Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Трансформация

Первое, что увидел Павел, когда открыл глаза, было улыбающееся лицо в очках. Лицо выглядело вполне дружелюбным, и Павел произнес, едва шевеля пересохшими губами:

— Вы кто?!

— Я ваш лечащий врач, — произнесло лицо, продолжая улыбаться и смотреть на Павла. — А вы что, ничего не помните? — И, не дожидаясь ответа, продолжило: — Конечно, такая авария… в общем, довольно забавно, что вы очнулись как раз в тот момент, когда я зашел посмотреть на вас. Как вы себя чувствуете?

— Не знаю, — просипел Павел. — А что со мной?

— Если смотреть в глобальном масштабе, то ничего страшного, все органы целы, парочка ребер сломана, сотрясение мозга, но это ерунда, заживет быстро. А так, шок, разумеется, сильный… ушибы, ссадины, гематомы… вам повезло, молодой человек, легко отделались, как говорится!

И тут Павел вспомнил. Ну конечно, как он мог забыть! Они с Ритой ехали на новой машине в их первое совместное путешествие. Решили побыть вдвоем на лоне природы, насладиться друг другом…

Он был немного взволнован — новая машина, Рита, дорога, великолепные пейзажи… все это, надо признаться, вскружило ему голову, он жал на акселератор, забыв об осторожности, желая произвести впечатление на Риту. Этакий брутальный мачо…

Одной рукой Павел сжимал круглое колено Риты, а другой крутил руль. Обгоняя трейлер, он вышел на встречную полосу и почти лоб в лоб столкнулся с грузовиком. Он успел немного притормозить и выкрутить руль, пытаясь уйти от столкновения, поэтому основной удар пришелся на сторону пассажира…

Он плохо помнил момент аварии, все происходило, как в тумане, а потом, видимо, он потерял сознание. И вот он очнулся здесь, в больнице.

— А что с Ритой?! — Павел попытался привстать на локтях. — Доктор, где моя девушка?!

— Тише! Лежите! Вам нужен полный покой! — доктор сел на край кровати Павла и положил руку на одеяло. — С ней все хорошо. По крайней мере, я надеюсь на это… не буду скрывать, ей повезло меньше, чем вам. Это вполне естественно для каждого индивидуума — в минуты опасности думать в первую очередь о самосохранении. О своей жизни, и уж потом о других. Это не зависит от нас, включаются какие-то древние инстинкты…

—Что вы несете, доктор?! — Павел гневно посмотрел на него. — Вы хотите сказать, что я намеренно подставил Риту под удар?! Чтобы спасти себя?!

—Да не кипятитесь вы так! Я же сказал, вам нельзя волноваться! И потом, я не говорил, что вы сделали это намерено. Это инстинкт, просто инстинкт! В подобные моменты мы не можем мыслить рационально, уж поверьте! Так что, лежите и поправляйтесь, я зайду к вам завтра. А сейчас я велю медсестре принести вам снотворное. При сотрясении нужно больше спать. — Доктор встал, одарил на прощение Павла лучезарной улыбкой и удалился.

—Я могу ее увидеть?! — крикнул Павел вдогонку.

Доктор обернулся, помолчал минуту, потом ответил:

—Можете, но не сейчас, чуть позже.

Павел откинулся на подушку и немного успокоился. Значит, Рита жива… это главное. Они выкарабкаются. Выкарабкаются, и он сделает ей предложение. Жаль машину, но ничего, купит новую. Произошедшее будет ему уроком на всю оставшуюся жизнь. Доктор сказал, Рите повезло меньше, но Павел уверен, ее спасут.

Этот докторишка странный тип, однако… хотя, надо признаться, от него веет спокойствием.

Вошла медсестра в белом халатике, одарила Павла лучезарной улыбкой, и мастерски вколола ему укол.

«Какие они тут все улыбчивые… — подумал Павел, погружаясь в сон. — Интересно, в какой я больнице? Забыл спросить…» — потом веки его отяжелели, и он провалился в глубокую черную яму.

