Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Небо вокруг

Небо вокруг как будто переполнялось звёздами. Россыпью блестяшек разного размера и яркости, приклеенных к огромному полотну. Оно обступало со всех сторон, обволакивало, прогибаясь под сверкающей тяжестью. Налитое темнотой, нависало и окутывало, придавливая всем своим богатством, грозя оторваться и накрыть с головой. Погрести под собой, погубить.

С тяжёлым вдохом Олег оторвался от окуляра. Сзади, в палатке, похрапывали Андрей и Лёшка, так и не дождавшиеся чистого ночного неба. Правило «новый телескоп портит погоду» сработало на все сто. Но вернуться домой совсем без звёзд, потерять выходные, Олег не мог. Он не спал всю ночь, то проклиная ненавистные облака, то умоляя их рассеяться. Уже почти под утро природа сжалилась, позволив высокому и худому парню с копной коротких непослушных волос, то и дело заглядывающему в искатель, получить что хотел.

Вот-вот расцветёт восходом воскресенье, хмурое от скорого понедельника, как от похмелья. Сначала они погрузятся в обшарпанную электричку, разделив палатку, телескоп с обвесом, спальники и остатки еды на троих. Потом будут трястись полдня вдоль покосившихся телеграфных столбов, спрятавшись от мира за бронёй наушников и щитом страниц «Sky and Telescope». Изредка обмениваясь непонятными случайным попутчикам фразами, словно секретными техниками защиты.

Дома мама с сестрой затребуют полный отчёт об увиденном, ожидая, что Олег захвалит их подарок до исступления. И он будет нахваливать, восхищённо распахивая серо-голубые глаза и поглаживая «доб», стараясь не думать о том, во сколько он им обошёлся. Потом будут уроки до полуночи, подъём в шесть утра, котлета с гречкой в пластиковом контейнере, записка от мамы, уже ушедшей на работу. И Софья Леонидовна, полдня выпиливающая мозги своим «не время для разгильдяйства, вы теперь выпускной класс!».

Всё это будет потом. А сейчас есть немного времени, чтобы полежать на ещё не признавшей начала осени траве, пялясь на вновь затянувшееся облаками небо, но по-прежнему видя звёзды. Думая о том, какие они на самом деле, как далеко, и есть ли там кто-то. Мечтая о них и гадая, успеет ли он за всю свою жизнь приблизиться к ним хоть немного.

Всё остальное будет потом.

 

Разогнанная направленным взрывом металлическая болванка прорезала обшивку, словно кожу нож. Смяла в хлам рампу, разорвала бимс грузотсека, раскурочила гидравлику обоих люков и кормовую систему обеспечения теплового режима. Завыли сирены разгерметизации, в брешь хлынул теплоноситель, смешиваясь с гидравлической жидкостью и разбрызгиваясь за кораблём пушистым хвостом крошечных льдинок, мгновенно вскипающих и следом замерзающих в вакууме. Дыхание перехватило от боли и страха. Из глаз брызнули слезы, из раны — кровь.

 

Телевизор не умолкал третьи сутки. Ведущие мировых СМИ, захлебываясь словами от осознания собственной важности, состязались друг с другом в громкости слов и уровне вложенного в них пафоса. Олег не отрывался от новостей, переключаясь с одного канала на другой, изредка прерывая бесконечный поток однообразных передач наскоро сляпанными документалками, пересказывающими всё те же события немного более научно, чем популярно. В которых так же гадали о будущем человечества, разве что чуток сбавив градус театральности.

─ Олежа, ты хоть ел сегодня? – спросила мама с порога, ещё даже не раздевшись и не разобрав сумки с покупками.

─ Да какое там есть! Когда вокруг творится История! ─ съехидничала Светка, без отрыва от смартфона спародировав интонации брата.

─ Не хотелось просто, ─ оправдывающимся тоном ответил Олег, осуждающе глянув на сестру. Та проигнорировала. Пришлось отложить пульт и отправиться в коридор помогать матери с сумками.

─ Ой, видала я, эту вашу историю, ─ заворчала мама, ─ дефолты, ковиды, пришельцы. Война войной, а обед по распорядку.

Пропуская мимо ушей привычное бухтение «за жизнь», Олег распределял по холодильнику огурцы с помидорами, молоко и яйца, аккуратно расставляя их в лотке. В сумке ещё ждала картошка, которую предстояло чистить бесконечно долго, но мысли парня были далеко. Где-то там, среди звёзд.

Итак, мы не одни. И не просто не одни, а одни из сотен. Всего лишь очередная планетка с очередным видом разумных, вдали от крупных трансгалактических магистралей. Без особых технических достижений, не освоившая даже соседних планет, без собственных космических кораблей… и ракеты не в счёт. Ещё вчера человечество было одиноким во Вселенной, а сегодня самые думающие очень медленно и неохотно осознавали себя жителями отсталой деревушки в бездорожной глуши. Оптимисты считали стоимость прокладки нормальной дороги до ближайшего райцентра и регулярных рейсов «Икарусов». Напуганные пытались предположить вероятность крестового похода на деревушку со стороны высокоразвитых «городских». Разумные понимали, что таковой маловероятен: «городским» просто нечего взять с деревни. Ответственные торговались за любой, пусть раздолбанный в хлам, автобус, который мог бы пробираться по ухабам из райцентра хотя бы раз в месяц – налаживать связь с внешним миром хоть как-то надо. А мечтатели строили планы по покорению этого самого райцентра.

Нож соскочил и резанул по пальцу. «Ай», ─ тихо сказал Олег, почти не почувствовав боли, и машинально засунул палец в рот. Недочищённая картошка упала в кастрюлю.

─ Олежа! – тут же спохватилась мама, ─ ну что ты как маленький! Дай сюда, боец…

«Ах да, повестка же», ─ отрешённо вспомнил Олег, глядя, как мама промывает перекисью и залепляет пластырем крошечную ранку на пальце. Забытая бумажка, лежащая на дне рюкзака, казалась ему сейчас чем-то несущественным, далёким, ведь теперь жизнь каждого человека на Земле изменится, правда?

Ещё никогда звёзды не казались ему настолько близкими.

