Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Творец

Март 4041 г. Дневниковые записи молекулярного биолога и генетика Роберты

 

Самое лучшее, что может предоставить жизнь – это возможность. Нам лишь нужно ею воспользоваться. После биологической катастрофы мы потеряли огромное количество возможностей. Больше половины человечества – возможность жить. Если ты больной, немощный, а твое тело стремительно разлагается, то о каких амбициях и желаниях может идти речь? Мне иногда кажется, что наши предки не использовали свои возможности в полной мере, иначе бы Эпоха Развлечений не нанесла такой урон будущему…

Уроки истории в школе воспринимались у меня, словно длинный странный фильм, в котором мало логики, но слишком много событий для обычного подростка. Ничего мы так усердно не учили, как облучение Брана – Берри и историю Информационной войны. Эти события должны были помочь осознать людям еще в детстве ошибки прошлого, чтобы в будущем новые поколения не совершали подобного. При этом о биологической катастрофе говорили очень мало, хотя именно она подвела человечество к угрозе вымирания.

Еще школьницей я не задумывалась об этом. Я родилась через 50 лет после окончания биологической катастрофы. И моя юность выпала на период, когда люди словно «притихли». Все кругом были сосредоточены на том, чтобы только выжить. Большинство детей появлялись на свет уже с целым букетом заболеваний. Продолжительность жизни резко сократилась. «Испорченные» гены наших предков упорно передавались по наследству. И пусть после Информационной войны удалось сохранить почти весь прогресс в медицине, что позволило нам достойно встретить последствия катастрофы, но все равно мы со всей своей беспомощностью походили на Средневековье XXI века… Забавно, что несмотря на явный прогресс в науке, XXI в. позже стал называться Средневековым. Люди, буквально «заваленные» технологиями и «утонувшие» во Всемирной Паутине, оказались неспособны развиваться в правильном направлении…

Я даже сама не знаю для кого это пишу: для самой себя или для своих будущих детей, если они будут. Вся нестабильность этого мира заставляет меня в этом сомневаться. В любом случае, если кто-нибудь из моих близких найдет эти записи, то может быть поймет мотивы моих поступков. Я бы хотела быть понятой, хотя бы одним человеком, иначе так тяжело нести бремя своей правоты.

Не знаю какими будут учебники истории после моей смерти, поэтому стоит кое-что прояснить с позиции современника. Согласно истории, нейросети и интернет развивались со стремительной скоростью. Настолько стремительно, что люди просто не могли в полной мере справляться с умными машинами, а также «перерабатывать» всю информацию, которая разлеталась по сети. Постоянное поглощение чаще всего ненужной, пустой информации сказывалось на человеческом мозге. С учетом же развития искусственного интеллекта почти во всех сферах жизни, многие профессии стали не актуальны. Нормальное развитие человека без каких-либо отклонений становилось редким явлением. Кроме всего прочего, интеллектуальные программы и «умные» машины периодически давали сбой, то есть уже выполняли команды отличные от заданных, либо не выполняли совсем. В мире стали появляться противники искусственного интеллекта и также интернета. Я читала, что и те, и другие просто хотели ограничить влияние на мир лишней информации и ненужных технологий. Думаю, многие историки лукавят, когда так утверждают. Люди сходили с ума. Массово сходили с ума. Не считаю, что некоторые радикально настроенные люди хотели именно «ограничить» влияние. Мне кажется, что им хотелось уничтожить проблему на корню. Хотя все проблемы кроятся в нас самих, а не в наших изобретениях.

Поначалу планировалось «разгрузить» интернет, то есть убрать из него все, что может вызвать у людей агрессию, страх, депрессию, - любые негативные эмоции. Но как? Бедные. Я пыталась представить себе их гонку за сохранение полезной информации. В конечном счете нашлись хакеры, которые решились покончить со Всемирной паутиной… Естественно, им это не удалось. Мировая сеть крепко окутала планету. Интернет выстоял, а по происшествию еще нескольких лет все же удалось установить некий «фильтр» для получения данных. Еще до начала биологической катастрофы появились первые карты, позволяющие считывать из всемирной сети только определенную информацию. Весь интернет к концу Информационной войны уже был закодирован.

Для меня сейчас выглядит нормальным запрашивать определенные флэшки-раскодировки по биологии или медицине, исходя из общих информативных справочников, но я помню свою покойную бабушку. Она всегда сильно ругалась, когда разговоры доходили до интернета. «Кругом тирания и деспотизм», - говорила она. Информацию не должны ограничивать.

Я не уверена, что моя бабушка была права. Насколько человек знает меру, чтобы предоставлять ему такое количество возможностей? Возвращаясь к нейросетям, я хочу сказать, что на сегодняшний день все «умные» машины вместе с «умными» программами, без которых возможно обойтись, уничтожены облучением Брана-Берри. И сейчас стоит только появится чему-то «нежелательному» с искусственным интеллектом, как особые звуковые частоты из машины Брана-Берри быстро выведут это из строя.

Человек создает. Человек уничтожает. Мы совершенны лишь тогда, когда нашей жизни грозит опасность. Огромное желание выжить толкает нас на новые открытия. Наши «творения» - это наша гордость и наша погибель. А что будет с моим изобретением?

