от неожиданности замолчали. Привычные к тому, что Снежане нет дела до их разговоров, они не обращали на нее внимания и вот пожалуйста, поплатились.

- Для тебя конечно, рыба моя. Только если ты кому-то расскажешь, придется делиться открытием и тогда вечно молодой и красивой будешь уже не ты одна, - нашелся Борис Егорыч и по глазам курицы понял, что теперь можно закапывать ее живьем, она никому не передаст услышанное.

- Всё, рыба моя, иди, нам надо поговорить. И дверь закрой за собой, - поддав под крепкий зад, Борис Егорыч выпроводил Снежану из кабинета и заговорил только после того, как за ней закрылась звуконепроницаемая дверь.

- Месяц дам очкарику форы. Пусть расслабится и думает, что так и будет заниматься своим бессмертием. А потом поставлю перед ним нашу задачу и пусть только попробует отказаться, будет рабом на галерах пахать без солнца и отпуска, - выслушав доклад Кирилла, закончил разговор шеф и разлил по двести грамм марочного за удачное начало предприятия.

Через месяц шеф пожаловал в усадьбу сам. В этот раз на вертолете прилетел со Снежаной и Кириллом в сопровождении. Снежана изнылась, уговаривая взять ее с собой и клялась, что ни мешать, ни лезть никуда не будет «вот те крест».

Оставив курицу у террариума с грызунами и закрывшись в герметичном блоке лаборатории, где у Льва стояли какие-то мудреные установки, трое мужчин приступили к решению важных для них задач.

- Доцент, ты ж у нас не юный романтик и понимаешь, что вопрос вечной молодости не единственный, что меня волнует? – не деликатничая, начал Борис Егорыч.

- Догадываюсь, - не стал строить из себя наивного Лев, - и что бы вам хотелось получить бонусом? Вы армию свою хотите создать, чтоб была послушна, не болела и не умирала? Так?

Кирилл побледнел, Борис Егорыч наоборот, налился вишневым цветом и посмотрел на своего помощника недобрым взглядом.

- Шеф, я ему ничего не говорил, честное слово, - залепетал Кирилл, пятясь от шефа.

Со стороны это выглядело весьма комично. Молодой крепкий мужчина испуганно отодвигался от толстопузого, тонконогого, несвежего возрастом коротышки.

- Кирилл мне и вправду ничего не говорил. Просто ваши пожелания не оригинальны. Уже с пару десятков лабораторий работает над этим вопросом. Нелегально, конечно. И есть наработки. Полагаю, довольно скоро я смогу вам уже что-то показать на модельных животных.

- Что за модельные животные? – Борис Егорыч, потерявший интерес к скорой расправе над Кириллом, весь обратился в слух.

- Обычно, это лабораторные мыши. На днях должны привезти первую партию.

- А почему нельзя сразу ставить опыты на людях? Это же ускорит процесс? – Борису Егорычу не были знакомы такие понятия, как этика.

- Теоретически, можно всё, но практически, человек очень неудобное модельное животное. У него долгий жизненный цикл, - попытался объяснить Лев, но шеф уже услышал то, что хотел.

- Значит, если можно сразу на людях, на них и будем работать, - удовлетворенно заключил Борис Егорыч и вдруг вспомнил, чего хотел добавить.

- Да, пока не забыл. Кирилл там что-то про многоплодность бубнил, что у землекопов и двадцать за раз может родиться. Так вот. Пусть будет побольше. Не надо убирать эту фичу.

- Из оборудования нужно еще чего? Ну и вообще? – уточнил шеф, стоя в дверях.

- Дополнительные компьютерные мощности не помешают и еще нужны донорские яйцеклетки фертильной женщины, - не чинясь, сообщил Лев и мысленно зажал кулачки, надеясь, что этот богатый идиот не станет задавать вопросов.