 

Меньшее из зол. Пришлось пройти впритирку мимо одной из кинетических мин. Массивный металлический цилиндр с двигателями ожил и начал вращаться вокруг собственной оси, всё быстрее и быстрее. Затем распахнул створки, из которых роем высыпались мелкие поражающие элементы. Разогнанные центробежной силой, они обрушились по правому борту так же, роем, оставляя тысячи мелких дырочек в обшивке, соединительных элементах и тканях, шпангоутах и стрингерах. Повреждая воздуховоды и электрику, трубопроводы и сосуды, живых и мёртвых. Словно растянутый во времени выстрел дробью в бедро.

─ Молодой человек! ─ Олег вздрогнул, как будто очнулся ото сна. Ничего не изменилось. Напротив сидела крупная женщина в белом халате, в руках её по-прежнему похрустывала бумажка с кучей формальных подписей и штампом «годен». На тётке красовалась старомодная прическа, гигантская шишка на макушке, и не менее устаревшие очки, из-под которых она смотрела даже не на самого новобранца, а как будто сквозь него.

─ Молодой человек! ─ повторила она с тем нажимом, с каким привыкла, наверное, тараканов давить, ─ вы чего это тут понаписали?

Ещё недавно Олег бы стушевался, но за сегодня он перенёс уже так много унизительных процедур, что почти выработал иммунитет. А потому с вызовом глянул на тётку и без заминки произнёс:

─ Что хочу служить пилотом космического корабля!

Ничего не изменилось. Всё те же передачи по телеку, всё те же сообщения на формах и телеграмм-каналах, всё тот же военкомат. Всё те же магазины, гречка с котлетой в контейнере, тётки напротив. Человечество шагнуло в новый, межпланетный мир, а вокруг ничего не изменилось! Олег хорошо понимал, что ни сама строка, ни написанное им ни на что не повлияют. Но, как будто протестуя против набившей оскомину обыденности, особенно сейчас, когда звёзды стали так близко, в графе «желаемое место службы» он написал то, что написал. И брать свои слова назад не собирался.

Тётка снова прошила его тяжёлым взглядом насквозь, потом вернулась к бумажкам, просмотрела заново, как будто штампы и подписи за последнюю минуту могли поменяться, отложила, вздохнула. Открыла ящик стола, такого же древнего, как её очки и прическа, вытащила оттуда новый, совсем небольшой, лист. Чиркнула на нём что-то и протянула Олегу:

─ Со всеми бумагами в третий кабинет. ─ Сказала, как будто стропу перерезала. И сразу же гаркнула Олегу за спину: ─ Следующий!

Новый призывник уже зашёл, а Олег всё стоял, тупо глядя на маленькую бумажку, почерк на которой, конечно же, разобрать не смог. Что-то это всё должно было значить. Или нет. Не проверишь – не узнаешь. Пожав плечами, он вышел и, разглядывая цифры на дверях, начал искать номер три.

Очереди из призывников у кабинета не оказалось. Олег постоял на месте, оглянулся и нерешительно постучал.

— Войдите! — сразу же раздалось из-за двери.

Назвать эту каморку кабинетом язык не поворачивался. Крошечный, пыльный, заваленный папками с бумагами от пола до потолка, он едва вмещал в себя простенький письменный стол и щуплого человечка за ним. Здесь не было даже окна, только одинокая лампа накаливания горела под самым потолком. Олегу показалось, что он попал в прошлый век. В котором забыли перевести в цифру целый архив, или вообще забыли, а потом спешно разгребли папки с середины по углам, лишь бы только стол уместить.

— Извините, — начал было Олег, выставив перед собой бумаги, — мне сказали в третий кабинет...

— Документы, — негромко сказал щуплый человечек. Но как-то так сказал, что отказать ему, наверное, не смог бы никто. Вроде и спокойно сказал, и формы на нём никакой не было, но ослушаться у Олега, скорее всего, физически бы не получилось. Даже если бы он этого вдруг захотел.

Пока человечек изучал его бумажки, новобранец пытался изучать человечка. Без толку. Человек как человек, средних лет, ничем не примечательный, лицо обычное, совсем не запоминающееся. Тогда Олег переключился на собственные чувства. Отчего ему кажется, что сейчас решается его судьба, а человечек перед ним – военный, и не простой?

— Фантастики начитались, Олег Владимирович? — вдруг спросил человечек, не отрываясь от бумаг. Видимо, дошёл до той самой графы.

— Фантастика уже постучалась в двери, — парень занервничал, но говорить получалось легко, как будто ответ он отрепетировал заранее. — Глупо оставлять её за порогом. Нужно впускать и соответствовать.

Человечек изучающе глянул на него исподлобья и отложил бумаги в сторону. Откинулся на неудобном стуле, задумчиво постучал пальцами по столу.

— А если реальность окажется куда неприглядней книжек и блокбастеров? Разочароваться не боитесь?

— Готов принять реальность такой, какая она есть, — пожал плечами Олег. Вопрос показался ему странным. Для человека из военкомата. Но он сам задумывался о чём-то таком не раз, а потому не сомневался в ответе. — В конце концов, лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, чего не сделал. Лучше увидеть звёзды своими глазами, чем до конца жизни сожалеть о том, что испугался и упустил возможность.

Олег поймал себя на мысли, что отвечает так, как будто проходит собеседование в лётное училище. Космолётное. Даже смешно.

Человечек аккуратно сложил бумаги Олега, приложил сверху новую, щёлкнул степлером и расписался.

— Завтра. Вот по этому адресу, строго в указанное время. Со всеми бумагами и паспортом. Свободен.

Сердце бешено заколотилось. Олег открыл было рот, чтобы задать целую кучу вопросов, но взгляд человечка не-простого-военного остановил его от этой глупости. Пришлось захлопнуть челюсть, промямлить нечто вроде «так точно...» и ретироваться за дверь.

Дальше всё происходило как в тумане. На автомате Олег пришёл домой, на автомате что-то отвечал сестре и маме, готовил ужин, спал. Ворочался почти всю ночь, вернее. На автомате явился по адресу на полтора часа раньше назначенного. Насквозь продрог, ожидая в скверике напротив. Как в тумане вошёл, не удивился КПП, сдал документы, подмахнул расписку о неразглашении гостайны. И оказался в просторном помещении напротив целой комиссии из форм и белых халатов.

— А я думал, что медосмотр уже закончился, — неловко попытался пошутить Олег.

