Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Неожиданный враг

На дворе 2758 год. Ну двор это, конечно, понятие относительное, потому что с тех пор, как возник этот оборот речи, человечество ушло далеко. Далеко от двора и далеко от Земли. Мы значительно продвинулось в технологическом развитии: можем лечить практически все болезни, научились существенно замедлять биологическое старение и наша техника позволяет решать большинство проблем, как материальных, так и экологических. Люди научились летать к далёким звёздам со сверхсветовой скоростью и осваивать безжизненные планеты, используя их недра на пользу живых существ. Но самые главные достижения было достигнуты в нравственной и общественной сфере. Шокированная кровопролитием и чудовищной жестокостью Средних Веков (эпоха с середины XIX по начало XXIII века), человеческая цивилизация больше не ведёт войн для решения конфликтов. Отдельные государства упразднены и всё человечество объединилось в одну Федерацию. Образование доступно каждому и люди не должны быть лишены доступа к пригодной питьевой воде или страдать от отсутствия медицинской помощи, только потому что им как и большей части человечества не посчастливилось родиться в развитых странах.

Конечно, моё поколение не первое, считающее себя высокоразвитым. Ещё наши предки нередко называли себя вершиной цивилизации. Например, перед Первой или Второй Мировой Бойней, чтобы каждый раз превзойти своих предшественников по масштабам кровопролития и изощрённости убийств. Но сейчас я могу с полной уверенностью утверждать: в человеческой истории мы действительно самые цивилизованные.

Защита Мира и распространение Жизни как в освоенных, так и в ещё неосвоённых областях Галактики являются основой, даже святыней, нашего общества. И, если понадобится, мы готовы платить очень высокую цену за сохранение Мира цену жизней сотен тысяч наших сограждан. Так, когда колонизированные людьми планеты Ювения и Генерва отказались придерживаться Мирной Конституции, Мир был быстро восстановлен. Путём уничтожения этих планет. Вместе с их населением.

 

Но есть одна-единственная сфера, в которой человечеству долго не удавалось преуспеть это поиск внеземной разумной жизни. Несмотря на то, что учёные были уверены в существовании сотен, даже тысяч обитаемых миров на просторах Вселенной, наши специалисты смогли обнаружить лишь примитивные формы жизни в виде микробов на нескольких планетах.

Всё изменилось стандартно-год назад, когда разведчики Космофлота в созвездии Персея натолкнулись на ещё недавно обитаемую планету (один стандартно-год соответствует одному земному году). Планета населялась высокоразвитой цивилизацией, но была по неизвестным причинам полностью эвакуирована. Осмотр астрономического объекта выявил, что эвакуация проходила очень быстро и в условиях, близких к паническим. По мере продвижения кораблей в глубь Млечного Пути, мы находили всё больше и больше миров, принадлежавших другим высокоразвитым народам, но также спешно покинутых незадолго до нашего прибытия. Анализ тех немногочисленных артефактов, которые в течение этого короткого промежутка времени удалось расшифровать, показал, что обитатели планет бегут от какого-то могущественного агрессора.

 

Естественно, что правительство Федерации не на шутку обеспокоилось, раз где-то рядом притаился потенциальный противник такой опасный, что ему не могут противопостоять даже высокотехнологичные цивилизации, и такой скрытый, что мы даже с нашими мощными детектерами и системами разведки до сих пор не сумели его обнаружить. А ещё было совсем непонятно, почему неизвестный завоеватель всё ещё не обосновался на эвакуированных планетах. Ведь они стояли полностью покинутыми по несколько стандартно-месяцев до нашего прихода. Для выявления этого врага и была создана специальная группа, которую возглавил я профессор по истории Средневековья со специализацией на Западном мире ХХ и ХXI веков.

Когда мне предложили этот пост, то я очень удивился космолог или астробиолог подошли бы для этой должности гораздо лучше. И даже хотел отказаться. Но командование Космофлота убедительно пояснило, что только специалист, глубоко разбирающийся в Средних Веках – самом коварном и жестоком периоде в истории цивилизации – лучше всех сможет понять этого страшного космического агрессора. Так что я согласился.

 

Наконец-то долгожданный день для разрешения разгадки настал. В созвездии Кассиопеи космическая разведка обнаружила очередную брошенную планету. По оценке экспертов она носила характер центральной и была местом нахождения координирующего совета целого ряда цивилизаций. Как и предыдущие небесные тела, она была покинута в условиях предельной спешки. Но эту планету отличало то, что эвакуация произошла совсем непосредственно перед нашим прибытием. И гуманоидные существа, её населявшие, практически не успели вывезти или уничтожить базы данных, а также оборудование для их прочтения.

