Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Настройщик

Аннотация:

Почти все люди живут в огромных многоярусных городах. Вместо окон видеоэкраны. Вместо природы искусственный климат-контроль. Выпускник колледжа, освоивший ремесло настройщика помещений, постигает искусство настраивать, исправлять, улучшать живущих в этих помещениях них людей.

[свернуть]

 

На двери простенькая табличка: Заров Александр Николаевич. Ни должности, ни регалий. И дверь самая обычная. Егор замер на мгновение, но потом решительно надавил на ручку. Дверь мягко отъехала в сторону, и он шагнул в кабинет.

- Здравствуйте. Я на собеседование. Егор Хромов.

Склонный к полноте черноволосый мужчина с аккуратной бородкой, сидевший за единственным столом, махнул рукой в направлении стула и продолжил клацать по клавиатуре. Егор уселся, с интересом оглядывая кабинет. С трех сторон голые стены в веселеньких обоях. С четвертой, за спиной мужчины, во всю стену шкаф, похоже, из натурального дерева. На тех полках, что не закрыты дверцами, корешки настоящих, бумажных книг, наверное, старинных и редких. За спиной дверь, щелкнув, автоматически встала на место. Обернулся - никакой двери нет. Такая же стенка в таких же обоях. "Интересно, это его секретарь? Или Сам?".

Мужчина, оторвавшись от монитора, глянул на Егора. Кивнул, кликнул мышкой и всё изменилось. Теперь они находились среди августовского яблочного сада. Накрыло чуть слышным движением теплого, влажного ветерка, несущего запах спелой грушовки и ещё чего-то, щемяще-родного, словно Егор оказался вдруг в детстве, на летних каникулах, под Волгоградом, на веранде бабушкиного дома. Где-то за деревьями защебетали птицы. Солнце клонилось к закату, отбрасывая сквозь листву теплые блики. По синему, почти безоблачному, небу с гвалтом пронеслась стая дроздов. О том, что они в кабинете, напоминали теперь только пол и мебель.

Лицо Егора, сперва ошарашенное, через пару секунд расплылось в счастливой улыбке. Он с восторгом посмотрел на чернобородого:

- Вы и есть тот самый А-Эн, да?

Мужчина привстал и протянул юноше крупную, мясистую ладонь:

- Александр Заров.

- Егор, - он с воодушевлением потряс протянутую руку. - Вы не представляете... это ТАК круто! Кто вам рассказал про сад?

- А что именно круто? - Заров снова сел и теперь с интересом разглядывал посетителя черными, как угольки, глубоко посаженными глазами.

- Да всё! Даже сам воздух. Даже запах компоста и подгнивших яблок! И птицы точно как там! Откуда вы знаете?

- Посмотрел твои странички в соцсетях. А это видеопанорама яблочного сада, плюс "август на Дону" из библиотеки Скиренко и немного моих личных донастроек на букетах из разных баз... Ты ведь всё это проходил в колледже. И оценки хорошие.

- Только четверка за последнюю курсовую, - вздохнул Егор.

- Торопился?

- Экспериментировал... В целом неудачно, - Егор досадливо мотнул головой.

Заров внимательно разглядывал его, что-то для себя решая. Потом взял в руки карандаш, сделал пометку в блокноте и спросил:

- Для чего ты хочешь стать моим учеником?

 

Для чего? Егор как-то не особо задумывался об этом. Стать настройщиком он решил ещё в седьмом классе. А отучившись в колледже по специальности "Настройка помещений малой и средней кубатуры", уже мог с чистой совестью рассылать свои резюме нанимателям, или даже открывать собственную практику. Но тут прошел слух, что А.Н.Заров ищет себе нового ученика. Такое случалось не каждый год. Попасть учеником к самому А-Эн было пределом мечтаний почти всех выпускников-настройщиков. Даже многие опытные настройщики были бы рады оказаться учениками Зарова, потому что это был лучший настройщик в городе, лучший в регионе, а, возможно, даже лучший на всем континенте. Дело было не только в размере его гонораров. В последние годы за А-Эн устойчиво закрепилась репутация аса, великого мастера. Так что почти все настройщики их выпуска послали ему свои резюме. Но Заров всегда брал только одного ученика. Или никого не брал. И выпускал ученика иногда через полгода, а иногда через несколько лет. Никакого официального статуса ученик А-Эн не имел. Просто работал его ассистентом. Но все прекрасно понимали, что поступить к Зарову в ассистенты - это всё равно, что выиграть лотерейный билет и стать учеником волшебника.

И что теперь? Правдиво ответить: "Все побежали, и я побежал"? Но ведь он не только за компанию. Он действительно хотел научиться. Только чему - не очень ещё понимал. После окончания колледжа Егор приобрел специальность, но в душе осталось ощущение какой-то неполноты, незавершенности. Он легко мог сваять собственный шаблон настроек жилища, офиса, магазинчика или кафе, мог "подкрутить" любой типовой шаблон или даже творчески совместить в одном характеристики разных шаблонов. Но он несколько раз видел помещения, настроенные А-Эн, и чувствовал, что чего-то важного, возможно даже главного об искусстве настройщика всё ещё не знает.

 

- Так для чего это лично тебе?

- Хочу понять, как вы делаете такое, - Егор обвел взглядом окружающий сад.

- Просто понять?

- И научиться самому, конечно. Вы ведь научите... того, кого возьмёте?

- Если возьму - научу, - кивнул Заров: - Вот только, зачем тебе это? Многие ли способны по достоинству оценить такую работу, например, этот шаблон с яблочным садом?

- Да любой оценит, насколько тут...

- Разницу между типовым "яблочным садом" и моей работой способен оценить лишь один из нескольких тысяч современных горожан. Большинство никогда не видело настоящего яблочного сада. А из тех, кто видел, мало кто запомнил нюансы, обратил внимание на подробности. А уж тех, кто жил рядом с таким садом долгое время, тех, для кого эти подробности так эмоционально окрашены... Таких людей очень мало в городах. А тем немногим, кто и в самом деле живет рядом с яблочным садом, никакие настройки жилища не нужны. Ни типовые, ни мои. Даже самый лучший мой шедевр никогда не сможет полностью заменить реальность, понимаешь? - Заров дернул уголком рта, кликнул мышкой и комната вернулась в исходное состояние. Настенные видеопанели снова сделали вид, что они просто заклеенные обоями стены, а потолочные превратились в обычный белый потолок с мягкой тепло-матовой подсветкой.

