Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Пурпурное небо

Помнишь, как Они появились? Разноцветные огни в небе, яркие застывшие в движении. Казалось бы, это было вечность назад. Великолепное зрелище, обещание перемен. Помнишь, как все смотрели и не могли насмотреться? Не могли поверить в то, что видят своими собственными глазами.

Многое изменилось с тех пор. Многие согласятся, что к лучшему. Войны, голод, болезни все это позади. Они принесли с собой ответы на, казалось бы, все вопросы терзающие человечество с начала времен. Они не встретили сопротивления. Да и кто бы мог сопротивляться им? Сопротивляться их неспешному могуществу, такому явному?

«Братья и сестры, мы пришли с миром. Пришли указать вам путь. Единственный возможный путь к совершенству».

Как можно было не поверить им? Как можно не поверить, когда верить так хочется? Когда хочется верить в завтра, в светлое доброе завтра. Завтра, в котором есть место всем. Завтра, которое неминуемо придет и принесет дары.

И Они ничего не просили взамен. Почти ничего. Разве что, какую то малость. Что такое отказ от вчера по сравнению с вечным завтра?

Провозгласить себя их колонией. Они совершенные, пришли подарить нам вечность, подарить свои знания, свое совершенство. Что такое повиновение по сравнению с их дарами?

Разве это зазорно повиноваться превосходящему тебя? Разве это отказ, если ты отказываешься от всего не правильного, не нужного, не совершенного? Разве это цена?

Взамен мы получили новое существование. Новое завтра. Новые законы, новые правила, новые верования. Мы стали другими, ведь теперь мы принадлежали к ним, мы встали на путь истинный, на путь совершенный. Конечно, это берет время. Такой переход невозможно произвести сразу, нам еще так многому придется у них научиться.

В хрониках день их появления значится как «восход перерождения».

В тот день, когда на небе появилось марево разноцветных огней мы родились заново, и Они как заботливые родители взяли над нами опеку. Ведь мы по сравнению с ними несмышленые дети, а ребенок не может быть с родителями на равных. И как настоящие родители Они требовали от своих новоявленных детей повиновения.

Конечно, о равенстве не было и речи. Они превосходили, превосходят нас во всем. Страшно подумать, что Они могли бы величаво проплыть мимо, не заметить нас, не посчитать достойными. Какое будущее могло бы тогда у нас быть?

Какое будущее может быть лучше обещанного будущего?

И их обещания не были пустыми, нет. Они представили доказательства на месте. И теперь мы пожинаем плоды. С трепетом вспоминаем тот день, когда с небес на нас снизошло озарение в виде разноцветных огней.

Новый человек. Человек сытый, человек твердо уверенный в существовании светлого завтра, человек не амбициозный. Человек не нуждающийся. Не склонный к насилию, не склонный к разрушению. Человек, принявший единственный правильный путь, следующий по этому пути с должной кротостью, с должной благодарностью, с благоговением.

Конечно, не все было гладко, такие масштабные перемены не могут происходить без инцидентов. Изначально были не согласные. Глупые, упрямые животные не желающие узреть свет. Не желающие следовать единственному истинному пути. Как без них? Разве бывает без них.

Они твердо и ясно поставили свое условие «беспрекословное, всеобщее повиновение новым вассалам». А разве можно было иначе? Мы, столь неразумные создания, должны подчиниться более мудрой, более великой воле, во имя всеобщего блага. Такое условие было просто необходимым. Прежде всего, для нас же.

Их пытались вразумить. Их уговаривали. Их убеждали. Некоторые из них вняли разумным уговорам. Другие же... Одно единственное условие, важное условие. Повиновение, беспрекословное, всеобщее.

А что оставалось делать? Отказаться от благ, столь щедро предложенных более развитой цивилизацией? Из-за этих варваров не желающих понимать? Разве это цена?

Не так уж много их было.

Кучка жалких, никудышных, неразумных. Звери… разве человек может не стремится к совершенству? Разве человек может отказаться, когда ему предлагают путь к совершенству? Легкий безмятежный путь в светлое будущее. Разве можно от такого отказываться?

Нельзя, не отказываются от такого. Зачем заводить пустые речи, о какой то цене? Нам предлагали бесценный дар. Отказаться было бы преступлением.

Свобода? Да разве это цена? Разве может эфемерная свобода сравнится с уверенностью, что завтра наступит, что завтра будет наступать каждый день, завтра будет наступать всегда.