Мужчины одновременно посмотрели через стеклянную стену на пышнотелую девицу, с брезгливостью и обожанием разглядывающую уродцев в террариуме, от которых ей обещали вечную молодость и упругую грудь.

- Подойдет? – односложно спросил шеф.

- Возможно. Надо получить пробный образец, тогда будет ясно, - не стал отказываться Лев.

- Ну так не стой, займись делом, - хозяйски распорядился шеф, но тут же опомнился и остановил доцента, - погоди, я ей сам сначала объясню, а ты поддакивай.

- Снежана, рыба моя, я тут с доцентом договорился, что ты будешь у него первой моделью. Ты готова? – подходя к своей пассии и жамкая её за обтянутый платьем круп уточнил шеф.

- А это не больно? – согласная на всё, кокетливо уточнила курица, хлопая синтетическими ресницами.

Пришлось объяснять, что сначала надо пропить курс гормонов, чтоб созрело несколько яйцеклеток вместо одной, которые потом надо будет специальным зондом забирать под общим наркозом.

- Потом с этими яйцеклетками надо будет провести некоторые манипуляции и уже после этого, можно будет начинать процедуру омоложения, - не вдаваясь ни в какие детали, закончил Лев, спокойно глядя в глаза дурехе.

Лев не стал скромничать и назначил Снежане убойную дозу гормонов, рассчитывая собрать с дюжину яйцеклеток отменного качества.

Фертильность курицы превзошла все оптимистичные ожидания. Две недели спустя она рассталась с двумя десятками здоровых яйцеклеток. О том, что яйцеклеток созрело еще больше и зонд мог пропустить несколько готовых к оплодотворению, Лев упустил из вида. И конечно, он позабыл предупредить, что побочным эффектом такой неосмотрительности может стать неожиданная беременность.

Лев практически не вылезал из лаборатории. Исключение составляли редкие выезды в город для встреч с Алисой в приватной обстановке генеральской пыльной квартиры.

Алиса, два года назад окончившая аспирантуру МГУ по специальности «Методы и системы защиты информации, информационная безопасность» помогала Льву вовсе не с удовлетворением физиологических потребностей, как предполагал, следящий за каждым перемещением доцента, Кирилл.

****

Известие, что Снежана на третьем месяце беременности никак не повлияло на планы шефа и ничуть не смутило его, когда Лев предложил выбрать для первого эксперимента другую модель.

- Да ты просто представь, если она после твоей сыворотки родит уже подкорректированного солдата, - воодушевленно вещал старый дурак, уже примеривший на себя роль генерала армии бессмертных.

- А если получится урод, что будете делать? Утопите в ведре? Или мне на опыты отдадите? – с любопытством уточнил доцент, что-то прикидывая в уме.

- А ты постарайся, чтоб результат вышел нужным, а то у меня терпение-то не сильно резиновое, - придвинувшись вплотную, зашипел в лицо несвежим дыханием шеф, не оценив шутку.

-У меня уже почти готов результат. Надеюсь, через неделю сможем начать, - быстренько переобулся в покладистого сотрудника доцент и сделал вид, что страшно увлечен работой.

****

И шеф, и Снежана с трудом дождались сообщения от доцента, что всё готово, можно приезжать. Рванули в усадьбу сразу же, побросав все дела и предвкушая чудо.

Чудо оказалось невзрачным и выглядело обычным шприцем с пятью кубиками прозрачной, голубоватой жидкости. Снежана, капризно вывернув губы, разглядывала источник молодости и не найдя в нем ничего интересного, колебалась.

- Борис Егорыч, может всё-таки другую модель используем, - в очередной раз предложил Лев, за что был удостоен гневного женского взгляда и категорического требования начать омоложение немедленно.

Получив желаемое, Снежана величественно удалилась на кухню, подгоняемая отменным аппетитом и хорошим настроением. Шеф же остался со Львом и начал допытываться, какой эффект ожидается в результате эксперимента, а самое главное - когда он будет?

