Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Несостоявшееся совершенство

Хлопья пушистого снега медленно кружились в небе, образуя замысловатые узоры. Они стремились к своим собратьям, которые уже улеглись на земле и превратились в сугробы. Но некоторым из них не суждено было исполнить свои никому неведомые мечты. Человек, сидевший на обгоревшей металлической конструкции посреди леса, достал руку из кармана куртки, снял перчатку и подставил падающим хлопьям ладонь. Лёгкое покалывание прокатилось по всему телу. Абсолютную тишину ночного леса прервал оглушительный удар. Через несколько минут звук повторился. Сидевший вздохнул, поднялся и стряхнул с плеч и ушанки накопившийся слой снега. Пора было идти.

Снег скрипел под ногами. Монотонные удары с одинаковой периодичностью наполняли мир вокруг звуками. Сосны, как древние стражи, бесчувственно наблюдали движения незваного гостя. Но он был здесь не один. Он не заметил их сразу. Две красные точки появились и парили в воздухе метрах в пяти от него.

— Не может быть! — пронеслось в голове у незнакомца. — Они не могли воспроизвести новых охотников так быстро!

Но времени на раздумья больше не было, красные точки сорвались с места и молнией устремились к путнику. От первого удара он увернулся, отпрыгнув в сторону. Однако второй пришёлся в правое плечо, разорвал одежду, и холодный металл вгрызся в кожу, безжалостно прокладывая себе путь. Но человек не закричал: он знал, что этим вынес бы себе окончательный приговор. Тёплая кровь заструилась по руке, впитываясь в одежду и перчатки. Белый снег под ногами заиграл оттенками красного.

Нужно было бежать: скрип снега позади означал, что существо разворачивается и готовится к новой атаке. И он побежал. Побежало и существо. Деревья трещали и падали одно за другим. Человек пытался вспомнить карту, которую видел на интерактивной панели в могильнике, на бывшей научной базе. Однако сейчас, посреди снежного леса из одинаковых деревьев, с монстром за спиной — задача казалась куда сложнее. Но удача в этот день была на его стороне. Впереди показался голубоватый луч, который, вырываясь из глубин снега, устремлялся к ночному небу. Человек из последних сил прыгнул, протянув руку к свету. Как только свечение соприкоснулось с его кожей, снизу прозвучал женский голос: «Человек. Стопроцентное соответствие. Доступ разрешён. Добро пожаловать в Эдем». Земля вокруг затряслась и начала перемещаться. Красные точки неподвижно зависли в воздухе, наблюдая за происходящим. Замысловатая постановка прервалась, когда из-под земли поднялись металлические пластины и разделили охотника и его добычу. Пластины поднялись на пять метров над землёй, снизу заскрежетало ещё что-то, и, после рывка, площадка под путником начала медленно опускаться вниз. Человек осел, плечо продолжало болеть, кровь мелкими струйками покидала тело хозяина. Он усмехнулся: столько десятилетий и достижений, а человечество так и не изобрело волшебную мазь из фантастических фильмов, которая бы мгновенно залечивала любые раны! Жгут из ремня, скомканная кофта к ране — медицинские познания и методы на уровне урока ОБЖ из далёкого детства, но это единственное, что могло ему помочь.

Платформа продолжала медленно двигаться вниз, молчаливое тёмное небо ещё сильнее сыпало на землю хлопья снега. Голова кружилась, а перед глазами бегали непонятные силуэты, как будто на экране сломанного телевизора. Путник закрыл глаза. Он перенёсся в беззаботное детство. Панельные хрушёвки, окружающие детскую площадку монолитными стенами. Такой же сильный снег. Ему пять лет, непонятная игра с ровесниками и мечты о будущем. Однако им не суждено было сбыться. Именно в тот день он впервые услышал звук удара о землю, который монотонно повторялся и преследовал его все эти годы. А дальше были крики людей, толпы, несущиеся в неизвестном направлении, и — он, сидящий в песочнице. Тогда в его сердце уже зарождался страх, который пропитает всю его последующую жизнь. И жизнь всего человечества.

Он очнулся от громкого женского голоса: «Резервное освещение активировано. Персоналу просьба пройти в зону контроля для устранения неполадок». Высоко над головой оставалось ночное небо, снег прекратился. Вокруг же можно было наблюдать картину, которую он видел уже не раз. Комната ожидания, из которой люди проходили в основную часть комплекса. Подобные сооружения были разбросаны по всей планете, как угасший символ величия человека. Незнакомец поднялся, осторожно снял жгут и убедился, что кровотечение прекратилось. По состоянию кофты было понятно, что ей пришлось впитать очень много крови.

