Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Форсаж

На равнине Аркадия жара стояла неимоверная. Ступая по раскалённому от песка воздуху, в прорезиненных, с гелиевыми вставками гравитапках, можно было видеть, как лениво поднимается и кружась, стелется вслед за нами пыль Марсианской пустыни. Сложно было представить, что всего несколько месяцев назад без терморегуляторной накидки просто невозможно было высунуть носа на улицу. Возле посадочной платформы номер пять собралось много ребят из исследовательского лагеря.

Судя по всеобщему гомону на частоте общего канала, шла как никогда активная перепалка по поводу того, кому первому достанутся свежепривезённые ульматроны, которые, как известно, у первых колонистов всегда в дефиците.

Мы с Лёвой подошли к платформе и устроились в очереди.

- Ну как же так?! Ребята, двигайтесь! Не задерживаемся! Дайте дорогу физикам!

Гудели голоса в очереди.

- Таким макаром, уже и про обед забыть можно. – с тоской в голосе произнёс Лёва.

- Да что твой обед, земно-водное! Вот у меня того и гляди тигро-цапы должны вылупиться. То-то будет ору, если я опоздаю. Ай-ай-ай. – произнёс озадачено кто-то позади нас.

- Займи мне очередь, а? Мне температуру убавить нужно, а то катализаторы новые не сработают. Выручишь? С меня проводники. – прозвучало над ухом.

- Товарищи, ничего не поделаешь, разгрузка происходит согласно поданным заявкам. Администрация научного лагеря не намерена выделять определённые кандидатуры. Что поделаешь товарищи, таков порядок… - произнёс погрузчик на частоте общего канала. - Прямо за нами пойдёт ещё один дирижабль. А пока, прошу остаться здесь представителей проектов, которые подали заявки 12.04.2047. Не волнуйтесь, остальные получат свои ульматроны после полудня. Мы обо всех позаботимся.

В толпе недовольно зашумели. Толпа нехотя пошевелилась. Умные головы негодовали.

- Ну где это видано, чтобы так снабжали учёную братию!

- А говорили, что в течение дня управятся!

- Снабж-е-енцы!

Очередь исследователей начала расступаться.

- Нет, ты видел? – забеспокоился Лёва, - Видел, сколько этот, ну тот самый к себе утащил? И главное важный такой весь идёт, у-у, индюк.

- Который биолог? – спросил я.

- Ну, он самый.

- Ну, так это Семён. У них сейчас колдуют над новой био-сферой для адаптации детей. Очень многообещающее направление. – сообщил я.

- А-а.

- Ага.

- Ну, чего это мы стоим? – засуетился Лёва. – Пошли, ещё на обед успеть можно.

Мы были далеко не в двадцатке «счастливчиков».

- Порция новых марсианских водорослей с солью и сочный ломоть модифицированного стейка под соусом тартар – всё что нужно настоящему учёному, чтобы не огорчить вселенную. – облизываясь произнёс он.

- И кружка хорошего крепкого чаю. – одобряюще закивал я.

Но Лёва уже опять унёсся раздумьями в свою научную степь.

- Хоть бы в столовой Трубецкого застать, он же всегда только до пол первого сидит, а потом пулей обратно в свой колпак. Астрономы народ знаешь какой? У-у-у. - Лёва погрозил кулаком. - Расписание!

Очередь поступенно расступалась. Учёная братия, сетуя на безалаберность и ханжество снабженцев дальней галактической орбиты QVIRK-10, не торопясь расходилась кто куда. Одни уже оживлённо что-то обсуждали с коллегами, и судя по всему, метили уже чуть ли ни на Нобелевку. Другие, поглядывая на часы, стали устраиваться как попало: садились на корточки, скрестив ноги сидели в позе лотоса. Были и те, кто предлагал соорудить временный купол с воздухом, чтобы не тратить казённое по отдельности. Их оппоненты без лишних слов расположились на площадке прямо под дирижаблем и теперь грелись на солнышке. Некоторые, задумчиво бурчали что-то под нос и, уперев взгляд себе под ноги, шли обратно в лабораторию. Всё это были кадеты Марса.

И тут я увидел её.