Никто не обратил внимания на его слова. Да и на него самого, похоже, тоже. Господа исключительно высоких званий из тех, что он смог опознать, перешёптывались, листая бумажки. Его, Олега, по всей видимости. Хотя он, кажется, стопку поменьше приносил. Было ужасно неуютно и почему-то не менее унизительно, чем накануне у медиков. Наконец, комиссия закончила шуршать и шептаться, покивала и распалась на отдельных людей разного роста, веса, возраста и внешности.

— Скажите, Олег Владимирович, — обратился к сиротливо сидящему на стульчике парню низенький толстячок в белом халате, — случались ли с вами в жизни какие-то необычные ситуации, потенциально опасные?

— Эээ... в каком смысле? — Сказать, что Олег удивился вопросу, значит ничего не сказать.

— Ну... — протянул толстячок, снял очки, потёр их платочком, наспех извлечённым из нагрудного кармана, надел обратно. — Случалось ли вам, или вашим близким с вашей помощью, избежать серьёзных неприятностей... путём, скажем так, счастливой случайности?

Олег всё равно не понял, и, не отрывая взгляда от толстяка, покачал головой.

— В какой-то момент… могли бы вы назвать себя «родившимся в рубашке»? — предпринял тот ещё одну попытку. Кажется, последнюю.

На Олега в упор смотрели несколько пар глаз, поразительно жёстких, и надо было ответить хоть что-то. Чтобы не истечь кровью из бесчисленных дыр, оставшихся от прожигания его насквозь этими взглядами, очевидно.

— Да… у нас, вроде… обычная семья… ничего такого… экстраординарного…

Олег тянул время, растягивая слова и паузы между ними, но понимания того, что именно от него хотят услышать, не приходило. А хуже всего было то, что он почти физически ощущал, как едва проявившийся к нему интерес начинает стремительно таять. Как один за другим жёсткие взгляды отводятся в сторону или зарываются в очередные документы. Вот и толстяк в очках уже не ждёт его следующего слова с интересом, а просто ждёт, когда он закончит говорить. Когда, соблюдая элементарную вежливость, можно будет кивнуть, поблагодарить за потраченное время и отпустить парня домой. То есть назад, в районный военкомат. Ни с чем. Кажется, он уже начал складывать его бумаги.

— Погодите… — сначала Олег сказал это слово просто так, но, словно удочка, оно вытащило из его подсознания глубоко спрятанное, то, о чём вспоминать совсем не хотелось. — Погодите.

Вдохнул-выдохнул. Пан или пропал. Или это потопит его окончательно, или это именно то, что им от него нужно.

— Мы тогда ещё с отцом жили. Мне было девять, Светке двенадцать. Должны были вместе на рыбалку ехать. Я, мама, папа, сестра. И трое друзей отца. На катере. Тип «Ярославец», знаете? — Олег глянул на толстяка, ища какой-нибудь знак, ободряющий, или, там… наоборот. Но лицо за очками оставалось бесстрастным, только отложив бумаги, руки его замерли.

— Друг отца через знакомых по работе выкупил… списанный, — продолжил Олег, перестав смотреть на людей и уткнувшись взглядом в пол. Вдохнул, замер, и затараторил, на одном дыхании, без остановки: — А я вдруг не захотел. Всегда мечтал на рыбалку с отцом, а тут не хочу и всё. И остальных отговорить пытаюсь. Только кто ж меня послушает? Или дома одного оставит? Перед самым выходом соврал, что живот болит. Родители расстроились, Светка разозлилась и как давай на меня орать. А я… я не помню, что на меня нашло. Взял и толкнул её… никогда так не делал. Она ногу подвернула, упала. Испугались, что перелом. Ну вот и поехали в травмпункт вместо рыбалки. Отца одного отпустили — его же друзья ждут. Юбилей.

Закрыл глаза и выдохнул, сжавшись, словно перед прыжком в воду:

— Утонули они все. Ночью катер на баржу налетел. Никто не выплыл. Пьяные были.

В тумане поплыли перед глазами картинки: вот Светка, ещё недавно надутая и злая, рыдает, повиснув на его шее. Вот мама целует их обоих, гладит, приговаривает что-то. Серое небо вокруг, безразличные люди, кладбище, памятник. Они никогда не говорили об этом. Светка ни разу не попрекала за вывих, даже когда ссорились сильно. Мама никогда не укоряла ни за сестру, ни за капризы, ни за враньё. Ни за отца, которого не смог удержать.

 

Снять нагрузку на сердце. Обесточить основную систему электроснабжения, забыть про резервную. Задраить грузотсек. Опустить переборки с четырнадцатой по двадцатую. Не думать о тех, кто остался внутри. Перестать кричать. Активировать аварийные генераторы, оставить только потребители первой категории. Запустить программы ремонта и восстановления. Выровнять давление, включить резервную подачу воздуха. До ворот ещё две трети пути.

 

Их было пятнадцать. Сидящих за соседними партами в учебном зале. На стенах висели плакаты с инструкциями в картинках. Как оказывать первую помощь при ранении. Куда деваться при бомбовом ударе или артиллерийской атаке. Что делать, увидев ядерный гриб. Странно, но во что-то цельное, запоминающееся, отдельные изображения упорно не складывались. Возможно, потому, что не до них было присутствующим. Между собой они тоже не говорили. Пятнадцать парней призывного возраста. Девять явно со школьной скамьи, остальные постарше, после универа, похоже. Тишина, висящая между рядами, сгущалась и давила, почти воплощалась, привлекая к себе внимание, словно ещё один присутствующий. Чувство тяжести становилось таким липким, что начинало казаться, будто бы потолок вот-вот сдвинется, опустится и раздавит их всех.

— Здравствуйте, товарищи курсанты. — Вошедший оказался тем самым щупленьким человечком, с которым Олег говорил в кабинете номер три. Почти мгновенно он переместился, будто телепортировался, от двери к столу преподавателя и бегло осмотрел каждого из парней сверху донизу. Проигнорировал нестройное ответное «здравствуйте», а от некоторых и вовсе молчание. Присел прямо на стол.

— Не буду ходить вокруг да около, расскажу как есть, — в его руках появилась очередная папка с бумагами, — только напомню про подписку о неразглашении.

Папка легла на стол, и что за бумаги в ней, пока было неясно.