Первое, что удивило, — это отсутствие мёртвых тел, беженцев, которые не успели попасть внутрь, или военных, оборонявших комплекс до самого конца. Резервные генераторы могут обеспечить такой комплекс электричеством лишь на несколько часов. Чаще всего два-три. У гостя было не так много времени, чтобы выполнить задачу, с которой он сюда пришёл. Первый коридор привёл его в зону распределения, в которой система анализа должна была направить беженца в соответствующую касту на основании его умений и навыков. Останков людей здесь также не наблюдалось, лишь голограмма полноватого мужчины в медицинском халате приветствовала гостей повторяющейся фразой: «Добро пожаловать в Эдем. Здесь ваше странствие закончится. Больше нечего бояться. Будущее за Человеком». «Каким?» — с усмешкой подумал мужчина, выслушивая первый круг звуковой записи. Жителей комплекса ему всё же удалось найти. Они все находились в одном месте, в бывшей столовой. Массовое самоубийство, возможно, когда-то и вызвало бы у него чувство ужаса, но теперь — лишь тошноту и отвращение, отвращение к хозяевам планеты, которые отказались бороться. А вот следующая комната была интереснее. Огромный кабинет, заставленный аппаратами для проведения экспериментов, стеллажи вдоль стен ломятся от медицинской литературы. Здесь было два тела: первое на стуле, по одежде — доктор, второе — в кресле для экспериментов. По второму ясно была понятна тематика проводимых здесь исследований, что ставило под сомнение мысли о суициде в предыдущем зале. На столе лежало несколько запылившихся книг. Взяв одну из них в руки и стерев с обложки грязь, путник прочитал: «Фрэнсис Гальтон. Наследственный гений». Удивлённо посмотрел на мёртвого доктора ещё раз. Подошёл и, откинув тело назад на стуле, присмотрелся к бирке на груди: «Григорьев Н. Д. Доктор».

Мужчина протянул неповреждённую руку, положил трупу на плечо и чётко по слогам произнес: «Николай Давыдович, хотел вам давно сказать, вы сволочь». В этот момент лампы над головой начали мигать, знаменуя начало конца у резервных генераторов. Оставив старого знакомого, незнакомец двинулся в последнее помещение. Хотя знакомый — заявление громкое, Григорьева знали не только в бывшем СССР, но и далеко за его пределами. Он входил в так называемую «святую семерку» исследователей, которые обещали спасти человечество от перенаселения, голода, болезней и всего, чем любило пугать телевидение. Комичность ситуации состояла в том, что они не только не спасли человечество, но и умудрились его практически прикончить. Хотя, действительно, проблемы с перенаселением больше нет. Николай Давыдович в этой группе вместе с Дином Гленном занимались генетикой, опытами над человеческим видом или, говоря простым языком, евгеникой. Идея была очень проста: взять под контроль рождаемость людей на уровне пренатальной диагностики. Выявлять у развивающегося плода наследственные заболевания или отрицательные признаки и не давать подобным людям рождаться. Восемь миллиардов землян отрицательно восприняли подобные предложения. Поэтому горе-учёные переобулись в воздухе и пообещали излечение наследственных болезней и усовершенствование человека только «мирной и доброй» медициной. Объединив это всё с генотерапией, они настроили при помощи крупных корпораций и с молчаливого согласия правительств множество исследовательских лабораторий и начали творить свою историю. Проект назывался «Человек совершенный: завтра, послезавтра, навсегда». Амбициозный план, который, если судить по ситуации на Земле, немного дал сбой.

Итак, последнее помещение. Это центр контроля, он представлял собой большой зал, во всю длину которого тянулась панель управления. За ней стояли опустевшие стулья, а на небольшом помосте находился круглый стол для руководящего состава. Сам состав находился здесь же, в неподвижном вот уже несколько лет состоянии. Подойдя к одной из панелей, человек достал из кармана два небольших продолговатых объекта. Один подсоединил к панели, а второй положил на руку.

— Ждите, — произнёс механический голос. — Обработка данных закончена, каков ваш запрос?

— Загрузить карту территориальных баз снабжения.

В панели что-то зажужжало, и через пять минут механический голос озвучил вердикт: «Обработка и загрузка данных завершена».

Человек отсоединил объект, нажал на кнопку сбоку механизма. Замигали синие светодиоды, и из маленького объекта донёсся женский голос: «Передача данных закончена. Борис, покиньте объект и возвращайтесь». Из центра контроля к выходу вёл запасной туннель. Подобная хитрость позволяла улизнуть руководству, если того требовала ситуация. Лампы еще раз моргнули и погасли, уже навсегда. Борис двигался в темноте не спеша, на ощупь: сказывались усталость и потеря крови. До выхода он добрался за тридцать минут.

Металлический заслон был открыт. Человек вышел на улицу. Снег вернулся и продолжал засыпать всё вокруг, пряча прошлое под своим ковровым одеялом. Путник сделал шаг и с грустью посмотрел направо. Между деревьев парили два красных светлячка. Впервые за всю ночь облака расступились, позволяя многоликой луне взглянуть на мёртвую Землю. Между деревьев стояло существо, которое когда-то, безусловно, было человеком. Разные куски металла и плоти были как будто на скорую руку сшиты воедино без всякого вкуса и логики. «Забавно, — подумал Борис, — когда-то автоматическая система создавала их практически одинаковыми, а теперь пытается даже творить, создавать что-то новое, к сожалению, оттого не менее мерзкое». Вслух лишь произнёс: «Ну что, совершенное творение человека, поприветствуй достойно своего родителя».

Луна снова скрылась за облаками. Охотник поигрался и бросил добычу. Умиравшее в этот момент на снегу существо называлось человек, оно, конечно, проиграло эволюционную борьбу своему детищу, однако в нём теплилась надежда, что однажды человечество воскреснет. Найденные центры продовольствия, возможно, помогут выжить нескольким сотням особей, которые продолжат борьбу за существование, доказав совершенство вида, появившегося за тысячи лет эволюции. Жаль только, что история отдельного человека заканчивалась здесь, в одиночестве, в снежном лесу, который уже через несколько минут скроет эту жертву от глаз мироздания.