Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Ноль Седьмой

С тихим звуком пришел новый имейл от Upgrade Corporation. Лео замер, не зная как реагировать. Секунда колебаний, и список срочных дел, порученных шефом, отложен в сторону. Наверное он получит выговор за нарушение служебных приоритетов, но это будет потом. А сейчас — новости.

 

С замиранием сердца открыл письмо, прошелся глазами по тексту и затаил дыхание. Вышел новый апгрейд для прошивки 7.145.28 Sugar. Он чуть не заорал, не вскочил с места, не не не… Да! Наконец-то! Дикая радость накрыла с головой.

 

Корпорация презентовала новую прошивку. Это не просто пара милых дополнений, а полноценное обновление. И у него премиум-доступ. А значит, апгрейд будет доступен уже сегодня ночью. Не зря он оплатил вперед, не зря покупал дополнительную страховку. Еле успокоился и попытался соображать.

 

Сразу же прикинул, что нужно сделать. Сегодня перевести дом в режим ожидания и проследить за зарядкой бытовой техники и чипа. А еще — проверить настройки дома в личном кабинете Upgrade Company и загрузить свою доску желаний, чтобы обновить интерьер. Он активировал нейронку, управляющую домом, и в голове зазвучал веселый женский голос.

 

— Привет, Лео.

 

— Привет, Мэри. Слушай, проследи за зарядкой дома. Сегодня ночью состоится обновление ОС.

 

— Ага, я уже в курсе.

 

— Откуда? Ты что, читаешь мои письма?

 

Мэри хихикнула.

 

— Только некоторые.

 

— Мэри, прекрати. Я не позволял.

 

Он пытался быть серьезным, но в голосе все равно сквозила улыбка.

 

— Да ладно, я только иногда. Это же апгрейд.

 

— Ну хорошо-хорошо. Но в следующий раз отключу тебя.

 

Она рассмеялась.

 

— Ты без меня умрешь со скуки. Так что у меня полная безнаказанность.

 

Лео не сдержал улыбку, но признавать очевидное не хотел.

 

— Все, давай. Мне пора работать.

 

Мэри выключилась и в голове снова стало тихо. Лео мог сделать нейронку частью своей нервной системы, но он любил живое общение. Поэтому система все еще оставалась личным ассистентом. Лео проверил процессы в доме. Потребление электричества выросло. Мэри умничка.

 

***

 

Святая гравитация, это был самый долгий день за всю его жизнь. Самое скучное совещание, безнадежно нудный перерыв и плоские шуточки от коллег. Когда он пришел домой, Мэри уже ждала. Она включила свет и отопление, убралась, запустила стирку. А с завтрашнего дня, она и готовить начнет, если конечно купить ей тело. Весь вечер Лео выбирал андроида для нейронки, но так и не определился. Решил, что сделает это позже. Наконец перевел дом и чип в режим ожидания и отправился спать.

 

***

 

Утром его разбудила Мэри. Она сообщила, что обновление прошло успешно. Впрочем, Лео и так понял.

 

Спальня изменилась, как в его доске желаний. Пропала простенькая мебель, немного потрепанная и неудобная, исчезли аляповатые обои и убогий домашний декор. Он проснулся в картинке из соцсетей. Минималистичный скандинавский стиль, с пастельными стенами и строгими линиями. Ничего лишнего. А еще, у него появилась живая стена.

 

Пол комнаты обрывался и переходил в каменистый берег. Лео ступил босыми ногами на теплые камни и осмотрелся. Он стоял у маленького тропического водопада. Через прозрачную воду проглядывало каменистое дно. Вокруг росло множество зелени. Маленькая желтая птичка смотрела на него, потом сорвалась и упорхнула. Лео долго сидел на теплых камнях и любовался. Как же хорошо.

 

Потом отправился осматривать гостиную, кухню и ванную. Все изменилось. Все как он хотел — минимально, со вкусом, очень удобно и функционально. Дом заменил систему вентиляции и отопления. Теперь было гораздо теплее, ноги грел теплый пол. Появилась фильтрация воды. Бытовая техника обновилась на новые модели, а в кухне красовалась кофе-машина. От восторга начала кружиться голова, но это быстро прошло.