— Всё очень плохо, — сказал человечек, — гораздо хуже, чем самое плохое из того, что просочилось в прессу. В связи с недавними всем известными событиями, догадываетесь, о чём я?

По рядам прошёл шорох, из которого, следом за ученически поднятой вверх рукой, прозвучал робкий тенор парня с забавными кудряшками:

— Инопланетяне летят нас захватывать?

— Нет, — вопреки ответу человечек кивнул, видимо, ждал именно такой вариант, — хуже.

Аудитория непонимающе замерла. Что может быть хуже?

— Во-первых, — «преподаватель» явно приступил к длинной лекции, — их там, как оказалось, много. Разных. Сколько точно – они нам сообщить не соизволили. По косвенным оговоркам, ну и по количеству слишком уж разных рож на одном-единственном корабле, был сделан вывод, что несколько сотен видов.

Олег подумал, что это не та информация, ради которой стоило брать подписку о неразглашении. Каждому, кто внимательно следил за прибытием, это известно.

Тем временем ликбез продолжался.

— Во-вторых, если бы кто-то из них летел нас захватывать, это означало бы, что у нас есть нечто очень им нужное. А это уже готовое поле для переговоров и торговли. Если и не конкретно с этими, так с другими.

Человечек в задумчивости взял папку со стола и снова положил обратно.

— Увы, у нас ничего нет. — Прозвучало чётко и сухо. По-военному. — Все наши технологии в прямом смысле слова древнее говна мамонта, и ни они сами, ни продукция, по ним производимая, никому не нужна. Исходные же ресурсы везде одинаковые, то есть ни одной расе нет никакого резона покупать у нас условную нефть, когда ту же нефть можно добыть ближе и бесплатно. Повреждённый корабль, случайно оказавшийся рядом с нашей системой, – исключение. За помощь с отдыхом и ресурсами для ремонта они готовы платить. Но летать к нам специально, заводить дружбы-дипломатии, делиться технологиями никому из этих сотен видов никакого резона нет. Другими словами, в галактических масштабах, мы как банановая республика. Только бананов у нас тоже нет, потому что с технологиями производства и хранения пищи дела у нас обстоят ничуть не лучше, чем с остальными. Про космические корабли или оружие я вообще молчу.

«Препод» подождал, пока ребята переварят информацию, и продолжил, проигнорировав несколько поднятых рук:

— Они там сообща пересекают галактику по неким спецмаршрутам чуть дольше, чем за месяц. Имитируют гравитацию, терраформируют и колонизируют планеты десятками, меняют орбиты естественных спутников, ускоряют развитие солнц, корректируют состав звездных систем, творят ещё хрен нам известно что. А человечество… это я сейчас имею в виду всё человечество в целом, внезапно поумневшее и забывшее про внутренние разногласия… а человечество не может выкупить у них ни списанного корабля, ни технологии устройства его двигателей. Нам просто нечем за них заплатить.

Снова ненадолго сгустилась тишина. Некоторые из поднятых вверх рук продолжали своё дежурство, среди них была и рука Олега.

— Даже услугами? — не выдержав, спросил он.

Человечек настолько неодобрительно покосился на него, что Олег тут же сам себе поклялся больше никогда-никогда не начинать говорить со старшими по званию без разрешения. Но ответ всё же прозвучал:

— Чтобы оказывать квалифицированные услуги, нужно иметь подходящий уровень образования, который у нас в той же жопе, что и технологии. А неквалифицированные услуги оказывают либо роботы, либо кто-то из своих же.

Обойдя взглядом оставшиеся тянущиеся вверх руки, человечек кивнул всё тому же парню с кудряшками:

— Промышленный шпионаж? — послышался его высокий голос.

— Чтобы что-то украсть, нужно иметь техническую возможность это сделать, — ответил «препод». — Чтобы захватить корабль, его сначала нужно догнать, а потом удержать. Чтобы взломать информационную сеть, к ней стоит подключиться. Другими словами, в нашем запущенном случае пока не вариант.

— А подарить они нам какой-нибудь списанный корабль не хотят? В знак мира и будущего сотрудничества? Не облезут же, раз такие продвинутые. — Олег запомнил только басовитый голос, но не говорящего. Его собственная голова была сейчас занята обдумыванием концепции квалифицированных и неквалифицированных услуг.

Человечек в ответ на вопрос рассмеялся.

— А зачем им нам что-то дарить? Они там не матери Терезы, а мы здесь не обездоленные больные. Ещё раз: разумных видов много, тянуть ещё один до своего уровня безвозмездно никто не будет. Рыночные отношения: нечем платить – до свидания. Появится чем – сигнализируйте. Кстати, некоторые вещи, касающиеся межпланетной связи, нам всё-таки подарили. Это так, к слову.

Взгляд Олега, бесцельно блуждающий по залу, скользнул по плакатам с картинками-инструкциями. Военными. Щелчок в мыслях показался ему таким громким, что услышать, наверное, должны были все. Он поднял руку, но на этот раз всё-таки дождался разрешения от «препода».

— Солдаты? Им нужны солдаты, наверное, воюют, а это не так чтобы… квалифицированная услуга…

Человечек ответил не сразу, внимательно посмотрев на Олега.

— Вы так думаете? Что в межпланетных войнах для чего-то могут понадобиться необразованные дикари? Никогда не слышали про обезьяну с гранатой?

— Пушечное мясо! Вы хотите продать им нас как пушечное мясо! – раздалось с задней парты. Обладателем того самого басовитого голоса оказался парень с татушками на лице и шее.

— Я вас разочарую, — взыскания за реплику без разрешения не последовало, — но в условиях межпланетных конфликтов прямой боевой контакт живой силы — большая редкость. Почти все столкновения происходят в космосе, часто – на таких расстояниях между противниками, что нам с нашими ракетами и не снились. Кроме того, «пушечному мясу», чтобы быть рентабельным, нужно размножаться с тараканьей скоростью. И ещё добавлю, что эта ниша – ниша живой силы, то есть космического десанта, уже занята. Крупными и крепкими ребятами с жутковатой по своим условиям планеты, от природы нарастившими серьёзную костяную броню, когти и силу. С таким огромным температурным и воздушно-смесовым диапазоном выживания, что они голыми пройдут и не чихнут там, где человек без полноценного скафандра не выживет. Так что нет, даже поставщиками «пушечного мяса», по вашей терминологии, людям не стать.

