Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Окно в тюрьму

Аннотация (возможен спойлер):

Девушка-миллениал оказывается свидетельницей телепортации и решает на этом заработать.

[свернуть]

 

 

Августовский холод не любит двусмысленностей. Он говорит: да, это я, осень. Не сомневайся. Не додумывай. Пожуй-ка лучше осеннюю погоду, как бабка в сказке Маркеса жевала маис, и не сопротивляйся, когда у соседей заиграет ДДТ.

 

Однажды вечером августовский холод сопровождал маленького мальчика в жёлтом комбинезоне. Мальчик спустился по ступеням веранды из палубной лиственницы, изучил гору песка, ожидавшую «благоустройства», насыпал мокрую массу в синее ведёрко и тут же высыпал обратно. Впереди была вода реки в серой ветреной ряби. Мальчик засмотрелся на воду и пошел дальше к зарослям тростника и понтону.

Мальчика так туда тянуло, потому что у него была страсть, затмевающая все другие страсти. Поливать воду водой. Зачерпывать маленькой ёмкостью и поливать. Зачерпывать и поливать. И снова зачерпывать.

 

Мамаша увидела удаляющийся желтый комбинезон, влезла в короткие сапоги, бросилась через поле, но тут же увязла в песке. Резиновый башмак был ей не по размеру, он отлетел в сторону, и пришлось возвращать его ноге. В голове мамаши всплыла метафора вроде бы Набокова, - сугроб произвел ампутацию валенка. А между тем жёлтый комбинезон скрылся за травой.

 

Когда мамаше удалось добежать до берега, мальчика на понтоне уже не было. Мальчика вообще нигде не было. Женщина зарычала, и, выкрикивая имя мальчика, бросилась в воду.

 

Прибежала ее сестра.

 

- Оля! Оля! Вылезай.

 

Она не сразу услышала, оглушенная исчезновением ребенка, которое могло значить только одно, - он под водой достаточно давно, чтобы захлебнуться.

 

- Оля!..

 

Сестра показывала куда-то рукой. Там, отделенный несколькими километрами реки, под раскидистой сосной желтел их малыш.

 

- Оля, это же Эстония... - выдохнула сестра. По центру реки проходила государственная граница. Один берег русский, другой эстонский. Холодным августовским вечером ребенок умудрился телепортироваться.

 

***

Эвакуировать маленького Колю с другого берега реки Нарвы оказалось делом хлопотным, хотя история, в общем-то, не об этом. Что было дальше, мы знаем и с удовольствием расскажем.

Ольга, мамаша мальчика, не выдержала, поплыла на веслах, но примерно на середине реки к ней подлетел катер эстонских пограничников. Ни один из молодых эстонцев не говорил ни по-русски, ни по-английски.

Ее сестра Марина предполагала такое развитие событий и осталась дома, позвонила эстонскому печнику Илье, который в прошлом году выкладывал им камин, попросила к телефону его жену, объяснила, что у них беда, и ребенок на другом берегу, с оговоркой не спрашивать, как так вышло.

Эстонка Ванда, сама мать троих детей, женщина серьезная и расторопная, села в старую Вольво и поехала спасать драгоценный желтый комбинезон.

 

Пока плачущую Ольгу увозили все дальше и дальше от ребенка на ревущем катере, чтобы оформить несанкционированное пересечение государственной границы, Марина смотрела в бинокль на маленького напуганного человека в жёлтом, и вел он себя на удивление разумно. Немного побродил по берегу, собрал камушки, устал, присел на песок и начал озираться в поисках мамы.

 

Ванда хорошо знала места и быстро добралась до ребенка. Марина пообещала щедро заплатить за хлопоты и попросила присмотреть за ним, пока его мать не сможет перейти границу в общем порядке. Жёлтая точка исчезла с другого берега - с тетей Вандой. Ольге выписали несколько штрафов, сначала эстонские, потом русские пограничники, она пересекла границу как следует, забрала ребенка, позвонила Марине и сказала, что на даче не появится как минимум год.

 

Как-то Марина ехала в поезде по Италии, и местная девчонка-подросток на сидении прямо за ней то ли красила ногти, то ли стирала лак. От запаха ацетона можно было сойти с ума, но вот двери открылись, благозвучно объявили Мольфетту, и запах рассеялся. Еще быстрее рассеялось Маринино беспокойство за сестру и племянника.

Да и какое уж тут беспокойство, если Марину осенило: вот оно, первое чудо за всю твою неказистую тридцатидвухлетнюю жизнь! Это же ни дать ни взять пространственная дыра! Портал! Искривление Вселенной! Как у Стругацких, как у Булычева, как в «Секретных материалах», как у Стивена Кинга, как у Станислава Лема, в конце концов! Лишь бы только это не оказалось «уникальным погодным явлением»!