Она стояла у самого дирижабля и терпеливо ждала, скрестив руки на груди, пока Сашка Кибер закончит ругаться с погрузчиком. Бедняга Сашка приходил за своими ульматронами уже в третий раз, но в накладном листе его имя всё не появлялось. Неурядицы такие были не редкость, но Сашке «везло» больше всего. К тому же, всё получалось как-то не по-человечески. Накладную заполняли в электронном варианте, а система искусственного интеллекта сортировала поданные заявки согласно коэффициенту успешности и пользы исследования для человеческого развития, в рамках определённой среды. Выходило, что на Сашку «ополчилось» своё же детище.

- Ты вообще слушаешь меня? – поинтересовался Лёва.

- Чего? – отвлёкся я.

- Я говорю, - начал терпеливо «разжёвывать» Лёва, - что если связать периодические разряды электричества в атмосфере, фосфид водорода и теорию панспермии, то всё довольно красиво получается. Остаётся только…1

- Ну и… - буркнул я.

Мысли о панспермии летали где-то далеко. Я старался не вникать в суть того, что так увлечённо рассказывал Лёва последние несколько дней. Я знал эту историю наизусть.

Я посмотрел на неё. Она говорила с кем-то по ментафону приложив два пальца к правому виску. Увидев, что я пялюсь на неё, она улыбнулась. Я улыбнулся ей в ответ и помахал рукой. Чувство неимоверной гармонии, что так и должно было случиться, что именно к ней я и шёл эти зыбучих три километра, ради неё я спал всего четыре часа и даже не успел набегу перекусить этих безвкусных крекеров с тыквой и минералами, накрыло меня с головой.

- Если всё получится, я обязательно утру нос этому венерианскому выскочке. По-другому просто и быть не может. Нет, как учёный-практик, Мик Старр ещё многим даст фору, чего только стоят его опыты с силой столкновения молекулярных объектов в стратосфере Юпитера, и доклад о роли движения литосферных плит в возникновении жизни на Земле тоже убедительно звучит2. Однако, когда речь заходит о Мике Старре – теоретике, тут уж как говориться, туши свет. Он до сих пор считает, что это они нас открыли, а не мы их. Ну это, извините меня, просто бред какой-то. Хотя в прочем, пока никто не смог доказать обратное3.

Я не торопясь направлялся прямо к ней. Гравитапки мои словно плыли по воздуху. Лёва семенил следом.

- …так и вижу, как он брызжет слюной и шипит, «панспермия панспермией, господин Лев, но как вы объясните появление червей на Луне?»4. И испытующе так буравит меня своими глазёнками. И ведь не отвертишься, а? Хотя, если подумать… Модель мегаимпакта… Тейя… ты что думаешь?5

У неё были длинные, тёмно-коричневые волосы, которые извиваясь ложились ей на плечи, падали на спину. Тёмный, плотно облегающий костюм подчёркивал её стройные ноги. Богиня! Пронеслось у меня в голове. И куда я только раньше смотрел? Хорошо, что я привёз с собой малый атлетический набор. Нужно будет только хорошенько перерыть всё, а то в прошлый раз на я его так и не нашёл.

- …нет я конечно понимаю, факты «за» будут «вылетать» прежде всего из термодинамики, это и слепому ясно. Главное, до конца уяснить, как происходит на этом этапе обмен энергиям. Слишком уж всё просто получается, если не принимать их во внимание.

Лёва шёл рядом и, мечтательно облизываясь, потирал руки.

- …ух, мне бы только свеженький ульматрон к понедельнику, а там… Ты вообще меня слушаешь?

- Привет, - сказал я.

- Привет! – ответила она. Сощурила голубые глаза и улыбнулась так, что даже Лёва на мгновение забыл про свои ульматроны и остановился.

- Ты тоже за ульматронами? – быстро сообразил я.

- Ага. С самого утра здесь топчусь. Хоть бы кто помог. – сказала она и засмеялась.

Мы с Лёвой тоже засмеялись.

- Ты тоже, наверное, из биологов? – спросил я.

- Нет, куда там. Наша команда занимается терраформированием. Сектор Патера Библиды хотят адаптировать под жилой район для гражданского населения. Слышали, что тут недалеко собираются строить завод по добыче минералов? – спросила она.

- Да, я слышал. – отозвался Лёва. - Проект завода утвердили на днях в Союзе Архитекторов. Поправки сделали на снижение уровня загрязнения окружающей среды. Но всё равно исследовательский лагерь придётся переносить на несколько тысяч километров для частоты исследований.