Поднятых рук больше не осталось, все ребята затихли. В голове у Олега билась мысль: «они воюют! С кем? Почему?».

— Но для… чего-то… мы вам здесь нужны? — осмелился спросить он. Дождавшись разрешения, разумеется.

— Нужны. — Человечек кивнул. Помолчал. И перешёл к главному:

— Итак. Благодаря обыкновенной удаче, или необыкновенной, это как посмотреть, но…. Благодаря повреждённому кораблю чужих, который в нашу систему занесло, а также доброй воле тех, кто на нём оказался, нам всё же удалось найти нечто, чего нет у других видов. Валюту, которая может поставить человечество в один ряд с более развитыми цивилизациями. Сделает уважаемой расой, равноправными партнёрами, несмотря на масштабы технологического отставания. Позволит их догнать.

«Препод» снова взял папку в руки, взвесил, подумал и добавил:

— Может. Но вот сделает ли – зависит от вас.

Бумаги из папки были поделены пополам и переданы по рядам.

— Это ваши контракты. Внимательно их прочтите, подписывать сразу необязательно. Можете подумать до завтра.

Человечек убрал пустую папку и стал ждать, пока каждый из ребят получит по собственному комплекту. Наблюдал, как одно за другим лица читающих вытягиваются, не веря в написанное. Только тогда он добавил спокойно:

— Обращаю ваше внимание на пункты восемь, девять и десять.

Тишина наползла снова, сгустилась, сдавила и лопнула, взорвавшись десятком возмущённых голосов и восклицаний, с матами и без.

— Вы сума сошли?

— Совсем офигели?

— Что за херня?

Человечек молчал, спокойно ожидая, пока буря уляжется. Олег в общем возмущении не участвовал, его глаза как зацепились за первый пункт, так и застряли на нём. Нелегко оторваться от строчки, в которой говорится о пилотировании космического корабля, даже если его обозначение, тип и префикс не говорят ни о чём.

— Что будет с теми, кто откажется? – продолжали шуметь новобранцы.

— Арктический Трилистник. Земля Франца-Иосифа, восемьдесят градусов северной широты, если кто не в курсе, — ответил человечек. — Служба как служба. Но на вашем месте я бы ещё раз перечитал десятый пункт.

Десятый пункт указывал размер денежного довольствия, которое будет получать оставшаяся на Земле семья контрактника. Индексируемого ежегодно. «Светка сможет хоть в Йель поступить. Мама до конца жизни не работать, а только путешествовать» — пронеслось в голове у Олега, когда его глаза всё же добрались до десятого пункта. Но мысль прозвучала издалека и глухо, словно из-под воды. Перед десятым пунктом был девятый: установка имплантатов, увеличивающих скорость человеческой реакции. Удалению не подлежат. И восьмой: срок службы — пожизненный.

Олег отложил лист и задумался, не обращая никакого внимания на шум в зале. Как будто выключился из реальности. У него, у человека, есть нечто особенное, за что инопланетяне готовы много платить. Не только деньгами и технологиями, но и уважением. Ко всем людям. Это что-то нужно усилить какими-то имплантатами. Фигня вопрос. Он станет пилотом самого настоящего космического корабля. Улетит с Земли. Никогда не увидит ни Светку, ни маму. Ни друзей, ни звёздного неба в телескоп. Оно будет вокруг. Протяни руку и дотронься. Или можно отслужить обычную срочную службу где-то на крайнем севере, а потом вернуться домой. К гречке с котлетой. Что же выбрать?

Он снова взял лист и перечитал его. Подумать до завтра. Шумело и в голове, и в сердце. Мысли прыгали, словно свихнувшиеся белки. Но где-то в глубине он уже знал ответ.

 

Увернуться от лазерного луча невозможно. Пучок фотонов движется с предельной в вакууме скоростью света, а значит, увидеть его можно только тогда, когда он в тебя уже попадёт. И всё же он уворачивался. Нарушая законы физики, раз за разом он оказывался в той точке пространства и времени, в которой избегал смертельного нагрева от импульсных залпов противника, проходящих мимо. Оставляя кровавый след из замёрзших капель, он полз по небу. Вокруг дрейфовали мины.

 

Классы в учебке выглядели не совсем земными. Совсем неземными, если точнее. Так оно и было на самом деле: учебка уютно расположилась на Марсе. И от дома недалеко, и сбежать не получится. Всего за полгода здесь выросло несколько куполов, накрывающих корпуса, полностью пригодные для проживания человека. Только каждая деталь, каждый изгиб и поверхность, каждый прибор, кнопка, предмет быта ежесекундно кричали о том, что их сделали не люди.

Всё обучение будущих пилотов свелось к полугоду физической подготовки на Земле и году теоретической – на Марсе. Для некоторых курсантов оказалось открытием, что год на Марсе почти вдвое длинней земного, тем более на фоне того, что сутки почти не отличались. Олег был не из их числа, его познания в астрономии как-то даже похвалил препод по навигации — некий тип с красноватой кожей и зелёными глазами, с апертурой, как у хорошего бинокля. Зрение у препода оказалось соответствующее, а ощущать себя под его взглядом, словно под линзами Nikon Aculon, приходилось частенько. Поначалу Олег даже гордился его похвалой, но со временем понял, что его похвалили как ту обезьяну, которая, обучаясь грамоте в группе, раньше других научилась тыкать в букву «А».

Любимцем же всех курсантов оказался препод по конструкции корабля. По габаритам широченный и при этом довольно низенький, со смешным приплюснутым носом господин, влетев в класс на первом занятии и даже не поздоровавшись, сразу же ошарашил своим заявлением:

— Я буду ставить вам только «один» или «пять»!