Доктор явился на утро, опять сияя улыбкой. Павел уже не спал. Сознание у него окончательно прояснилось, и теперь он хотел узнать только одно — где Рита и что с ней? Несмотря ни на что, Павел чувствовал вину перед ней, поэтому первый вопрос, который он задал доктору, касался Риты.

—Э… простите, доктор, не знаю как вас зовут… как моя невеста?

—Да, я не представился, простите! Меня зовут Иван Иванович, — поймав удивленный взгляд Павла, усмехнулся и развел руками: — Так получилось… семейная традиция. Да и разницы нет никакой, в общем… у меня к родителям претензий нет. Ваша невеста? — тут доктор замолчал, словно обдумывал, что именно он должен сказать. Павел терпеливо ждал. Наконец Иван Иванович нарушил молчание: — Ваша невеста, Рита, она умерла…

Павел резко сел на кровати, не чувствуя боли:

—Что значит, умерла?! Вчера вы заверили меня, что с ней все в порядке, а сегодня вы спокойно говорите мне, что она умерла?! Вы в своем уме?!

Иван Иванович вздохнул и поправил сползшее одеяло.

—Вчера я не хотел вас волновать… вряд ли вчера вы смогли бы принять этот факт… но не стоит так расстраиваться, я кое-что успел сделать для вашей невесты… вам повезло, что вы попали ко мне, скажу без ложной скромности.

—Хватит этих ужимок, доктор! — рявкнул Павел. — Говорите прямо, что с ней?! Что именно вы успели сделать?! ЧТО?! Что можно этакого сделать для покойника?! Заказать панихиду в местном храме?! — Павел неожиданно для себя разрыдался.

Доктор испустил глубокий вздох:

—Не все так просто, мой милый, не так просто… да не рыдайте вы!

Павел смутился и вытер слезы кончиком простыни.

—И все-таки может, посвятите?! Когда можно забрать… тело?

—Тело?! Ах, да! Тело! Да когда угодно… только это уже не тело, это просто останки… там мало что осталось от тела… мы их… упаковали.

— Упаковали?! Вы сказали — «упаковали»? — Павел схватил доктора за воротник халата и встряхнул.

Иван Иванович спокойно перенес эту процедуру, а когда хватка ослабела, ответил:

— Да, я так сказал. И не нужно истерик! Я пришел поговорить, рассказать вам все! Ваша Рита получила шанс на жизнь… может быть, даже лучшую жизнь…

—Где? В раю?! — Павел горько усмехнулся. — Вы случайно, не тайный монах?!

—Нет, я не монах, я ученый! — гордо произнес Иван Иванович. — И вот что я вам скажу, уважаемый Павел, возможно, это будущее человечества! Я имею ввиду свое изобретение, — Иван Иванович победоносно посмотрел на Павла. — Мы все смертны в этом мире, нас всех ждет одинаковый конец, простите за цинизм. Сегодня вы выжили, но завтра вы все равно умрете. Завтра — это образно, разумеется… Через год, десять, двадцать лет, как разница?! Тело дряхлеет, становится, если так можно выразиться, обузой… оно начинает тяготить нас самих. Все в этом мире относительно… и, в конце концов, мы сами себе становимся не рады.

Никто не хочет быть стариком. Вы пока не думаете об этом, но пройдет немного времени, и вы задумаетесь о бренности существования. Это я вам обещаю. — Павел хотел что-то сказать, но Иван Иванович жестом остановил его. — Не говорите ничего, просто слушайте! Имейте терпение! Я должен соблюдать последовательность, чтобы вы поняли.

Все вопросы и возражения, если таковые будут, потом. В общем, достаточно лирики, перехожу к делу — я вшил вашей подруге транс-матрицу.

—Вы же сказали, что от… Риты… ничего не осталось! — не выдержал Павел.

