Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Сдвиг координат

Утро начинается не с чашки кофе, а с сеанса квантовой медитации. Хотя мне, конечно, хотелось, чтобы всё было наоборот. Но суровые реалии современного темпа жизни говорят сами за себя. Да и за тебя, кстати, тоже. Чуть расслабился, где-то позволил себе перейти с бега на шаг и вот уже ты на ступень ниже в социальной иерархии.

Глубоко вздохнув, я постарался отогнать от себя упаднические мысли и сосредоточиться на приближающемся сеансе ментальной связи. Разумеется, мой штат интеллект-сотрудников, услышав такое, начал бы рвать волосы везде, где только можно, причитая, что так поверхностно и упрощённо относиться к научным терминам нельзя. Но мой мозг итак был перегружен специализированными определениями, теоретическими вычислениями и прочей академической ерундой. Как-никак прежде, чем пускать кого-то в “думающий орган” своего организма, нужно хоть немного понимать, откуда у этой технологии ноги растут. Правда, если быть до конца откровенным, то и сейчас, спустя почти целый год практического применения, суть процесса слегка от меня ускользала. То есть, я как бы соображал, что и к чему, но не до конца. И даже не с начала. Если привести наглядный пример, то каждый из нас может воспользоваться телефоном. Знает, где куда нажать, провести пальцем и запустить нужную функцию, но вот, как конкретно работают “внутренности” гаджета, мало кто понимает до конца. Вот и здесь так.

- Альберт, мы начинаем. Пожалуйста, сфокусируйте своё внимание. Сканеры показывают, что у вас разбалансированы гамма-ритмы. Нам нужна стабильная амплитуда при входе в поток.

А это уже наши техники. Бдят, молодцы! Я что-то действительно слишком уж растёкся мыслью по древу, а нужно сконцентрироваться и постараться прервать внутренний диалог. Звучит, конечно, так себе, но главный момент процесса отражает. Очистить сознание от мусора лишних мыслей, эмоций и переживаний, дабы дать место для мыслей другого человека. Казалось бы, “деление на ноль”, но не всё так просто. Начать стоит с дыхания.

Вдох на один, выдох на долгое два. Дышу животом, стараясь полностью погрузиться в это нехитрое действо.

Глаза закрыты, разум опустошён, лишние чувства отключены.

Вокруг темнота, спокойствие и тишина. Я погружён в океан из ничего, сам становясь никем.

Вдох, выдох. Вдох, выдох.

Неожиданно откуда-то извне приходит импульс. Сигнал полный структурированной информации, которая проникает в мою сущность, растворяясь и впитываясь в неё. Форма моего сознания меняется, принимая совершенно другие параметры. На мгновение я будто становлюсь другим человеком. Двумя, тремя, десятком людей. Их знания, логические выводы, отголоски чувств, всё становится моей частью.

Странно, но в этот момент я не ощущаю какого-либо отторжения или противодействия. Процесс идёт так естественно и правильно, что в какую-то пикосекунду меня накрывает волна всеведения и всезнания. Сродни интеллектуальному оргазму это переживание вызывает и физическое воплощение в виде выброса гормонов эндорфина и серотонина. Время растягивается и одновременно сжимается. Поглощая, я отдаю частицу себя, тем самым завершая обмен состояниями.

Вдох, выдох, и мои глаза снова открыты.

- Внимание! Программа декогеренция завершена. Параметры стабильны. Объект зафиксирован в конечной стадии, - раздался голос контролёра.