- Верно. – кивнула она.

- А тебя как зовут? – спросил я.

- Ракель, - ответила она.

- А меня Егор, инженер-конструктор – ответил я. – А это Лёва, астрофизик.

Лёва кивнул.

- Приятно познакомиться мальчики. – пропела Ракель и залилась смехом.

- Следующий за ульматроном. - сказал с платформы погрузчик и Ракель поднялась, чтобы подписать накладную.

- Таким макаром, может и нам ульматрон достанется, а? –спросил Лёва, хищно оскалившись и ещё сильнее потирая руки.

- Да чего ты всё про ульматроны? На них свет клином не сошёлся. Будет тебе ульматрон. Сказали же: после полудня. – сказал я с досадой.

- Ну ладно, ладно. Можно подумать, что ульматрон нужен мне одному. – оправдывался Лёва. - Мне не к спеху.

- Ребята, вы не поможете?

Ракель стояла у марсианской космотачки, на которой, едва сдерживаемая иридиевыми клетками, в фиолетовых вспышках вертелась энергия четырёх ульматронов.

- Видимо что-то с батареями случилось, - задумавшись предположила Ракель, - держит уровень только в несколько сантиметров.

Лёва начал обход тачки в поисках возможных неполадок, а я подошёл к пульту управления и увидел, что на магнитном усилителе стоит режим «ожидания». Я передвинул рычаг до максимальной амплитуды и установил необходимый уровень наклона. Космотачка поднялась выше и поплыла.

- Ура! – образовалась Ракель. – И что бы я без вас делала!

- Да ладно, чего там, - сказал я. – Мы эту пустыню вдоль и поперёк на таких вот тачках обкатали, правда Лёва?

- Угу. – промычал он.

- Так это же просто замечательно! Значит вы и в секторе Урана Патера были? – спросила она.

- Не раз. – ответил я.

- Я знала, что мне повезёт. – сказала Ракель.

- Ну, а пока мы до него не торопясь катимся, вы, наверное, ещё много всего интересного мне расскажите. – она вновь засмеялась. - Может вы знаете, как лучше всего установить систему водоснабжения в гористой местности Марса?

- Не проблема, можно обмозговать. – сказал я сквозь зубы. – Если только мы никуда не спешим.

Я изо всех сил старался наступить гравитапком Лёве на ногу, но это мне никак не удавалось.

- Наши когнитивные возможности в вашем распоряжении. – с готовностью произнёс я. – Не правда ли, Лёва?

- Хорошо, - согласился Лёва.

Мы прекратили бороться.

- Я буду рада, если вы поможете. Наши уже несколько недель спорят, как лучше доставить оборудование для водоснабжения на гору: на подъёмнике или на коптерах. Есть даже смельчаки, которые предлагают перетащить весь трубопровод вприпрыжку.

- Конечно, вприпрыжку лучше. – с умным видом заявил я.

Ракель улыбнулась.

- Ну, это конечно, всё бравада. Вы так допрыгаетесь до переохлаждения. Терморегуляторы не справятся с повышенной влажностью. Если подумать, то наилучшим вариантом мне представляется… - начал «обдумывать ответ» Лёва.

Так, мы втроём, не торопясь, шли в лагерь терраформеров в Патера Альба. Весеннее солнце было ещё высоко. Песок не успевал остывать. Ракель улыбалась и «сыпала» вопросами. Лёва не торопясь отвечал. «Как всё-таки хорошо, что я полетел на Марс, а не на Венеру» - думал я и катил космотачку с четырьмя ульматронами вперёд.

 

Примечания:

  1. Возможная теория возникновения жизни на Венере
  2. Возможная теория возникновения жизни на Земле
  3. Спор Венерианцев и Землян за право называться более древним видом разумных существ Солнечной системы.
  4. Вид живых организмов, появившийся в результате обмена материями молодой Земли и Тейи. Лунные черви обитают в лунном грунте на глубине от 1 км. Питаются кремнием с выделением тепла. (Вывод из теории о возникновении Луны.
  5. Одна из возможных теорий возникновения Луны
    Модель ударного формирования Луны или Модель мегаимпакта. Впервые теорию гигантского столкновения выдвинули Уильям К. Хартманн и Дональд Р. Дэвис в 1975 году в статье, напечатанной в журнале «Icarus».