 

Озарение обернулось настоящей одержимостью. После него Марина целыми днями думала, как распорядиться своим мистическим дачным сокровищем. Внутренний голос тихонько нашептывал, что надо быть настоящим, совершенным даже человеком, человеком с большой научно-фантастической буквы «Ч» как в романах Беляева, смелым исследователем, бунтарем, изучить, как работает телепортация, придумать, как она может помочь человечеству и написать об этом в Times, ну, или в газету «Фонтанка», на худой конец. Но второй голос, громкий и настойчивый, просил Марину спуститься с небес и понять, что это в первую очередь способ хорошо и быстро заработать. Второй голос призывал немедленно обратить внимание на битый белый Фольксваген Поло, припаркованный у ворот, напоминал, что деньги на карте Сбербанка заканчиваются, а планы стать «дизайнером на фрилансе» провалились с тем же треском, с каким Марина месяц назад бесславно впечатала Фольксваген в соседский Мицубиси, и значит, недалек тот день, когда ей, тридцатидвухлетней Марине, придется снова вернуться в офис и гнить заживо под люминесцентными лампами, пока не рухнут своды всех бизнес-центров страны.

 

Стоит ли упоминать, что второй голос с разгромным счетом победил.

 

Марина сделала сайт на бесплатном шаблоне – обычный лэндинг, но, конечно, для фриков. Мол, велком, люди добрые, чудо чудное, диво дивное, Малдеру и Скалли не известное, прям вот с моей дачи за большие деньги настоящий телепорт. Марина провела несколько увлекательнейших минут, рассуждая, какую цену поставить за такую фантастическую роскошь. В итоге сошлась с самой собой на пяти тысячах евро, прикинув, что с нынешним курсом ей хватит и починить машину, и прикупить итальянского барахла, и даже (наверное!) съездить на Бали. К реке она больше не спускалась, - зачем рисковать светлым будущим, полным радостей любого уважающего себя миллениала?

Но вот незадача, пару недель на Маринин Интернет-призыв никто не отзывался. Пришлось настроить контекстную рекламу и сделать аккаунт в Инстаграме.

И надо же – аккаунт в Инстаграме сработал! На Маринино уникальное торговое предложение клюнул какой-то подросток. После недолгой переписки подросток потребовал координаты Марининой дачи. Марина все же переживала, что на подростка надежда слабая, но он приехал на следующий же день, с водителем, весь обвешанный яблочными гаджетами и чрезвычайно уверенный в себе.

 

- Хочу, - говорит подросток, - телепорт в Силиконовую долину.

И наличкой евро трясет.

 

Марина, как честная женщина, объяснила ему, что сама-то, в общем, не в курсе, телепортируется он или нет, а еще не в курсе - куда конкретно (подробности путешествия желтого комбинезончика благоразумно описывать не стала). Так что уговор такой, - малец дает ей пять штук евро и, если никуда не телепортируется, Марина их возвращает полностью. Подросток легко поверил, - Марина на даче явно одна, а у него целый ручной верзила в Гелендвагене. После этого пять тысяч евро бодро оказались в Маринином кармане.

 

Марина проводила подростка до понтона.

 

- Вон прямо на эти синие квадратики и выходи, если получится, то оттуда.

 

Подросток решительно пошел вперед.

 

- Подожди! - окликнула Марина, чувствуя, что неприлично ничего не спросить, - а зачем тебе в Силиконовую долину?

 

- Ой, долго! - подросток махнул рукой, - у бати моего Силиконовая Галина в Москве!

 

И исчез.

 

А Марина так ничего и не поняла ни про Галину, ни про долину, а еще Марина даже именем подростка не поинтересовалась, и вот это было зря.

 

Что дальше произошло с подростком, мы не знаем, а вот с Мариной - известно, что, - до некоторой степени.

Сначала ее утрамбовал (по-другому и не скажешь!) водитель Гелендвагена:

 

- Где, - говорит, - наследный принц державы Датской?

 

Тут-то Марина и взмолилась мысленно, что принц просто на другой стороне реки, как ее племянник. Но на том берегу никого не было. Водитель кому-то позвонил, тот еще кому-то позвонил, и буквально через десять минут Марину уже обрабатывали фсбшники (а их в приграничной зоне много, проще сразу к ним, чем к участковому, который один-единственный, наверное, на весь Кингисеппский район). С этого момента мы и о Марининой судьбе больше ничего не знаем, слышали только краем уха, что она села, и надолго. Но - без подробностей, дело наверняка секретное. Вот такая странная история про понтон.