- Хочешь много зарабатывать на настройке?

Егор растеряно улыбнулся:

- Кто же денег не хочет?

- Тогда ученичество у меня будет зря потраченным временем. В колледже ты, как настройщик, узнал достаточно. Чтобы хорошо зарабатывать надо работать над своим имиджем, учиться общению с клиентами, различным видам рекламы и продвижения. Если хочешь, я дам тебе визитки спецов. Начать можешь с бесплатных вебинаров, самоучителей по маркетингу. Главное, сразу на практике проверять, что работает и как... Я смотрел твои курсовые и диплом. Смело открывай практику. Берись за любую работу. Цену в первый год не ломи. Набирайся опыта. Экспериментируй, смотри, за что именно платят деньги, что нравится заказчику. Иди туда, куда ведет спрос, и помни, что деньги приносит именно общение с людьми, а создание шедевров это так... хобби.

- Но, - Егор затряс головой, словно стряхивая наваждение, - я хочу быть... волшебником, как вы! Вы ведь можете этому научить? Это ведь не просто чутьё и талант? Есть ведь что-то ещё, очень важное, что мы не проходили?

- Конечно есть. И немало. Но зачем тебе быть волшебником?

- Как зачем? Чтобы изменять мир к лучшему! Люди теперь всю жизнь толкутся в серых коридорах, в закрытых пространствах, под искусственным светом, с искусственной вентиляцией, видя так мало живого, настоящего! Но ведь можно создавать, делать их повседневную обстановку более живой и естественной! У вас это получается. Так, может, и я научусь?

- Делать лучше для конкретных людей? Для заказчиков?

- Для заказчиков. И для всех людей вообще... Ну вот в том кафе, в "Ананасах", на 17-Ю-5. Вы же сделали там настоящее море! Не то, что эти типовые шаблоны! Я был на настоящем море. Два раза. В том кафе всё как на самом деле! Солнце! Ветер! Брызги! Даже загар появляется!

- Серега всё-таки поставил УФ-подсветку, - Заров довольно улыбнулся. Потом встал, протянул руку для рукопожатия. - Хорошо. Больше не смею вас задерживать, молодой человек. Благодарю за визит. Мне надо побеседовать ещё с несколькими претендентами. Через пару дней я сообщу о своем решении, каким бы оно ни было.

Егор встал, пожал руку и направился к выходу, но, дойдя до двери, обернулся и спросил:

- А сколько времени вы делали этот шаблон, с яблочным садом? Если это не секрет, конечно.

Заров хмыкнул.

- Не секрет. Недели две, наверное, провозился.

- Ради того, чтобы просто мне показать?

А-Эн сперва непонимающе уставился на него, но потом рассмеялся:

- Нет, конечно. Это сад моей племянницы. Воронежская область. Я там гощу иногда. Летом там здорово. Вот и сделал себе, для души, чтобы почаще вспоминать... А для тебя я только немного настройки подкрутил по теплу, влажности, по птичкам, ещё кое-где по-мелочи. За пару часов управился. Я ведь под Волгоградом лично не был ни разу. В целом-то угадал?

- Да. Спасибо вам, - ком подкатил к горлу. Егор поспешил выйти и закрыть дверь, пока Заров не заметил навернувшихся слёз.

Бабушка умерла пять лет назад. Уже не было на том месте ни дома, ни окружавшего дом яблочного сада. Ничего не осталось. Только воспоминания. А теперь есть ещё и этот шаблон.

 

Через два дня Егору на коммуникатор пришло сообщение: "Предлагаю вам работу моим помощником. Оплата - две минималки. Испытательный срок - месяц. Общий срок контракта - год. В случае согласия подтвердите в течении суток. А.Н. Заров".

Трясущимися от волнения руками Егор набрал: "Подтверждаю, согласен. Е.С. Хромов". Отправил ответ и только потом заметил прицепленный к сообщению Зарова файл "ябл_сад_волг.shb".

"Неужели тот самый? У меня и одного-то полностенного экрана в жилище нет. И ароматические заправки для климат-контроля только типовые!" Однако Егор всё равно загрузил шаблон в домашний компьютер и нажал Enter.

Система, на удивление, не подвисла. Выдав десяток предупреждений о неполноте конфигурации и дождавшись подтверждения "Всё равно запустить" приняла файл к исполнению. Закатное солнце осветило единственное видеоокно жилища Егора. Всего-то метр на метр, но там, за этим окном, был теперь яблоневый сад. Тот самый. Если присмотреться, то можно было увидеть и небо, и даже, через две минуты после запуска программы, пролетающую мимо стаю дроздов. Запахи были не совсем те и влажное тепло волгоградкого лета накатывало только с одной стороны - оттуда, где в жилом модуле Егора был установлен единственный, совмещенный с приточной вентиляцией, кондиционер.

"Ничего. Когда-нибудь я заработаю достаточно, чтобы запустить этот шаблон в полную силу".

 

***

Первый день на работе был для Егора совершенно выматывающим. Сразу к реальному клиенту, да ещё такому... Лю Цветик. - Фигуристая, яркая, с приятной, запоминающейся улыбкой. Модная певица в стиле Слэйп. Пронзительно дорого и качественно накрашенная, но совершено охреневшая от своей внезапной популярности дура, которая вызвала именно А-Эн, потому что он тут самый модный, и она теперь может себе позволить.

Заров был с ней вежлив, обходителен. Велел Егору сделать на комм запись всех её пожеланий. В результате на комме было два часа капризов, самовосхваления и в целом бессвязного потока мыслей с сотней противоречащих друг другу идей. А шеф внимательно слушал, делал какие-то пометки в блокнотике. Со всем, что бы она ни говорила, соглашался, не переставая вежливо улыбаться.

Пока А-Эн обхаживал клиентку, Егор расставлял по её жилищу (пять комнат, коридор, санузел, общая площадь больше двухсот квадратов) многочисленные датчики. Потом подключал их к общей системе и настраивал выход потока собираемых данных на рабочий комп в офисе шефа. Стены в жилище Лю были в самых дорогих видеоокнах до потолка, и по ним непрерывно транслировался какой-то трэш. В приемной - типовой пляж с Бали, как в самых дешевых турфирмах. В студии с одной стены вид на Фудзияму, а с трех других - африканская саванна в период миграции антилоп. При этом какой-то болотный осенний сквознячок с запахом опят тянул из коридора. А общим фоном - невообразимая смесь благовоний и ароматизаторов, как в парфюмерной лавке.