Пятнадцать лет идет работа над проектом «Творец». Наша команда ставила перед собой достаточно благие цели: помочь мировому сельскому хозяйству и тем самым постепенно восстановить человечество посредством здоровой пищи. Из нас четверых живы только я и Анна. Заслуги Кина и Эдуарда давно забыты. Анна же считается моим «вторым пилотом». Это все не так: без их трудов, мыслей, решений не было бы того, что называется сейчас Фермерской генетической картой. Мы создали Нового человека, используя 5D принтер. Но ожил он только благодаря тому, что я поняла, где повернуть «ключ» …

Когда вы что-то создаете, то будьте готовы отдать свое изобретение миру полностью и без остатка. Если вы не можете, – не создавайте ничего.

За уникальную возможность печатать людей ухватились все четыре сектора-государства. Всем нужна была бесплатная рабочая сила. «Фермеры» без прошлого, без амбиций, запрограммированные только на то, чтобы трудиться в сфере сельского хозяйства. Разве подобное не благо для всего мира?

Возможно, благо. Ведь все затраты на исквиков – синтетическая кухня и одежда. Люди же получили здоровую питательную еду, которая по ценам стала доступна любому. Правда, в этой сказке есть немного суровой реальности. Исквики или искусственные люди (как называли их раньше в научных кругах) несовершенны.

На протяжение многих лет мы собирали генетический материал для того, чтобы создать совершенного фермера. Сбором, в основном, занимались Эдуард и Анна. Кин же с помощью компьютера моделировал «идеальный» мозг, экспериментируя, он убирал «лишнее», дабы получить необходимое. Проект «Творец» требовал миллиарды программных экспериментов, пока наконец мы не решились перенести данные на специальный носитель, который при печатании должен был отразить все наши требования. Таким носителем в итоге стала наша Фермерская генетическая карта…

Я помню тот день, когда мы наконец-то решились напечатать. Кин лежал в больнице с опухолью мозга, а Эдуард ушел из жизни три года назад. Мы с Анной внезапно поняли, что нам надо прекратить прогнозировать и начать действовать.

Загвоздка была лишь в том, что опробованную карту не так уж просто потом изменить. Иными словами, если бы мы в чем-либо ошиблись, то печать не сработает, а всю карту придется создавать заново. Тогда весь наш десятилетний опыт (на тот момент) работы с ней станет бесполезным.

Мы рискнули… И ничего не вышло. Принтер выдал нам не человека, а куклу, которая развалилась на части, как только печать закончилась. Первым моим порывом было вынуть карту из принтера, но Анна меня остановила. Может быть, мы что-то упустили, и это можно еще исправить? Даже, если так, то ни одна из нас не имела ни малейшего понятия, что нужно исправлять. В любом случае я согласилась с ней. Мы оставили карту в принтере, а затем остановили наши исследования на несколько дней.

Я пыталась мысленно проделать весь путь заново. Мы в точности следовали генетическому коду. Химическая формула каждой аминокислоты была верной. Замены, которые производил Кин, не влияли на код в целом… Почему же не зародилась жизнь?

У меня появилось несколько предположений. Не дожидаясь Анну, я отправилась в лабораторию, чтобы их проверить. Уже мои личные опыты проводились несколько дней. Я работала одна в лаборатории, не пуская к себе никого. Это было похоже на одержимость. Думая, что терять нечего я нагло использовала материал для печатания. Получались куклы… Пока в какой-то момент я не решилась изменить некоторые настройки и немного повредить карту…

Не важно что я сделала. Мои записи могут прочитать до того, как я приму решение. Даже ты, Лейла, если читаешь эти строки сейчас, не сможешь из меня вытащить мой секрет подобным способом…

Я «вдохнула» жизнь в искусственного человека, и Анна назвала это эффектом гармонии, - мне удалось сбалансировать все так, что наконец после печатания появилось живое существо. На вопрос: как? Я ответила, что не имею ни малейшего понятия. Я проделала слишком много операций одновременно и не поняла, какая из них сработала. Мне мало, кто поверил, но это было не важно. Нас всех ждал следующий этап: изучение исквика. Необходимо было убедиться в надежности будущего фермера, а также в его выносливости. Мы не могли трогать карту, поэтому нам пришлось вносить изменения в самого исквика.

Все последующие «улучшения» осуществлялись посредством вакцин. Прививки исквикам делались сразу после их создания. Затем у них проходил адаптационный период в нашем институте. Это занимало примерно неделю, а потом их отправляли в реальный мир. Когда стало понятно, что искусственные люди могут жить и функционировать в нормальной среде, то проект «Творец» стал мировым. 5D принтеры других государств подключились к нашему принтеру. Масштабный процесс был запущен. По всему миру стали появляться исквики...

Несмотря на все предосторожности, люди, изучающие и работающие с исквиками столкнулись с массой побочных эффектов. Во-первых, их продолжительность жизни в среднем достигала год, но порой они умирали быстрее. Какая-нибудь агропромышленная компания любого сектора-государства теряла в день двадцать-тридцать работников. Их кожа могла загнивать, либо все тело развалиться на части. Во-вторых, не все из них мирились со своим «предназначением». Наша исследовательская группа, тщательно следившая за генетическим материалом будущего исквика, вложила в них огромное желание работать с землей. Мы искали по всему миру фермеров, буквально одержимых своей работой. Людей практически без амбиций, посвятивших свою жизнь работе. Кин редактировал генетический материал так, чтобы он вписывался в нашу идеальную программу. Увы, здесь, как и в случае с человеком, не обошлось без сбоев. Исквики внезапно могли впасть в депрессию или стать очень агрессивными. Мы стали работать над препаратами, способными подавить в них подобные чувства, но не всегда получалось.