—Сердце… осталось сердце… я спас его… и вшил туда матрицу… чтобы оживить ее. Вашу подругу. Потом я создал программу, назвал ее… пока никак не назвал, я не знал имя, девушка по понятным причинам мне его не сказала. Теперь я знаю, что это Рита. Впрочем, я мог назвать программу и Маша, это ничего не значит, просто для моего удобства.

Сердце с матрицей я поместил в специальный контейнер, оно бьется… я как мог воссоздал внешность вашей подруги и отправил ее туда… — доктор замолчал, и Павел воспользовался паузой:

—Куда?! — очень тихо спросил он. У него вдруг закралась мысль, что его и Риту похитил опасный маньяк, воспользовавшись ситуацией и их беспомощностью. Может, он просто убил Риту ради своего чудовищного эксперимента?

—Вам страшно? — вдруг спросил Иван Иванович, будто подслушав мысли Павла. — Вы думаете, что попали в лапы опасного сумасшедшего? Маньяка, готового на все, ради своих безумных идей? Что ж, вы имеете на это право. Только поверьте, это не так. Это обычная клиника, и здесь полно персонала.

Просто я давно ждал случая, подобного вашему… у нас мирный городок, и такие аварии происходят очень редко. И тут такая удача! — глаза у доктора сверкнули лихорадочным огнем, заставив Павла усомниться в его словах.

—Вы называете удачей смерть человека? — Павел горько усмехнулся. — Для вас может и удача, а для меня невосполнимая потеря! Можно выражаться как-то по- другому?!

—Извините! — Иван Иванович приложил руку к сердцу. — Ради всего святого! Не учел специфику ситуации, увлекся. Я ведь прежде всего ученый! Я постараюсь больше «не выражаться». Я уважаю ваши чувства, поверьте. Если вы не против, я продолжу. Или у вас пропал интерес?

—Нет, не пропал, продолжайте, — хмуро ответил Павел.

—Хорошо, — деловито кивнул Иван Иванович, — я продолжаю. Итак, я, если так можно выразиться, подключил сердце вашей подруги с транс-матрицей к системе и запустил файл… программа начала работать. Я не буду углубляться в специальные термины, чтобы не запутать вас. Скажу одно, программа заработала…

—И что это значит?

—Это значит, что ваша подруга теперь живет в… несколько иной реальности… я бы так сказал.

—Она, что стала чем-то вроде элемента компьютерной игры?!

—Не совсем, но возможно, что-то вроде этого… — доктор сделал в воздухе неопределенный жест.

—А яснее можно?! Я устал от ваших недомолвок! Не забывайте, что речь идет о родном для меня человеке, с которым я собирался прожить жизнь! С человеком, не с программой!

—Ладно, не буду вас мучить. Я и сам порой с трудом в это верю. В общем, ваша Рита теперь часть системы. Она может творить свою жизнь по своему желанию. Любую, какую захочет. Для нее нет преград, нет ничего невозможного. Не об этом ли мечтают все люди? Жить по желанию, а не по обязанности? Делать то, чего хочешь, а не то, чего хотят другие? Я думаю, она даже не знает, что мертва! Она чувствует себя живой, как никогда.

—Это как? Мы можем увидеть как… она там живет? Открыть на компе и посмотреть на ее жизнь?! Как фильм, например. Как вы вообще поняли, что она жива… там? Вы что-то увидели? И почему вы решили, что эта ваша программа и есть Рита? Вам не приходило в голову, что вы создали некоего компьютерного персонажа, который весьма далек от моей невесты. От живой Риты, я имею ввиду.

—Давайте по порядку. Вопрос первый — можем ли мы увидеть Риту как актрису в кино? Ответ — нет. Это не кино и не компьютерная игра. Как я понял, что она жива там? Очень просто — сердце бьется, хотя не подключено ни к каким аппаратам искусственного жизнеобеспечения. Оно стало частью системы… и второй момент—программа работает, потому что ее параметры меняются, то есть она совершенствует сама себя, если вам это понятно.