- Еще лет пять назад такое корректирование генома взрослого человека посчитали бы невозможным. Все лаборатории работали только с эмбрионами и корректировали их геном на самых малых сроках развития, - начал издалека свою лекцию доцент.

- У взрослых же особей в клетках достаточно механизмов для борьбы с мутациями, коими собственно и являются любые вмешательства в ДНК. Так вот, моя работа основана на подавлении механизма определения и выбраковки мутировавших клеток, - жестикулируя с размахом продолжал Лев.

- Я синтезировал вирус, который в течение двадцати суток поразит весь модельный организм и заменит несколько генов, отвечающих за социальное поведение, - увидев реакцию на слово вирус, Лев быстренько добавил - после замещения, вирус умрет, а измененная клетка останется жить.

- Когда мутировавшая клетка начнет делиться, измененная ДНК сохранится во всех дочерних клетках, а затем, перейдет по наследству следующему поколению модельного организма, - закончил Лев, поправив очки на вспотевшем носу.

- Что-то я не видел нигде информацию о подавлении механизма отбраковки мутировавших клеток, - с подозрением переспросил Борис Егорыч, прочитавший уйму всего за последние полгода, что позволило ему всё больше запутаться, чем разобраться.

- В этом и заключается суть моей работы. Мало просто определить ген на замену и провести эту самую замену. Нужно еще убедиться, что мутировавшая клетка будет жизнеспособна и не потеряет функцию воспроизводства - попытался отбить подозрения шефа Лев.

- Значит, первые изменения мы увидим уже через три недели? Ты это хотел сказать? – уточнил шеф с некоторой долей раздражения.

- Ну, вряд ли так скоро. Я думаю, должно пройти пару месяцев, прежде, чем мы заметим первый результат, - убавил оптимизма Лев и приготовился выслушать новую порцию упреков.

Борис Егорыч может и хотел поскандалить, однако ж устал и решил отложить это мероприятие на завтра.

- На эти три недели мы останемся тут, в усадьбе, чтоб если что… - многозначительно замолчал шеф, пристально глядя в глаза доценту.

Лев громко сглотнул под тяжелым взглядом будущего владыки империи бессмертных и кивнул с видом обреченного. Шефу такая реакция понравилась. Он вообще любил эффектно заканчивать разговор и считал себя в этом деле крупным специалистом.

Не задерживаясь более в лаборатории, он пошел в сторону кухни и громко лопочущей с набитым ртом Снежаны.

Лев проводил шефа да дверей и привалившись спиной к стене, в изнеможении сполз по ней, прикрыв лицо ладонями. Под ними пряталась никем не замеченная гримаса удовлетворения.

Ни через три недели, ни через год Борис Егорыч со Снежаной и Кириллом не уехали из усадьбы.

****

- Лев, а тебе не ёкалось, когда ты Маринке вкатил своей отравы? – полулежа на огромном диване с лэптопом на животе, спрашивала Алиса, поглядывая в монитор.

- А должно было? – недоуменно оторвался Лев от своей работы.

Компьютеры вместе со всем лабораторным оборудованием и террариумом с разросшейся колонией голых землекопов давно переехали на верхний этаж, освободив подземный уровень под хозяйские нужды, но Алиса тут была первый раз и все ей было в новинку.

- Ну, это как-то так странно выглядит со стороны, - уже не отрываясь от экрана лэптопа, комментировала увиденное Алиса.

- Да что там странного? Всё, как заказывал клиент. Никто не болеет, все слушаются верховную власть, популяция увеличивается, - заглядывая через плечо в монитор Алисы, перечислял Лев.

- И всё-таки это отвратительно, - брезгливо захлопнув лэптоп, припечатала Алиса, - они же просто в каких-то животных превратились.

- Не в каких-то, а в животных с удачно подкорректированным геномом. Ты смотришь на них с точки зрения обывателя, а надо смотреть научным взглядом. Не «фи, какая гадость», а «ничего себе, как интересно получилось», - поучал Лев.