Президенты всего мира по очереди устраивали саммиты, где обсуждали основные проблемы, которые мешали восстановлению человечества. Вопрос об исквиках всегда присутствовал. Были предложения создать новые карты, но я часто отвергала такие идеи. На создание карты и ее апробирование уйдет слишком много времени. Мы упустим развитие действующих исквиков. Со мной соглашались, но попутно стремились развивать свои изобретения, чтобы повторить успех «Творца». Нас с Анной на сегодняшний день никто не догнал. Только если где-то в каких-нибудь подвалах уже тайно печатают армию искивиков для захвата мира. Страшный кошмар Лейлы.

После того как печать исквика-фермера стала реальностью, многие думали о том, что для исквика возможно и другая программа. Ученые по всему миру жаждали повторить успех «Творца». Они пытались создать «упрощенную» версию человека, - самое главное нужно было увидеть, что материал ожил. К счастью или к сожалению, жизнь в их случаях не зарождалась. «Творец» пока остается уникальным в своем роде.

Безусловно, Лейла не верит в случайность успеха этого проекта. Она хочет, чтобы я создала новую карту, карту солдата и дала ей армию, способную подчинить остальные сектора-государства.

Для Лейлы лучшая защита – это нападение. Она видит угрозу во всем. 5D люди уже не плод воображения, а реальность, доступная каждому.

Очень давно, в начале исследований, мы все были воодушевлены идеей создать искусственного человека, способного помочь миру. В каком-то смысле это были мечты об утопическом обществе. Нам оказалось, что можно, убрав плохие гены, получить добропорядочного гражданина. После всех войн и потрясений хотелось вписать нечто хорошее в мировую историю.

Впервые о исквике-солдате заговорила Анна. Это произошло за пару дней до первой печати. Анна сказала, что в случае успешного печатания исквика-фермера, нам придется разделиться. Я или Анна должны будем возглавить новый тайный проект – печать солдата. Анна была уверена, что президент торопится.

Я пришла в замешательство. Зачем нам исквики-солдаты? У нас же другие миссии и цели. Как оказалось, я ошиблась. Более молодые ученые, пытавшиеся заменить Кина или Эдуарда, больше жаждали повторить наш успех, желая прославиться, а не помочь миру...

Возможно, Лейла права. Исквики-солдаты появятся в другом государстве. К примеру, у президента Элиана. Весь мир попадет в «недобрые» руки. И это случится из-за меня, потому что я не позволяю развиваться биопритингу в своем государстве. Но я не могу делать то, что может нарушить снова равновесие мира, не могу нести в мир хаос. Для меня армия 5D солдат в любом государстве – хаос…

Но человек так изобретателен, если у него не выходит создать, значит он попробует украсть. Стоит Фермерской карте стать прототипом для военной, и я этого не переживу.

 

Апрель 4041 г. Вторник. Утро. Весенний саммит четырех государств-секторов

 

Лейла, выпрямив спину, положила руки на черный гладкий стол. С двух сторон от нее сидели министр Пакин и Роберта, а рядом с ними уже расположились министры из сектора В и С. Остальные места за столом только занимались. Саммит начнется через пару минут, а она уже чувствовала себя уставшей. В комнате было немного жарко. Пиджак ей жал в плечах, - президент за последние месяцы сильно располнела из-за препаратов, которые принимала. Пора признать, что ей нужна одежда большего размера.

Лейла знала причину их встречи, а также ее исход.

Главное, чтобы Роберта не наговорила лишнего. Острый ум вкупе с ее философией сделали эту женщину просто неуправляемой. Давно пора было отстранить Роберту от исследований, но кто тогда будет заниматься исквиками? Анна слишком преданна своей подруге детства. Где же юные и смелые умы в ее государстве? Считается, что много-много лет назад люди вели себя намного решительнее. Теперь попробуй найди достойных. Все чего-то боятся, а кто не боится, либо не слишком умен для подвигов, либо ищет для себя особую выгоду, чтобы начать.

Камичурэ вместе с Микаэлем заняли места напротив, а чуть левее от них через пару кресел сидел Элиан, как всегда с хмурым лицом. Лейла не могла найти Родриго – представителя науки со стороны президента Элиана. Скорее всего, его заменит министр Гаррисон. Он любитель слишком много и долго говорить, если президент позволит ему.

Президента Андэля Лейла заметила через два кресла от Роберты, как раз напротив Элиана. Его сектор был самым маленьким из всех. И его представитель науки – Михаил, точно не жаждет исследовать или улучшать «Творца». Их сектор пострадал больше всех. Исквики для них манна небесная. Пусть даже они часто умирают и среди них есть агрессоры. Практически только исквики в государстве Андэля работают в сельском хозяйстве из-за острой нехватки рабочей силы.

Лейла иногда даже жалела Андэля из-за всех бед, выпавших на его долю. Правда, с другой стороны ее радовало, что этот президент ей не соперник.