Что такое свобода? Голодная, оборванная и безумная, кому она нужна такая? О свободе хорошо мечтать в сытости, в тепле, когда ты уверен, что завтра снова окажешься в сытости и тепле. В безопасности.

«Рабство» кричали они тогда. Что может знать о свободе тот, кто никогда не был свободным? Как можно понять то что никогда не существовало?

Они, можно сказать, и даровали нам свободу. Свободу от страха и нужды. Свободу для процветания. Вот настоящая свобода и мы наслаждаемся ей здесь и сейчас. Дышим полной грудью сладкий воздух и не знаем нужды.

Ропщут, конечно. Тихо так, полушепотом. Со скуки, от делать нечего. «Отобрали у них надежду». Надежду на что? Какая у них была надежда? На какого спасителя они молились, на кого надеялись? Или они сами надеялись достичь неких высот?

Да никогда бы они не достигли и сотой доли того что Они нам подарили просто так. И за сотню и за тысячу лет бы не достигли. Молодежь, они не помнят ни страха, ни голода, не помнят войн. Так, несут всякую ересь потехи ради.

«Мы люди, а человек должен быть гордым». Люди, понятно что не Они. А что такое человек? При чем тут гордость? За что нам гордится? Чего такого мы достигли до того как пришли они? А гордость во имя гордости это не гордость, а гордыня. Они и помогают нам искоренить свою гордыню. «Гордыня это яд отравляющий человеческий разум, истина есть противоядие. Следуя истинному пути человек очистится от скверны и обретет совершенство».

Кто знает лучше чем Они? Они спустились с небес и провозгласили нас братьями, меньшими братьями. Только ведь по сравнению с ними мы и вправду менее разумны, менее оснащены знаниями и опытом. Нам положено равняться на них, на своих старших братьев.

Только Они покинули нас. Они оставили технологии и знания, все как было обещано. Подготовка к отлету взяла несколько месяцев. И Они ушли обратно в небеса. Ушли тихо и незаметно. Просто одним утром гигантское латунное колесо что висело в небе исчезло. Они ушли а мы остались с их щедрыми дарами. Было даже некое ощущение тоски, или разочарования. Наши мудрые старшие братья, наши наставники покинули нас.

Но их дары остались. Их дары, невиданная щедрость. Человеческая жизнь кардинально изменилась. Ни каких болезней, да и травмы мы теперь лечим быстрее. Ни каких войн, нам не за что больше воевать. Пища и вода никогда больше не станет для нас проблемой. Мы остались одни, осчастливленные, облагороженные визитом своих благодетелей.

Мы должны быть счастливы, и наверное многие из нас счастливы. Ведь счастье это безопасность, это сытость, это отсутствие тревог и боли. Человечество будь оно хоть сотню раз усовершенствованным все равно будет порождать индивидумов с гнусным характером. Тех кто жалуются и гундят. Тех кто плачется о потерянном вчера, о том завтра которого не будет из-за того что вчера потеряно.

Иногда мне кажется что счастье как и свобода, всего лишь слово. Даже Они ничего не упоминали о счастье. Они обещали стабильность, обещали безопасность, обещали технологический прогресс. Никто не обещал нам счастья. Как можно обещать что то такое? Счастье, не было частью пути начертанного человечеству нашими небесными благодетелями. Но разве кто то сможет достичь счастья если даже Они не смогли? Да и зачем совершенному человеку счастье?

Хотя иногда мне кажется что я все же вспоминаю счастливый момент из детства. Мы смотрели на звездное небо и вдруг в небе появились разноцветные всполохи света, они застыли переливаясь и мы не могли оторвать взгляда от этих волшебных огней.

Единственное, по чему я скучаю с тех времен это небо. Дело в том, что когда они покинули нас, небо почему-то приобрело пурпурный оттенок. Пурпурное небо очень красивое, я не жалуюсь. Но почему то с грустью вспоминаю о голубом. Было в цвете неба, что то родное. Сегодня многие и не помнят что когда то, до того как к нам пришли Они, небо было голубым. Для многих цвет неба вовсе не имеет никакого значения. А я, почему то помню. Помню и скучаю.

Иногда мне думается, что возможно, в каком то смысле, мы как те огни застыли в движении. Застыли в пространстве, такие яркие и разноцветные. Застыли как обещание вечного совершенства.