Я думаю, что через некоторое время нам не понадобится даже сердце. «Рита» станет полностью самостоятельной. Конечно, это не такая жизнь, как мы с вами понимаем, но для «Риты» все абсолютно реально. Только гораздо больше возможностей, чем здесь. У нее есть чувства, эмоции, она ощущает свою плоть… все, как в жизни. Стопроцентное совпадение. Более того, как я вам говорил, теперь она может сделать свою жизнь такой, какой захочет.

—Но в этой жизни нет меня! — горестно воскликнул Павел.

—Ну почему же… если вы ей действительно дороги, она создаст вас. И вы будете в ее жизни. Только там. А если нет, то вас там не будет. Все просто. Но вам какая разница? Вы все равно не узнаете об этом, уж простите за откровенность. Вот вы знаете, к примеру, что она хотела от жизни, о чем мечтала, к чему стремилась? Любила ли она вас так же как вы ее? Или просто проводила время в надежде на лучшую долю? Вы можете ответить честно? Что вы знаете о ней?

Павел задумался. Действительно, что он знает, вернее, знал о Рите? Как она хотела жить? И что думала о нем? Он решил поразмышлять об этом на досуге, когда Иван Иванович уйдет, а пока он спросил:

—Что такое транс-матрица, доктор? Зачем она нужна?

—Это для существования в системе. Для перевода своих желаний в реальность. Для того, чтобы становиться тем, кем хочешь, и не погибнуть. Программы тоже разрушаются, их можно уничтожить с помощью вирусов. Вы наверняка слышали об этом. Это ее щит, если так можно выразиться и залог ее долгой, бесконечно долгой жизни… без этого пока, увы, нельзя.

—Но Рита же не знает, как она работает!

—А ей и не надо знать. Она все поймет очень быстро. Вы вот, знаете, например, как именно работает ваш организм? Как образуются белки, новые клетки, как преобразуется пища, откуда берется речь, как именно вы поднимаете руку? Уверен, что нет. Вы никогда не задумывались об этом. Так и Рита… она будет просто знать, и все. Ну, если вам понятно, то транс-матрица управляется ее намерением. Подобно тому, как все происходит здесь, только гораздо быстрее и легче.

Я думаю, на сегодня хватит! — Иван Иванович поднялся. — Я зайду к вам завтра. Вам нужно спокойно переварить услышанное. Не спешите делать выводы. Завтра вы скажете мне свое мнение на этот счет. А пока я позову медсестру, чтобы сделала вам укол. Да не смотрите вы на меня так! — Иван Иванович рассмеялся. — Я не вырву вам сердце ради своих «безумных» экспериментов.

Иван Иванович удалился, оставив Павла в одиночестве. Впрохнула медсестра, поставила Павлу укол, заботливо поправила одеяло и ушла, нежно прикрыв за собой дверь.

Павел думал о Рите… Веки начинали тяжелеть, сильно клонило в сон, сказывалось действие укола, сделанного улыбчивой медсестрой. Павел успел только осознать, что, в сущности, мало что знает о той, которую считал своей невестой. Возможно, это была только его фантазия… Он ничего не говорил Рите, и кто, знает, может, она бы не дала своего согласия стать его женой?

Что она любила, чего хотела, о чем думала, склонив на бок красивую головку и закусив губу? Может, его привлек ее образ, который он сам и придумал? Знал ли он настоящую Риту? Это был большой вопрос…

Мысли спутались, и Павел уснул.

 

Рита почувствовала удар, а потом уже увидела грузовик, с которым столкнулась их легковушка. Сработала подушка безопасности, и Рита чуть не задохнулась в ее тесных объятиях. Ей с трудом удалось открыть дверь и выбраться наружу.

Удар пришелся в переднюю часть, и моторный отсек представлял из себя весьма печальное зрелище. Грузовик стоял на обочине, а водитель, молодой мужчина, пытался помочь Павлу выбраться. Ему удалось вытащить Павла и положить на землю.