Эта новость была воспринята моим начальством, с одной стороны, с радостью, что мы наконец, скорее всего, раскроем тайну. А с другой стороны, с разочарованием в том, что чужая цивилизация лишь чуть-чуть не дождалась нашей защиты. Я же отправился на планету для получения необходимой информации.

 

***

Перелёт на крейсере федерального флота на планету, занесённую в Космический Реестр под номером Х17790, проходит гладко. Состав её атмосферы похож на земной и одевать защитный скафандр не требуется. Пересев на планетарный флайер, я отправляюсь в мегаполис, где технические эксперты из моей группы работают над обеспечением доступа к информационной базе совета инопланетных цивилизаций.

 

Мой флайер садится на окраине площади, продольная часть которой занята огромным серым зданием Совета высотой примерно в сто и длиной в триста стандартно-метров. Верхняя часть здания выступает, нависая над нижней, как гигантский козырёк. Стены строения абсолютно гладкие и матовые. Площадь усеяна множеством конструкций непонятного назначения и абсурдных форм. Описать большинство из них с точки зрения человеческого восприятия не представляется возможным, настолько чужой кажется инопланетная логика. Рассказывая об этом зрелище словами автора ХХ века, я бы сравнил здание с гигантской коробкой из-под обуви с непропроционально выступающей крышкой, а саму площадь с тарелкой, заполненной изуродованными клецками. Вся эта фантасгомория дополняется непонятными внутренними ощущениями: как будто внутри головы взрывается радуга, переливающаяся всеми мыслимыми и немыслимыми цветами, а рот одновременно наполняется горьким, сладким, жгучим и кислым вкусом.

У одного из немногих зияющих чернотой проемов в герметичной обшивке здания меня встречает Алекс Ролан, старший технический эксперт группы. Поприветствовав друг друга прикосновением правой рукой ко лбу, а левой к сердцу собеседника, мы переходим к деловой беседе.

– Как там руководство? Нервничает? – спрашивает эксперт.

– Да, нервничает. И даже очень, – терпеливо отвечаю я. – Ты же знаешь, Мир – это стержень человеческой цивилизации, а его поддержание лежит в основе нашей идеологии. Даже, если враг угрожает не только нам, но и чужим, ещё незнакомым нам инопланетным народам, мы обязаны их защитить. Без беспрекословной преданности этим идеалам человечество опять ввергнется в войны и кровопролитие Средних Веков. Поэтому руководство и пытается сейчас так быстро и бескомпромиссно найти и устранить источник опасности.

– Ну да, ну да. Всё, как обычно, – с невозмутимым видом отвечает Алекс.

Заметив мой явный дискомфорт от ощущений в голове, он поясняет:

– Это от электромагнитных полей. Пройдёт, как только мы войдём в здание. Коллеги предполагают, что весь этот антураж на площади символизирует различные космические народы. Многие из них настолько отличаются от нас, что их визитную карточку люди могут воспринимать только через сигналы энергетических полей, заменяющие или дополняющие вот эти вот скульптуры. Уверен, что среди инопланетян есть и такие формы жизни, о возможности существования которых мы даже не подозреваем. У человека, не имеющего дешифратора этих сигналов и не защищённого специальным оборудованием, электромагнитные импульсы, однако, вызывают странные и неприятные чувства.

Я ещё раз обвожу взглядом площадь. Если это действительно символы инопланетных цивилизаций, то гуманоиды здесь явно в меньшинстве. Да, интересная у меня будет работёнка.

 

Техник поворачивается и ведёт меня в глубь здания, рассказывая:

– Это вообще очень интересное здание. Надземная часть – всего лишь верхушка айсберга. Здание уходит вглубь на пятьдесят стандартно-метров и в целом насчитывает как минимум шестьдесят этажей. Подземные уровни, видимо, были предназначены для существ, плохо переносящих излучение местного солнца. Насколько некоторые космические народы и их условия существования отличаются от наших представлений о формах разумной жизни, настолько и архитектура этого строения отличается от наших представлений о конструкции зданий. Каждая цивилизация, входящая в Совет, имела в своём распоряжении отдельный этаж, соответствующий её среде обитания. Там же всё ещё находится и коммуникационное оборудование, обеспечивающее телепатический контакт. С его помощью даже самые разные существа могли совещаться друг с другом. Мы разобрались лишь с толикой их технических возможностей и информационных ресурсов, но нам удалось подключиться к архиву Совета.