Услугами какого настройщика Лю пользовалась прежде, шеф, естественно, деликатно не спросил. Заров лично прикрепил клиентке к телу три тончайших датчика - один за левым ухом, другой на ключице, чуть пониже шеи, а третий, на внутренней стороне правого бедра. Лю Цветик при этом краснела и кокетливо хихикала, словно её лапает пьяный студент на дискотеке. А-Эн снисходительно улыбался, просил жить обычной жизнью, не снимать и не трогать датчики, не трогать настроек в домовом компьютере и во всей системе комфорта в течении суток, до их следующего визита.

Когда они с шефом вышли наружу, Егор, как родным, обрадовался пустым серовато-бежевым стенам коридора жилой зоны. Даже нависающее над головой, нарисованное на бетонном потолке блёкло-голубое небо с типовой светодиодной подсветкой после жилища Лю действовало умиротворяюще. А привычные запахи озона, хвои и коридорного дезинфектора № 5 радовали почти как свежий воздух на каком-нибудь природном курорте. Егор и шеф молча шли мимо серых стен, расцвеченных порой то безвкусными граффити, то занятными картинками в стиле "я тут хотел как Монэ, а вышло... ну, и хрен с ним". Они шли мимо лавочек и столов с пенсионерами РПГешниками, мимо стен увитых плющом, усаженных пихтой, ирисом и ещё бог знает чем в горшочках всех размеров и видов. По кажущемуся бесконечным коридору шли мимо входных дверей, типовых или самобытно украшенных. Потом мимо ряда магазинчиков и пристенных ларьков - к лифтам. Потом на 13-В-25, в офис Зарова. В тот самый кабинет с невзрачной табличкой, расположенный на самом краю жилой зоны, буквально в двадцати шагах от входа в зону общественного пользования.

Основными клиентами Зарова были аттракционы развлечений, магазины, кафе и прочие помещения общественной зоны. Высота потолков там была более шести метров, сложность систем комфорта и требования к настройкам в целом были более высокими. Настройщики экстра-класса обычно работали с такими сложными помещениями, оставляя трехметровой высоты клетушки жилой зоны на откуп новичкам и всяким самоделкиным, как правило просто загружающим на домовые компьютеры какие-нибудь типовые шаблоны из сети. Но иногда Заров брался и за низкопотолочников из жилой. Кому-то надо было настроить НП-офис, кому-то жилище. Расценки у Зарова были самыми высокими в регионе, так что простые люди настройку у него не заказывали.

То, как А-Эн расстилался перед Лю, Егора покоробило. Прежде он подобных певичек видел лишь в рекламных роликах и воспринимал как неизбежный для всех любителей сетевой халявы докучливый спам. "Но кто-то же ходит на их шоу, скачивает контент, даже донатит таких дур! Да обслужить эту Лю Цветик мог бы любой выпускник нашего колледжа и даже второкурсник! Связываться с такой фифиой для самого А-Эн это просто..."

Всю дорогу до офиса Егор молчал, но, как дошли, выдал Зарову, что накипело.

А-Эн в ответ только рассмеялся и, усевшись в кресло, принялся смотреть через установленные датчики, что там делает Лю и правильно ли пишутся в базу данных снимаемые сведения. Цветик болтала по видеочату с подружками. Обсуждала, кстати, Зарова. Что он "душка", "зануда", "красава", "домогался", "импотент", ещё какой-то бред. Вздохнув, А-Эн отключил звук, потыкал курсором, поудобнее раскидывая по экрану о̀кна с разными параметрами, а потом внимательно, испытующе посмотрел на Егора.

- Уже разочаровался?.. Ты же хотел творить чудеса для клиентов, для людей вообще... Вот она и есть эти люди. Один из типажей. Довольно частый среди богатых заказчиков. Не бывает "людей вообще". Как правило, это вполне конкретные люди. В основном, неприятные и глупые. А эта Лю... Ты её JF-индекс видел? А рейтинг скачиваний? У неё подписчиков четыре миллиона! И потом, она оплатила полную стоимость моих услуг. Я за настройку элитного кафе так беру, а тут обычное типовое жилище, просто с некоторыми наворотами, настроенное на единственного жильца.

- Да она ваших рекомендаций не будет слушать, а все настройки кривыми ручками собьёт на второй день и снова начнет жаловаться, что всё не так!

- Это тебя она слушать не будет. А меня - будет. Два миллиона за визит. А если меньше пяти визитов, то я за обслуживание не берусь. С неё я взял оплату вперед. Да ещё в очереди промурыжил неделю, пока ученика себе выбирал.

- То есть вы уже нагрели эту дуру на десять лямов?

- Почему же "нагрел"? Я честно всё отработаю. А за такие деньги, что бы я ни сделал, она уже заранее будет в восторге, и трогать ничего не станет. Будет только подружкам и вообще всем хвастаться, что ей настраивал "Сам А-Эн".

- А я вам зачем там был нужен?

- А на ком тебя учить-то? И потом, если бы я сам ставил все датчики и настраивал доступ данных, то проторчал бы там на час дольше. И всё это время слушал бы её трескотню, отвлекался. Ещё бы показался ей неучтивым, невнимательным. А нарциссов только это и бесит. Со всем остальным, кроме невнимания, они, в общем-то, готовы мириться. Да ты не волнуйся. Визиты - дело неизбежное, но не частое. Основная, интересная работа только начинается. Мне нужно твое мнение о ней, как об артистке и о человеке. Посмотри на её клипы, сравни с конкурентами. По её соцсетям пробегись. Я как-то в молодежной культуре не особо. А ты справишься. Ну, и на датчики, конечно, смотри.