Увидев Риту, парень подбежал к ней.

—С вами все в порядке? — у парня было обеспокоенное лицо. — Куда ж вы так летели?! Черт! Ваш друг что, ненормальный?!

—Он жив? — прошептала Рита, боясь взглянуть в сторону Павла и услышать, что он умер.

Парень пристально посмотрел на Риту и вдруг расплылся в широкой улыбке, которая очень ему шла. Вообще он был очень хорош собой, такие всегда нравились Рите —высокого роста, мускулистый, с соломенной шевелюрой и голубыми глазами. На нем была надета клетчатая рубашка и джинсы, правда, все это было весьма потрепанного вида, но привлекательности ему не убавляло.

Рита улыбнулась в ответ.

—Да жив ваш мачо, ударился об руль, потерял сознание. Очнется… думаю, парочка ребер сломана, но это ерунда в данной ситуации, можно сказать, легко отделался. А вы как?

—Вроде тоже ничего… а вы точно уверены, что он… не умер?

—Точно, — заверил парень. — Я в этом разбираюсь, на трассе насмотрелся. Скорую и полицию я уже вызвал, так что не беспокойтесь.

—Я и не беспокоюсь, — передернула плечами Рита.

Она украдкой поглядывала на парня, и он нравился ей все больше и больше. Рите всегда нравились мачо… вот такие, бесшабашные авантюристы с голубыми глазами. С детства она грезила шпионами и приключениями, зачастую представляя себя героиней какой-нибудь шпионской саги. Погони, бандиты, что может быть лучше?

Конечно, когда Рита выросла и стала взрослой девушкой, ее пыл поубавился, но приоритетов она не поменяла. Авантюры и приключения по-прежнему привлекали ее деятельную натуру.

Откуда тогда появился Павел? Респектабельный, всегда при деньгах, спокойный, рассудительный, практичный? Они познакомились случайно, и Рита видела, что Павел влюбился. Ей это льстило, что там скрывать. Подруги втайне завидовали, и это заводило Риту. Многие желали бы оказаться на ее месте. Но Павел выбрал ее. Очевидно, что огонь, пылающий внутри у Риты, не оставил равнодушным даже такого рационального человека.

И все же… Рита стояла возле покореженной машины, грязная, в крови, и думала, что больше всего на свете хотела бы сейчас ехать в грузовике рядом с этим парнем… а Павла забыть, как страшный сон. Она ошиблась, позволив ему думать, что они могут связать свои жизни. Она виновата, конечно, но лучше оборвать все сейчас, чем потом, когда все зайдет далеко. Он найдет другую, более подходящую девушку, которая будет ценить комфорт и все те блага, которые можно получить за деньги. Это все не для нее, не для Риты. Она хочет узнать эту жизнь на вкус, и сидеть в клетке, пусть даже и золотой, ей совершенно не хочется.

Может быть, потом, когда-нибудь, лет через десять, или больше, она и захочет того, от чего бежит сегодня. Но не сейчас, не сейчас…

—Максим, — вдруг представился парень.

—Рита, а там… Павел…

—Это твой муж?

—Нет, просто знакомый, — неизвестно зачем соврала Рита. — Мы ехали… в одно место…

Тут приехала скорая и полиция, Максим с Ритой подошли к ним, чтобы заполнить документы. Павел все еще был без сознания.

—Доктор, с ним все в порядке? — спросила Рита.

—Не совсем, конечно, но ничего ужасного. Сотрясение, может, ребра сломаны… в больнице посмотрим. А вы кто?

—Мы вместе ехали…

—Вам тоже нужно в больницу. Необходимо вас осмотреть.

—Со мной все в порядке… отделалась легким испугом.

—Тогда подпишите отказ от госпитализации.

Рита расписалась на бланке. Максим стоял рядом.