 

Через сеть коридоров мы попадаем в помещение, заполненное панелями управления, а также непонятными мне устройствами. По периметру панелей стоят кресла, перед каждым из которых лежит шлем. Эксперт указывает на одно из кресел:

– Садись. Из этого помещения осуществлялась техническая поддержка совещаний. Обслуживающий персонал состоял из гуманоидов, ненамного отличающимися от людей по физиологии. Поэтому мы сможем через их оборудование телепатически войти в архив Совета. У техники ограниченный радиус действия, поэтому представителям цивилизаций Совета и приходилось собираться в этом здании. Для установления телепатического контакта тебе придётся надеть специальный шлем. Только учти, при угрозе перезгруки он самоотключается. Так как импульсы человеческого мозга несколько мощнее импульсов мозга предыдущих пользователей шлема, то по нашим расчётам у тебя примерно тридцать стандартно-минут.

Я с трудом размещаюсь в кресле, тесным даже для человека среднего роста, и позволяю технику надеть на себя шлем-переводчик. Раздаётся сигнал и я погружаюсь в параллельную реальность.

 

Всеми своими органами чувств, в том числе и теми, о существовании которых я раньше не подозревал, я погружаюсь в архив Совета. Чужие образы, чей язык трансформируется в мои мысли, передают информацию, которую наше правительство так долго искало.

Очевидно, мы имеем дело не с федерацией или конфедерацией, а со множеством независимых космических народов. Цивилизации эти настолько разные, что некоторые из них, как и предполагал Алекс, находятся за пределами даже самых смелых наших представлений и основываются на совершенно иных принципах жизни. Некоторые существа обитают в гораздо большем количестве измерений, чем люди. А некоторые другие – это сгустки энергии, парящие на околопланетной орбите, или определённые комбинации световых волн – то есть явления, которые нам бы до сих пор даже не пришло в голову рассматривать как живые. И хотя гипотезы, предполагающие подобные формы жизни, уже неоднократно высказывались учёными ХХ и XXI веков в рамках альтернативной биологии или теорий нехимической жизни, эти идеи были давно успешно отвергнуты и забыты официальной наукой, продолжая существовать разве что на страницах средневековых фантастических романов и в файлах исторических архивов.

Многие из этих инопланетных народов никогда не соприкасались друг с другом, пока не столкнулись с общей угрозой, заставившей их совместно задуматься, как ей противостоять. Настолько вездесущей, что ни уединенное расположение, ни порой очень причудливые свойства миров не смогли спасти их от уничтожения. Настолько ужасающей, что несмотря на наличие у некоторых цивилизаций мощных боевых космических флотов, они предпочли бежать, даже не вступая в бой. И поэтому на Совете было принято решение эвакуировать все планеты, к которым враг приблизится ближе, чем на тридцать световых лет.

 

На этом месте шлем отключается и через полупрозрачное забрало проглядывает мягкий свет окружающего помещения.

Сняв с помощью техника прибор, я нетерпеливо буравлю глазами Алекса.

– Мы очень близки к разгадке. Подключи другой шлем, чтобы я смог опять войти в архив.

Техник виновато смотрит на меня.

– Остальные шлемы мы, к сожалению, ещё не сумели наладить. Этот на данный момент единственный рабочий.

– Почему мне не сказали об этом заранее?

– Я же сказал, что у тебя в распоряжении в сумме всего тридцать минут. Какая разница, упомянул бы я, что шлем один или что их несколько?

Зная, что спорить с Алексом о том, кто что недосказал или недопонял, бесполезно, я подавляю в себе желание расправы и просто спрашиваю:

– Сколько будет длиться, пока я смогу повторно подключиться?

– Сорок восемь стандартно-часов

– У нас нет столько времени. Где-то снаружи скрывается очень опасный противник, который может в любой момент напасть на нас и который, возможно, именно сейчас уничтожает другую цивилизацию, нуждающуюся в нашей защите.

– Раньше никак не получится, шлем просто не включится. Разве что, до тех пор удастся разобраться с остальными шлемами и войти через них. Других альтернатив, чтобы подключиться к архиву, мы пока тоже не обнаружили.

– Хорошо, готовь шлем через сорок восемь часов. Если до этого появится какая-либо другая возможность войти в архив, дай мне немедленно знать. А пока наладь канал правительственной связи.

 

После окончания отчёта перед федеральным правительством мне приходится ещё раз лично объяснять командованию флота с чем мы столкнулись. В результате руководство принимает решение повысить готовность Космофлота до максимальной и готовиться к боевому столкновению.