- Мой вирус не только смог поразить все клетки взрослого модельного организма и закрепить в нем генетические изменения, но и передаться половым партнерам. О втором поколении я вообще молчу, - воодушевленно делился Лев.

- Если первую трех-плодную беременность можно списать на гормональную терапию, проведенную еще до эксперимента, то вторая беременность на шесть плодов туда уже не вписывается. Это уже явная корректировка, - удовлетворенно потирал затекшую шею Лев, - заметь, весь приплод жизнеспособен, хоть и выношен всего двадцать семь недель, вместо сорока.

- Это всё понятно, но что дальше-то с ними будет? Она же только родила недавно и опять беременна. И как ни посмотришь в монитор, у них там постоянный свальный грех. Разве животные продолжают совокупляться, когда самка уже беременна? – недоумевала Алиса.

- А вот это уже от человека у них осталось, животные в этом вопросе рациональней, - не нашел, чему тут удивляться Лев.

- Ты не ответил на мой вопрос про их будущее. Что дальше с ними будет? – не унималась Алиса.

- А что с ними может быть? Будут размножаться, пока фертильны. Места и ресурсов им хватает. Выходить без крайней необходимости из своего подвала они не хотят, им на свету и при повышенной концентрации кислорода не комфортно, тут хорошо поработал геном землекопов, - не оправдываясь, а перечисляя факты, продолжил Лев.

- Я вообще не ожидал такого яркого отклика на коррекцию. У меня была, конечно, надежда, что смогу затормозить отмирание мутировавших клеток, но на такой потрясающий успех не рассчитывал. Это, я тебе скажу, прорыв. С другой стороны, пока рано сильно радоваться. Всегда остается вероятность, что потомство окажется стерильным. Придется ждать, - задумчиво протянул Лев, возвращаясь к работе.

- Слушай, а у них интеллект сильно пострадал? – опять отвлекла Льва Алиса, вернувшись к просмотру видеозаписей с камер наблюдения.

- Пострадал конечно, но не так сильно, как можно было предположить. А почему ты спросила? – повернулся к Алисе Лев.

- Ну потому, что на Маринке активно женится Кирилл и еще два охранника по очереди, а Борюсик в углу сидит, на них пялится, слюной истекая, и сам себя исподтишка теребенькает.

- Ну, так Борюсик для этого дела уже не годен. У землекопов строгая иерархия: до тела королевы допускаются только фертильные самцы, остальные выполняют роль нянек и кормильцев. Королева по запаху определяет, кто ей завтрак в постель носит, а с кем она размножается, - не без иронии сообщил Лев, вспоминая, как до эксперимента шеф пользовал свою курицу и гонял подчиненных.

- Борюсик, как зачарованный, - сделала вывод Алиса, вглядываясь в изображение.

- Ну, можно, и так сказать. Феромоны, которые источает королева, полностью подчиняют волю ее подданных и диктуют схему поведения, - между делом пояснил Лев.

- А как он управляет своим бизнесом? – не унималась Алиса, прикидывая, сколько денег уходит на обслуживание и откуда они берутся.

- Борис Егорыч передал управление совету директоров, - скривился Лев, вспоминая как происходила передача полномочий и сколько нейростимуляторов пришлось вкачать Борюсику, чтоб никто не заподозрил деменцию и не признал его недееспособным.

- А для чего ты забрал у Маринки яйцеклетки, если она и сама прекрасно беременеет? – с очередным вопросом влезла Алиса.

- А вот тут и начинается самое интересное. Снежана, тьфу, Марина, вынашивает третий помет. И все три помёта получились разные, - развернувшись к Алисе, заблестел глазами Лев.