Он встал, усадил Егора в свое кресло и принялся тыкать пальцем в широкий экран:

- Вот данные датчиков с тела. Вот те, что ты расставлял, прямо на плане жилища. Вот развертка её основных параметров. Вот тут можно откатить это всё по времени на любой момент и подробно просмотреть в любом ракурсе все видео и все графики изменений. Постарайся понять её режим дня, траекторию движений по жилью. Где она проскакивает, а где застревает. О чем она болтает, не слушай. Смотри за тем, что она делает и почему. Попытайся понять её, как животное и как личность. Какое место она занимает в этой их тусне. Кем сама себя считает? Как её воспринимают конкуренты, коллеги, поклонники? Вверх она идет или тонет по рейтингам? Как она с парнями, с девками? Что у неё с сексом, с едой, с наркотиками? Какие скандалы вокруг? Какой она лично тебе кажется? Стервозная? Влюбчивая? Холодная? Толстокожая или ранимая? И главное: мне интересны все твои соображения про то, какие факторы настроек жилья и как на неё сейчас влияют. Прямо всё, что в голову придет записывай. И про её личные свойства, и про влияние настроек жилья. Ничего не правь, не стирай. В колледже ведь у вас были лабы по поведению клиента в контуре проживания?

Егор только кивнул, ошарашенный вываленным на него набором задач.

- Ну вот! Только никаких пунктов и критериев. Просто пиши про всё значимое, что заметил, сплошным потоком, не пытаясь структурировать. Я потом просмотрю. Это поможет мне быстрей разобраться, чему и как тебя учить. Если свежим взглядом заметишь что-то такое, чего я сам не замечал - будет вообще замечательно. А я пока пройдусь, решу пару дел.

Заров похлопал Егора по плечу и стремительно двинулся к выходу. Уже открыв дверь, вдруг замер, обернулся и, не выпуская дверной ручки, добавил:

- Да! Если кто меня будет спрашивать - буду после шести вечера. Пока я не вернусь, офиса не покидай, а то он автоматически на сигнализацию встанет, а обратно войти у тебя ключа пока нет. Вход в санузел - вон та большая дверца в шкафу. Поесть закажи что-нибудь прямо сюда, через ВИПер. Там иконка на экране, в правом нижнем углу, возле корзины. Деньги они с конторы снимут... После пяти стол и комп тебе сюда принесут и настроят. Если что-то важное случится, звони мне на комм, а лучше пиши текстом.

 

***

В основном они настраивали высоко-потолочные-офисы, ВП-магазины, рестораны и прочие развлекательные заведения из зоны общественного пользования. За настройку жилищ и НП-офисов Заров брался часто только в первые два месяца ученичества Егора, а потом всё реже.

Видеоэкраны, климат-контроль и прочие устройства, управляемые домашним компьютером, были идеальными инструментами для неявного влияния на находящихся в помещении людей. "Домашней" эту систему называли по старой памяти, как эволюционировавшую из старинных систем "умного дома". Уже давно она устанавливалась, практически, в любом помещении. Только некоторые склады и самые бедные жилища, хозяева которых экономили, буквально, на всём, обходились теперь без домашней системы.

В коммерческих помещениях настройки, как правило, работали на выжимание из посетителей наибольшей прибыли. Сухой горячий воздух усиливает жажду и поднимает продажи прохладительных напитков. Прохлада тени особенно приятна на общем знойно-тропическом фоне. Тепло камина стократ приятней в помещении с холодными стенам и полом. Мороженное лучше продается там, где со стен и с неба на посетителя смотрит жаркое лето. На теплые вещи для туризма во внешний мир люди тратят больше, когда "за окном" метель и вьюга, а по залу продаж гуляют холодные сквозняки. При этом игра на контрастах не должна отпугивать публику и, тем более, как-то вредить здоровью посетителей. Все эти прописные истины Егор проходил ещё в колледже.

А-Эн эти принципы, конечно, учитывал, но работал куда тоньше. Его настройки были не просто "выжималками денег". Это были произведения искусства. В кафе и рестораны, настроенные Заровым, люди приходили за впечатлениями. За неуловимым духом места, не поддающимся простому описанию. Оказалось, что можно, при помощи экранов и климат-контроля, в сочетании со звуком, запахом, ветром и рядом иных нехитрых приспособлений творить из ничего, из голых бетонных стен целые миры. Где-то столы из настоящего дерева, пахнущие сосной, где-то лошадиное ржание и петушиный крик "за окном" в сочетании с едва ощутимым запахом коровьего навоза и парного молока, где-то крики чаек, скрип снастей на ветру и далекие пароходные гудки в сочетании с плеском волн и мельчайшей взвесью соленой морской воды в воздухе.

Порой Егор ездил с Заровым в командировки. И не только в другие города, но и во внешний мир. Оказывается, профессия настройщика, и возникшая-то исключительно из-за специфики современных городов, нуждалась во внешнем мире больше многих старинных профессий.

 

***

- Для того, чтобы создавать иллюзию настоящего внешнего мира в закрытом помещении, нужно знать этот внешний мир гораздо лучше, чем его знают люди, живущие там постоянно. Живущие снаружи не замечают и сотой доли тех чудес, которые происходят вокруг них! - наставлял Заров, щурясь на закат и делая на ходу заметки в своем планшете, пока они бродили босиком по пляжу на Ямайке. - Постоянный житель тропических джунглей не слышит всех звуков, не чует всех запахов, которые его окружают. Он привык. Он услышит, как гудит пылесосом робот-уборщик под ногами, как урчит кофемашина. А гвалт попугаев, запах их помета он почувствует, но не заметит. И даже оказавшись в городе не сразу поймет, чего лишился... А я хочу, чтобы посетитель, зайдя к нам сюда, в "Пиастры", - А-Эн тычет в настройки для кафе на своем планшете, - даже ещё не видя джунглей с одной стороны и морского прибоя с другой, сразу почувствовал то же, что мы чувствуем сейчас, в десяти шагах от джунглей, на берегу Карибского моря.

Они с Егором усаживаются в шезлонги под навесом, и симпатичная мулатка, улыбаясь протягивает им прохладные коктейли:

- Ну как? - Жизнерадостный толстяк в пёстрой гавайской рубашке плюхается в третий шезлонг, рядом с ними, сжимая в руке запотевший бокал. - Как тебе Шелли? Я её уговорил! Согласна работать у меня в "Пиастрах" официанткой! - Он довольно щурится, глядя вслед удаляющейся, качая бедрами, девушке.