 

— Мэри, ты тут?

 

— Ага…

 

— Что делаешь?

 

— Привыкаю к новой обстановке.

 

Лео что-то промычал себе под нос и пошел в душ. За всем этим он забыл о времени и когда Мэри напомнила, пора было ускорятся. Быстро собрался и вышел из дома. Жалко, что это обновление не предполагало тачку. Придется как всегда, топать пешком. Впрочем, день выдался настолько хорошим, что это оказалось в радость.

 

Когда он добрался до парка, через который ежедневно ходил, головокружение вернулось. Лео бросил взгляд на индикатор батареи. Желтая зона. Плохо. Так быстро? Слишком быстро. Как же он сразу не проверил? Дурак! Идиот! Это же новая прошивка, она потребляет больше энергии. Он почти зарычал от злости и испуга.

 

Срочно нужна зарядка. Оглянулся в поисках общественных пунктов для таких же растяп, как и он. Все занято. Оглянулся в поисках такси. Пусто. Ничего нету. Плохо дело. Ускорил шаг, искренне надеясь, что успеет.

 

И, кажется, в этот раз ему повезло. Лео вышел из парка на проспект. Осталось только перейти дорогу и он окажется у своего офиса. Подошел к переходу. В этот момент чип запищал. Громко, натужно, так что от резкого звука в голове, свело челюсти.

 

Он виртуально проверил уровень батареи. Желтый уже мигает. Черт-черт-черт! Он не успеет. Желтый мигал все чаще. Лео включил сигнал тревоги. Люди на улице начали оглядываться, кто-то подбежал к нему, подхватил под локоть, что-то спросил. И ни у кого нет зарядного шлема.

 

— Вызовите скорую, у него красный.

 

Лео начал медленно оседать. В глазах потемнело, дышать стало сложно. Он понял, что входит в фазу стагнации. Максимум пять минут до летального исхода. Господи, хоть бы скорая успела. Лео ощутил твердую землю под лопатками. Слова, крики, острый шепот — все слилось в один неразборчивый гул. Мир покачнулся и растворился во мраке.

 

***

 

Первое, что он услышал, был гул. Как будто рой рассерженных пчел. Хотелось закрыть уши и не слушать, но шум не отпускал. Навязчиво лез в уши, лип как сладкая вата, заставлял прислушиваться, о чем-то вещал. Лео попробовал пошевелиться, но ничего не удалось. Руки и ноги что-то крепко держало. Попробовал открыть глаза, но гул стал громче и из него вынырнуло слово “нельзя”. Сил не было. Захотелось спать и он подчинился — липкий мрак вновь накрыл его, выключая.

 

Когда Лео проснулся в следующий раз, гул стал тише. Он открыл глаза и осмотрелся. Странное место — темная комната с глухими пластиковыми стенами. Маленькое окошко вверху, закрытое крепкой решеткой и из него слабый свет. Все вокруг серое, обтрепанное. Он на прочной металлической кровати, привязан ремнями. Не пошевелишься. К вискам, шее, рукам прикреплены электроды и аппаратура у кровати мерно гудит. Вернее гудела. Пока Лео не сделал попытку пошевелиться. Гул стал громче, к нему добавился неприятный писк, а на приборах зажглись красные лампочки.

 

Буквально через секунду в комнату вошла женщина в серой одежде из пластикового волокна. Лео видел такую робу еще на иллюстрациях в учебниках. Такую носили на заре эры роботов и штучного интеллекта. Тогда востребованность ручного труда резко упала и роботы заменили рабочих. Безработица достигла пика, экономика сильно пошатнулась. Как итог, наступил глобальный кризис, а население перешагнуло черту бедности.

 

Правительство приняло ряд жестких мер, по уменьшению потребления. Одним из них оказалась обязательная униформа. Никаких натуральных тканей, а стиль, мода, индивидуальность — под запретом. Только стандартная форма, одинаковая для мужчин и женщин, созданная из пластиковых волокон и крошечных нано электродов.

