Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Необычный пациент

Каждый конец есть лишь начало чего-то,

ещё более величественного и прекрасного.

-Н.К. Рерих

21 октября 2130 года. Больница Святой Анны, город Моргантаун, Западная Вирджиния, Конфедеративные Штаты Америки.

Статный молодой человек в сером шерстяном пиджаке с серебряными пуговицами и узких щегольских брюках, шёл по широкому больничному коридору, держа в одной руке старый, повидавший виды кожаный портфель, а в другой – горшок с белой фиалкой. Его тёмно-каштановые волосы выгодно окаймляли высокий бледный лоб и благородную приподнятость скул своего обладателя, выдавая в нём человека непростого и весьма неглупого. Было в незнакомце что-то от героев черно-белой эры Голливуда и, если бы не лёгкая сутулость и излишняя быстрота походки, подчеркиваемая предательски поскрипывающими новыми ботинками, он вполне мог бы сойти за эдакого столичного франта. Поговаривали, будто на него, обычного докторанта с факультета геронтологии, не так давно свалилось нежданное наследство и из серой лабораторной мыши юноша превратился в завсегдатая всех университетских вечеринок и желанного гостя в каждом уважаемом доме Моргантауна. И всё было бы прекрасно, вот только болезнь научного руководителя неожиданно внесла в его бурный график свои печальные коррективы. Отставив развлечения в сторону, после насыщенного рабочего дня в лаборатории, он теперь бежал в больницу и проводил всё своё свободное время там, у кровати больного, чьё состояние, несмотря на усилия врачей, продолжало ухудшаться.

Молодой человек подошёл к двери одной из палат, поставил на пол горшок с цветком и прикоснулся к цифровому дисплею на стене. На экране высветилось изображение молодой мулатки в голубом больничном костюме и зачёсанными в тугой пучок волосами. Девушка, попросила гостя предъявить карточку посетителя и после того, как мужчина приложил к экрану железный браслет, плотно застёгнутый на его запястье, расплылась в дежурной улыбке:

-Мистер Спенсер Вайс, ваша идентификация прошла успешно. Ваш визит продлится до восьми часов. Желаю вам прекрасного вечера!

“Да уж, насчёт прекрасного вечера это вы явно погорячились”, – подумал молодой человек, бросив взгляд на скучные больничные стены, и вслух произнёс:

-Cкажите, а почему только до восьми часов? Разве я не подавал заявку на более продолжительный визит?

-Минуточку, я сейчас посмотрю.

-Я специально проверил перед тем, как сюда идти. На моей карте было указано, что сегодня у меня свободный график посещения, – продолжал возмущаться мужчина, стоя у закрытой двери.

-Да, вы правы. Простите, это моя оплошность, – не меняя интонации, вежливо ответила девушка, - прошу вас, проходите.

Изображение девушки исчезло, железная дверь отворилась, и молодой человек вошёл в палату. В ней было чисто, но по-больничному неуютно и холодно. В кровати лежал худощавый старик, а рядом, в глухом белом комбинезоне суетилась медсестра – женщина средних лет, полноватая, но при этом весьма проворная. Она ловко снимала с пациента какие-то белые датчики и иголки, забрасывая их в прозрачный контейнер на прикроватном столике. Старик никак не реагировал на её манипуляции и, не отрываясь, смотрел на голографическое изображение мужчины в галстуке, зависшее в нескольких метрах от кровати. Было заметно, что слова, произносимые говорящей головой, интересуют его куда больше тех процедур, которым он подвергается. На осунувшемся и измученном болезнью лице пациента читалась глубокая усталость; однако, играющие желваки челюсти выдавали его заметную обеспокоенность. Старик тяжело дышал, периодически раздувая ноздри и громко вдыхая воздух.

-Здравствуйте, надеюсь, я не сильно припозднился. Сегодня у здания больницы весь день толпятся репортёры. Не знаю, что в нашем скромном городке могло их так заинтересовать.

-Не что, а кто, друг мой, – поправил его пациент, не отрывая взгляда от изображения.

-Здравствуйте, мистер Вайс. Рада вас вновь видеть, – обратилась медсестра к молодому человеку, – может хотя бы вы убедите Профессора Вокера не смотреть эти глупые программы.

Старик перевел взгляд с проекции сначала на медсестру, а потом на посетителя и, нажав что-то на встроенном в кровать дисплее, остановил диктора и затемнил изображение.

-Зачем же я буду лишать себя такого удовольствия, Маргарет, – сйорничал пациент, – разве вы бы не хотели узнать, что о вас говорят, к примеру, ваши коллеги, когда вас нет рядом?

Вопрос старого профессора явно застал медсестру врасплох, и та лишь растерянно пожала плечами.

-Спенсер, вы как раз вовремя. Я тут смотрю одну преинтереснейшую передачку. Присаживайтесь, посмотрим её вместе, – старик показал рукой на белое кожаное кресло рядом с кроватью.

Молодой человек поставил на окно горшок с фиалкой, скинул с себя пиджак и, бросив его на спинку кресла, послушно в него присел, сжимая в руках старый портфель.