В отличие от двух других. Камичурэ иногда ее настораживал больше, чем Элиан. Камичурэ всегда показывает себя с правильной стороны. Он не поддерживает создание новых карт в чем-либо институте. Ведет себя так, словно миротворец. От таких никогда не знаешь, что ожидать. Роберта такая же. Из-за «благих» целей этой безумной Лейла лишается могущественной армии. Даже, если сейчас она наконец-то сломает Роберту или Анну (вдруг та знает намного больше, чем говорит), то до появления армии искивиков Лейла, возможно, недоживет. Болезнь разъедает ее. При этом брат здоров как бык. Хотя болезнь, переданная по наследству, должна была не тронуть женщину и погубить мужчину. Женские гены сильнее. В ее же случае все произошло наоборот. И теперь государство попадет в руки гуманиста Альберта. Слишком много информационных карт явно не пошло ему на пользу.

Лейла снова оглядела присутствующих за столом. Однозначно, что сегодня министр Гаррисон или кто-то из других министров Элиана предложит объединить усилия и отправить ученых в Институт Роберты. Лейла согласится. Конечно, это будет равносильно пустить лису в курятник, но иначе никак не убедиться есть ли у них уже карты для солдат-исквиков или нет. Каждый из президентов думает о другом, что тот готовит армию. Даже Андэль может оказаться двуличным. Никому нельзя верить. Возможно, всем троим кажется, что Лейла уже на пути к захвату мира. В любом случае ученым остальных государств нужно попасть в Институт Роберты. Лейла должна знать, захочет ли кто-нибудь из них украсть карту. Если да, то она поймет, кто ей настоящий соперник. Ученого поймают и предадут суду. Президент сектора должен будет уйти в отставку за нарушение мировых соглашений. Если все ее задумки исполнятся, то она сможет заменить ушедшего президента на своего человека, а Роберту заставить испытывать угрызения совести, так как она отчасти виновата в происходящем. В таком случае проект «Творец» все-таки станет военным проектом.

Самое главное – поймать вора. Иначе, весь план провалится. Если же ничего радикального не произойдет за время визита всех исследовательских групп, то придется подстраивать какой-нибудь несчастный случай, где погибнут все гости, - никто не должен ничего увезти из института. Лиса может оказаться очень хитрой. Скорее всего, в этом взрыве должна будет погибнуть Анна. Тогда появится другой повод сильнее надавить на Роберту.

Саммит начался. В первую очередь стали обсуждать, конечно же, исквиков. Гаррисон взял себе слово. Лейла слушала его «пустую» речь, стараясь удержать очередной приступ кашля. Любой ее план рухнет, если она умрет раньше времени. Только бы этого не случилось, только бы продержаться… Как же сложно найти себе подобных! Был бы у нее сын… Альберт точно все испортит, но несмотря на это она обязана постараться отдать ему мир таким, каким она его видит.

Гаррисон заговорил о переделке Фермерской карты полностью. Он возражал против вакцин, считая их неэффективными. Роберта была с ним не согласна. Их спор очень быстро превратился в жаркие дебаты.

- Весь мир не может зависеть от одной женщины. Это неприемлемо! – воскликнул Гаррисон.

- Что не так? Я не одна создавала генетическую карту. Со мной работали другие… Генетическая карта находится в пользовании государств. Печать 5D людей не прерывается. Вы хотите большего, но этого я не могу вам дать. Я уверена, что однажды появится другой ученый, который изменит этот мир.

- Прекрасная речь, но позвольте вернуться к фактам. Генетической картой пользуется весь мир, но генетический код жизни исквика или как вы его называете эффект гармонии неизвестен никому, кроме вас. Госпожа Лейла, эта монополия никого не устраивает.

Последнее слова уже относились к ней, но были сказаны уже совсем другим тоном. Гаррисон не забывал ни об иерархии, ни об осторожности.

- Никто никому не запрещает проводить дальше исследования и делать новые открытия, - произнесла невозмутимо Лейла. - И как всем известно, данный эффект скорее правильнее назвать эффектом случайности, так как больше подобное повторить не удалось.

- Мы не можем знать точно.

Наступила неловкая тишина.

- Ваша программа не совершенна и дает существенный сбой, - продолжил Гаррисон. - В данном случае мы предлагаем найти замену «Творцу».

- Каким образом? - удивилась Роберта. - Без генетических карт вам не продвинуться.

- Госпожа президент, - вмешался другой министр Элиана, - мы призываем забрать все разработки из Института Роберты и перевезти их в Институт Труда и Науки, с разрешения президента Кэмичурэ. Нам пора двигаться дальше. Это делается ради всего человечества.

- Подождите, вы сами понимаете, о чем говорите?

Роберта никак не могла скрыть свое негодование. Никто из министров их сектора не высказывался в ее поддержку. Министр Пакин, сидящей рядом с Лейлой, не возражал Гаррисону. Он исполнял приказ Лейлы. Президенты тоже сохраняли молчание, словно им нравилось слушать Гаррисона. Лейла удивилась, что тот предложил институт Камичурэ, а не институт их государства. Похоже, у президента Элиана тоже несколько планов наготове.

- Нам не нужны исквики, убивающие друг друга.

- Господин Гаррисон, когда человек берет нож и убивает своего соседа, друга или брата по неведанным причинам, общество диагностирует его состояние как психически нестабильное и дальше изолирует этого человека от остальных. Не напомните ли вы случай, когда люди обращались к Создателю и требовали поправить наши генетические карты, дабы подобного больше не происходило?

- Роберта, прошу, не надо сравнений с Богом!

Лейла посмотрела на Камичурэ. Наконец-то хоть кто-то вмешался. Роберту нужно поскорее урезонить, чтобы Элиан или Камичурэ внесли свое окончательное предложение. Лучший вариант – это ее территория.