- Это хорошо, - кивает А-Эн: - Мулатка в тему. Фигура. Костюмчик яркий такой, экзотический. Но ты ведь, кажется, собрался делать не стриптиз-бар и не кафешку а ля "типичные пираты из второсортного сериала"? Ты же заказал мне место, в котором, - Заров тыкает пальцем в свой планшет: - "должен витать дух карибских пиратов конца семнадцатого века"? Бикини с юбочкой из пальмовых листьев это немножко из другой оперы. Я дам тебе контакты одного фаната-реконструктора. Он организует для персонала пошив правильной, аутентичной одежды именно конца семнадцатого века. Прям по находкам отсюда, из Порт-Рояля, с той самой пиратской спецификой. Камзолы, треуголки, кружева и оборочки. Всё как положено, до стежка, до заклёпочки. Оборочки твою Шелли только украсят. И ещё лучше подчеркнут у неё всё, что надо, я тебя уверяю.

- О-кей! А ещё нужен бариста с повязкой на глазу! - продолжал креативить толстяк, откинувшись на шезлонге.: - Или с деревянной ногой, а?

- Славик, это смешно, - скривился Заров. - Ты ведь яхтсмен, и делаешь ресторан не для сухопутной школоты, знающей о мире из сетевизора, а для таких же как ты. Для тех, кто отличает Норд-Ост от Зюйд-Веста.

- Понимаю, - Славик отхлебывает из своего стакана и морщится. - Деревянная нога это избито. Но что-то такое…

- Бывалый матрос вам нужен. С настоящими шрамами и наколками, с накачанными от таскания канатов кулачищами, с морской походкой, с таким, морским взглядом... Надо поискать в каком-нибудь работающем порту.

- Бариста из бывшего моряка вряд ли получится, - Славик задумчиво почесал небритую щеку: - Разве что взять такого вышибалой, или аниматором. Одеть во всё пиратское, чтобы сидел в уголочке, создавал антураж. Или можно этих твоих реконструкторов зазвать в "Пиастры". Скидки им там какие-нибудь, выступление на открытие у них закажу, а? Сделают?

- Это уж ты сам с ними договаривайся, - Заров хмурится, просматривая очередной прайс-лист на своем плашете: - Морской ветер мы тебе, конечно, сделаем. Но этим сейчас никого уже не удивить. Нужны ещё и джунгли. Все запахи джунглей, и все их звуки! Со звуками всё решаемо. Цветочных запахов в опциях достаточно. Но вот что ты чувствуешь? Тебе ведь именно такой запах в "Пиастрах" нужен?

- Да! Я для того тебя сюда и притащил, дружище! Нужно, чтобы всё именно как здесь! И фрегат на горизонте!

- Лучше галеон, - вставляет Егор. - пишут, что галеон более типичен для семнадцатого…

- Проблема в том, что в продаже до сих пор нет ингредиентов для генерации всех запахов этого места. Ну что вот вы чувствуете? Из каких компонентов состоит запах, идущий из джунглей? А идущий с моря?

- Соль, тина и… - Егор задумывается, а Славик просто бессильно разводит руками.

- Да. С моря запах сырого песка, и, главное, запах выброшенных на берег водорослей. А с берега идет запах гниющих, перебродивших фруктов и попугайского дерьма. Причем картриджей для климат-машины с запахом попугайского дерьма до сих пор никто не производит. Так что проще завести и держать в клетке настоящего попугая, чтобы генерировать этот запах. Может, его даже получится научить орать "Пиастры-пиастры"! И ещё — в заведении должны быть настоящие пальмы и лианы, хотя бы в одном углу. Остальные запахи и общую сырость от джунглей мы настроим без проблем.

- Не-не-не! - вскинулся Славик. - Нужен морской бриз! И никакого попугайского дерьма!

- Ты уж определись, - вздыхает А-Эн: - Нужно как здесь?

- Да! Но почему обязательно…

- Морской бриз каждый раз приносит такую радость именно потому, что контрастирует со спертой сыростью и запахами джунглей. Именно в этом контрасте вся фишка. Но чтобы создать контраст, нужно дать клиентам почувствовать и то и другое!

- О боже! - Славик залпом добил свой коктейль. - Я плачу такие деньжищи за спёртый воздух и попугайское дерьмо!

- Славик, ты уже заплатил одиннадцать миллионов за обломок мушкета и обрывок карты семнадцатого века! - улыбается Заров.

- Потому что они подняты прямо тут, найдены на улицах ушедшего под воду Порт-Рояля!

- Попугаи тоже тут. И джунгли. Те, кто бывал в настоящих джунглях, те кто вообще хоть раз ездил на Карибы отдыхать - у них точно возникнет эффект узнавания. Не говоря уж о твоих приятелях-яхтсменах. Ты ведь, на самом деле, затеял всё это, чтобы перед ними выпендриться? Обещаю. Они будут поражены... А ещё я хочу привезти отсюда кубометр местного пляжного песочка и пару бочек живых морских водорослей. Потому что точно таких запахов моря нет ни в какой библиотеке настроек, а специально заказывать молекулярный анализ запаха и его генерацию в лаборатории тебе встанет намного дороже.

- Всё, Александр Николаевич. Сдаюсь! Делай что хочешь! Только чтобы по ощущениям было как тут, и с этим... с галеоном на горизонте! - Славик вскочил с шезлонга и, размахивая опустевшим стаканом, направился к стоявшей невдалеке барной стойке, за которой суетилась смуглая Шелли.

- Ты же сам говорил мне, что понимающих посетителей один из тысячи, если не меньше, - улыбнулся Егор, потягивая коктейль из трубочки и щурясь на бредущую по пляжу толпу каких-то японцев, по традиции, обвешанных фотоаппаратами и щелкающих все подряд. - А туристы вообще не видят, не замечают и сотой доли того, среди чего побывали.

- Один из тысячи... Да хоть бы один на миллион! В кои-то веки появился заказчик, готовый платить за реальные ощущения с карибского побережья, да ещё и за настоящих пиратов, да ещё и что-то понимающий в яхтах и морской романтике! Как можно не воспользоваться такой возможностью? Дело не только в тех, кто порадуется, вспомнив виденное раньше. Дело в тех, кто, не видя оригинала, по моим имитациям сумеет составить о внешнем мире в целом верное представление... Мир огромен и прекрасен. Кто ещё покажет людям настоящий пиратский берег у Порт-Рояля? У большинства людей нет ни денег ни времени, даже чтобы съездить посмотреть, например, на Рим. Но уж денег и времени, чтобы пару раз съесть пиццу в "Римском клубе", на 11-С-23 у любого хватит. Пусть человек увидит, услышит, почувствует там всеми своими органами... Пусть зайдя в настроенное мной заведение хлебнет глоток настоящего Рима! А если потом он, вдруг, окажется в Риме, то, боже мой, пусть он подумает - "Кажется когда-то я здесь уже был!"