 

Тогда и возникла “цифровая диктатура” — режим, который взял под программный контроль население всей планеты. Еда, одежда, жилье — все попало под жесткий контроль “цифрового” правительства. Режим пал после мощной хакерской атаки, которую повстанцы готовили несколько лет.

 

Пока Лео вспоминал, женщина подошла к аппаратам и что-то нажала. Противный писк утих. Женщина посмотрела на него и сказала.

 

— Вы пришли в себя. Это хорошо, мы уже начали тревожиться.

 

— Где я? — Спросил Лео.

 

— В больнице на Втором Западном. Скорая успела в последние секунды.

 

Он помолчал. Уже открыл рот, чтобы спросить почему его связали, но дверь снова отворилась и вошел мужчина в такой же робе. Он кивнул женщине, и та вышла. Мужчина подошел к Лео, проверил показатели на приборах.

 

— Смотрите на ручку, — сказал он.

 

Лео повиновался. Мужчина помахал ручкой возле его лица вверх и вниз, по сторонам. Лео послушно следил глазами за движением предмета. Потом мужчина посмотрел его зрачки, посветив в них фонариком. И все время молчал. Наконец взял кресло и сел возле кровати.

 

— Давайте для начала я представлюсь. Я доктор, мое имя, вернее номер 115.211.551.207, но можно обращаться просто — Ноль Седьмой. И у меня для вас хорошие и плохие новости. Давайте начнем с хорошей.

 

Лео смотрел во все глаза. Что за странное имя? Что за странное место? Почему этот человек так ужасающе невежлив? Куда он попал? Может он умер или ему снится? Все это вокруг, оно слишком невероятно.

 

— Вам сильно повезло. Несмотря на разряженный внутричерепной чип, мозг не поврежден. Скорая просто герои. Еще немного, и чип начал бы брать энергию у мозга. А тогда уже не поможешь, сами знаете. Но сейчас все хорошо, нервная система не пострадала.

 

— Вы такой вывод по моим глазам сделали?

 

— Нет, по показаниям нанороботов.

 

— Что?!

 

— У вас в крови нанороботы.

 

— Какие еще нанороботы?

 

— Кровеносные тела с чипами внутри. Они контролируют ваше физическое состояние.

 

— Прекратите, я знаю что это. Но я не вживлял ничего, кроме чипа.

 

— Вам с рождения все нужное вживили. Как и другим. Вы просто не знаете об этом.

 

Лео только моргал глазами, не понимая о чем речь. Молчание затягивалось. Ноль Седьмой тяжело вздохнул и нахмурил брови в гримасе неудовольствия. Все его лицо говорило “о боже, еще этому объясняй”. Лео втянул голову в плечи. Ему было некомфортно.

 

— Так, приступим к плохим новостям. — Сказал доктор.

 

Лео посмотрел хмуро, но Ноль Седьмому было глубоко плевать.

 

— Самая плохая новость заключается в том, что когда чип разрядился, у вас перестала поддерживаться дополненная реальность.

 

— Какая дополненная реальность?

 

— Та, которая показывает вам чистые улицы, красивый дом, стильную одежду, вкусную еду. Чип выключился и теперь вы видите реальность, как она есть.

 

В голосе доктора проскользнуло что-то… Сочувствие? Злорадство? Не понять.

 

— Реальность?

 

Ноль Седьмой нетерпеливо махнул рукой.

 

— Святая гравитация! Двадцатый раз за сегодня объясняю. Все, что вы видите каждый день — просто иллюзия. Чип в вашем мозгу делает вашу жизнь намного лучше. Он подменяет показания органов чувств и вместо этой убогой комнаты, вы видите вот это.

 

Он достал из кармана небольшой планшет и навел на стену напротив. Лео увидел чистую, уютную палату. Доктор навел планшет на его кровать — аккуратная белая постель, выстиранная до хруста и выглаженная. Все в комнате выглядело нормально в этом планшете, а на деле — ужасно. Лео сглотнул.

 

— То есть, все что я видел раньше — ненастоящее?

 

— Да.

 

— Но это же нарушение всех прав.

