Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Сестра милосердия

Над стенами монастыря раздался звон. Холодный ветер, подхватив унылый звук колокола, разнес его до ближайших гор. Монахини стали возвращаться в родную обитель. Очередной день на планете Росс подходил к концу. Канонесса Грейти подошла к сестре Лилит. Из замерзших губ сорвался едва различимый звук:

-Сестра Лилит, пора возвращаться в обитель.

Лилит, положив в сугроб окровавленное тело разорванного снежными псами зверька, посмотрев на канонессу, медленно побрела в сторону монастырских стен. Среди заснеженных деревьев мелькали тени снежных псов. Джонни 300 был последней моделью. При росте свыше двух метров, он обладал прекрасным искусственным интеллектом и, всегда сопровождал сестер монастыря, когда они покидали свою обитель. Каждая сейчас несла на плечах вязанку хвороста. Зима на Росс заставляла послушниц жарче топить монастырские печи и терпеливо ждать прихода весны. Джонни 300, несмотря на свою силу и ловкость был вооружен. Пройдя испытания на одной из планет созвездия Змееносца, он зарекомендовал себя, как прекрасный военный образец элитного солдата. Микроконтроллер, подающий команды в его головной мозг, отличался такой тонкостью исполнения, что многие гениальные умы, никак не могли понять принцип устройства. Джонни, хоть и был прекрасным элитным терминатором, но глядя в его синие глаза, вьющиеся волосы, невозможно было найти грань, где заканчивается человеческое тело и начинает действовать сверхпрочная аугметика терминатора. Снежные псы видя, как гигант внимательно смотрит по сторонам, вытянув лапы, ложились на снег. Они ждали малейшей ошибки всесильного охранника, чтобы насладиться плотью монахинь, которых часто отправляли в лес за хворостом, но потеряв несколько своих собратьев, снежные псы, почувствовав в Джонни 300 свою смерть и потеряв несколько своих сородичей, уже несколько недель выступали в роли беспомощных наблюдателей. Сегодня добычей псов стал единственный зверек, которого они бросили окровавленного при приближении Джонни 300 и Лилит.

В кельях было сухо и тепло. Железные камины коптили небо планеты. Джонни обходил стены монастыря, когда ослепительная звезда, оставляя за собой огненный хвост, появилась в ночном небе. Несколько раз монахиня выглядывала в узкое окно кельи, пытаясь увидеть новых гостей. Монастырь готовил на Росс сестер милосердия и редко посещался. Будни складывались из каждодневных медицинских лекций и лабораторных работ. Сестры изучали замороженные тела ксеносов, людей. Умение быстро оказать первую помощь ценилось на войне. Почти всю оставшуюся ночь, Лилит провела у теплого очага, тщательно штудируя медицинские атласы человека и звездных чужаков.

Она проснулась, когда прогорел камин. Умывшись холодной водой и после горячего чая с бутербродом сыра, она направилась в лабораторию. Два десятка сестер монастыря Елизаветы уже стояли над столами на котором лежало расчлененное тело ксеноса. Чужаки почти не отличались от землян. Их только выдавали огромные глаза, более длинные пальцы и звериный оскал лица.

-Чужак с красного карлика. Звезда Барнарда… Уязвимы сердце, печень, горло…

Охрипший голос канонессы был едва слышен в тишине лаборатории. Лазерная указка скользила по телу ксеноса, останавливаясь на уязвимых местах.

-Джонни!

Джонни 300 вошел в лабораторию и замер на месте.

-Нам нужно тело простого землянина.

Терминатор кивнул. Монахини услышали легкий треск эфира. В зал вошел второй терминатор, неся замороженное тело землянина. Забрав тело ксеноса, Джонни скрылся за дверью. Охрипший голос канонессы вновь зазвучал в лаборатории.

-Ксеносы с Барнарда представляют наибольшую опасность. Они находятся от Земли и от Росс менее чем в шести световых годах. Отличаются жестокостью и фанатизмом. Способны жертвовать собой тысячами ради достижения цели своих хозяев из других звездных систем…

Так длилось каждый день. Они досконально изучили тело человека, ксеноса. Даже Джонни 300 не был тайной для таинственных монахинь. Джонни лежал на столе. Лазерная указка скользила по телу терминатора.

-Система жизнеобеспечения Джонни почти не уязвима. Он способен восстанавливаться. Естественно, чрезмерные увечья лишат его способности передвигаться. У модели Джонни два сердца. При попадании в одно, автоматически включается в работу второе. Слабое место микроконтроллер, в который вкраплен код геносемени. Уничтожается введение в рядом расположенную вену биотиком альфа. Синяя капсула в аптечке.

Грейти снова закашлялась. Лилит посмотрела на ее раскрасневшиеся глаза и поняла, что канонесса больна. На следующий день уже не было лекций. Монахини собирали из заброшенной шахты уголь и на тележках везли его в монастырь. На Росс наступал сезон холодов. Несколько раз к Лилит заходил Джонни. Они долго разговаривали о жизни монастыря, о прошлых и грядущих войнах. В последний раз Джонни вернул книгу Овидия.

Следующее утро выдалось необычайно холодным. Грейти выдала монахиням оружие. Холодный металл прилипал к коже.