В нём явно прослеживались нотки облегчения. Как-никак сложный научный эксперимент в очередной раз прошёл успешно. И хотя мне не очень приятно быть тем самым объектом, но всё же я сам подписался на столь уникальные “исследования”. Пусть они уже и перешли в ранг применяемых технологий, но окончательная проверка займёт ещё не один десяток лет. Да и дороговизна аппаратуры вкупе с оплатой узкоспециализированных профессионалов для обслуживания тоже играют важную роль. Одних только расходов на каждый сеанс получается не меньше суммы с шестью нулями после запятой. И это в универсальных единицах. Другая валюта увеличила бы количество нулей, как минимум, на два. С другой стороны, и прибыль, получаемая после вот такой вот квантовой сцепленности, превышает затраты в разы. Главное правильно использовать полученные данные. А уж с этим проблем нет, как-никак моё имя идёт в первой десятке лучших финансистов мира. Потому и могу позволить себе делать такие вложения. Необходимый риск имеет свои преимущества. Конкурентов на данном поприще у меня только трое. Остальные боятся нового, думают о негативных побочных эффектах, типа шизофрении или, если по-научному, расщеплении сознания, да и просто не хотят вкладывать деньги в столь непонятную для них область знания. То ли дело привычные полезные ископаемые, массовые товары потребления и всевозможные модные гаджеты. Мало кто решится поставить на “тёмную лошадку”, хотя в моём случае это скорее “фотонная лошадка”. Так, по крайне мере, мне разъяснили учёные, у которых я консультировался по поводу того, что мне будут загружать в мозг. Видоизменённые псевдонейроны, образующие своеобразную магнитную ловушку для запутанных фотонов. Благодаря которым я могу получать информационные пакеты-дампы от тех, кто подключён в мою сеть. Закономерно, что в моём квантонете находятся умы лучших специалистов планеты. И раз в неделю я собираю их “интеллектуальные слепки”, чтобы полностью погрузиться в сложившуюся обстановку по той или иной проблеме. Это может быть, как покупка-продажа определённого вида акций, вложение в перспективную отрасль, заключение контракта и многое другое. Поверьте, тот массив данных со своими отсылками, озарениями и кусочками эмоционального восприятия, что я получаю от этих людей, даёт мне всю глубину понимания мировой финансовой сферы. Анализируя и сопоставляя, я выбираю лучшую стратегию для дальнейшего развития своей империи. И как раз сейчас самое время применить полученную информацию на практике.

Так что, наскоро выпив витаминизированный коктейль и пройдя процедуру обязательного стимулирующего массажа, я, взбодрившись, переоделся в рабочий костюм и направился в свой офис. Он находился в центре города, его деловой части. В то время, как технологический комплекс располагался на окраине, подальше от любопытных глаз. Я всё же не хотел делиться своими секретами с кем бы то не было. Тем более, промышленный шпионаж достиг сейчас такого уровня, что любая новинка или наоборот проблема в корпорации становилась достоянием конкурентов в мгновение ока. Это, кстати, один из факторов, почему я пошёл на применение “квантовой телепатии”, да простят меня снова интеллект-сотрудники за такие определения, взятые из желтушной прессы. Но уж очень удобно и интуитивно понятно они звучат.

Одной из особенностей этой технологии являлась полная невозможность подслушать, подсмотреть или узнать, о чём общаются участники процесса, чем делятся между собой. А данный фактор даёт неоспоримое преимущество, даже если просто использовать квантонет в качестве обычного вида связи.

Мои размышления были прерваны режущим уши визгом, который исходил откуда-то сбоку. Поначалу я даже не понял, что происходит, ведь звукоизоляция моего автомобиля вместе с его бронированием и комфортом находились на максимальном уровне. Так, что никакой звук просто не мог проникнуть внутрь. Но стоило мне убрать затемнение с бокового стекла, как всё стало ясно. Очередная попытка покушения или похищения. Точно было известно только нападавшим.

Лениво зевнув, я через внутреннюю связь поинтересовался у водителя, почему мы вообще остановились. На что он мне ответил, что впереди неожиданное препятствие, но защитные дроны уже выпущены, а команда зачистки находится всего в одном квартале от нас. То есть задержка временная, и буквально через пару минут мы сможем двинуться дальше. Попросив скинуть мне линк на прямую трансляцию с дронов, я, выведя картинку на большой экран перед собой, стал наблюдать за развитием событий. Конечно, всё это напоминало второсортный боевик, но вот спецэффекты, безусловно, вытягивали сие действо. Особенно, если учесть, что всё это происходило по-настоящему в нескольких метрах от меня.