Изображение вновь высветилось, и пациент торжественно провозгласил:

-Внимание, шоу начинается!

Диктор спешно поприветствовал зрителей и приступил к своему рассказу:

-По сведениям из достоверных источников, - начал он монотонным голосом, - две недели тому назад скандальный профессор Грэхам Вокер в тяжёлом состоянии был доставлен в больницу Святой Анны, что в городке Моргантаун, конфедеративного штата Западная Вирджиния. На данный момент он находится в отделении интенсивной терапии. К сожалению, точного диагноза профессора нам установить не удалось, но известно, что учёный страдает несколькими серьёзным заболеваниями сердечно-сосудистой системы и при этом полностью отказывается от услуг Центра Трансплантологии и Клонирования. После того, как он покинул свою страну и переехал на постоянное место жительство в Конфедерацию, профессор вел довольно уединённый образ жизни и не давал интервью. Наш корреспондент сейчас находится у дверей больницы, где уже собралась группа небезразличных граждан, требующих немедленного прекращения лечения учёного. Многие не понимают почему такие люди как Грэхам Вокер, поставившие под угрозу будущее всего мирового здравоохранения, до сих пор претендуют на медицинское обслуживание в нашей стране.

-А ничего, что я всю свою жизнь положил во благо этого вашего здравоохранения? Кстати, на счёт этой больницы я перевёл ни много ни мало порядка десяти миллионов. Но это, конечно, сейчас никому не интересно, – не выдержал профессор.

-Для тех, кто по какой-то причине незнаком с личностью одиозного профессора, - продолжил диктор, - напомню, что профессор Грэхам Вокер, уроженец Эдинбурга, Шотландия, приобрёл известность благодаря своим передовым исследованиями в области клонирования и эмбрионального развития человека. Он был первым директором Всемирного Центра Клонирования Человека, открывшегося в Лондоне в 2081 году и возглавлял его более двадцати пяти лет, пока не был уволен в связи с заведённым против него уголовным делом. Профессор был осуждён за пособничество в совершении кражи клонов класса А, предназначенных для мультиоргоновых трансплантаций, но освобождён в здании суда после внесения компенсации за моральный ущерб пострадавшим. По данным этого дела, 'образцы' возраста пяти и шести лет были выкрадены родственниками доноров и прожили в их семьях около года. Однако, благодаря оперативной работе полиции, 'образцы' были найдены и возвращены в лабораторию. Несмотря на то, что последние двадцать пять лет профессор посвятил себя преподаванию и воспитанию нового поколения молодых учёных, нас, обычных граждан, всё же волнует вопрос: почему он не провёл все эти годы за решёткой? Возможно, всё дело в коррупции в высших эшелонах власти? Ни для кого не секрет, что учёный был дружен со многими видными политическими деятелями Великобритании, Франции, Германии и Конфедерации.

-Ладно, дальше уже не так интересно, – вдруг отрезал профессор, полностью выключив голографическую проекцию, – главное, что ещё неделю назад у них не хватало смелости выпустить эту грязную передачу, а после вчерашней отставки Клейтона вдруг все засуетились, - на его белом, мучнистом лице показалась бессильная злоба. Он ухватился пальцами за край одеяла и изо всех сил сжал его в руке.

-Пожалуйста, успокойтесь. Вам нельзя волноваться, – испуганно воскликнула медсестра, –давайте я дам вам успокоительное?

-Нет, уж. Премного благодарен, – резко отрезал старик.

Придя в себя, он отпил воды из стакана, протянутого ему медсестрой и как ни в чём не бывало спросил молодого человека:

- Скажите, Спенсер, вы принесли с собой то, о чем я вас просил?

-Да, вот, в вашем же портфеле, – молодой человек достал из портфеля бутылку виски и протянул её старику? - Маккалан, 2030 года, – гордо объявил он, – пришлось потрудиться, чтобы его найти.

-О, нет! Профессор, вам противопоказан алкоголь. Доктор Брайдлес очень рассердится, когда узнает, что Мистер Вайс принёс вам эту бутылку.

-А зачем ему об этом рассказывать? К тому же, давайте на чистоту – мы все здесь прекрасно понимаем, что мне уже ничего не навредит. А свои последние дни я предпочитаю прожить как нормальный человек. Вы, голубушка, лучше принесите какие-нибудь стаканчики и присоединяйтесь к нам.

-Спасибо, но я не пью.

-Вы удивитесь, но мы тоже, – рассмеялся старик, дотянувшись худой рукой до своего студента и потрепав того по плечу.

Понимая, что спорить с таким пациентом бесполезно, Маргарет, достала из больничного шкафчика стаканчики для микстур и, аккуратно расставив их на подносе, с мастерством опытной официантки поставила на прикроватный столик.