 

***

Сорок восемь стандартно-часов пролетают очень быстро. Мой второй визит в здание Совета проходит в тягучей атмосфере нависшей угрозы. Под давящими абсолютно свинцовыми облаками, бегущими по небу в виде гигантского земного прибоя, мой флайер опять садится на площади. Кажется, что она, так же, как и весь дневной свет вокруг, притягивается к зданию, которое, как чёрная дыра вот-вот поглотит их без остатка. Абсурдные скульптуры на площади идеально дополняют мрачный сюрреализм картины, а тёмно-серая униформа Космофлота органично сливается с этой обстановкой, делая меня её неотъемлимой частью.

Сегодня мы должны установить, кем является этот враг и где он находится. О том, что будет после, я особо не задумываюсь. Скорее всего, правительство приведёт в действие самое разрушительное оружие Федерации – Планетарный Дезинтегратор Материи и поставит ультиматум: либо полная капитуляция и разоружение в течение четырёх стандартно-недель, а также убедительный отказ от агрессии в будущем; либо полное уничтожение планет неприятеля, как это было с Генервой и Ювенией.

 

Я одним броском преодолеваю площадь. Как и в прошлый раз, Алекс встречает меня в проёме здания. Увидев выражение моего лица, эксперт не задаёт вопросов, а после приветствия просто молча ведёт внутрь здания.

Никаких иных возможностей войти в архив, кроме этого шлема, за прошедшие сорок восемь часов обнаружить не удалось. Так что у меня, как и в прошлый раз, всего лишь тридцать стандарно-минут, чтобы докопаться до решения загадки. Мне надевают прибор и сеанс начинается. Я быстро пролистываю в голове архивы Совета. Не все материалы доступны. Я вижу сообщение за сообщением о нападениях на планеты и разгромленные миры. Планета, именуемая 61312 в созведии 12134, которую пришлось покинуть существам, живущим в восьми измерениях, или уничтоженный вулкан на планете 35231, в котором обитали плазменные создания.

Постепенно из глубин архива Совета отдельными кусками всплывает всё больше и больше информации об агрессоре, неумолимо складываясь в цельную картину. Инопланетяне называют эту цивилизацию Дети Ужаса. И, похоже, Совет неплохо ознакомился с её историей. Речь идёт о гуманоидной цивилизации, вёдшей на протяжении многих веков войну против собственной планеты-прародительницы, и уничтожившей при этом большую часть её биосферы. Речь идёт о цивилизации, считавшей себя единственной разумной силой во Вселенной и венцом творения, имеющим право подчинять и распоряжаться всем вокруг на благо себе, называя это прогрессом. И речь идёт о цивилизации, убившей миллионы своих же представителей лазером, пулями, ножами, гиперснарядами, газом, вирусами, атомом и голодом; на войне, в концлагерях или эксплуатируя и порабощая чужое население.

О, как Дети Ужаса похожи на нас в прошлом и как они повторяют наши чудовищные ошибки! Но в отличии от человечества, они так ничего не поняли и продолжают идти путём войны и разрушений, только теперь в космосе, беспощадно круша на своём пути целые миры. Никто из членов Совета до сих пор даже приблизительно не сталкивался с такой степенью деструктивности. И сейчас инопланетные народы, зная историю Детей Ужаса, даже не верят в то, что смогут оказать им хотя бы мало-мальское сопротивление, находя единственный способ спасения в бегстве.

Очевидно, что флот Федерации – единственная сила в этом секторе Галактики, готовая противостоять угрозе. Мы были виновны в массовом кровопролитии раньше, но будем теми, кто остановит его сейчас. Раз и навсегда.

И перед самым окончанием сеанса мне наконец-то удаётся найти самое важное – координаты основной планеты Детей Ужаса и баз, рассеянных в космосе. Я фиксирую их мысленным маркером и меня выбрасывает из виртуальной реальности.

 

Данные, сделанные в чужой системе координат, мне ничего не говорят, но наши специалисты разберутся. То, что происходит дальше, можно назвать делом техники. Алекс со своей командой экстрагирует из архива Совета помеченную информацию. Вслед за этим расположение планет противника передаётся Центральному Квантовому Суперкомпьютеру на Земле для перевода в нашу систему звёздных координат

Правда, существует опасность, что враг в своей изощрённости подбросил нам дезинформацию или что мы ошиблись при выводе данных из архива – техника всё-таки малоизученная. Но несмотря на это, руководство принимает решение пойти на риск и загрузить расшифрованные координаты автоматически и без дополнительной проверки в Дезинтагратор, который затем самонаведётся на цели. Ведь в дуэли с незримым противником дорога каждая секунда. И у нас нет времени, чтобы детально разобраться в том, кто этот неприятель и каковы его цели – как-никак за стандартно-полчаса мне удалось получить только лишь общее описание цивилизации Детей Ужаса.