Остановился, ожидая возражений, но уже попривыкшие к ежедневным потрясениям курсанты никак не отреагировали. Препод, задумавшись, покачался на коротеньких толстых ножках, Олегу даже показалось, что он не против подпрыгнуть. Как делали и они сами — пацаны, первыми из людей оказавшиеся на Марсе: прыгали на посадочной площадке. Ещё бы, в три раза выше, чем на Земле, как тут удержаться? Сопровождающий их ватагу всё тот же щуплый человечек, имя которого, как и внешность, оказалось ужасно незапоминающимся, терпеливо ждал, когда им надоест это нехитрое развлечение. Препод по конструкции, наверное, вырос где-то, где человеку совсем не попрыгать. Во всяком случае он мог сутками напролёт в буквальном смысле носиться по корпусам и переходам, ни разу не остановившись и даже не запыхавшись. Кажется, если бы он всё-таки решился подпрыгнуть изо всех своих сил, то, вероятно, пробил бы головой купол и улетел на орбиту.

— Я узнал, что у вас пятибалльная система оценки знаний, — продолжил он тогда, на первом занятии. — Но я вам так скажу: это техника. Её нельзя «немножко» недоучить. И «множко» тоже. Либо вы знаете все системы корабля, либо нет. Либо он у вас летит, либо нет. Никаких промежуточных результатов!

Несмотря на столь категоричное обещание, а ещё громадные объёмы информации, осваивать конструкцию оказалось легче всего. Может быть, потому, что низенького препода нисколько не смущало изначальное незнание его учеников вообще всего. И статус человечества среди других видов тоже не смущал. Терпеливо и спокойно он обучал своих подопечных с нуля, с любовью рассказывая про каждую заклёпку и особенности её установки. И спрашивал тоже с любовью, не гнушаясь «невзначай» оставить включённым экран с терминами, например.

А ещё на его уроках можно было шептаться. Очень тихо, не превышая опытным путём установленную громкость, которую стационарные автопереводчики уже не улавливали. Многих преподов это раздражало, и они запрещали шептаться. То ли из опасения, что уникальные знания, даруемые людям «авансом», не будут усвоены, то ли из неприятия того, что их ученики говорят о чём-то, чего они не понимают. Препод же по конструкции старательно делал вид, что никаких шептунов не видит и не слышит. Может, считал, что ученики таким образом помогают друг другу разобраться в непонятом, а может, просто не был врединой. Впрочем, своё обещание насчёт двух крайних оценок он исполнил. Не смотря на отдельные «единицы» во время учёбы, особенно в её начале, на итоговом экзамене все поголовно получили «пять».

Время учебы пролетело незаметно. Неумолимо, словно набегающая грозовая туча, приближалось время распределения, непосредственно перед которым была назначена дата установки имплантатов. Тем, кто успешно сдаст теорию, конечно. Но иных в группе не оказалось.

 

Каждое движение – предсказуемо, каждое намерение – ясно. Системы повреждены, тепловое излучение выдаёт его на десятки миллиардов километров. Его видят, изучают, выжидают, просчитывают, целятся, готовятся подловить. Он будто дафния под школьным микроскопом – некуда спрятаться. Плохо, очень плохо. И в этой точке, и в той. Выжить – добраться до врат. Как? Ответ дрейфовал вокруг. На ходу внося поправки в идеально просчитанный бортовым искином маршрут, он бросился к ближайшей мине. Рискованно? Ненормально.

Неразумно.

Непредсказуемо.

 

Басовитый парень с татушками стал его соседом по каюте. Так они, не сговариваясь, называли свои комнаты в учебке. В конце концов, большую часть времени после выпуска проводить они будут именно в каютах. И в рулевой рубке, разумеется.

— Ну а ты чего такого за свою молодую жизнь натворил? — спросил парень, когда они, уставшие и измученные, вернулись с конструкции двигателей. Вместе, что было редкостью. Олег знал, что соседа зовут Максим, но толком подружиться до сих пор не удавалось. Некогда было. Да и пропадал тот после занятий где-то, часто возвращаясь в каюту глубокой ночью, когда Олег уже спал.

— В каком смысле?

Макс запрыгнул на кровать, которую не так уж давно внаглую занял первым, развалился на спине, закинув ногу на ногу, а руки подложив под голову. Покачал ногой в воздухе, глядя в потолок, почесал татушку в виде якоря на лице. Шею его покрывала крупная «сетка», в которой «застряли» губы и черепа, а вот на лице кроме якоря, крестика в круге и надписи на незнакомом языке ничего больше наколото не было.

— Ты же был тогда с нами, когда контракты первый раз показали? Ну точно, был. Помнишь парня с кудряшками и писклявым голосом?

— Славика? Помню, конечно. Тяжело ему на физо пришлось…

— Ага, — подтвердил Макс, очевидно, вспомнив страдания оного на маршах и подтягиваниях, — он в самолёт не сел, который разбился. Рейс 703, помнишь?

Олег кивнул на автомате, как не помнить-то? По всем новостям крутили. Семьдесят погибших.

— Не знал, что были выжившие…

— Ты не понял, Лега. Он выжил не потому, что выжил. А потому что не сел. В последний момент решил лететь с пересадкой, питерские красоты ему посмотреть вздумалось. Вдруг, ни с того ни с сего. Взял и поменял билеты за полчаса до посадки. Да ещё и доплатил нехило.

Макс выжидательно посмотрел на Олега, но тот не нашёлся, что сказать. Пожал плечами, открыл конспект лекций на терминале и бездумно уставился на силовые схемы маршевых и маневровых двигателей.

— Повезло, — выдавил он, наконец.

— А того пацана, который вечно мокрым на построение прибегал, потому что его даже сиреной не добудиться было, пока дневальный водой из ведра не окатит, помнишь?

— Ну… — неуверенно ответил Олег. Силовые схемы сменились на конструктивные, потом на схемы узлов крепления, но в голове звенела пустота.

— В колледж не пошёл в тот день, когда его группу один сдвинутый сокурсник из ружья расстреливал. А потом самодельную бомбу взорвал. Керченский политехнический, слыхал? Двадцать убитых, шестьдесят пять раненых.

Макс басовито заржал, почему-то эта ситуация показалась ему забавной.

— А, главное, ходил-ходил, зубрил-учился, ни разу не пропускал. И надо ж такому случиться, именно в этот день тупо прогулял. Мало того, что сам прогулял, так ещё и других подбивать пытался!

Хохот продолжился. Олег его весёлости не разделял, выключив терминал, он хмуро уставился на соседа.

— Не вижу ничего смешного.

Макс замолчал так же резко, как до этого засмеялся.

— Ну? — повторил он, — так чего такого эдакого натворил ты?

— Ничего. Какая разница?