 

***

Мастерство Егора постепенно росло, как и сложность настраиваемых им помещений, но А-Эн, несмотря на это, продолжал иногда брать заказы на настройку личного жилья. Казалось бы - чему ещё там учиться? Трехметровые потолки. Типовой климат-контроль, совмещенный с типовой вентиляцией, типовым электро и водоснабжением. Что там настраивать тому, кто сумел разобраться в настройках "Римского клуба" и "Пиастров"? Но в настройках личного жилья, за которые брался А.Н. Заров всегда был ещё один важный компонент. Это были настройки под конкретного человека. В значительной степени, это была перенастройка самого заказчика.

При первом визите на заказчика крепилось от трех до пятнадцати датчиков. Плюс десятки датчиков в жилье. Большинство из них были нужны не для изучения жилья, а для изучения того, как в нем ведет себя человек. Егор научился настраивать помещения. Теперь он учился при помощи помещений настраивать человека.

Заров различал девять основных типов человека и разные варианты сочетаний этих типов. Они очень слабо пересекались с "типами личности" разных психологических или социологических школ. Зато эти девять типов были прекрасно видны при беглом взгляде на датчики. Пульс, давление, мышечный тонус, гормональные реакции, электромагнитные излучения от правого и левого полушарий и от конкретных областей мозга, и, главное, реакция всех этих параметров на то или иное изменение температуры, освещенности, цвета, на конкретный видеоряд, звук или запах. Все эти реакции фиксировались, внимательно изучалось и подвергались обработке с совершенно прикладной целью - найти, что из настроек жилища и как влияет на конкретного человека, на его поведение и общее состояние.

- Мы не просто настраиваем жильё по прихоти заказчика. Моя цель - сделать человека здоровей, умней, красивей, лучше, чем он сейчас. Мало ли чего хочет заказчик? Человек никогда сам толком не понимает, чего на самом деле хочет. Конечно, надо проявлять всяческое уважение к пожеланиям заказчика. Но при этом всегда надо помнить, что получив желаемое заказчик, как правило, моментально разочаровывается и хочет чего-то ещё, другого. Это человеческое свойство, конечно, прекрасный крючок, при помощи которого многие настройщики без особого труда вытягивают новые заказы у обленившихся, пресыщенных богачей, делая их ещё более пресыщенными и обленившимися, и немного менее богатыми. Это выгодный бизнес, если грамотно составлять договоры и не жалеть денег на юристов в конфликтных случаях. Но в какой-то момент становится противно и невыразимо скучно. Поэтому я делаю не так, как хочет заказчик. Я делаю так, как лучше для заказчика. Иной настройщик, едва исполнив VIP-заказ, ждет, что тот же клиент скоро пожелает чего-то нового, а потом ещё и ещё. А я считаю, что после действительно качественной настройки жилья клиент должен быть доволен многие годы. Жильё не должно быть службой удовлетворения капризов заказчика. Жильё должно стать системой, поднимающей человека над самим собой! Ко мне обращаются те, кто хочет не потакания своим капризам, а реального улучшения своей жизни. И они это улучшение получают.

К заказчикам Заров подходил по разному. Кому-то он просто гармонизировал общую обстановку, кому-то добавлял стимулирующих воздействий, повышающих активность - умственную и физическую, а кому-то настраивал жильё так, чтобы в нем, общей расслабленностью и довольством просто подавлялась любая дополнительная активность. И дело было не в том к какому из девяти типов принадлежит обитатель жилища.

- Тип жильца это всего лишь тип его реакции на воздействие создаваемой нами среды, - пояснял А-Эн ученику. - Определить тип - только начало. Это много кто умеет. Этому пора бы уже и в колледжах обучать. На некоторых курсах повышения уже учат... Куда сложней понять, что же заказчику на самом деле надо? Говорит он одно. На самом деле он хочет немного другого, а иногда и совершенно другого. А главное - будет ли заказчику лучше от того, что ты, как золотая рыбка, исполнишь его самые потаенные, порой даже не высказанные желания? Станет ли он более здоровым и сильным, более уравновешенным, более умным, если получит то, к чему, на самом деле, всё это время стремился? Или достижение желаемого его только расслабит, сделает глупей, уязвимей к болезням и стрессам? Что если сотворенный тобой комфорт и довольство лишат его жизненной цели, погрузят в бессмысленную апатию и прозябание? Тогда именно ты будешь в этом виноват!

- Но что же делать? Не давать людям желаемого? Того, чего они хотят? Того, за что они деньги готовы платить? - недоумевал Егор: - Правильно ли я понял, что клиент должен всё время "прыгать", немного не дотягиваясь до самого желанного, получая, но всегда недополучая желаемое, чтобы не пресытится?

- Да! Надо поддерживать в человеке постоянную алертность, готовность к усилию: интеллектуальному, эмоциональному, физическому. В дикой природе, в естественной среде человек всегда жил в постоянном страхе, в напряжении, в вечной борьбе со стихиями. Он недоедал, мёрз. Получив сейчас, в искусственной среде, тепличные условия, человек лишается главных, базовых стимулов к активности, превращается в овощ, в холодец. Такой человек, вообще-то никому не нужен. Со временем он даже сам себе становится противен. Человека, живущего в искусственной среде, нужно тревожить, будоражить, подначивать на свершения, чтобы он не загнил.

- А если у него нет сил, или ума не хватает для каких-то свершений?

- Те, кто заказывает настройки у нас, как правило страдают не от недоедания, а от пресыщения и от разбаллансировки в рационе, в образе жизни. Жильё должно ставить их в рамки, формировать режим дня, создавать размеренный, по возможности, образ жизни. Конечно, это не просто - совмещать режим жилища с тем, как человек взаимодействует с коллегами, со всем внешним миром. У кого-то служба, у кого-то гастроли и иные разъезды, у вахтовика сезон безделья сменяется сезоном работы на износ. Кому-то нужны такие настройки, чтобы человек не запил и не превратился в желе в периоды неизбежного безделья. Кому-то наоборот, после нервной, тяжелой работы нужен полный покой и довольство. Для тех, кто работает из дома нужно обеспечить не только периоды отдыха. Творческому человеку нужно, чтобы жильё поддерживало его работоспособность, когда он на пике интереса, куража. Ты понимаешь, что этот кураж надо научиться распознавать у всех девяти типов? Надо, чтобы в моменты творчества, всё вокруг помогало человеку выкладываться по полной, не отвлекаясь на ерунду. Главное, и тут не переусердствовать, вовремя переключить выложившегося человека на отдых. У каждого из типов тут есть особенности...