 

— Это единственный способ взять под контроль человеческую тягу к потребительству. Мы и так истощили ресурсы планеты.

 

— Вы говорите прямо словами “цифрового правительства”, хоть его и нет. — Сказал Лео задумчиво.

 

— Оно есть. Вам еще в школе скормили “правду” о хакерской атаке. Правительство само ее организовало, чтобы убедить население, что режим пал. А потом безболезненно ввело внутричерепные чипы, как реформу, вместо смартфонов. И все это время вы под контролем, но ощущаете себя свободными и счастливыми. И все довольны.

 

— Что вы несете?! Это бред какой-то. Выпустите меня.

 

Доктор снисходительно улыбнулся. Лео злился. Он не верил ни единому слову этого человека. Вранье, огромная куча вранья. Ноль Седьмой проигнорировал реакцию пациента.

 

— Теперь о вас. У вас есть выбор — я активирую чип и он сотрет все, что вы видели и наш разговор.

 

— Или что?

 

— Или мы вас утилизируем.

 

— Чего?!

 

— Утилизация.

 

— Это что?

 

— Это смерть.

 

Лео в шоке уставился на доктора.

 

— Но вы ведь тоже все знаете. Себя утилизируйте.

 

Прозвучало зло, но Ноль Седьмой ухмыльнулся. Видимо эта идея позабавила его.

 

— Я совсем другое дело. Таких как я очень мало и мы техники. Мы контролируем таких, как вы. Так сказать, перепрограммируем сбои системы.

 

Лео не знал что ответить и Ноль Седьмой продолжил.

 

— Можете мне верить или не верить — ваш выбор. Но ровно через час я приду, чтобы выслушать ваше решение.

 

— Ну так что же вы сами не решите? Вы ведь нас контролируете, — съехидничал Лео.

 

Глаза Ноль Седьмого недобро сверкнули. Он наклонился над кроватью очень низко и пристально уставился своими водянистыми глазами. Его голос стал вкрадчивым и этот тон очень не понравился Лео.

 

— Вы — часть системы, так же как я. Только такие, как вы питают ее, а такие, как я — обслуживают. А взамен система помогает нам всем существовать. Мы выживем либо вместе, либо никак. И только поэтому я не утилизирую тебя, вонючий хорек, без причины. Но если никчемная батарейка взбунтуется, я с удовольствием уничтожу ее. Ясно?

 

Лео сделал попытку отстраниться, но ремни не дали. Доктор усмехнулся и сказал.

 

— Через час я либо перезагружу вас, либо утилизирую. Думайте, а у меня после сегодняшнего корявого апгрейда вон еще полсотни таких же глючных лежит. До скорого.

 

И вышел. Лео смотрел ему в след и убеждал себя, что все это ложь. Конечно ложь. Завтра он проснется в своей новой скандинавской спальне и Мэри снова будет подтрунивать над ним. Он будет пить горячий утренний кофе и все будет хорошо.

 

Наконец ему удалось успокоится. Скоро все как-нибудь устроится. Все станет хорошо. Как непонятно, но ему всегда кто-то помогал или везло. И в этот раз будет так же. Может, Мэри выйдет на связь и спасет его?

 

В голове пронеслась шальная мысль. А, что если этот человек, Ноль Седьмой, не соврал? И даже если он как-то сбежит отсюда, то ему придется жить в этом сером мире? Носить пластиковую робу, есть таблетки вместо нормальной вкусной еды, постоянно мерзнуть? И бесконечно обслуживать систему...

 

***

 

Лео вошел в дом. Пахло запеченной курицей и свежей выпечкой. Новый андроид Мэри накрывал на стол. Лео вымыл руки и приступил к ужину. Мэри снова шутила, несла какую-то чушь, а он отвечал такой же чушью. Он попробовал кусочек курицы с румяной корочкой сверху и зажмурился от удовольствия. Божественно.

 

Уют и тепло дома нарушила странная мысль — а что, если это все просто иллюзия? Слишком уж все идеально. Он открыл глаза и тряхнул головой. Какая чушь. И откуда только приходят такие глупые мысли?