— А такая! — Макс вдруг начал злиться. — Ты видел, с какой скоростью двигается препод по системам вооружения? Флэш с Соником рыдают, обнявшись, и антидепрессанты жрут! И он ещё считается медлительным для своей расы! Или ты до сих пор думаешь, что нас учат на пилотов из-за уникальной скорости человеческой реакции?

От неожиданной смены темы Олег даже моргнул.

— Так ведь… импланты же будут. Скорость реакции увеличится…

— Чушь собачья! Зачем им ускорять нашу реакцию, когда свои скоростные есть?

Крыть было нечем. Действительно, каждый из чужих обладал уникальной особенностью, которая давала его виду преимущество перед другими в каком-то конкретном деле. Расовая специализация правила во всех межпланетных делах. А порой и во внутренних, если так было выгодней. На фоне даже тех немногих инопланетян, с которыми им довелось столкнуться… предположение, что люди лучше всех могут управлять космическими кораблями за счёт уникальной реакции, требовало более весомых обоснований, чем просто чьи-то слова.

— А ты что думаешь?

— Думаю, им нужно от нас что-то другое, — Макс перестал злиться, поднялся и сел. — Ты знаешь, во сколько обойдётся имплантация на каждого из нас? Добавь к сумме наше содержание, обучение и перелёты – не слишком ли велика цена за то, что у кого-то другого есть от природы?

— Может быть у этих… — Олег не хотел сдаваться, — не помню, как они называются… в общем, может… есть какие-то другие противопоказания, не позволяющие им становиться пилотами?

— Нет, Лега, — Макс покачал головой, — я тебе говорю: дело не в реакции. У меня два варианта. Первый: все эти дофигатехнологичные чужие верят во что-то типа удачи. Вот так, глупо. Потому и набрали нас, дикарей, «смертельной» удачей отличившихся. И даже готовы платить, обучать, и на лодках своих терпеть.

Олег хмыкнул, представив, как за слово «лодка» или «судно», по отношению к кораблю, влетает Максу кое от кого по самое не балуйся.

— Ты знаешь, насколько лётчики суеверный народ? — продолжил Макс. — А я знаю, у меня дед лётчиком был. И даже в наше время, рассказывал, порядки на взлётной полосе всё те же, древние, с кучей суеверных традиций. Но если всё дело в удаче, тогда непонятно, для чего нужны эти жутко дорогие импланты.

Макс пожал плечами.

— Второй вариант: мы для них и в самом деле какой-то особый вид пушечного мяса, полезного только с этой фигней. Хотя по цене всё равно странно выходит. И непонятно, зачем нас тогда по всем этим космолётным предметам настолько серьёзно натаскивать. Не знаю, короче, — сдался он.

Олег подумал-подумал, взял, и рассказал ему всё. Про катер, отца и Светку.

— Ну ты герой, — цыкнул Макс, — даже баб своих спасти умудрился. А у меня совсем не так круто: всего лишь с места на место в троллейбусе пересел.

— В смысле? — снова переспросил Олег.

— Ну… еду я, еду. Никого не трогаю. Не слышу, не вижу. Музон в наушниках бахает. И тут вдруг: «ай! Пересесть надо!». Мысль такая, дурацкая, навязчивая. Даже музыку заглушила. Ну я взял и пересел, хорошо троллейбус почти пустой был. А через минуту место, где я сидел — всмятку. Дебил какой-то, из «золотых» малолеток, решил проверить, что крепче: городской троллейбус или папин «гелик».

Макс снова заржал.

 

Главное, успеть уйти. Зацепить самый край рабочего поля мины, и сразу из него выйти, не наглотавшись «дроби». Потом к следующей. И ещё. И ещё. И ещё. Петляя, словно мартовский заяц, то вперёд, то назад. Попробуй, просчитай. Тепловые излучения оживающих мин не замаскируют его, но прицелы ненадолго собьют. Кратчайший путь к вратам подсвечивал корабельный искин, но сейчас он был в его подчинении. Все, всё, и вся было в его подчинении. Потому что только он, не пилот, не компьютер, только он, мог их вытащить. А он сам подчинялся инстинкту, который кричал: кратчайший путь – смерть! Петляй, заяц, петляй, если хочешь жить.

 

Дико болела спина. За прошедшие пару месяцев, человеческих, можно было уже и привыкнуть, но не получалось никак. Всё время ныло, болело, чесалось. Олег сидел на своей кровати в их с Максом каюте. Настоящей, на универсальном десантном корабле, и боялся повернуть голову, чтобы не стрельнуло в шею. Приходилось терпеть надоедливый оранжевый отблеск мигающего индикатора, то и дело попадавший ему прямо в глаза. Он продолжал сидеть, неестественно прямо, не смотря на сигнал тревоги, предписывающий занять антиперегрузочные кресла и пристегнуться.

В отличие от большинства членов экипажа, он знал, что тревога учебная. Её назначили специально для практики экстренников. То есть для них с Максом. Ну и всем остальным напомнить, что нужно делать, когда горит оранжевый индикатор. Внаглую, как когда-то кровать, Макс забрал эту возможность себе, единолично запершись в рубке. Отчего-то им полагался отдельный, закрытый закуток, а вовсе не почётное место на мостике, рядом с другими высшими офицерами корабля. Впрочем, после установки имплантатов они окончательно перестали чему бы то ни было удивляться. Ни приставке «экстренный» к слову «пилот», появившейся только здесь, ни нарочито снисходительному к себе отношению, ни даже тому, что, собственно, управлением корабля они не занимались. Ни разу за эти два месяца. Только в рубке дежурили по очереди. На мостике обнаружились свои, то есть чужие, пилоты. И это при том, что искин корабля легко дал бы фору и самому опытному пилоту, и самому навороченному автопилоту одновременно.