Агрессоры, что безуспешно пытались вскрыть мой автомобиль какой-то допотопной ультразвуковой пилой, суетились и торопливо бегали вокруг. Делали они это под аккомпанемент выстрелов и грохочущих взрыв пакетов, что в изобилии падали с роящихся вверху дронов. Резиновые пули шлёпались в копошащиеся фигурки людей, заставляя тех искать себе укрытие. Но, что удивительно, нападавшие не отступали. Спустя полминуты они перегруппировались и, защищаясь раскладными пластиковыми щитам, вновь вернулись к прерванному занятию. То есть, пытались вырезать дверь моей машины.

Усмехнувшись, я решил поставить уровень опасности на средний уровень, тем самым разрешив системе охраны использовать нелетальное оружие второго типа. Сменив программу, дроны вновь зажужжали, нанося теперь удары на бреющем полёте. Их арсенал сменился на цеповые шокеры и слезоточивый газ. Надеюсь, теперь этих ребят, что возомнили себя преступниками, проймёт.

И, да, действительно, когда парочка из них упала, сотрясаясь от электрических разрядов, что проплавив щиты, вонзились в тела, остальные решили поспешно ретироваться. Оставив ненужные инструменты, они, прыгнув в несколько мусорных грузовиков, убрали блокаду и, бросив своих товарищей, кинулись врассыпную. Уйти далеко им, конечно, не удастся, команда зачистки давно оцепила весь район, но поиграть в догонялки они успеют. Пока портативные ЭМИ-пульсоры не вырубят всю их бортовую электронику. Возможно, заодно пострадает включённая в данный момент техника невинных граждан, но тут уж не до аккуратностей. Тем более, ущерб им щедро оплатит мой отдел безопасности.

К обеду мы, наконец, добрались до моего офиса, но если быть честным, то основной причиной задержки оказалась не эта глупая попытка нападения, а моё нескромное желание основательно перекусить в одном фешенебельном заведении. А так как это место было нам по пути, то почему бы иногда не пойти на поводу своего аппетита. Тем более, после утренних практик мне всегда жутко хотелось есть. Правда, с запаздыванием. Видимо, пинг моего организма чрезмерно высок.

Войдя в кабинет, я первым делом приказал соединить меня с личным брокером, а после собрать экстренное совещание директоров компании. Предстояло совершить множество дел и отдать несколько важных приказов. Как говорится, куй железо пока горячо. Так, во всяком случае, говаривал мой дед, когда я получал от него ремня, будучи пойманным за воровством варенья в погребе. Что ж, суровое детство наложило свой отпечаток, и теперь я просто ненавижу сладкое. Причуды психики, так сказать.

Совсем незаметно пролетел целый день, и, когда свет, заливающий моё рабочее пространство, сменился на кроваво-красный, я понял, что пришло время заканчивать. Большая часть задуманного воплотилась в реальность, и теперь моя корпорация обогатилась на ещё несколько миллиардов условных единиц. Конечно, за этим стояли парочка разорённых компаний, с десяток обанкротившихся предпринимателей и с добрую сотню совсем уж мелких сошек. Но в современном мире приходится выживать именно таким способом. В конце концов, если не я, то, кто? Оставив риторический вопрос без ответа, как в принципе и должно быть, я направился домой.

Мой маршрут пролегал по извилистому пути, так как я хотел заглянуть в СПА-салон и немного отдохнуть перед домашними заботами в уютном клубе, куда допускались только высшие сливки общества. Звучит всё это, конечно, слегка пафосно и вызывающе, но, поверьте, для меня это привычный распорядок дня. Ведь моя работа вызывает огромное количество стресса и мне буквально приходится сбрасывать его всеми доступными способами.