- Первый помёт она зачала сама еще до коррекции, но донашивала уже будучи инфицированной. Второй она и зачала, и выносила сама. Само собой, тут уже и она, и отец были инфицированы. А в третий раз я подсадил ей недельных эмбрионов, оплодотворив её яйцеклетки сперматозоидами Кирилла. Причем, в половину из них я внес ту же генную корректировку. В итоге, через три месяца у меня должно получиться уже четыре вида детенышей, вместо двух. Ты представляешь, какой объем информации предстоит обработать, и какой ценный получится портфель?

- Погоди. Но ведь для чистого эксперимента надо точно установить отцовство. А у тебя там бардак и свальный грех. К тому же, сперматозоиды Кирилла уже заражены вирусом.

- Не. Семенной материал они мне сдавали еще до эксперимента. По приказу шефа. И все охранники, и Кирилл, да и сам Борис Егорыч не побрезговал. И естественно, я могу легко установить отцовство всех детенышей. Но оно и не требуется. Пока, что, у них всех один отец – Кирилл. Снежана и в первый раз от него забеременела. Шеф-то давно уже не фертилен. Во второй раз Кирилл еще сам справлялся с темпераментом королевы, без группы поддержки. Ну, а в третий - уже искусственное оплодотворение было. Правда, после него еще трое охранников включились в процесс, но не думаю, что это помешает чистоте.

- А как ты уговорил Маринку на ЭКО?

- А я и не уговаривал. Пустил им в спальню через вентиляцию сонный газ и вырубил всю компанию. Не очень, конечно, удобно работать в костюме химзащиты, но так-то можно.

- А с научной этикой у тебя никаких диссонансов не возникает? – осторожно спросила девушка.

- Для чистой науки не важно, как я получаю информацию. Для нее важна достоверность. А мне нужно финансирование для продолжения. Понимаешь, о чем я? Что там твой таинственный спонсор говорит про дополнительные вливания?

- Я с ним на днях встречаюсь и еще раз поговорю, - отмахнулась Алиса и вернув лэптоп на живот, опять уставилась в монитор, выбирая камеры с обзором других помещений.

А там было интересно.

Трое первых детенышей, которым по подсчетам Алисы было около девяти месяцев, голышом бегали по пустым коридорам. И насколько Алиса разбиралась в детях, на вид им было не меньше двух лет. Её замутило. Не досматривая, она соскочила с дивана и стала собираться.

- Не понравились тебе результаты, - насмешливо спросил Лев, разглядывая суетящуюся девушку.

- Ты же вроде долголетием собирался заниматься, а сам что творишь? – не удержалась от упрека Алиса, остановив на минутку свои сборы.

- Да это же интересней намного, ты разве сама не видишь? Корректирование социального поведения – это куда, как круче. Представь, что людьми можно будет управлять не внешними факторами, типа пресловутых кнута и пряника, а зашифрованной в генах программой. Добросовестней работников не будет, при том, что их потребности можно свести к минимуму. Только задумайся, сколько будут стоить мои наработки, - нервно теребил очки Лев.

- Ну и к тому же, есть вероятность, что побочкой будут дополнительные годы жизни, - примиряюще выдвинул новое предположение Лев и попытался удержать Алису.

Та немного остыла, но оставаться не стала и чмокнув на прощание очкарика, пошла в сторону электрички.

До станции Алиса не дошла. Её окликнули из припаркованной на обочине дорогой машины. Узнав пассажира, развалившегося на заднем сиденье, Алиса юркнула в салон через гостеприимно распахнутую дверь.

- Ну что деточка, чем порадуешь? – лучась добром, спросил крупный холеный мужчина, одетый в затейливую хламиду, чем-то напоминающую рясу священника и подставил Алисе для лобызаний руку, унизанную перстнями.

С трудом подавив в себе брезгливость, Алиса прикоснулась краешком губ к вычурному атрибуту малопонятной ей религии и усевшись поудобней, приготовилась поделиться увиденным по пути домой.

Машина, однако, не трогалась, а от Алисы ждали ответ.

