Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Проект Чудо

1

 

Здание поднималось над раскаленным асфальтом белоснежным кубом с вырезанными в нем окнами высотой в два человеческих роста. Обжигающий свет отражался от стекол сотнями сверкающих кинжалов, которые впивались в глаза и выдавливали из них слезы. Широкая аллея, сворачивающая от тротуара к стеклянной входной двери, была накрыта тенями кипарисов, стойко выстроившимися вдоль нее до самого порога. Но даже в их тени воздух завязывал на шее удушливый галстук.

В миг, когда раскаленное око перевалило через отметку полдня, от толпы, варившейся в собственном поту и скользившей по тротуару, как куски масла по раскаленной сковороде, отделилась пара и завернула на кипарисовую аллею.

Вишневое платье женщины, которое по всем законам должно было соблазнительно развеваться на ветру, висело на ней не привлекательным балдахином и колыхалось только при ее шаге. Ветер забыл о своем существовании. Женщина никак не могла разобраться, как лучше ей взять сумочку и все время перемещала ее с плеча в руку и обратно, а другой рукой сжимала указательный палец мужчины, иначе их руки могли воспламениться. Раскаленный воздух, казалось, пульсировал от окружающих его, волн самоуверенности. Черный костюм, слишком узкий в плечах, должен был служить мерилом его важности, а на деле оставался адским котлом. Галстук, завязанный до упора, впивался в шею, запонки блестели, как новые монеты, а начищенные до почти пошлого сияния туфли слишком отчетливо щелкали по тротуарной плитке.

Женщина искоса поглядывала на своего спутника и этим словно убеждалась, что он еще здесь. Плиточка под ее туфлями заставляла призадумываться, так ли много людей проходит по ней, как говорят? Чем выше становился белый куб здания, тем чаще она бросала короткие взгляды на мужчину. И чем ближе были порожки, тем отчетливее она понимала вопрос, который формулировался у нее в голове всю дорогу.

Мужчина одарил ее улыбкой, натянутой и такой же символичной, как и его прямая спина, и приглаженные волосы, обычно растрепанные.

На крыше здания клиники замер флаг. Женщина попыталась рассмотреть его и тут же получила пощечину от ослепительного неба. В этот момент стайка воробьев, спугнутая их шагами, взметнулась из ветвей кипариса и исчезла. Должно быть просто испарилась, как капля воды. Женщина оглянулась. Людские миражи проходили в пространстве между кипарисами, но никто не сворачивал.

В окнах первого этажа расплылись их силуэты. Женщина сжала указательный палец мужа и не испытала необходимого успокоения. Ей показалось, что она держала готовый взорваться пакетик попкорна.

- Иен, ты уверен, что мы правильно поступаем?

Она сказала все предложение одним неделимым потоком и захлопнула губы, так, если бы перекрыла кран в раковине и выжидающе посмотрела на мужа. Они остановились у порога. Две тени замерли на стекле.

Иен все еще улыбался, словно ее вопрос затерялся где-то в раскаленном воздухе. А затем улыбка сползла с его гладковыбритого лица, и растеклась лужицей у ног, и Иен задал вопрос, всегда приходящий на помощь, когда нужные слова почему-то опаздывают.

- Что?

- Послушай, я знаю, что мы с тобой долго ждали этот момент, мечтали о нем. Ани была в восторге, Дженни была в восторге, а Пит так вообще кипятком писался. Дети у них конечно просто чудо. Я и мечтать не могла о таком шансе, но все же, ты уверен, что нам это нужно?

- Уже поздно идти на попятную, Селена. Мы уже за все заплатили, сдали весь генетический материал. – Селена призадумалась, а Иен вновь открыл огонь аргументами. – Я тоже волнуюсь, ведь это самый ответственный шаг в нашей жизни, конечно, если не считать случая, когда мы решили провести медовый месяц в том клоповнике.

Селена улыбнулась. Иен обхватил ее плечи и пододвинул к себе.

- Знаешь, это, как идти на новую работу. Сначала страшно и ты думаешь, что не справишься, что мозги закипят, но проходит время, и ты понимаешь, что вообще-то все классно. Главное решиться, а удача возьмет под руку.

- Ребенок – это не работа. – Отозвалась Селена. - Его не бросишь и не поменяешь, так что не сравнивай.