-Вот это по-нашему, – одобрил профессор, – чёрт побери, какой же сегодня замечательный день! – воскликну он, – а знаете, если бы вы меня сейчас спросили жалею ли я о том, что сделал, то я бы с уверенностью ответил, что нет. Будь моя воля, я бы тогда полностью закрыл этот проклятый Центр и приостановил все исследования. Люди перестали наслаждаться жизнью и ценить её. Теперь они знают, что когда придёт их время и им понадобится пересадка какого-нибудь органа, то они всегда могут заплатить деньги и воспользоваться органами одного из своих клонов, которых они презрительно называют 'образцами'. Сейчас до того дошли, что начали ускорять темпы роста клонов в 20 раз, только вообразите себе это! В 22 веке мы попросту покупаем себе дополнительные годы жизни, не задумываясь, что эти самые клоны такие же люди, как и мы с вами.

Попросив Маргарет налить всем виски, старик залпом осушил свой стакан и на его бледном лице впервые за многие месяцы вспыхнул лёгкий румянец. Остальные последовали его примеру и разговор пошёл уже как-то сам собой.

Так они проговорили всю ночь, а под утро, когда молодой человек уснул в кресле, а смена Маргарет подошла к концу, профессор умер, не дожив до своего девяностопятилетия всего каких-то двух недель. Он просто откинулся на подушку, посмотрел на фиалку, стоявшую на окне, на красное предрассветное зарево, глубоко выдохнул и закрыл глаза.

Уже ближе к полудню, заполнив все необходимые документы, Спенсер наконец покинул здание больницы и, сжимая в руке пустой потертый портфель, направился по аллее к зданию университета. Ему было всего двадцать пять, он был богат, образован и у него всё ещё было впереди. Под ногами шелестела листва. Сквозь пышные кроны пожелтевших клёнов пробивались лучи яркого осеннего солнца.

-Грэхам! – внезапно раздалось у него за спиной, - Грэхам, постой! Грэхам! – настойчиво повторил глухой женский голос.

Ему ничего не оставалось, как обернуться. Перед ним стояли две женщины. Одна высокая, молодая, рыжеволосая, в облегающем чёрных облегающих штанах и водолазке, вторая маленькая, пожилая, в смешном розовом костюме из букле и серой фетровой шляпке, какие носили ещё пару столетий назад. Дама в шляпке нервно сжимала в руках старомодный ридикюль и смотрела на Спенсера полными слёз глазами.

-Грэхам, братик! Как же такое возможно?! – обратилась она к молодому человеку, едва сдерживаясь, чтобы не броситься к нему на нашею, – почему ты всё время не давал о себе знать? Не молчи, скажи что-нибудь! – не выдержала дама, разрыдавшись. Её ноги слегка подкосились, но девушка успела вовремя подхватить даму под руки и осторожно усадить на рядом стоящую скамейку.

-Вы меня точно с кем-то спутали. Я, правда, вас не знаю, – сказал Спенсер, почувствовав неловкость перед несчастной женщиной, сидевшей на скамье и безучастно смотревшей вдаль.

-Извините нас, пожалуйста. Просто моя бабушка сегодня потеряла своего старшего брата, а вы, действительно очень на него похожи. Возможно, вы слышали о Грэхаме Вокере, он жил у вас в городе?

-Я не знал его лично, но он преподавал в университете, где я работаю, – неожиданно сухо ответил молодой человек, - примите мои искренние соболезнования. Я слышал, что он был прекрасным преподавателем.

-Благодарю вас. Меня зовут Грета, я его внучатая племянница, – произнесла девушка.

-А я Спенсер. Спенсер Вайт, к вашим услугам. Скажите, могу ли ещё чем-нибудь быть вам полезен?

-Благодарю вас, Спенсер, но, я со всем справлюсь уже сама. Ещё раз извините за неудобство, которое мы вам доставили.

Простившись с юношей, и про себя отметив его безупречный внешний вид и удивительную схожесть с старыми фотографиями своего двоюродного деда, девушка вернулась к даме, взяла её под руку, и они уже вместе зашли в здание главного корпуса больницы.

-Грета, что сказал тебе этот молодой человек?

-Мистер Спенсер Вайт оказывается работает в тот самом университет, где преподавал дядюшка Грэхам. Он сказал, что дядюшку там очень уважали.

-Спенсер Вайт?! – воскликнула дама, – так мой брат назвал персонажа своей книги, которую он написал, когда мы были ещё детьми.

Перед глазами пожилой женщины отчётливо всплыла картинка из её далёкого детства. Они с братом сидят на полу в детской комнате. За окном смеркается. Брат вытаскивает из-под кровати большую картонную коробку, открывает её и достаёт оттуда толстую тетрадь в твёрдом кожаном переплёте.

-Что это? – удивляется девочка.

-Это моя первая книга. Я обязательно стану писателем или учёным. Пока точно не решил….

-А о чём она? – девочка с трепетом берет тетрадь в руки и начинает её листать.

-Да так… О жизни и об одном необычном человеке, который смог родиться дважды.

Девочка восторженно смотрит на брата.

-Только, тшш-ш, никому ни слова. Это теперь наша общая тайна, - заговорчески произносит мальчик, поднеся указательный палец к своим губам.