Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Человек совершенный

Люди с самого детства изо дня в день стремятся к совершенству, стараются быть сначала нормальными, затем особенными, и, наконец, идеальными, как в своих, так и в чужих глазах. Тем не менее, каких бы высот ни достигала наука, какие бы чудеса ни воплощал в жизнь прогресс - этот призрачный идеал, это бесплотное совершенство должно оставаться таковым. Судят об искусстве, о законах и степени их соблюдения… Абсолютной может быть температура, энергия, бывает совершенная конкуренция…, а человек? Сопоставимо ли слово «совершенство» с человеческой сущностью?

Об этом думал, шагая по залитым солнцем майским аллеям, семиклассник, возвращавшийся с последнего в этом учебном году урока. Школьник учился в престижном математическом лицее, учился на «отлично» и, даже отличаясь предельной серьёзностью, порой кардинально менялся и превращался из Архимеда в Сократа. Не удивляйтесь, в головах математиков порой гораздо больше философии, чем от них ждут. Разумеется, именно в подобные мгновения всеобщего умиротворения людей обычно осеняют «гениальные» мысли, которые далеко не всегда остаются в пределах сознания. Этот парнишка был в некотором роде человеком контрастов: учился то лучше всех, то хуже некуда; вёл себя то как нравоучитель, то как последний сорванец; и если увлекался чем-то, то либо на пятнадцать минут, либо навсегда. Именно так, повинуясь стихийному импульсу и кратковременной удаче, пару месяцев назад он перевёлся из скромной пригородной школы в этот лицей. Вопреки ожиданиям, точные науки первое время не жаловали его и выжимали все соки. Лишь к самому концу года учёба стала приходить в норму...

Грандиозные планы на будущее не могут прорасти на зыбкой почве. Быть может, наш герой был излишне самоуверен, раз решался судить о совершенстве, хотя ему до него оставалось ох как далеко по многим параметрам. Он был невысок, растрёпан, нередко неопрятен и суетлив, часто его замечали, с невинным видом нависшим над тетрадью соседа. Собственно, так можно описать большую часть учеников средних классов.

Школьник, с наслаждением вырисовывая каждый шаг, медленно-медленно шёл через парк, глядя в молодую зелень и задумчиво проговаривая губами свою теорему человеческого совершенства.

- …Говорят, люди используют лишь десятую часть своего потенциала… Интересно, что если только доказать, что у меня, у меня одного, ситуация обстоит иначе, иначе в хорошем смысле слова? Так можно будет взять и заявить на весь мир: «Я - гений!»; «Я…».

- Вы «что»? – раздался сиплый голос.

Рассуждения прервала обычного, на первый взгляд, вида пожилая дама лет шестидесяти в узких прямоугольных очках с цепочкой. Её тёмно-русые волосы с проседью были собраны в тугую кичку, небольшая желтоватая сумка лежала рядом на скамейке, наряд отличался строгостью, хотя и казался несколько старомодным: грубая полосатая блузка, шерстяная жилетка песочного цвета, длинная узкая юбка. В общем, всем хватит фантазии, чтобы вообразить типичную, на первый взгляд, городскую старушку. Хотя в образе этой бабушки и присутствовало многое, подходившее под стереотип, в ней нашлось гораздо больше необычного: какая-то особая искорка в глазах, добрая хитринка в морщинах и отчасти неуместная, неожиданная стать в фигуре, делающая её намного моложе. Из-за строгости образа и полуопущенных томных век невольно казалось, что это сидит человек важный, или по крайней мере глубоко образованный. Тем не менее, веяло от неё чем-то завораживающим и пугающим, настоящей мистикой…

Женщина мирно сидела на лавочке и кормила голубей, пока в поле её зрения не попал школьник. С тех пор, как он показался на тропинке, дама не переставала оглядываться на него…

- Простите? – окинув взглядом незнакомку, растерянно переспросил мальчик.

- Кто вы? гений?

- Как? Я такое сказал? – ситуация становилась неловкой, и он поспешно подсел к незнакомке. Она, окинув его быстрым пристальным взглядом, протянула ему горсть крупы.

- А у вас большие амбиции.

- Что вы имеете ввиду?

- Я ведь вас прервала. Так вы гений или кто?

- Нет, – он смущённо махнул рукой. – Просто размечтался.

- Что есть истина? Каков идеальный человек? – растягивая каждую гласную, тихо произнесла дама, направив взгляд куда-то вдаль. - Вечные вопросы. Не правда ли?