- Господин Камичурэ, создателем в моем примере может быть, кто угодно: Вселенная, Высший разум, природа. Прошли века, а мы до сих пор не знаем, кто нас в самом деле создал, но если бы я имела хоть толику сходства с высшими силами, то разве сидела сейчас здесь перед вами? Я создала генетическую карту, а собравшиеся здесь хотят отобрать мои разработки и отстранить меня от работы. Так в чем же моя сила?

Ей не ответили. Лейла бросила на нее осуждающий взгляд. Глупая речь. Камичурэ же обратился к Микаэлю:

- Прошу. Ты хотел высказаться.

Совсем мальчишка, но уже научился сдержанности от Камичурэ.

- Госпожа Лейла, - он сразу обратился к ней, - позвольте ученым из других государств исследовать карту. Если относительно удачная печать исквика-фермера – это счастливая случайность, то разрешите другим ученым открыть для себя все таинства подобной случайности. Я слышал о предложениях создать другую генетическую карту и тоже не согласен. Иными словами, мы не разобрались еще с исквиками-фермерами, чтобы лезть в другие дебри. Наша задача состоит в следующем: разобраться по каким причинам появляются очень слабые исквики, не способные прожить даже год; также нам нужно понять, каким образом появляются агрессивные виды и можно ли выявлять их агрессию на ранней стадии.

- Технологиями моего государства пользуется весь мир. Вы правда считаете, что при этом я веду двойную игру, скрываю новые изобретения?

Лейла со своим вопросом обращалась ко всем присутствующим. Ей ответил Элиан.

- Нет, лично я считаю, что в ваш институт нужна свежая кровь. Мир стал слишком маленьким, чтобы брать ученых исключительно из «своих». Мы обещали друг другу, что будем поддерживать наш союз, а не разрушать его. Я предлагаю не переносить никуда разработки «Творца». Предложение Микаэля звучит намного лучше. Пусть все останется на своем месте, но позвольте другим ученым присоединиться к уже совсем маленькой команде Роберты.

- Я поддерживаю президента Элиана.

Наконец Лейла услышала голос Андэля.

- Я тоже, - произнес Камичурэ.

- Госпожа Лейла? – снова обратился к ней Элиан.

- Хорошо. Это можно устроить. Кого вы хотите отправить?

- Господин президент, позвольте, – в разговор снова вмешался Гаррисон.

Элиан кивнул.

- Предлагаем отправить Микаэля и Родриго с их научной командой, если никто не возражает, - в этот момент Гаррисон смотрел на Андэля.

- Я не возражаю, - ответил Андэль. - Мое государство нуждается в наших ученых. Любые поездки пока не желательны.

- Через две недели Родриго с командой будет готов прибыть, - произнес Элиан.

- Мы не сможем так быстро быть, - ответил Микаэль. - Господин Камичурэ, некоторые проекты требуют моего участия. Мне потребуется месяц на завершение или передачу дел.

- Я не возражаю. За две недели ничего особенного произойти не может. Госпожа Лейла, ваш Институт не против принять Микаэля позднее?

- Нет. Так даже лучше. Но при этом я настаиваю на приезде Михаила с группой. Если нужно, то мы готовы оказать вам любую поддержку, чтобы ваша поездка стала возможной, - здесь Лейла обращалась к Андэлю. – Все должны быть в равных условиях. Мы ведем честную игру.

- Хорошо, - согласился Андэль. – Тогда также примерно через месяц прибудет наша исследовательская группа. Михаил, я думаю мы найдем выход.

- Да, президент Андэль, - согласился тот.

- Значит решено! - воскликнул Элиан. – Совместными усилиями позволим науке двигаться вперед.

Лейла улыбнулась. Похоже, что она права. Лисой все-таки будет Родриго…

 

Апрель 4041 г. Среда. День. Государство сектора А. Резиденция президента Лейлы.

 

Комната Лейлы для совещаний походила на бункер: толстые стены со звукоизоляцией, отсутствие окон, дверь с хитроумным замком без всякой электроники и здесь всегда работала машина Брана-Берри, которая должна была сразу погубить прослушивающее устройство, компьютер и любую технику, попавшую сюда.

Сегодняшнее совещание касалось скорого приезда ученых из других государств. Правда, присутствовали только Альберт и Анна. Роберта тоже была приглашена, но на час позже. Альберт сразу догадался, зачем Лейлы понадобился этот час. Она по-прежнему не оставляла попыток заставить Анну работать отдельно от Роберты и заняться новой картой… Будь его воля, то он бы уничтожил карту, остановил процесс создания исквиков и стал искать другой путь помощи человечеству. Его сестра параноик. Возможно, у Родриго или Микаэля нет цели ничего украсть. Каждое государство лишь стремится убедиться в отсутствии у Лейлы армии исквиков. Все. Порой люди сами себе придумывают проблемы.

Зачем Лейле мировое господство? Она умирает. Альберт же не собирается подчинять себе государства. Это неправильно. И сейчас, когда лучше сосредоточиться на своем лечении, беречь силы и проводить больше времени с братом, Лейла тратит свое время на Анну. Альберт не проронил ни слова, пока сестра пыталась убедить Анну, что их будущие гости представляют огромную опасность. Любой из них может навредить Институту Роберты. Лейла же не могла отвергнуть предложение президентов, иначе это могло вызвать необоснованные подозрения, а позже большие проблемы. Время создавать военную карту уже пришло. Только ни Анна, ни Роберта, ни Альберт не могут этого понять.