 

***

В последние три месяца своего ученичества Егор несколько раз настраивал кафешки и офисы почти самостоятельно. Да и с настройками жилья закрыл несколько проектов, которыми Заров остался в целом доволен. Они вместе приходили к заказчику на первый визит, ставили датчики, а потом Егор всё делал самостоятельно, иногда получая от Зарова только советы общего характера. И вот теперь, после одиннадцати месяцев ученичества, Егор получил полный карт-бланш. С утра к нему на комм пришел адрес жилища заказчика и сообщение от А-Эн.

"Считай, что это твой дипломный проект. Всё делаешь сам. Не отчитываешься. Потом я поговорю с заказчиком и посмотрю работу, чтобы понять, чему ты, на самом деле, научился, и как нам сотрудничать дальше. Если из дома тебе удобнее, то в офисе можешь не появляться. Все текущие обязанности по работе с тебя снимаются. Занимаешься только этим проектом. p.s. Я уехал в Ичтлан. Вернусь двадцать пятого".

 

 

- Здравствуйте. Я по поводу настройки вашего жилища.

- Да? - Дверь Егору открыл худой старик в неглаженой фланелевой рубашке. - Проходите.

Что-то в лице клиента показалось молодому человеку странно знакомым.

- Простите, а вы, случайно, не родственник Максима Кислицкого? Просто одно лицо!

- Это мой литературный псевдоним, - буркнул старик. - И никаких автографов! Разувайтесь. Вон тапки. Александр Николаевич позже подойдет?

- Зарова нет сейчас в городе. Он мне поручил решить все вопросы с вашими настройками. Я работаю его ассистентом почти год. Если настройка вам не понравится, то предоплату мы вернем.

- Но... Черт! Я думал... Мне говорили что заказали настройку у самого Зарова.

- А его ученик. Если вам что-то не понравится, Александр Николаевич сам вам всё перенастроит. Но он будет только после двадцать пятого.

- Понятно, - скис заказчик. - Я не хотел вас обидеть, но...

- Вы отказываетесь? Будете ждать Зарова? - опешил Егор. Иногда такое и прежде случалось, но сейчас, когда заказчиком оказался сам Кислицкий, автор приключенческих книг, которыми Егор взахлеб зачитывался в школе, да и на первых курсах колледжа, это было особенно обидно.

- Ну, не знаю... - клиент окинул взглядом захламленную прихожую. Поежился от тянущего откуда-то с кухни сквознячка и махнул рукой. - Ладно, давайте сейчас начнем. А то я, не дай бог, опять передумаю.

 

Егор вернулся домой через четыре часа усталый и озадаченный. Чтобы немного оклематься, включил яблоневый сад. Комнатка у него была всё та же, и видеопанели не самой топовой модели. Но они закрывали почти все стены и потолок, так что теперь вокруг был тот самый сад, который в день собеседования показал ему Заров. Волгоградское лето окружало Егора, обдавая радостными запахами детства. Экраны и суперсовременный климат-контроль, конечно, были оплачены ещё не полностью. Но после нескольких удачных решений ученика, А-Эн поделился с ним процентом от гонорара. Так что мечта о собственной студии была Егором уже почти воплощена. Если теперь Кислицкий останется доволен и Заров опять отстегнет своему ассистенту часть гонорара, то, может быть, у Егора получится полностью расплатиться за всё оборудование. А там можно подумать и о переезде в более просторные апартаменты.

Настройщик уселся в рабочее кресло и принялся раскидывать по монитору окна с данными своего нового клиента.

 

Радостное возбуждение от того, что заказчиком вдруг оказался один из самых любимых писателей, улетучилась быстро. Проблемный дед. И от того, что он был тем самым Кислицким, всё становилось ещё сложней. В прошлом алкоголизм и две аварии. Год назад - онкология. Успешная операция. Пока без рецидивов, но общий настрой - похоронный. На данный момент - бессонница, гипертония, апатия переходящая в депрессию. Самым обидным для Егора оказалось, что Кислицкий ничего не пишет уже больше десяти лет.

Сам Кислицкий просил простейших вещей. - Настроек, помогающих вернуть сон и покой, наладить режим, который позволит ему доживать без мучений и лишней нервотрепки. Егор анализировал графики и злился, видя, что клиент в самом деле хочет именно этого. Уставший от жизни старик. С тех пор, как семь лет назад умерла его жена, третья по счету и самая любимая, он не менял настроек в своей домашней системе. Так и жил в тех настройках, которые она сама делала в их жилище. Настройки, конечно, были совершено дилетантские и кривые. Но он как-то к ним приспособился, привык. Теперь это была часть его жизни, память о годах счастливого супружества. Всерьез он ничего менять не хочет. Вот только жить в этих настройках дальше уже не в состоянии.

Работу настройщика оплатил сын Кислицкого от первой жены. Уговорив отца всё-таки сменить настройки жилья, недавно разбогатевший сынок купил папе самое лучшее - работу Зарова. Уж Заров-то разберется, как сделать, чтобы старик остался доволен и зажил долго и счастливо... А Егор разберется? Это ему такой подарок от Зарова? Или это такой вызов, проверка на прочность?

Егор, конечно, не утерпел, и прямо там, на месте, сразу поменял кое-что в температурном и световом режиме, чтобы старик мог хотя бы высыпаться нормально, не ёжиться от сквозняков, не напрягать лишний раз усталых глаз на резких перепадах освещения. Теперь настройщик наблюдал, как Кислицкий сидит в плетенном кресле-качалке и курит, задумчиво глядя в видеоокно на закат. Сигарета потухла в руке. Пепел осыпался на штанину. А он все смотрит, не отрываясь, и явно видит там что-то своё.