- Вы просто мысли читаете…

- О… Ты ничего обо мне не знаешь, – дама приосанилась. – Между прочим, я доктор математических наук.

- Не верю! Вы?

- Представь себе, да. Хочешь знать, кто придёт на смену человеку разумному?

- Кто?

- Человек совершенный.

- Совершенный? Как громко звучит! – мальчик рассмеялся.

- Посмотри сам, – многозначительно улыбнувшись, дама с серьёзным видом вытащила из сумки и протянула собеседнику нечто похожее на театральный бинокль. Неуверенно приняв таинственную вещь из её рук, школьник поднёс её к глазам…

Тут же ему открылся мир человека совершенного - мир свежей зелени, блестящего стекла и голубого неба. Как в сказке, бесшумно летают гладкие воздушные корабли, похожие на капли. Все люди здоровы, все люди красивы и опрятны, все улицы чисты, всё искрится безмятежным счастьем. Стоит тишина, но не мёртвая, а спокойная и живая – такая тишина, от которой начинаешь дышать глубже, от которой ты вдруг замечаешь самые скрытые прелести; такая тишина, в которой ты начинаешь слышать то, что важно. Подобное можно испытать только где-то далеко от людей, в лесу, на морском побережье, где природную музыку не нарушают гудки автомобилей и гул колёс. Неужели когда-то люди достигнут чего-то подобного?!

Так почему же что-то приносит тоску даже в этот идеальный мир? Что-то настораживает… Все такие подтянутые, на лицах читается ум и достоинство, сколько ни старайся, не услышишь бранного слова… Но люди ли это? Они проходят мимо, но никто не замечает друг друга, не решается спросить дорогу, просто заговорить. Люди могут беседовать с кем-то, идти под руку, словно друзья, но окружающих для них словно не существует. Улыбки, то и дело мелькающие на лицах, кажутся неестественными. Детская площадка переполнена, но в поведении каждого ребёнка видится игра по сценарию, движение заводной куклы - всё неискренне, так что даже годовалые дети будто продумывают каждый шаг, рисуя очаровательные фальшивые улыбки. Ни в чём нет чувств, эмоций, стремлений – можно подумать, что совершенных людей с самого рождения волнует лишь сохранение своего места в идеальном мире, этого рычага без точки опоры…

Мальчик сбросил странные «очки иллюзий», словно желая очнуться от страшного сна. С его лица давно сошло то выражение неизмеримо прекрасного настроения. Он, жмурясь от ударившего в глаза солнечного света, протянул волшебную вещицу хозяйке, но её рядом не было – она просто исчезла. Ему многое хотелось рассказать об увиденном, поделиться своими мыслями, наружу рвалось множество вопросов, но говорить уже было не с кем...

Стая голубей разлетелась, и только несколько ободранных птиц всё ещё подбирало остатки корма возле границы газона.

- Вот тебе и человек совершенный, – ошарашенно пробормотал школьник. - По сути, и не человек вовсе – часть программы…

С начала времён и по сей день продолжается, и в ближайшем будущем не прекратится погоня человечества за недостижимым и невообразимым идеалом. Строительство земного рая, невозможного мира во всём мире навсегда останется как самой главной, так и самой безнадёжной мечтой.

«Если есть в человеческой эволюции ещё не пройденные ступени, решат ли они насущные и вечные проблемы? Человек совершенный: завтра, послезавтра, навсегда… Не то ли всегда составляло основной смысл человеческой жизни, (жизни, а не существования), что не давало человеку покоя? Не то ли наделяет серый цвет контрастом, что заставляет жить сегодняшним днём?

Даже за розовым стеклом мир однажды померкнет от однообразия: без бедности люди не ценят богатства; без горестей не будет заметно счастье; без старости теряют свежесть молодые годы. Человек совершенный, сохранишь ли ты страсть, останешься ли живым, останешься ли человеком?»

Ненадолго погрузившись в фантазии, где всё возможное будущее, несмотря на огромную палитру цветов и света, представлялось в тёмных и безжизненных тонах, школьник, сам того не заметив, вновь начал подбадривать себя своими риторическими вопросами, вопросами, которым впору со всей мощью разнестись эхом с величественного пьедестала. Реальный мир, после иллюзии далёких дней непреклонного всепоглощающего порядка, вновь начал принимать форму, набирать темп, ритм, насыщаться светом. Помутневшие от раздумий глаза засверкали. Мальчик подскочил на ноги, набрал полную грудь воздуха. Его объял настоящий восторг – эврика! нашёл!

- Человек уже совершенен!

 

 
s