- Анна, ты уже пятнадцать лет работаешь с Робертой, - устало повторила Лейла.

- Да, я могу составить генетическую карту другого человека, но воплотить ее в жизнь я не смогу. Вы знаете, что эффект гармонии – это тайна Роберты. Без особого кода 5D человек с любой памятью, с любым набором генов в буквальном смысле может развалиться на части.

Анна оставалась непреклонной.

- Я согласна, но если пытаться вновь и вновь, то однажды можно сделать то, что уже когда-то было создано другим.

Альберт устал от их разговора. Он решил вмешаться:

- Сестра, тебе не кажется, что причина в другом.

- В чем же? В солидарности?

- Госпожа президент…

Впервые за всю их беседу Анна оскорбилась. Она невольно посмотрела на Альберта. Он понял ее. Это было вовсе не солидарностью перед подругой, - Анна не могла взять на себя такую ответственность в любых условиях. Лейла этого не понимала.

- Вы серьезно? Завтра кто-то другой повторит успех Роберты и напечатает армию.

- Сестра, мы уже это обсуждали.

- Вы понимаете всю рискованность данной затеи? – спросила Анна. - Армия подразумевает жестко организованное, сплоченное общество людей. Исквики фермеры доставляют достаточно хлопот, а они ведь даже не собираются захватывать мир…

Анна резко замолчала. Она сказала лишнее.

- Ты считаешь, что я хочу захватить мир?

Лейла бросила на нее суровый взгляд.

- Я не…

- Нам нужна защита.

Сейчас в защите нуждалась только Анна. Альберт снова привлек внимание Лейлы на себя:

- От кого? Лейла, практически все государства-сектора в одинаковом положении.

- Опять обсуждаете идеального солдата?

В комнату вошла Роберта. Час уже прошел. Роберта знала, как открыть дверь и появилась совершенно неожиданно. Правда, Лейлу было всегда трудно застать врасплох. Сестра никогда не скрывала от Роберты, что готова начать военный проект даже с Анной, главное – начать.

- Мне приходится! – воскликнула Лейла. - Ни ты, ни Анна не готовы пойти дальше. Сказанное мною на саммите – полная чушь. Ты знаешь, как нам продвинуться дальше.

- В военном направление – нет. У меня уже есть карта, которую надо улучшать.

- Однажды кто-то другой догадается, - настаивала на своем Лейла, - кто-то другой откроет тоже самое.

- Я допускаю, но этого пока не случилось.

- Роберта, я уважаю тебя за твой ум, но я не понимаю тебя. Ты отказываешься создать новую карту!

- Я не могу этого сделать!

- Я тебе не верю. Однажды кто-то другой создаст, и нам всем будет угрожать опасность, - повторила Лейла.

- Пусть другие создают действие, я готова буду создать противодействие.

Альберт поражался нраву Роберты. За долгие годы давления и критики она стала наглее и более разговорчивее. Ни Лейла, ни другие президенты или министры не смогли сломить дух Роберты. Анна же осталась такой же тихой и спокойной. Возможно, ей повезло больше. У Анны отменное здоровье, а также она не знает тайну карты…

В другом мире, при других условиях к Роберте относились бы как к совершенному, удивительному ученому, который смог создать искусственного человека. Благодаря ей появилась новая форма жизни, но в этом мире Роберта вовсе не герой. Она тот, кто боится раскрыть тайну и не знает, как поступить…

- Когда ты уже закончишь со своим благородством, - Лейла закашляла. – И ты, - она посмотрела на Альберта. – Вы все! Нам нужна армия. Нужна защита. Я не хочу умереть, оставив вас в мире полном опасностей. Я не знаю, как насчет Камичурэ, но Элиан точно что-то планирует! Он уже мог поставить отдельный принтер для новой карты.

- Тогда где его солдаты? – спросил Альберт. - Где прячутся? Как питаются? Зачем тогда ему отправлять Родриго к нам? Нет, Лейла. У него ничего нет. Ни у кого из них нет ничего, поэтому они так боятся. Все, что ты думаешь про них, они думают про тебя. Правда, у тебя есть преимущество – абсолютно рабочая карта. Нам не нужна война. Почему же ты так настойчиво хочешь создать повод для нее?

Лейла посмотрела на него осуждающе. Да, ему не стоило так с ней говорить при чужих людях, но он не выдержал.

- Роберта и Анна, оставьте меня с Альбертом наедине, - попросила Лейла совсем другим тоном.

Обе женщины лишь кивнули и вышли. Как только они остались вдвоем, Лейла приблизилась к Альберту почти вплотную и тихо произнесла:

- Мне отведено мало времени, Альберт. Я уже не смогу править этим миром, но могла бы подготовить его для тебя. События прошлого сильно пошатнули человечество. Еще один подобный катаклизм – нам всем конец. Что плохого в том, чтобы стремиться этого избежать?

- Армия, которая поработить другие сектора-государства, сможет нам помочь избежать новой катастрофы? Ты правда так думаешь?

- Для поддержания дисциплины и порядка не нужны миротворцы, нужна власть, способная этот порядок восстановить.

- С помощью силы?

- Да. Мы обсуждали это уже много раз. Сила устанавливает порядок и удерживает власть.

- Элиан или Камичурэ думают также, как по-твоему?

- Возможно, Камичурэ – нет. С Элианом все сложнее.