К сведению, большинство моих коллег, не брезгует употреблением фармакологических препаратов особого действия. Можно назвать их обычными наркотиками, но здесь всё несколько сложнее. В любом случае, мне больше нравятся более традиционные варианты расслабления, да и банальный алкоголь никто не отменял.

Поэтому после прохождения всех необходимых процедур по релаксации я в самом благоприятном расположении духа отправился домой. К сожалению, все мои домочадцы в количестве двух, а именно жены и её матери, приехавшей погостить, уже спали. Так что, недостаток человеческого общения мне восполнил мой верный пёс Гаррис, который, стоило мне войти холл, сразу же бросился выказывать свою радость при виде хозяина. Вышедший за ним дворецкий поинтересовался, нужно ли мне что-нибудь и, получив отрицательный ответ, вернулся в свою комнату.

В итоге я остался один, слегка пьяный после пятой порции виски и желающий пофилософствовать на ночь глядя. Собственно, я почти выполнил задуманное, если бы на меня не снизошли звёзды. И да, это выглядело именно так!

Мерцающий полог будто отрезал меня от окружающей действительности и в этот же миг я полностью потерял ощущение собственного тела. Осталось лишь сознание и некое подобие чувств. Квази-восприятие давало мне возможность видеть, слышать и обонять, всё же остальное исчезло, словно выключенное за ненадобностью.

Первое на что я обратил внимание, это некая схожесть происходящего с моим “подключением” к квантовой запутанности. Такой же неожиданный скачок из обычного состояния в некое подобие цифровой нирваны. Только утром я готовился к этому, настраивался, использовал современные технологии и научные разработки. А сейчас раз и всё. Как переключателем щёлкнул и свет включил. Быть может, это и есть пресловутое расщепление сознания, которым так пугали бульварные газеты?

Не успел я осмыслить эту идею, как пространство вокруг меня деформировалось и сложилось в некий кокон, стены которого приобрели удивительную прозрачность, показывая, что находится за его пределами. И там действительно были звёзды.

С детства я любил космос. Этой наивной детской любовью. Представляя его обиталищем инопланетян, сокровищницей тайн и ристалищем для захватывающих войн между целыми звёздными системами. И продолжением моей страсти стало увлечение астрономией. Теперь бездушные и холодные колонки цифр и латинских обозначений представали для меня настоящими путеводными нитями, указывающими на места “былой славы”. Солнца, квазары, двойные гиганты, сверхновые, пылевые туманности, всё это кружилось в моей голове, обрастая новыми деталями и выдуманными историями. Чуть позже, в юношеском возрасте, я смог щеголять приобретёнными знаниями на ночных любовных свиданиях. Рассказывая милым девушкам про ту или иную звезду настоящие и выдуманные факты. Романтика, одним словом.

Но сейчас остатки памяти услужливо подсказали мне, что картина передо мной более, чем реальна. Я словно видел всё это через призму чужого восприятия. И что самое удивительное, примерная точка в пространстве, где я мог всё это лицезреть, должна была находиться, как минимум, в паре десятков парсеков над плоскостью эклиптики Млечного пути. То есть, я (или тот, в чьём разуме моё сознание сейчас прибывало) почти вышел за пределы галактики и неспешно двигался по оси её вращения.

Не успев насладиться фантастическим зрелищем сполна, я довольно грубо был вырван обратно в реальность. Причиной тому оказались суровые пощёчины, которыми меня одаривала жена и поток холодной воды, что хлынул прямо в лицо, стоило открыть глаза.

- Очнулся, голубчик! Надо же было вчера так нажраться, - поприветствовала моё пробуждение тёща.

Именно она держала в руках кувшин с водой, откуда и производились освежающие процедуры. По её лицу было видно, что она несказанно рада сложившейся ситуации и уже готова продолжать свой начатый диалог.

- Прекратите. Со мной всё в порядке, - отбиваясь от рук жены, вяло произнёс я, пытаясь встать.

Голова дико кружилась и во всём теле чувствовалась слабость и ломота. Неужели я действительно вчера настолько перебрал, что меня вырубило прямо в холле? А что же это удивительное видение? Я словно действительно там был! Как объяснить это?