- Я к тому, что решение мы уже приняли, а сейчас о себе дают знать простой страх и сомнения. Надо просто не думать о них и сосредоточиться на том, чего ты на самом деле хочешь.

Иен улыбнулся такой искренней и простой улыбкой, что Селена была готова разорвать его.

- Я не знаю, чего я хочу. – Сказала она и резко почувствовала усталость. Она вспомнила, как прыгала до потолка, когда узнала, какой шанс им выпал. Обзвонила всех знакомых, особенно тех, кого терпеть не могла. «Нужно всего лишь доплатить сорок тысяч», - говорила она в конце каждого шаблонного разговора в не себя от счастья. Она могла думать только об этом, говорить об этом и мечтать тоже только об этом. Но, теперь, когда ее мечта становилась явью, Селена вдруг осознала, что даже, когда Иен клал последнюю тысячу в конверт, когда они гордо заявили друзьям, что идут сдавать генетический материал, когда они только и говорили, как о будущих чертах ребенка с энтузиазмом великих первооткрывателей… Даже тогда она не знала, хочет ли этого на самом деле.

Селена осмотрелась, и все показалось ей враждебным. Липкий воздух с запахом выхлопных газов, изогнутые ветви кипарисов, словно неживые, весь этот маскарад, которым она и Иен себя подвергли.

- Давай уйдем. – Сказала она и не замечала, как водит пальцем по ложбинке между суставами на руке мужа, пытаясь успокоиться. Иен вздохнул.

- Ты же не хочешь этого.

- А чего хочешь ты?

В этот момент двери здания с шелестом разъехались. Блик света мелькнул по потным лицам Иена и Селены. На пороге появился человек в белом халате и приветливо улыбался, держа руки на животе.

- Селена и Иен? Я прав? – Произнес он нараспев. От жары его голос показался Селене далеким и липким.

- Абсолютно. – Иен улыбнулся в ответ и потянул Селену к входу. Человек отошел, пропуская их внутрь.

- Я уже испугался, что вы захотели лишить себя истинного счастья.

- Это все жара. Идти по ней, что по болоту. – Сказал Иен.

- У нас в этом отношении рай. Прошу.

Они вошли внутрь и дверь со звуком потревоженной ветром листвы, закрылась, отрезав жаркий летний день.

 

2

 

- Доктор Икабот Гало. - Представился мужчина.

Они стояли в просторном холе и Селена вела взгляд по матовым поверхностям помещения. Сквозь окна, занавешенные по краям кремовой тюлю, аллея выглядела тускло и мертво. Лампы под потолком накрывали холл призрачным саваном и на любой поверхности – бирюзовой стойке регистрации, оббитых салатной кожей креслах вдоль стен, футуристических картинах вдоль лестницы на второй этаж, стремились оставить свой блик.

Доктор Гало, все время державший руки на животе, словно оттуда что-то могло выпасть, провел их стойке. Обмен маслеными улыбками с какой-то школьницей в ярком атласном пиджаке, цвета заката и блуждающих глазах, занял всего минуту. Селена смотрела, как Иен сверяет паспортные данные и ставит свою подпись, но мысли не желали сосредотачиваться на происходящем. Она чиркнула свою подпись. После этих формальностей, они проследовали за Икаботом Гало на второй этаж. Там кондиционер работал сильнее, чем внизу и Селену пробрал озноб. Она вязала руку Иена, судорожно выписывая по его кожи сложные маневры пальцем.

Чем дольше она размышляла, можно ли им еще уйти, тем глубже они продвигались по яркому белому коридору. Чтобы хоть как-то отвлечься от нарастающей тревоги, Селена стала разглядывать фотографии на стенах. В резных рамках голубого цвета светились радостные лица мужчин и женщин. Все были одинаковые, все счастливые, словно до отвала наелись шоколада и не знают, что сейчас вырвут его на пол. Селена представила их фото с Иеном среди остальных, и ей это далось так легко, что она неприятно удивилась и отвернулась.

- Это все семьи, которые пользовались услугой? Я думала их больше.

Иен стал рассматривать фотографии, будто только после слов Селены, они появились в поле его зрения.

- Это моя гордость. – Сказал доктор Гало, через плечо. – Таких семей сотни и сотни тысяч, но это те, кто решил поделиться своим счастьем после рождения ребенка.

Доктор Гало остановился у двери и взглянул на Селену. Улыбка его ни чуть ни уменьшилась за эти десять минут, а только расширилась.