- Ты боишься, что Родриго шпион?

- Я пока не знаю, но в любом случае приняты все меры безопасности. Если окажется, что Родриго или кто-то другой из делегации – шпион, то не завидую тому государству. Когда обман раскроется, то президент должен будет уйти в отставку за нарушение договоренности, если…

- Если у него не будет армии.

- Вот именно! Мы не знаем, насколько вперед в биопринтинге продвинулся сектор Элиана. Если Элиан вместе со своими учеными смогут печатать солдат, то мы все обречены.

- Лейла! Как сложно тебя понять! - Альберт сделал несколько шагов назад. – С твоих слов вы с Элианом собираетесь делать одно и тоже, только ты всех спасешь, а он всех погубит.

- Да!

- Но почему ты решила, что можешь быть лучшей королевой мира, чем он королем?

- О, не используй эти старые выражения. В его руках мир не станет лучше, а в твоих – да. Я же не доживу до прихода абсолютной власти.

- Никто не доживет, сестра. С тобой так сложно говорить.

Альберт тяжело вздохнул. Так, изобретение человечества – это развитие или погибель? Или же просто желание выжить?

 

Май 4041 г. Понедельник. Ночь. Резиденция президента Лейлы.

 

Родриго не считал Роберту какой-то гениальной или особенной. Наоборот, в его глазах она выглядела полной дурой. Изначально их проект пошел не в том направлении. Они сделали ставку на одну карту, и какого типа? Фермерскую карту! Они решили печатать деревенщин! Ученые никогда особо не получают много информационных карт на тему художественной литературы. Откуда у этой четверки в голове было столько романтизма? Изначально нужно было рассматривать возможность «закачивания» разной информации, а также возможность дублирования. В итоге получилась вещь прекрасная и бесполезная. Конечно, в сфере мирового сельского хозяйства из всех работников – 30% исквики. Но разве без них мир бы сильно пострадал? Отнюдь. Выросла бы конкуренция за здоровую пищу, что в принципе хорошо. Выживают только сильнейшие. В борьбе за жизнь человеку не нужна «нянька», которая его прокормит.

Почему Институт Роберты не создал другую карту? У них есть все для подобного эксперимента. Они могли взять генетический материал человека любой профессии и повторить все то, что уже было проделано. Ничего сложного совершенно! А, может, они уже все-таки это сделали? Пусть даже не с солдатом… Родриго мучился сомнениями. Роберта оказалась слишком умна и глупа одновременно. Она не смогла воспользоваться своими возможностями, иначе сейчас обладала бы огромной властью. Войны, катаклизмы, катастрофы, уходят эпохи, а какие-то вещи остаются неизменными. Одним жизнь преподносит удивительные возможности, но они не пользуются ими. Другие же готовы умереть за подобные знания, но все бесполезно.

Родриго годами пытался повторить успех «Творца». Президент Элиан исполнял любое желание ученого, лишь бы получить результат: армию исквиков. Даже если бы у них получилось напечатать самый несовершенный живой экземпляр, то это стоило назвать маленькой победой. Живые исквики могли совершенствоваться годами. Президент Элиан, в отличие от президента Лейлы, обладает отменным здоровьем. Он сможет дождаться своего звездного часа. Имя же Родриго в таком случае навсегда впишут в историю. Именно он запомнится на века, а не «Творец» с группой слабых, безвольных ученых. Им просто повезло. Ничего другого.

Счастливый случай на стороне Роберты и Анны. Родриго же придется стать вором. Другого выхода нет. Он должен забрать сам то, что отказалась дать ему жизнь добровольно.

Родриго держал в голове несколько планов для реализации задуманного. Кроме него обо всем знали пару его преданных сотрудников, готовые в любой момент помочь ему. В лаборатории, где стоял принтер «Творца», камер не было. Только датчики движения, - охрана строго контролировала, кто попадает в лабораторию и выходит из нее. Пропуск Родриго не выдали. Он мог заходить лишь с Анной или Робертой. Но пропуск можно украсть, охранников – отвлечь, а датчики – отключить. Что делать с картой? Родриго не мог ее достать, не повредив. Пробыв в лаборатории несколько дней, он внимательно наблюдал за работой главного принтера, где расположена карта. Достать ее, а потом вставить обратно не получится. Есть только один вариант, как получить полную информацию о карте, при этом не трогать ее. Генетическую карту нужно «скопировать» в свой мозг, как копируют информацию на флэш-носители. Подобные эксперименты ставили несколько раз, но забросили из-за других проблем. Тем более они представляли большую опасность для испытуемого. При неверном закачивании лобные доли мозга повреждались сразу, дальше – еще хуже. Можно стать овощем за несколько минут… Но если все получится, то Фермерская генетическая карта будет полностью в его голове. Никто не о чем не догадается, а он уедет домой со всей информацией. Осталось только дождаться подходящего момента.

Момент настал неожиданно и оказался не таким, на какой рассчитывал Родриго в обычной ситуации. Правда, лучшего шанса и представить было нельзя. Умерла госпожа Лейла. Она, задыхаясь, упала в своей комнате, а на шум прибежала служанка. Увы, та уже не смогла ничего сделать. Во всей резиденции началась суматоха.

Институт Роберты был связан с резиденцией длинным позже достроенным коридором. Родриго без труда смог туда добраться, предварительно отдав приказания своим люди. Они должны были сработать очень быстро, пока их не хватились.