Неожиданно страх за здравость своего мышления захлестнул меня. Неужели началось? А алкоголь был лишь спусковым крючком, триггером, что пустил в моём сознании первую трещину?

- Вы посмотрите на него! Да он даже не соображает, что происходит. Глаза краснючие, рожа так и просит похмелиться, - тем временем надрывалась Софья Поликарповна.

Странно, что в этот момент я вообще вспомнил её имя. А про отчество вообще говорить не приходится. Скорее всего, мой разум начинает акцентировать внимание на малозначительных деталях, чтобы отвести взор от основной проблемы. Своего рода, защитная реакция.

- Джозеф! Убери от меня эту женщину. Чтобы к вечеру её здесь не было, - чуть собравшись с мыслями, гаркнул я, обращаясь к своему дворецкому.

Уж больно её наглость выводила меня из себя. Я вообще терпел её приезды только из-за Наташи, моей жены. У этих русских так сильно развиты семейные отношения. Хотя я, конечно, знал это, беря в супруги модель типично славянской внешности. Тем более, наведя определённые справки через мою службу безопасности, я узнал почти всю подноготную Наташи. Но вот психологический профиль её матери остался для меня тайной, тогда я посчитал это ненужным. А при первой встрече, спустя полчаса общения, чуть не отправил её куда подальше. Я не очень-то привык к такому уровню хамства и наглости. Мне это казалось непонятным вдвойне, ведь я фактически обеспечивал всё семейство материально, причём на достаточно высоком уровне.

Поистине, собака, кусающая руку её кормящую.

И пусть я сам не без греха и много в своей жизни совершил не очень хорошего, но некие границы есть и у меня. К тому же я тоже могу быть крутого нрава, как-никак мой дед уроженец бывшей Сибирской республики, до её распада в 2035. И именно от него мне досталась железная хватка и несгибаемая сила воли, что так важно в финансовых делах.

Наконец, мне удалось привести себя в более-менее вменяемую форму и, заверив Наташу, что в течение дня обязательно подумаю над своим вердиктом о съезде её матери, я отправился в технологический комплекс. Следовало пообщаться со специалистами и конкретно узнать, что со мной произошло. Начало ли это конца или просто разовый сбой. Быть может, мой перегруженный разум просто исторг из себя галлюцинацию, вследствие постоянного напряжения, а я тут сразу паникую.

 

- Итак, насколько я понял вас Альберт, вы опасаетесь, что события, произошедшие этой ночью, могут быть предвестником неких психологических или физиологических изменений вашего мозга? - бесстрастно фиксируя мой рассказ на видео- и аудио-рекордеры, подытожил Казимиров-Лисанский.

Ему, как профессионалу, я доверял безоговорочно. Настоящее светило науки и просто матёрый человечище. Не зря я пригласил его к сотрудничеству почти пять лет назад. Уже тогда он был известен по всему миру своими инновационными теориями, которые настолько быстро находили экспериментальное подтверждение, что многие всерьёз считали, а не продал ли он душу дьяволу. Настолько быстро он поднимался по иерархической лестнице научного уважения.

И вот сейчас мне приходится делиться своими паническими настроениями и переживаниями перед лауреатом Нобелевской премии и покорно ждать, пока его великий ум выдаст своё решение моей проблемы.

- Ну что ж Альберт, думаю, для начала мы проведём несколько исследований, в том числе проверим возможность изменения структуры ваших мозговых тканей. Но не буду вас утомлять перечислением предстоящих вам процедур, а, наоборот, немного успокою. По моему скромному опыту и более чем трёмстам научным работам, написанным в данной области, шанс на какие-либо деструктивные побочные эффекты минимален. И в настоящее время пока вообще нет никаких фактических доказательств их присутствия.