—Рита, я могу подбросить тебя… если ты не против… или ты поедешь со своим другом?

—Нет, — Рита помотала головой. — Мне срочно нужно в город, у меня там дела… если вы… ты… не против, я могу поехать с тобой, — и опять Рита соврала, непонятно зачем.

— Ну тогда велком! Моя карета к вашим услугам, мадам! — Максим так искренне рассмеялся, что у Риты потеплело на сердце.

О чем переживать, в самом деле? С Павлом будет все хорошо, он поправится и купит новую машину. Эта наверняка была застрахована, так что ему не придется даже нести убытки. А у нее, Риты, теперь будет другая жизнь. Совсем другая. Такая, какую захочет она, а не кто-то еще. И ей все равно, что о ней подумают.

В кабине грузовика Риту ждал неприятный сюрприз. Там сидела девушка. По ее виду стало сразу понятно, что появлению Риты она недовольна. Но Максим даже не обратил внимания на ее раздражённый вид.

—Зай, подвинься! — сказал он, — Рита поедет с нами.

—Это куда она поедет с нами?! — прошипела Зая. — Ее парня увезли на скорой, ничего?

—Ну и что? — Максим легкомысленно пожал плечами. — С ним ничего страшного. А Рите срочно нужно в город. И потом, это не ее парень. Они просто ехали вместе.

—Ха! — Зая издала злобный смешок. — Не ее парень! А чего тогда юбчонку такую короткую нацепила? Пусть не причесывает!

—Да что ты разошлась?! — Максим недовольно посмотрел на Заю. — Рита едет с нами в город, и точка. Если тебе это не нравится, выходи и езжай на попутке, встретимся в пункте прибытия!

—Щас! — Зая злобно сверкнула глазами. — Не дождёшься! Поехали уже! Чего зря время терять.

—Давно бы так! — рассмеялся Максим. — Чего истерику на пустом месте устраивать? В общем, бабы, они бабы и есть! — Максим завел машину.

Рита наблюдала за их перепалкой молча. Ее немного мучила совесть, что она оставила Павла одного, и она понимала, что в словах Заи есть доля правды. Ей бы тоже вряд ли понравилось, если б ее парень привел незнакомую женщину и сказал бы, что она едет с ними. Но отступать Рита не собиралась.

Зая нехотя подвинулась, и Рита села на изрядно потрепанное сиденье.

В дороге они не разговаривали. Зая дулась, Максим напевал себе под нос, Рита молчала. Она не знала, что именно будет дальше, но это незнание ее нисколько не беспокоило. Она наслаждалась дорогой, неизвестностью, пейзажами, мелькающими за окном.

Быстро стемнело, и Максим решил переночевать на стоянке. До города было далеко, а водитель чувствовал себя уставшим. Ни Зая, ни Рита не возражали.

На стоянке Максим сказал, что пойдет пропустить пару стаканчиков в местном заведении в чисто мужской компании, а девушки пусть ложатся отдыхать. Завтра рано вставать.

Рита залезла широкую на лежанку, расположенную за сиденьями, Зая осталась сидеть. Девушки не разговаривали. Рита начала дремать, как вдруг почувствовала, что задыхается. Она открыла глаза и очень близко увидела лицо Заи, искаженное ненавистью.

—А теперь говори, подруга, чего тебе нужно? — злобно шипела Зая. — Парень приглянулся? А ничего, что он мой?! — от Заи несло крепким алкоголем. — И у нас задание! Поняла, кукла?! За-да-ние! Мы работаем под прикрытием!

—Что тебе нужно?! — Рита попыталась убрать руки Заи с горла, но хватка у той была железной. — Зачем ты мне это говоришь?!

—А затем, что я тебя сейчас убью! Чтобы не зарилась на чужих парней! Сучка! Я тебя насквозь вижу! Я видела, как ты смотрела на него! Как драная кошка на сметану!— Зая сжимала руки все сильнее, у Риты потемнело в глазах.