Передатчик информации состоял из двух чипов, похожих на маленькие плоские магниты, сцепленные между собой. Один магнит Родриго аккуратно положил на карту с помощью длинного пинцета, а второй магнит – на правый висок, придерживая пальцами. Родриго закрыл глаза, стараясь сосредоточиться. Через пару минут информация с карты, включая ее внешнюю структуру, все до мельчайших подробностей медленно начнет поступать к нему в мозг. Очень важно расслабиться, чтобы никакие внешние раздражитель не помешали процессу. Человек может все, стоит только захотеть. Никто не помешает Родриго осуществить задуманное и кардинально изменить жизнь.

Через двадцать минут после начала скачивания в лабораторию вошла Роберта.

- Что ты делаешь?

Он услышал ее голос, но не стал реагировать. Нужно было еще больше времени. Скоро он сможет ей ответить.

- Отойди!

Роберта не приближалась. Она была поражена увиденным.

- Что он делает?

Голос уже принадлежал Альберту, а не Роберте.

- Я не знаю.

Это же была Анна… Зачем они все сюда пришли? Родриго невольно зажмурился. Он почувствовал покалывание в висках. Нет, ему нельзя отвлекаться и надо успеть.

- Что вы здесь делаете?

- Мы пошли за тобой. Что происходит?

- Похоже, что Родриго копирует нашу карту в свой мозг.

- Так что же вы стоите!

Альберт бросился к Родриго.

- Нет! Отойди! – прокричала Роберта.

Она не успела. Альберт схватил Родриго за плечи, оттаскивая от принтера. От неожиданной встряски Родриго уронил чип. Голова закружилась, и впервые секунды он не смог сопротивляться.

- Альберт! Остановись! – прокричала Роберта.

- Ты убьешь его!

Крик Анны подействовал лучше. Альберт отступил назад. Родриго открыл глаза. Голова разрывалась от боли. Фермерская карта стояла у него перед глазами так, как стоял бы человек со содранной кожей и всеми внутренностями наружу… Как сейчас будет стоять перед ним этот щенок Альберт. Издав дикий крик, Родриго бросился на Альберта. В этот момент Роберта побежала к принтеру. Анна же искала глазами, чем можно нанести удар бывшему ученому, который сейчас больше походил на зверя. Самым лучшим оружием оказался микроскоп. Пока Альберт и Родриго дрались, Анна, улучив момент нанесла удар… Она не хотела видеть лицо Родриго и вовремя отвернулась. Вместо этого Анна заметила, как Роберта достает карту из принтера и уничтожает чип. Теперь стала понятно, зачем Роберта пошла в лабораторию… Она все-таки решилась.

Мертвый Родриго лежал в луже крови. Альберт, запыхаясь, смотрел на него. Анна стояла рядом с ним, по-прежнему сжимая в руках микроскоп. Второй чип был раздавлен ботинком Альберта. Фермерскую карту Роберту бросила у принтера. Она собиралась сказать, что ее достал Родриго, только если… Роберта пристально посмотрела на Анну и Альберта.

- Я не очень понимаю, почему сюда никто еще не зашел, - произнес Альберт, отдышавшись. – Они же не думают, что я очень мягкий для своей новой роли.

- Альберт…

- Нет, Роберта. Я не буду спрашивать у тебя, зачем ты пришла сюда. И всем мы скажем, что Родриго вытащил карту. После происходящего президент Элиан просто обязан уйти в отставку.

- Госпожа Лейла оказалась права, - произнесла Анна. – Элиан мечтает о мировом господстве.

- Она оказалась права лишь в одном, Анна, - поправил ее Альберт. – В остальном, все же, мне хочется, чтобы были правы мы.

Роберта вздохнула.

- Но что теперь будет с исквиками? – спросил Альберт. – Может стоит повторить, не совершая ошибок прошлого, - он горько улыбнулся.

Роберта посмотрела на брошенную карту.

- Я не знаю, сможем ли мы повторить, - ответила она. - В тот момент я нашла, казалось, идеальную комбинацию… Начнем все сначала и найдем новый путь. Старый путь тяготил меня.

Анна лишь покачала головой, грустно вздохнув.

- Хотелось бы верить, что мы сейчас сами себе не навредили.

 

Май 4041 г. Понедельник. Ночь. Резиденция президента Андэля. Кабинет.

 

Андэль сидел в своем кресле за длинным столом. Прямо перед ним стоял небольшой деревянный ящик сантиметров десять в длину и столько же в ширину с плотно закрытой сверху крышкой. В ящике с разных сторон светились небольшие дырки. Андэль слышал чье-то дыхание внутри, но больше никаких звуков. Рядом стоял Михаил.

- Думаешь, у тебя получилось? – тихо спросил Андэль.

- Мы кидали их в огонь, топили, запирали в коробках, пытались сломать психику. Этот вид получился самым совершенным. Мне не нужно больше собирать генетический материал и искать идеальные комбинации. Я возьму его материал и создам новую генетическую карту.

- А этот вырастит?

- Поставим прививки и вырастит. Мы оба знаем, что делать взрослых было экономически невыгодно.

Андэль кивнул. Он смотрел на ящик, словно завороженный.

- Ты точно его контролируешь? – прошептал Андэль.

- Не волнуйтесь, господин президент, никто не сможет быть совершеннее нас, но ящик пока лучше не открывать.

Михаил улыбнулся. Он аккуратно взял со стола ящик и вышел из кабинета.