Услышанные слова действительно слегка уняли мою тревогу. Теперь осталось дождаться результатов анализов и успокоиться окончательно. А пока стоит вернуться к делам. Бизнес не любит расхлябанного отношения. Так что, быстро пройдя необходимые обследования, я направился в свой офис, на ходу обдумывая, не может ли вся эта суета быть происками конкурентов.

Ведь совсем недавно, вчера, на меня было совершенно нападение. Пусть безуспешное, но всё же это могла оказаться и проверка моего уровня безопасности. Некая подготовка перед основной акцией. Например, что мешало посланнику моих врагов добавить мне в пищу или напитки некий наркотик, что привёл к столь масштабной и реалистичной галлюцинации? Или, быть может, в этом задействован кто-то из моего персонала? Да, в конце концов, моя жена, тоже может находиться под подозрением!

Мучимый такими параноидальными мыслями, я ворвался в офис, сея вокруг себя смуту и хаос. Отдавая десятки приказаний для проверки тех или иных людей, я вызвал к себе шефа моих безопасников и выдал ему все свои претензии. Немного помолчав, он заверил меня, что обдумает мои слова и к вечеру выдаст решение, если данная проблема действительно существует.

Облегчённо выдохнув, я, наконец, смог вернуться в рабочую колею, оставив все эти дикие переживания за бортом сознания. Пусть возможными диверсиями занимаются те, кому я за это плачу. Мне же стоит сосредоточиться на финансовых делах. Тем более, что почти полдня упущено и теперь стоит наверстать это время, которое, как известно, измеряется в деньгах.

И только под вечер я, уже основательно вымотанный, вспомнил о ночном происшествии. Решив на сегодня не проходить обязательные СПА-процедуры и посещение клуба, я сразу же отправился домой. Следовало хорошенько выспаться, да и, как говориться, утро вечера мудренее. Так, во всяком случае, говорил мой дед, отправляя меня спать пораньше.

Особняк встретил меня тишиной, и только Джозеф, поприветствовав, спросил, требуется ли мне что-нибудь.

- Да, хочу немного перекусить перед сном, так что легкий ужин не помешал бы. Кстати, ты выгнал эту старую каргу? - ответил я, оглядываясь в поисках своего пса.

Обычно он прибегал, стоило мне только приоткрыть входную дверь. Сейчас же никто не слюнявил мне костюм, радостно прыгая вокруг.

- Сэр, всё выполнено, как вы и просили. Но, к сожалению, ваша супруга, также изъявила желание отдохнуть от вашего общества и, прихватив пса, уехала вместе с матерью, - бесстрастным тоном произнёс дворецкий.

- Что?! Почему ты разрешил ей это сделать?! Я ещё понимаю, Наташе захотелось показать свою самостоятельность, пусть погуляет, если так желает. Но Гарриса ты почему с ними отпустил? - мгновенно приходя в ярость, накинулся я на него.

- Сэр, при всём моём уважении, указаний насчёт охраны вашей собаки не поступало. А как вы сами говорил не более чем полгода назад, мы должны подчиняться вашей супруге, так же, как и вам. Именно поэтому я не чинил препятствий, когда она собирала вещи и взяла с собой пса, - смерив меня холодным взглядом, ответил Джозеф.

- Ты вообще человек или робот?! Неужели нельзя было понять, что здесь другая ситуация? Что за бред! Гарриса считай украли, а ты мне тут рассказываешь, что я говорил, а что нет! Чтобы завтра мой пёс был здесь, как штык! Ты понял меня?! - окончательно перейдя на крик, приказал я.

- Я понял вас, сэр. Превосходно, понял, - подтвердил мои указания дворецкий.

Круто развернувшись на месте и выйдя из дома, я отправился покататься по городу. Мысли о здоровом сне совершенно вылетели из головы. Хотелось охладиться, причём во всех смыслах.

Благоразумно оставив охрану следовать за мной, я, отпустив шофера, решил вести автомобиль сам. Нужно было самому ощутить мощь мотора и бешеную скорость. Так что, открыв окна на полную, я, дав газу, рванул сразу в карьер. Оставляя за собой дымящийся след от горелой резины, и заставляя машины охраны так же газовать, чтобы не потерять меня из виду.