-Бойтесь псов и всякого зверья… С вами только несколько землян. Мы готовили вас для войны. Вы должны уметь не только оказывать помощь милосердия, но и убивать. Ксеносы вторглись на Тауру. Лучшие солдаты и терминаторы, включая Джонни сейчас там…

Канонесса, пронизанная холодными порывами ветра, старалась перекричать усиливающееся дыхание стихии, но голос ее становился все тише. Он донес только смысл происходящего – Джонни больше сегодня с ними нет.

За этот день вечером Грейти не досчиталось одного охранника - землянина и монахини. Снежные псы почувствовали запах крови.

***

Она вспоминала долгие годы. Помнила, как в келью заходил терминатор неотличимый от человека. Они часами разговаривали о Гомере, Овидии, Ахиллесе. И вот ее лучший друг на войне… Лилит тяжело вздохнула.

-Лилит, я хочу быть таким, как Ахиллес. Люди сделали меня всемогущим воином. Мы выиграем войну…

- Ахиллес погиб… Его убил Парис.

- Он был предательски убит. Трус выстрелил ему в пятку! Таких как я сотни. Ксеносы вернутся на свои планеты и еще долго не сунутся в пределы Земной системы.

Лилит улыбнулась. Она тайно восхищалась Джонни. Ей нравилась его любовь к истории земного мира.

- Мы поможем, Джонни, вам выиграть эту войну.

Улыбка терминатора не отличалась от улыбки человека. Он доверчиво посмотрел на Лилит и произнес:

- Разреши мне взять это почитать. Я хочу знать, как сражались древние герои.

Джонни держал в руке потрепанную книгу «Осада Трои».

- Конечно. Человечество не изменилось. Изменилось только оружие и масштабы войны.

Джонни ушел. Лилит вышла на монастырскую стену. Ночь была ясной. Она долго смотрела на звезды, разбросанные по черному небу.

***

Прошло несколько дней. Еще несколько сестер были растерзаны снежными псами. С уходом терминатора дикий мир Росс стал приближаться к стенам монастыря. Сестры с вязанками хвороста возвращались в кельи, когда раздался заунывный звон колокола. Лилит прислушалась. Непонятный свистящий звук нарастал. Сестры прижались к ближайшим деревьям. Замерли на месте. Космический челнок появился над склонами гор и медленно опустился на широкий берег реки. Через несколько минут десять сестер милосердия уже сидели в креслах пристегнутые ремнями. Человек в черных доспехах произнес:

- Война. Чужаки – ксеносы вторглись на колонию Земли. Сейчас там идут жестокие бои. Не хватает врачей и медсестер. Вы должны вспомнить все, чему вас учили.

Лилит закрыла глаза. Вой двигателей нагонял страх. Планета Глизе встретила их диким воем ветра. Укрывшись среди скал, они были практически недоступны для вражеской артиллерии. Несколько походных госпиталей расположились под сводами огромных пещер.

-Лилит, помоги нам!

Две монахини еле тащили под мышками полуживое тело землянина. Лилит посмотрела на окровавленное лицо, разбитые осколками ноги… Солдат пролежал несколько дней с ампутированными ногами. Утром его кровать была пустой. И следующие несколько лет она только и слышала:

-Лилит, помоги нам…

***

Легионер Артулий смотрел на замерзших монахинь. Броня звездного десантника была почти вся иссечена осколками. Он снял шлем и, все увидели лицо легендарного воина. Черные глаза проникали насквозь вглубь сознания монахинь. Редкие командиры обладали даром читать мысли своих подчиненных.

Место, куда привел их Артулий, можно смело было назвать сплошным адом. Госпиталь расположили в слепой зоне для вражеских орудий ксеносов. Днем и ночью Лилит слышала крики и вопли раненых. Ночное небо редко оставалось черным. Вспышки снарядов затмили свет Луны, звезд. Горячий пепел, принесенный ветром, забивал ноздри.

Лилит чувствовала, что где-то рядом Джонни. Таура еще не знала таких сражений. С высоты огромной скалы Лилит смотрела на картину боя. Живой силе здесь не было место. Огромные дредноуты, источая из орудий плазменный огонь, неумолимо продвигались к осажденному городу. Лилит в бинокль видела, как группа земных терминаторов открыла смертоносный огонь по движущемуся дредноуту. Огромный механизм замер на месте, когда луч лазера прожег кабину дредноута. Несколько ксеносов управляющих дредноутом превратились в кучку пепла.

Вражеские орудия смолкли. Ночью Лилит смотрела на звезды и молодой месяц, когда услышала слабый стон. Из-за рассыпанной груды камней к ней полз огромный человек… Лилит бросилась навстречу.

-Джонни...?

Лицо монахини передернула нервная дрожь. Ноги терминатора были оторваны. Он передвигался на единственной израненной руке, оставляя за собой след крови. Из мрака ночи возник Артулий.

- Сестра, Лилит. Этот образец не подлежит восстановлению. Делайте, чему вас учили.

Лилит достала синюю ампулу. Через минуту игла погрузилась в вену терминатора. Биотик альфа слился с кровью. Еще через минуту геночип Джонни растворился легким облачком едва заметного пара.

-Сестра, Лилит. Я встретил Джонни в ста метрах от госпиталя. Он просил передать вам…

Артулий протянул монахине окровавленную книгу. Сквозь бурые капли крови едва можно было прочесть название: «Осада Трои».