- Может и ваша фотография появиться здесь. – Он подмигнул и открыл дверь. Все пространство кабинета, занимал стол и три кресла, одно перед окном и два с противоположной стороны стола. Под потолком крепился проектор, устремленный своим глазом на чистую стену. Напротив окна, вдоль стены стоял низкий шкаф с папками и книгами. Свет, бьющий из огромных окон, рассеивался веером по помещению, создавая приятную дымку. За ними блестело зеркало водохранилища.

Доктор Гало указал на два кресла, а сам занял третье, напротив. Селена присела на краешек кожаного сидения и поставила перед собой сумочку, как броню.

- И как все будет? – Спросил Иен.

- Ну, генетический материал ваш уже готов. Он в полном порядке. Осталось только уточнить все детали, затем подпишем контракт, и Селена пройдет на процедуру.

Селена с трудом выдержала взгляд доктора.

- Это долго? – Спросила она.

- Смотря, как быстро мы сможем решить все формальности. Процедура идет несколько минут. Вы даже и не почувствуете ничего. Начнем?

Иен кивнул. Селена опустила глаза. Доктор Гало хлопнул в ладоши. Он включил ноутбук перед собой, и на экране проектора вспыхнула заставка клиники – младенец, окруженный цепочкой ДНК, висящий в воздухе и надпись крупными буквами под ним – «Мы проектируем чудо».

- Что же. Я загрузил программу. Базовые признаки уже вбиты. Это интеллект, любовь к спорту, либеральные взгляды и еще несколько десятков пунктов. Вот, здесь вы сможете ознакомиться со всем перечнем. – Он протянул Селене и Иену папку.

- Я не знал, что есть признаки… по умолчанию. – Сказал Иен.

- Это лишь то необходимое, что должны быть у детей нового поколения. Многое из этого позволяет в будущем не иметь людей с расовыми предрассудками или склонных к фанатизму в той или иной области. Вот например…

Селена спускалась от одной строки до другой и ей становилось не по себе.

- Простите, по поводу двадцать третьей строки. Что означает «динамическая ориентация»?

- Мы закладываем в ребенка гены, которые отвечают, как за гетеро-, так и за гомосексуальность и он уже в процесс жизни под влиянием внешних факторов сможет выбрать. Разумеется не в нашем праве лишать его права выбора. Данные браки уже давно узаконены по всеми миру, так что это всего лишь формальность.

Селена посмотрела на Иена, но он проигнорировал ее взгляд.

- В принципе все в порядке. – Он отдал папку доктору Гало и взглянул на жену. – Правда?

Селена в изумлении смотрела на мужа и кивнула.

- Отлично. Теперь, что касается ваших предпочтений. Цвет глаз, хобби, выбор профессии и прочее. Выбор бесконечен.

Селена потупила взгляд. Она сидела так, что ей было видна дверь в коридор. Может рядом упадет метеорит или их накроет цунами и тогда они смогут уйти отсюда без объяснений. Она чувствовала себя стоящей в открытом поле, перед огромной армией, несущейся на нее. Над громадой людского моря развевались эмблемы мира, который, не заметно для нее, вырос вокруг и объявил себя истинно правильным. Как она могла пропустить момент, когда все ее взгляды стали неверными?

Она знала ответ на этот вопрос. Премия. Проклятая премия. Если и есть в мире место, где мечтам разрешают сбываться, то она точно должна подать на них в суд, ибо ее не предупредили о последствиях ее сбывшейся мечты. Когда Иен сказал ей, что его начальник вручил ему премию в виде семидесяти процентной скидки на ребенка, то ее радостный возглас услышали все собаки улицы. Теперь ей уже не хотелось смеяться.

Селена слушала, как доктор Гало перечисляет признаки, которые они с мужем обсуждали и выбирали сотни раз, и ей хватало сил только, чтобы изредка кивать. Этот человек определенно вызывал у нее отвращение, но больше всего ее заботил Иен. Он улыбался и кивал с видом довольного бизнесмена, заключающего выгодную сделку. Напялил этот костюм с проката только чтобы сойти за элиту. Сначала это ее забавляло, но теперь раздражало.

Все это время с каждым признаком на экране проектора выстраивались черты лица малыша, которого ей предстояло выносить, родить и полюбить. Когда все было кончено, комочек радости сидел в воздухе и кружился, словно экспонат на выставке. Она всмотрелась в его улыбку.