Наращивая скорость, я мчался по монолитной ленте шоссе. Путь мне освещали инфракрасные фары и полная Луна, что светила искажённым светом через фильтры лобового стекла. Воздух врывался плотным потоком внутрь кабины, обдавая моё разгорячённое лицо. Дикое желание закричать овладело мной и, не стесняясь никого, я издал звериный рык, который после перешёл в волчий вой. Именно в этот момент это и случилось. Звёзды вновь упали на меня.

Теперь мерцающий полог превратился в яростное пламя, что обволакивая меня, проникало внутрь. Чувство скорости от движения автомобиля многократно возросло, и теперь я ощущал, что это не жалкие сотни километров, а целые десятки световых лет, преодолеваемые мной в каждую секунду.

Разрывая пространство своим телом, что теперь обратилось в сгусток фрактального огня, я полностью обратился в энергию, перестав воспринимать себя человеком. Эти невероятные пертурбации превращали то, что осталось от моего разума, в некую виртуальную субстанцию, которую кто-то или что-то безжалостно считывал.

Неужели теперь я сам стал одним из тех, у кого собирал “интеллектуальные слепки”? Так вот, что они переживали, отдавая мне свои информационные пакеты-дампы! Звенящую пустоту вперемешку с цифровой волной наслаждения. Боль от утраты частички себя в симбиозе с невыносимым погружением в сингулярность.

Но здесь всё равно что-то было не так. Я испытывал отторжение, чужеродность существа, которое поддерживало контакт со мной. Это пугало меня и притягивало одновременно. И тогда я решился задать вопрос. Спросить, кто оно и зачем протягивает связующую нить квантовой запутанности через бездну космического вакуума прямо в мой мозг.

И я ответил. Сам себе. Ведь теперь мы были единой сущностью. Образы, петабайты данных и алгоритмы иного мышления потекли в мой разум. Сначала я не мог до конца осознать, что увидел, воспринял, почувствовал. Моя человеческая часть ещё переваривала полученную информацию, когда произошёл резкий обрыв коннекта. Между нами вновь появились мегапарсеки межзвездного пространства. И сразу же всё моё тело захлестнула невыносимая агония. Крича, я бился в предсмертных судорогах, пока благословенная темнота, наконец, не забрала меня.

 

 

Сознание возвращалось медленно и словно бы нехотя. С трудом открыв глаза, я понял, что даже обычное дыхание причиняет мне невыносимые муки.

- Тише, Альберт. Вам нельзя напрягаться. Ваше тело сейчас находится в критическом состоянии. Мы буквально собрали вас по кусочкам, после того, как вы врезались в дорожное ограждение на скорости почти 300 километров в час. Поэтому сейчас вам нужен покой и ещё раз покой, - услышал я женский голос откуда-то сбоку.

Чуть повернув голову, я увидел пожилого вида докторшу, рядом с которой стоял Казимиров-Лисанский. Профессор сочувственно хмурил брови и как-то странно смотрел на меня.

- Альберт, вы помните, что говорили, когда вас нашли безопасники? – задал он мне вопрос, чуть шевеля губами.

- Пождите! Он сейчас не готов как-либо общаться. От этих нагрузок его самочувствие может ухудшиться, - сразу же встряла докторша.

Я попытался ответить, что могу говорить, но даже это небольшое усилие забрало у меня остатки сознания. Тягучая пелена мрака вновь накрыла всё и вся.

 

 

- Успокойтесь, Альберт. Разве вы не видите, что над нами сейчас не парят огромные космические корабли инопланетных захватчиков. Да и судя по данным спутников и внеземных станций в Солнечной системе нет инородных искусственных объектов. И даже на подлёте всё чисто. Я лично в этом убедился, обратившись к своим друзьям из ООЗ (орбитальная оборона Земли), - улыбнувшись, заверил меня профессор.