- Валентин Валентинович, я бы сама к вам приехала. Мы же договаривались, - с некоторой долей упрека за недоверие пробурчала Алиса, но не встретив ответной реакции, продолжила уже ровным голосом.

- Он совсем забросил бессмертие и увлекся корректировкой социального поведения. Его теперь интересуют только те результаты, что он получил по требованию своего шефа. А там мрак какой-то, - вспомнив увиденное, Алиса покрылась мурашками.

- Ну ка, подробней расскажи, - заинтересовался Валентин Валентинович, бывший учитель физкультуры средней школы в Туапсе, где учились Алиса с Мариной-Снежаной, а ныне главный русский адепт нового религиозного течения «Дети бога».

Отказать ему Алиса не могла.

Физкультурник был в свое время уволен из школы за совращение несовершеннолетних, но как-то отвертелся от уголовной ответственности, а через пару лет всплыл в Москве при деньгах, перстнях и рясе. И очень удачно попался Алисе на пути, чтобы помочь поступить в МГУ на грант. Да и во время учёбы поддерживал ее деньгами, не требуя возврата и не претендуя на отработку. Теперь вот курировал Алису и проявлял интерес к работе Льва. Намекал на покровительство и сулил золотые горы в долларовом эквиваленте.

- Лев уже получил два, как он их называет, модифицированных помёта и ждет следующий. Но они его интересуют даже меньше, чем взрослые подопытные. От тех он вообще не отрывается и анализирует все их изменения. Кажется, больше всего его воодушевляет устойчивость мутации и то, что он может регулировать своими вирусами поведение людей.

- А как сейчас себя ведут подопытные? – еще больше заинтересовался Валентин Валентинович.

- Они мечутся вокруг своей вечно беременной королевы, выполняя все ее требования. И вся их жизнь сводится исключительно к размножению и удовлетворению королевских капризов. Никакой личной жизни, всё на благо и во славу её императорского величества, - брезгливо закончила Алиса.

- Хм, ты хочешь сказать, что они похожи на идеальных прихожан? – помолчав, задумчиво выдал физкультурник и встретив ошарашенный взгляд Алисы, осекся.

- Да я пошутил, что ты так реагируешь? – смешавшись, свернул разговор Валентин Валентинович и недвусмысленно намекнул жестом Алисе, чтоб выметалась из машины.

Алиса и сама была рада, что не придется три часа ехать с этим монстром. А еще недавно он казался ей не таким уж мерзким человеком, интересующимся наукой и прогрессом. А оно, вон чего оказалось. Еще один страждущий по империи.

****

Дома Алиса долго откисала в ванной, пытаясь смыть с себя осадок последнего дня. Получилось не очень. Хорошо, что в шкафу стояла непочатая бутылка вина, можно было попытаться им запить горькое послевкусие.

Мысли, однако, не отпускали.

Ввязываясь в проект со Львом, она рассчитывала на совсем другой исход. Она-то, наивная, думала, что помогает Льву решать извечную проблему борьбы со старением. Уже даже видела себя среди малой группы спасителей человечества. А вышло что? Воистину, благими намерениями выстлана дорога в ад.

Один мечтал иметь послушную армию, второй жаждет заполучить идеальную паству, третий возжелал лавров производителя выносливых рабов. Жуть просто какая-то.

Забравшись с ногами на диван и укрывшись пледом, Алиса пила вино и слушала джаз в наушниках. На включенном телевизоре фоном моргали картинки новостей. Алиса задремала.

Под утро её разбудили яркие всполохи на включенном телевизоре. Журналист с места событий вел репортаж происшествий.

- По данным службы МЧС пожар произошел в следствии взрыва химической лаборатории по производству синтетических наркотиков, оборудованной в частной резиденции местного предпринимателя Шубина.