- Он не похож на нас. – Сказала она, прервал доктора на полуслове.

- Он и не будет похож. Мы ведь очень многое скорректировали в его лице.

- Тогда разве он будет сто процентно нашим? – Спросила она. Доктор Гало посмотрел на Селену с видом годовалого ребенка, не понимающего, что собственно от него хотят.

- Селена, послушайте. Это ваш ребенок, на все сто процентов. Мы лишь немного играем с вашими генами. Какие-то убираем, какие-то добавляем, но в основе всего лежит ваш генетический материал.

Селена кивнула. Слово «играем» вызывало у нее яркую картинку, как она прогуливается по супермаркету и выбирает себе куклу. Ей стало не по себе.

- Можно мне выйти на воздух, подышать?

Селена заметила блеск недовольства в глазах доктора Гало, но всего секунду, а затем появилась прежняя медовая улыбка.

- Разумеется. В конце коридора есть выход на балкон.

Селена кивнула и встала из-за стола.

- Тебе плохо? – Спросил Иен.

- Нет. Просто душновато. – Селена понимала, что как раз на балконе сейчас парилка, а здесь прохлада, но она не стала ничего добавлять к сказанному и молча вышла. В коридоре она испытала такое облегчение, словно наконец смогла вырвать отраву и направилась к выходу на балкон. Как только она открыла дверь, струя раскаленного воздуха обдала ей лицо. Поверхность водохранилища блестела, как жидкое серебро. На другом берегу проступали очертания лодок, но рассмотреть их в подробностях не удавалось.

За спиной послышались шаги. Селена обернулась и уперлась в обеспокоенные глаза Иена. Он встал рядом, облокотившись на перила балкона. Воротник его рубашки насквозь промок.

- Красиво здесь. – Невзначай обронил он, блуждая глазами где-то за сверкающей поверхностью воды. – Как там у нашего домика на побережье.

Селена молча кивнула. Нет, думала она, там все было совсем не так.

- Мы закончили там. Осталось только поставить подписи. – Селена осталось не подвижной. – Знаешь, я всегда представлял нас с ребенком именно в том домике, среди елей. Наша квартирка слишком…современная что ли, а я бы хотел, чтобы наш сын больше времени проводил среди тех красивых мест, где мы с тобой его придумали.

- Иен, что ты хочешь?

Он помолчал мгновение.

- Хорошо. Мне кажется, ты не хочешь этого ребенка.-

Я хочу ребенка, но не так. – Иен вопросительно посмотрел на нее. – Господи Боже, неужели все это для тебя кажется нормальным? Я словно пришла в магазин, чтобы купить кухонный гарнитур. Это дико. Все здесь дико. Я не понимаю, как я могла вообще мечтать о таком. Как вообще кто-то может быть в восторге от этого? А ты ведешь себя так, будто все прекрасно и так и должно быть. Ну что ты молчишь? Скажи уже, что ты думаешь.

Рука Иена дрогнула в направлении галстука, но он ее пресек.

- Селена, ты без умолку твердила, какую хочешь внешность у нашего ребенка, какой цвет глаз, волос. Выбирала ему увлечения, взгляды. Чего же ты ждала? Мы уже сделали детскую исходя из его вкусов, мы нашли нужные курсы. Сел, мы уже все сделали.

- Я знаю.

- Вспомни, как ты переживала при виде спроектированных здесь детей. Это ангелы, гении. Вот, что ты говорила.

Селена махнула рукой.

- Я прекрасно знаю, что я говорила, но…

- Но что? Теперь тебе дан шанс тоже иметь такое чудо. Нам дан шанс. Неужели ты не хочешь избавиться от чувства неполноценности при виде этих детей?

- По-твоему я неполноценна? Это ты хочешь сказать? Я только и могла думать, когда рожу такого ребенка, который всего в жизни сможет добиться, талантливого, умного, красивого. Какая мать не мечтает об этом. Но, когда я сдала генетический материал, а теперь и увидела это место... – Селена поискала слова в мерцаниях воды, в медленном движении лодок на противоположном берегу, в ослепительной синеве неба над их головами, но никто не захотел ей помочь, и она с полуопущенными веками посмотрела на мужа.