И вот, отдельная тренировка, специально для них. Наконец-то! Олег злился на Макса, но всё же ждал с нетерпением. Как бы то ни было, но Макс сейчас управляет всей этой махиной! Скорей бы он вернулся и всё рассказал. Воодушевление было почти такое же, как тогда, когда они только прибыли. Стояли возле служебного шлюза как вкопанные, глазели по сторонам, разинув рты, и даже про имплантаты забыв. Не от удивления, всё же их готовили к этому, — от осознания того, куда они попали. Вокруг занимались своими делами сразу с десяток… эээ… прямоходящих? Другого слова, которое объединяло бы все десятки сотен членов межвидового экипажа, в который теперь входили и они с Максом тоже, Олегу на ум не пришло. Они ведь теперь часть всего этого. Мимо на огромных когтистых лапах, не удосужив их даже взглядом, прошествовала высокая мускулистая помесь Тортиллы с крокодилом Геной. Олег на секунду испугался, что их сейчас случайно снесут мощным шипастым хвостом. Но неуклюжестью десантник, очевидно, не страдал: хвост плавно обошёл людей.

Оранжевый индикатор перестал мигать. Наконец, появился Макс. Не вошёл, а ввалился в каюту. Серый, с чёрными кругами под глазами, трясущимися руками, он едва держался на ногах. Олег машинально подхватил его и помог лечь на кровать, лицом вниз. Дёрнул специальный зажим на форме. Куртка распалась, обнажив спину Макса. Конечно же, имплантат кровоточил. Поблескивая неземным сплавом, он тянулся от затылка почти до копчика, венчаясь пустыми гнездовыми контактами, уходящими внутрь. Прорезая кожу, ввинчивался в позвоночник, пробирался тонкими, почти невидимыми щупальцами к спинному мозгу по всей длине, сверху достигая мозжечка и затылочной доли. Олег в очередной раз восхитился, насколько это была филигранная, невероятно искусная работа. То есть восхитился бы, если бы не знал, что точно такая же хрень торчит и в его спине. Устанавливать или нет — у них не было выбора. Контракты подписаны, экзамены сданы. Любые намёки на сопротивление разбивались о железные контраргументы сопровождавшего их до момента распределения по кораблям щупленького человечка. А ещё о мысли обо всех затраченных усилиях, времени, и почти достигнутых мечтах.

— Сейчас обработаю, — сказал Олег, доставая антисептик. Интересно, эта штука когда-нибудь приживётся, или им до конца жизни вот так друг друга обрабатывать? Каким бы искусным имплантат ни был, защита от гнойных свищей людям требовалась постоянно.

— Ну, как там? Что? Получилось пилотировать? — Любопытство раздирало Олега так сильно, что он начал задавать вопросы ещё в процессе обработки. Это он раньше не замечал, или только сейчас среди чёрных, мягких волос Макса, прорезалась первая седина?

В ответ Макс начал ржать. То есть попытался. Затрясся всем телом, вырывая из глотки хрипящие звуки. Работа Олега серьёзно осложнилась.

— Мы не пилоты... — всё ещё трясясь, с трудом сказал Макс.

— А кто?

Макс затих и не двигался несколько минут. А затем спокойно произнёс:

— Бананы…

 

От избытка адреналина бухает сердце, выталкивая кровь из правого желудочка в лёгочную артерию. Стремясь по малому кругу кровообращения, она насыщается электричеством у термоядерного реактора, возвращается по лёгочным венам в левое предсердие, оттуда в левый желудочек и отправляется в большой круг. Восходящие артерии разветвляются на сосуды и капилляры, питая воздушные компрессоры, гидравлические насосы и резервные генераторы. Нисходящие — всё остальное, что требует питания, включая плазменные двигатели. Ворота обнимают его холодом подпространства, корабль подхватывает и бросает прочь, в другую точку галактики, к таким же воротам, в безопасность. Но увидеть, почувствовать это он уже не успевает. Только гудок искина, перехватывающего управление, раздаётся прежде, чем всё исчезает в темноте.

 

Сначала разразился сигнал тревоги. В переходах послышался топот ног, самых разных. Рубку затопил красный свет индикаторов. Сердце бешено заколотилось, в кровь хлынули первые порции адреналина. Стараясь лишний раз не вертеть шеей, Олег покосился на систему подключения: та нависала над ним, словно чудовище с когтистыми пальцами. Сейчас? Или пронесёт?

Красный индикатор сменился оранжевым — сейчас. Искин прогудел над его головой трижды, требуя занять рабочее место, перед которым спешно разворачивалось голографическое изображение окружающего пространства и загружалось полётное задание, предписывающее отвести корабль к вратам. Накатило какое-то подобие радости: даже сейчас, после всего, он хотел этого. Наконец-то почувствовать себя пилотом, управляющим огромным космическим кораблём. Теперь, когда он сам среди звёзд, осталось только протянуть руку.

Система подключения походила на подвесную систему парашюта, только сложнее. А ещё штекеры, уходящие проводами в недра корабля, упорно напоминали ему длинные и тонкие когти чудовища. Застегнувшись, Олег повис на растяжках, закрепляющих его на все 360 градусов. Даже если выйдет из строя имитатор гравитации, его положение в пространстве не изменится: соединение не должно пострадать. Одной рукой он дёрнул зажим на куртке, другой стукнул по кнопке готовности. «Когти» пришли в движение, одно за другим вставляясь в гнёзда, имплантированные в его спину. Зубы защемило, как от звука ножа по стеклу. Когда вошёл последний, мигнуло перед глазами. И Олег понял всё.

Их не обманывали: имплантат действительно увеличивал скорость реакции. Вернее, скорость распространения нервного импульса. Перехватывая его в момент прохождения через спинной мозг, преобразовывал в электрический импульс, запускал в систему корабля. Затем возвращал ответный сигнал. Но их никогда не учили управлять кораблём, их учили быть кораблём. Знать все системы лучше, чем собственный организм. Чувствовать его боль, как свою. Бояться за их общую жизнь, бороться за неё до конца. Он больше не видел рубки: перед глазами был космос. И звёзды. И враги, такие же, но другие, с которыми оспаривался этот кусок пространства, окружали его со всех сторон, куда ни посмотри. Единственное спасение – врата, но все подходы предусмотрительно заминированы, чтобы никто не смог вырваться. Ни самый лучший пилот, ни самый мощный искин не смогут вывести отсюда корабль. Он – сможет, если постарается. Ведь у него есть то, чего нет у других. Интуиция. Ещё не уснувший инстинкт. Предчувствие опасности, а не её просчёт. Их общий с кораблём адреналин. Заразившись желанием выжить, боевая железка с кучей самых разных существ на борту рванула вперёд. Потому что оставаться на месте означало смерть.

А вокруг было небо.