Мы неспешно прогуливались с ним по парку медицинского заведения, где я лечился. Правда, если быть точным, то меня везли на специальном кресле, так как бионические протезы ещё не до конца прижились, но если не придираться к мелочам, то это действительно была прогулка.

С ночи моей аварии прошёл почти месяц. Но окончательно я пришёл в себя не больше недели назад. До этого меня держали в состоянии искусственной комы, чтобы вернуть моему телу целостность. Несмотря на подушки безопасности и прочие защитные демпферы в моём авто, размазало меня основательно.

С другой стороны, если бы не это столкновение, кто знает, чем закончился мой сеанс связи с этим неизвестным существом. А так, обрыв линии связи, и абонент с моей стороны уж точно не сможет к кому-либо подконнектиться в ближайшие пару лет. Один из многочисленных ударов во время кувыркания машины в кювет привел к массивным черепно-мозговым травмам. Так что видоизменённые псевдонейроны внутри моей головы превратились в кашу, оставив после себя сгусток мёртвых клеток. К моему счастью, остальные отделы мозга пострадали не так сильно, а то быть мне слабоумным идиотом до конца жизни.

Что же касается моего “бреда”, то перед тем, как меня полностью вырубило, я успел наговорить ребятам из охраны много интересного, и они на всякий случай вызвонили научный отдел, который в свою очередь во время моего лечения успел снять “интеллектуальный слепок”. Был он, конечно, с огромными дырами и пестрил всевозможными ошибками, но главное интеллект-сотрудники понять успели. И сообщили Казимирову-Лисанскому. А уж он взялся за дело плотно, используя все доступные ему ресурсы.

- Видите ли, Альберт, вся эта катавасия с пришельцами навела меня на занятную мысль. Мы, безусловно, не можем знать с какими намерениями они к нам летели. Да чего уж тут, мы даже не представляем, как они выглядят. Но вот уровень их технологий просто зашкаливает. И если вдруг они замыслил бы что-нибудь нехорошее по отношению к нашей цивилизации, противопоставить мы им ничего бы не смогли.

Судите сами, они за два неполных сеанса контакта с вашим разумом смогли на основе обрывочных школьных знаний определить практически точное местоположение нашей солнечной системы и со скоростью, превышающей скорость света, двинуться к нам. Так что в этой области наук им равных нет.

Но у них имеется существенный пробел в другой отрасли знаний. И, возможно, благодаря этому мы сейчас с вами ещё и общаемся, - задумчиво произнёс профессор и замолчал на целую минуту.

Я нетерпеливо напомнил ему, что невежливо оставлять собеседника, так сказать, на полпути.

- Да, да. Я понимаю вашу любознательность. Но здесь пока лишь предположение, а не точный факт. Хотя подтверждение ему, думаю, в скором времени будет.

- Профессор, не мучайте меня. Где эти чёртовы пришельцы, почему не нашли нас? Ведь могли же и летели сюда! Что пошло не так? - не сдержавшись, горестно вопросил я.

- Хм, на самом деле они сейчас здесь. Возможно, прямо над нами, - неспешно ответил он.

И в ответ на мой изумлённый взгляд продолжил.

- Конечно, в контексте теории многомировой интерпретации. Ведь в явлении квантовой запутанности нет опровержения тому, что где-то в ещё одной из бесконечных вселенных не будет точно такого же сгустка сцепленных фотонов, как и в вашем мозге.

- То есть, вы хотите сказать, что те, кто сконнектился с моим разумом, могли происходить из параллельной вселенной? И сейчас там над другой версией Земли висит инопланетный флот? - ошеломлённо вскричал я.

- Если чудовищно упрощая, то да. Но знаете, что занимательней всего в этой ситуации?

Я молча смотрел на профессора. Высказанная им идея всё ещё не укладывалась в моей голове.

- Так вот. Что они сейчас думают, эти пришельцы? Ведь не факт, что там вообще есть разумная жизнь. Летели, летели, а тут на тебе конечная остановка совсем другой станции. Не повезло им, беднягам.