"Вот что мне с ним делать? Что может помочь, если ты болен, одинок, жизнь прошла, и даже восторги поклонников уже не вызывают ничего, кроме раздражения?" Егор вскочил из кресла и достал с дальней полки три пыльных тома - всё, что у него было в бумаге из книг Кислицкого: Начало серии, книжка в мягком переплете - "Вторая часть Марлезонского". "Четвертая власть Марлезонского" - роскошный том с портретом и автогрофом автора на форзаце.

Егор, вздохнув, открыл последний имевшийся у него бумажный томик - "Пятый пункт Марлезонского": "В половине двенадцатого с юго востока, со стороны аэропорта Бен-Гуриона в Тель-Авив на такси въехал Серафим Владиленович Марлезонский - молодой человек лет двадцати восьми, в бежевом спортивном костюме "Abi-bas" и в желтых найковских кроссовках, одетых на босу ногу."

Всего Кислицкий опубликовал двенадцать книг про Марлезонского. В своё время Егор читал их запоем, одну за другой. Романтическое, эксцентричное, а, местами, и просто сумасшедшее время рубежа веков. Финансовые и политические кульбиты, безумные романы, секс, стрельба и феерический юмор неунывающего афериста, "сына советско-подданного", на фоне стремительного крушения доцифровой эпохи. Некоторые отрывки из этих книг Егор помнил почти наизусть.

 

Семь визитов. Многочасовые беседы, воспоминания о бурной молодости и переменчивой удаче, щедро приправленные неистощимой писательской фантазией. Старик был в здравом уме, без каких-либо следов деменции. Просто, как есть, записывать на бумагу весь его гон про минувшие дни - уже новая книга получится! Конечно, общение с Кислицким это был прекрасный подарок от Зарова. Вот только Егор до сих пор не понимал - как ему поступить? Все пожелания заказчика он выполнил. Вид старик имел более бодрый и выспавшийся. Общее состояние выровнялось. Но огонек в его глазах зажигался лишь изредка, а общим настроением оставалась всё та же апатия и какая-то обреченность.

Скоро приедет Заров. Показывать ему всё это почему-то было совестно. Хотя, при чем тут Заров? Он, скорее всего, будет доволен. А вот перед самим собой-то как? Точно ли сделал всё, что мог для этого человека? Полностью выложился? И когда Максим Кислицкий через год-другой тихо сойдет в могилу из-за полной потери интереса к жизни, он, Егор, будет гордится, что сумел обеспечить старику максимально возможный комфорт? Или он будет терзаться угрызениями совести за то, что не решился, не попробовал...

- Да какого черта? Марлезонский никогда бы тут не стал сомневаться. Просто взял бы и сделал!

 

***

- Это возмутительно! Я на вас подам в арбитраж! Вы... Я требую немедленно все переделать! Вы его угробите! Ему семьдесят два года! Ревматизм! Давление! Удаляли опухоль! Вы понимаете, что он и года с такими настройками не протянет?

"Сохранять покерфейс - вот чему я так и не научился у Зарова," - вздохнул Егор, с замиранием сердца ожидая, как на всю эту тираду отреагирует шеф.

Заров, дождавшись, когда сын Кислицкого выдохнется и затихнет, поставил на столик недопитый бокал мартини, встал и крепко пожал заказчику руку.

- Спасибо вам за ваше мнение, - проникновенно произнес он, уверенно глядя раскрасневшемуся мужчине в глаза. - Официальным заказчиком по договору выступает ваш отец? Пусть он мне позвонит, когда ему будет удобно. Я лично займусь этим вопросом и не успокоюсь, пока не будут выполнены все его пожелания. Вы можете быть совершено спокойны. Все мои услуги вы уже оплатили и никаких доплат не потребуется. Если желаете подать жалобу - конечно подавайте. Но заказ оформлен на вашего отца, так что арбитраж примет жалобу только от него. Ваше беспокойство о его здоровье понятно. Я лично ещё раз всё проконтролирую и не допущу никакого вреда его здоровью от сделанных нами настроек. Обещаю наблюдать за его состоянием в течении месяца и в случае хоть какой-то отрицательной динамики по здоровью немедленно скорректировать все необходимые параметры.

 

 

Глядя вслед уходящему заказчику, Заров допил мартини и подмигнул замершему в напряженном ожидании Егору:

- Да видел я уже, как ты этому Кислицкому всё перевернул. Немного резковато, кончено. Но в целом - одобряю. Он мне позвонил, как только я прилетел. Очень тебя расхваливал. И настройщик, мол, золотые руки, и собеседник замечательный.

- Я собеседник? - Егор от удивления чуть яблочным соком не поперхнулся: - Да я только кивал и слушал, открыв рот, его воспоминания. Ну, иногда вклинивался, уточнить что-нибудь для настроек.

- Я же говорю. Отличный собеседник! Вот только с этим нудистским пляжем ты переборщил. Мало ли что тебе Кислицкий про свои молодежные похождения наплел. Сейчас-то он уже не мальчик.

- Убрать пляж? - расстроился Егор.

- Не-е. Пляж отпадный, - расплылся в улыбке А-Эн. Просто по времени эту вакханалию ужми. На полчасика голых красавиц выпускай позагорать, в районе обеда, не больше. И с Любой своей ты зря старика познакомил.

- Я не специально, - смутился юноша. - Просто она тут доросла, наконец, до подростковой приключенческой литературы, прочла "Третий глаз Марлезонского" и пришла в полный восторг. Узнала, что я делаю настройку у того самого Кислицкого, и не отставала от меня, пока я их не познакомил.

- Ох, отобьёт у тебя старик Цветкову. Он, конечно, давно не красавец, но очень уж языкаст.

- Ну и ладно. Я уже не знал, как бы мне от неё поделикатнее отвязаться. И чего она на меня так запала? Других мужиков что ли вокруг нет?

- С нормальными мужиками в арт-тусовке всегда напряженка… Понимаешь. Когда мы ей жильё настроили, у неё появились силы и время, чтобы выспаться, почитать что-нибудь неглупое, о своей жизни подумать. Проснулись в человеке здоровые, природные инстинкты. А тут ты... датчики снимаешь… Да, как бы она Кислицкого теперь до инфаркта не залюбила. Может неудобно получиться. Он ведь только-только собрался жить по-человечески. Даже начал писать, то ли мемуары, то ли опять про этого своего афериста… Придется мне с Лю серьёзно поговорить. Ну, а с тобой я хотел бы обсудить сейчас несколько вопросов по поводу нашего дальнейшего сотрудничества.