- МЧС вызвали жители соседней деревни, услышавшие звуки автоматной стрельбы. Рассматривается версия нападения конкурирующих структур на нарколабораторию. Есть жертвы. Следите за выпусками наших новостей. Доброго всем утра.

С трудом нашарив смартфон, Алиса позвонила Валентину Валентиновичу. На третьем писке автоматический голос сообщил, что номер больше не обслуживается. Телефон Льва тоже не отзывался.

Всё, что оставалось, это собирать крупинки информации в интернете.

Версии выдвигались разные. Но самая стройная говорила о том, что какие-то сектанты напали с оружием на резиденцию, где их встретили шквальным огнем. Перестрелка продолжалась до приезда ФСБ, которых вызвали уже МЧСники, примчавшиеся раньше. ФСБ положили всех, но тут взорвалась лаборатория. Зэ энд.

К вечеру показали еще один выпуск новостей. Тот же репортер сообщал с места событий, стоя над руинами сгоревшего дома.

- Задержан основатель российской ячейки международной религиозной секты «Дети бога». Его подозревают в организации нападения на нарколабораторию предпринимателя Шубина. По версии следствия, Шубин конкурировал с сектой на рынке производителей синтетических наркотиков.

- При пожаре погибли хозяин резиденции, его гражданская супруга и обслуживающий персонал, который вел оборону дома и работал в лаборатории. Под завалами так же нашли тела нескольких детей. Есть и выжившие. Предположительно, это дети хозяина дома и его сотрудников. Трех мальчиков, примерно двухлетнего возраста, с ожогами разной степени тяжести поместили в детскую инфекционную больницу. За дополнительной информацией обращайтесь в редакцию.

Уже шла рекламная пауза, а Алиса всё еще не могла прийти в себя. Однако, аналитический ум уже вовсю просчитывал комбинации и их последствия.

- Если начнут выяснять, чьи это дети и делать генетические тесты, обязательно вычислят мутации и вцепятся в бедных детей, - вслух делала выводы Алиса.

- Просто выкрасть их из больницы проблема не большая, но потом забодаешься с легализацией, - тут же отмела самое простое решение Алиса и взяв в руки телефон, набрала Туапсинский номер.

- Жанна Аркадьевна, здравствуйте, это Алиса Заярная – одноклассница вашей Марины. У меня плохая новость для вас. Мне очень жаль, но Марина сегодня погибла в усадьбе своего гражданского мужа… Нет, это не дурацкий розыгрыш… Я бы так не шутила… Вместе с ним погибла… Да… Выжили только ваши внуки... Да, ваши… Они сейчас в больнице инфекционной… Нет… Тройняшки… Точно ваши… Они очень похожи на Марину… Да… Я недавно только ездила в гости к ней, и она мне их показывала… Нет… Я знаю, что она вам про них ничего не говорила… Мне сказала, что это муж не разрешал вам звонить... Нет… Он не хотел, чтоб вы к его детям приезжали… Да, встречу, конечно… Вместе поедем, я вам обещаю…

Проговорив с рыдающей Маринкиной мамой почти час и получив от той заверения, что она вылетает первым рейсом, Алиса задумалась.

Версия с таинственным рождением сразу трех внуков была слабенькой. Но другой подобрать не получилось. А бабушке легко отдадут детей, если она будет категорически настаивать на родстве. И даже, вероятней всего не будут делать генетический анализ.

А если подсказать идею совету директоров, управляющих компанией Борюсика, не признавать детей наследниками, то они только рады будут побыстрее организовать возвращение тройняшек на историческую родину матери без всяких проволочек. Может, даже, деньгами помогут.

Ну, а пока малые подрастают, глядишь, удастся расшифровать записи Льва и исправить код мальчишек. Хотя может и исправлять ничего не придется. Феромоны, прогибающие психику, рассеивать-то некому - гибридная королева не выжила.

Придется только вернуться в Туапсе. За малыми присмотреть надо. Мало ли что. Вдруг они и вправду бессмертные?