—Отпусти… — прохрипела она.

—Не отпущу! — Зая тяжело дышала Рите в лицо. Ее глаза пылали безумием. — Тебя же нет, дурочка, ты осталась там, на обочине. Тебя подобрал грузовик, водила не смог сдержать чувств при виде такой красотки, изнасиловал тебя и убил! А потом выбросил на обочину!— Зая хрипло засмеялась. — Классная история? Это твоя история с плохим концом…

—Да пошла ты… — выдохнула Рита из последних сил в ухмыляющееся лицо Заи.

Рита хватала ртом воздух. До нее вдруг дошло, что Зая не шутит, и ей конец. То есть она сейчас умрет. Вот так вот нелепо и глупо… не успев даже начать новую жизнь. Зая надавила на горло сильнее, и свет в глазах Риты померк.

Очнулась Рита, как ей показалось, через несколько минут. Болели почему-то руки, а не шея, и это было странно. Рядом кто-то лежал, Рита всмотрелась и отшатнулась — рядом с ней лежало ее собственное задушенное тело. Рита хотела закричать, но вдруг поняла, что так и должно быть. Так работает транс-матрица. Откуда это устройство появилось, Рита не помнила, но поняла, что оно сработало в первый раз.

—Вот и славно… — пробормотала она. — Так даже лучше. Стопроцентное внедрение.

Рита взяла тело под руки и выволокла наружу. Зая была крепкой девушкой, и вытащить из кабины хрупкое тело Риты ей не составило труда.

Зая-Рита оттащила тело подальше на обочину, в кусты, чтобы не сразу нашли, и вернулась в машину. Максима еще не было, и она легла на кровать.

Максим вернулся за полночь. Рита подвинулась, чтобы освободить ему место рядом с собой.

—А где Рита? — сразу спросил Максим.

—Это твоя новая подружка? — поинтересовалась Рита. Ей было весело.

—Не начинай, а?! Где Рита, я тебя спрашиваю?

—Ушла твоя Рита. Совесть проснулась. Вспомнила, что у нее есть парень, которого она бросила в трудную минуту ради незнакомого человека, и решила вернуться.

—Что, прямо посреди ночи?! Вот так вот встала и пошла?!

— Он очнулся и позвонил ей. Попросил приехать, она не смогла отказать. Я проводила ее на дорогу, помогла поймать попутку. Ну, не удерживать же мне ее силой! Девушка поняла, что была неправа, вот и все.

—Странно… она сказала, что он не ее парень! — Максим не сдавался.

—Да мало ли что скажет женщина… может, они поссорились накануне, и она захотела отомстить ему. А потом передумала, жалость взыграла… ну, Макс! Хватит о ней! Я соскучилась! — Рита-Зая прижалась к Максу и нашла его губы.

—Поспать надо, Зай… — Максим начал вяло отбиваться.

—Потом поспишь! После секса спится лучше…

—Ты такая горячая… — Максим растаял в жарких объятиях Риты. — Ты сегодня какая-то особенная…

—Это потому что я ревную тебя… ко всем бабам на свете…

—Ну и зря… — Максим тяжело дышал. — Ты же моя любимая девочка…

—Так докажи! — Рита укусила Максима за шею.

После бурного секса Максим уснул, а Рита лежала, глядя в темноту. Каким-то непостижимым образом у нее сохранились последние воспоминания Заи. Рита знала, кто они такие и куда едут. Они везут контрабанду в район границы. Им должны хорошо заплатить. Это было весьма увлекательное приключение. Рита улыбнулась сама себе и уснула. Пусть будет Зая… так ее еще никто не называл.

 

Павел вернулся в клинику через полгода. Физически он чувствовал себя хорошо, но мысли о Рите не давали ему покоя. Он очень боялся, что Иван Иванович куда-нибудь исчезнет, и оборвется последняя нить, связывающая его с Ритой.

Но все обошлось. Иван Иванович встретил Павла весьма радушно.