- Мне не нравиться здесь, ясно? – Сказала она. – Ни запах, ни цвет этих коридоров, мертвенно белый, не нравиться, что мы говорим о нашем будущем сыне, как о товаре. Не нравится этот доктор, у которого словно уголки рта к щекам пришиты. Я не хочу, чтобы наш ребенок появился на свет вот так. Как помидор из супермаркета, созданный в угоду потребителя. Иен, пожалуйста.

Он обнял ее. Селена прижалась к груди Иена. Резкий запах одеколона навернул на глаза слезы. Она подняла на мужа.

- Я хочу родить ребенка, который будет похож на нас, и вырастить его без всяких переделок генов.

Иен вздохнул и стал водить рукой по ее янтарным волосам.

- Сейчас так уже нельзя. – Селена отшатнулась от него и взглянула в его глаза. Они показались ей равнодушными. – Миру уже не нужны обычные дети. Они не смогут освоить школьную программу, их не возьмут в хороший вуз и они всю жизнь будут лишь обслуживающим персоналом, пока рожденные по проекту добиваются неслыханных результатов. Как ты не понимаешь, милая, что, если мы откажемся от этого подарка, то наш ребенок станет изгоем. Он ничего не сможет добиться и всю жизнь проходит с клеймом отсталого. Неужели ты хочешь ему именно такое будущее?

Селена хотела сбавить тиски и дать внутреннему крику вырваться из горла, но знала, что Иен был прав. Все доводы, приходящие ей в голову, разбивались о видении будущего их ребенка, если они откажутся от проекта. Она почувствовала, как ее глаза наполняются слезами.

Иен подтянул ее к себе и прижал к груди.

- Нам дан шанс подарить Томасу счастливое детство. – Сказал он.

- Все это не похоже, на счастье. – Прошептала она, уткнувшись в пиджак мужа. Иен ничего не ответил и молча гладил ее по голове.

- Идем. – Сказал он и взял ее за руку. Селена скользнула взглядом по кафельному полу, где текло ее бесформенное отражение, и сжала зубы, чтобы не заплакать. Она ощутила, как стыд за сказанные ей слова, подходит к лицу. Ей хотелось забиться в угол и плакать. Лучше бы я молчала, подумала она, лучше бы молча перетерпела и это было бы правильно. Жалость к себе си раздражение сплелись в комок. Она смотрела на профиль Иена и размышляла, как сильно он ее презирает. Он никогда не покажет этого, но она почувствовала его презрение в момент касания его руки своей. Из-за этого ей тоже хотелось плакать.

Иен открыл дверь кабинета доктора Гало и Селена, набрав воздуха, вошла вслед за мужем.

 

3

 

- Ну вот, все закончилось.

Молодая девушка спустила маску с лица и улыбнулась, в лучших традициях доктора Гало. Селена поднялась с акушерского кресла, ощущая ужасное жжение в паху.

- Как вы себя чувствуете? Болевые ощущения есть?

- Нет. – Быстро ответила Селена. – Ничего.

- Превосходно. Тогда можете проходить в холл.

Девушка чиркнула отметку в журнале и указала на дверь. Селена вышла в просторный кабинет с креслами, сдерживая дрожь в теле. Едва увидев Иена на кресле, она буквально свалилась в его объятия и только тогда смогла успокоиться, но ненадолго.

Доктор Гало появился в дверном проеме с папкой в руках.

- Я вас поздравляю! – Воскликнул он. Иен поблагодарил его и пожал руку, немного привстав.

Доктор обратился к Селене с каким-то вопросом, но она даже не постаралась его услышать.

- Она много переживала, вот и все. – Сказал Иен. – Это договора?

- Да. Вот здесь ваша подпись.

Доктор Икабот Гало протянул Селене договор. Она открыла последнюю страницу, стараясь не вчитываться в текст. Ручка замерла над местом для подписи. Она представила, как швыряет этот договор в лицо доктора и ее рука дрогнула. А потом она подумала о том живом существе, что уже росло внутри нее, сыне, которого они хотели назвать Томасом. Селена должна была полюбить этого малыша, но пока все мысли о нем вызывали у нее только раздражение и печаль.

Она подписалась.

Доктор Гало проводил их до выхода и, поблагодарив за визит, скрылся в белизне коридоров, как призрак… или дьявол, после очередной покупке души. Селена и Иен вышли под взор летней жары и медленно, потому что Селена вся дрожала, пошли по кипарисовой аллее. За ней начинался город. За ней начиналось будущее.