Мне же начальство обещает присвоить высшую государственную награду Орден Мира и даёт три стандартно-дня на передышку на ближайщей базе Космофлота. С чувством глубокого удовлетворения, что нависшая над Галактикой угроза будет в скором времени устранена, я отправляюсь на заслуженный отдых.

 

***

Следующий день начинается с того, что меня будит срочное сообщение, поступившее на нейронный чип-имплантант. Я и Алекс отстранены от работы. Нас обвиняют в получении ошибочных координат. Вместо планет врага, Дезинтегратор нацелился на Землю и на наши основные базы, а из всех средств коммуникации на этих планетах звучит призыв сдаться в течение четырёх стандартно-недель под угрозой полного уничтожения. Что, естественно, противоречит всякому здравому смыслу и может быть только какой-то невероятной ошибкой.

База, на которой нахожусь я, этим не затронута, но меня экстренно вызывают на Землю, разрешив воспользоваться телепортацией, применяемой только в исключительных случаях. А взамен присылают нового руководителя группы, а также других техников, которые в кратчайшие сроки должны проверить все наши шаги и повторно извлечь информацию из архива. Параллельно Суперкомпьютер вновь пересчитывает переданные мной данные, лучшие IT-специалисты проверяют алгоритм перевода координат из чужой системы в нашу, а оружейные эксперты анализируют Дезинтегратор на предмет неисправности.

Насколько возможно утверждать второпях, ошибки никто нигде не находит. Тут в мою голову начинают закрадываться сомнения. Они перерастают в уверенность после того, как через три стандартно-дня разведчик Космофлота обнаруживает очередную населённую планету, только на этот раз в стадии эвакуации, и впервые в истории человечества вступает в визуальный контакт с другой цивилизацией. Внезапное появление федерального корабля в чужом орбитальном пространстве заканчивается тем, что инопланетные транспорты хаотично стартуют, а по планете прокатывается волна взрывов. Видимо, жители этого мира, не успевшие бежать, испытывают перед нами такой ужас, что предпочитают взорвать себя сами.

 

Дезинтегратор всё ещё нацелен на Землю, транслируя свои угрозы. Теперь я понимаю на собственном опыте, что чувствовали жители Ювении и Генервы перед тем, как оружие превратило их миры в молекулярную пыль.

Руководство всё ещё продолжает верить в то, что имеет место ошибка или что это происки врага. Но лично для меня становится ясно: все эти существа боятся действительно именно нас, людей. Это мы и есть тот страшный враг, которого мы сами же и искали.

Мы думали, что изменились, но остались прежними. Как и прежде, мы ставим идеологию поверх человеческих жизней. Как и прежде, мы готовы убивать, искренне считая, что это необходимо во имя Мира, Добра и Справедливости. Как и прежде, мы думаем, что мы – пуп Вселенной, считая разумную жизнь возможной только на землеподобных небесных телах, а нашу философию и принципы универсальными для всей Галактики.

Осваивая и терраформируя кажущиеся нам безжизненными планеты, мы даже не предполагаем, что разрушаем чей-то мир и обращаем в бегство миллионы разумных особей только потому, что наше ограниченное мировозрение не предполагает возможности существования жизненных форм, не предусмотренных наукой. А ведь эти существа, наверное, пыталась вступить с нами в контакт и сообщить, что эти планеты уже населены и принадлежат им. Но мы их не услышали.

Неудивительно, что они воспринимают человечество как безжалостного агрессора. И ознакомившись с нашей историей, а также увидев, что мы сделали с Ювенией и Генервой в настоящем, понимают нас лучше нас самих.

 

Окончательные доказательства получены, когда техникам удаётся подключить ещё несколько шлемов и члены группы обнаруживают в архивах Совета конкретные факты из истории агрессора, совпадающие с нашими. Вердун, Треблинка, Освенциум, Хиросима, Вьетнам...

Часть командования флота всё ещё настаивает на хитроумном замысле несуществующего врага, но это уже ничего не меняет. Попытки деактивировать или хотя бы переграммировать Дезинтегратор к успеху не приводят. Отменить атаку может только Страж Этики. А Страж Этики – это Искусственный Интеллект, которому с целью максимальной беспристрастности был передан контроль за действиями по защите Мирной Конституции. Отключить или уговорить его невозможно. И Интеллект считает в свете открывшейся информации именно человеческую цивилизацию центральной угрозой мира в Галактике, которая должна быть устранена. Если только за срок действия ультиматума она не докажет, что способна измениться к лучшему.

Теперь же наше же оружие нацелено на нас самих. Человечеству осталось всего две недели, чтобы переосмыслить то, что не удалось осознать веками.

Время пошло.