—Вы вернулись, молодой человек! Как дела, здоровье? Есть проблемы?

—Спасибо, все хорошо. Доктор, я хотел поговорить… о Рите. Это возможно?

—Почему нет? Пойдемте в лабораторию, — Иван Иванович сделал жест, приглашая Павла идти вперед.

В лаборатории было пусто, и Павел спросил:

—И все-таки, я могу увидеть хотя бы сердце? Мне это важно…

—Я могу показать вам контейнер, если хотите. Сердце бьется, оно живет… его биение то учащается, то замедляется, то начинает стучать в бешеном ритме… все, как у живого человека. Ваша подруга испытывает эмоции, простые человеческие эмоции — любовь, страх, радость, покой…

—Любовь? Вы сказали «любовь»?

—Да, думаю, да. От чего может так бешено стучать сердце? Хотя, возможно, это страх? Трудно сказать. У меня нет туда доступа. Программа под именем «Рита» сильно усовершенствовалась за это время, скорее всего, она прошла трансформацию. Изменились параметры, она будто создает себя заново. Себя и свою жизнь. — Иван Иванович открыл какой-то блестящий шкаф, и Павел увидел там полупрозрачный контейнер с сердцем… Ритиным сердцем.

От контейнера тянулись тонкие проводки, уходящие куда-то под стол.

У Павла на глаза навернулись слезы.

—Доктор… — у Павла ком встал в горле, — а это можно проделать только… с трупом? Для того, чтобы попасть туда, обязательно умирать?

Иван Иванович посмотрел на Павла долгим взглядом, и наконец, произнес:

—Нет, не обязательно. Я усовершенствовал свое изобретение. Но есть одно «но» — я пока не знаю, как оттуда вернуться…

—А у вас есть еще такие… программы?

—Нет, пока нет. У нас тихий городок, я вам говорил. Ничего никогда не происходит.

—Ну, вы же собираетесь продолжать эксперимент? Вам будут нужны добровольцы, — в глазах Павла читалась надежда.

Иван Иванович снял очки и вперил взгляд в Павла.

— Вы серьезно? Это не совсем то, что вы думаете. Вернее даже совсем не то. Это не клуб виртуальной реальности, где на вас надевают очки и шлем, и вы оказываетесь во власти некой иллюзии. Это не виртуальная реальность! Ваша подруга не в виртуальной реальности. Она стала частью сети, частью системы, она живет там. Она сама теперь система, если я понятно выражаюсь. Она что-то вроде Бога… творит сама себя и свою реальность. Кажется, так мистики и эзотерики описывают Бога? Из ничего сотворил все. Вы меня понимаете?

—Не очень… — признался Павел. — Но в целом я понял. Это все равно как смерть. Как спуститься в ад, примерно.

Иван Иванович улыбнулся.

—Или в рай. Зависит от желания. Но в общем, да, примерно так. Проблема с возвращением. Но я работаю над этим.

—А вдруг с вами что-то случится? Не дай, Бог, конечно. Или отключат электричество, или сгорит ваша клиника? Что будет с Ритой? С ее сердцем?

—Думаю, что ничего. В том смысле, что она сможет обойтись без всего. Вы немного не так поняли. Программа живет в системе, или в сети, сама по себе. Если, к примеру, вы отключите компьютер, интернет же не перестанет существовать, верно? Или выключите свет, ток не исчезнет? Рите ничего не угрожает. По крайней мере, извне. Я думаю, что она стала вечной и нетленной сущностью.

—Амбициозно… — пробормотал Павел. — Надеюсь, вы правы. Ну, мне пора…

—До свидания! — доктор пожал Павлу руку.

Уже в дверях Павел обернулся и сказал:

—В общем, если вам понадобятся добровольцы, я к вашим услугам.

—Любовь и смерть неразделимы? — спросил доктор.

Павел ничего не ответил и вышел, прикрыв дверь. Доктор проводил его долгим взглядом.