Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Кража с сюрпризом

Сегодня у меня законный выходной и я собрался провести его дома в обществе классической музыки и двух упаковок пива. Ради такого дела отключился даже от нейронета, хотя делать это категорически запрещено. Возможность насладится тишиной и покоем в наше время настолько редка и призрачна, что каждое такое мгновенье можно ценить на вес золота. И не только золота…

Но и инфы тоже.

Чтобы достучаться до моей персоны, шеф воспользовался давно устаревшим — и потому не поддерживаемым ни одной компанией в мире — голф-каналом. Специально для таких ситуаций в нашем офисе был установлен этот старый, купленный за бесценок на распродаже старых предметов, голф-генератор. Пользовались им редко, энергии жрал уйму, а качество связи было отвратным. Но зато никем не фиксировался и не прослушивался. За что шеф его ценил.

Сотрудникам нашего сыскного агентства иногда приходилось по профилю своей работы «исчезнуть» от всевидящего ока нейронета, и хотя конторам типа нашей правительство для этого выдавало, вернее, продавало раз в год лицензии, обычно мы пользовались пиратскими аналогами. Дешево и сердито. Разумеется, шеф не одобрял, но и не запрещал. Если же кто-нибудь попадал в лапы контролёрам из департамента Информационных технологий, то сначала «отмазывал», а потом лишал годовой премии и с успехом использовал в роли козла отпущения.

Идею использовать голф-генератор для нахождения сотрудника-«невидимки» я по глупости своей однажды предложил шефу, надеясь на его благосклонность. Благосклонность закончилась быстро, а обиды ребят нет. Как бы ты не «исчезал», в нейронете следы всё равно остаются — махонькие, призрачные, скрытые от глаз рядового пользователя, но… они есть. И профи-хакеру обнаружить их — раз плюнуть. Проблема в том, что найти такого человека не так-то легко. Все они давно уже пристроены в крупные корпорации и находятся под «колпаком» у государства. А для нашего агентства содержать такого профи — вещь непосильная. Да и вряд ли кто-то из них захочет работать в каком-то второсортном агентстве. Уровень не тот.

Голф-генератор, как ни странно, тоже умел находить эти следы, достаточно только данные скинуть…

Только-только успел открыть баночку «Чёрной дыры» и сделать первый глоток, как посреди комнаты возникла шикарная голограмма. Из-за синего фона и частых помех полупрозрачный силуэт шефа слегка колыхался и напоминал утопленника недельной давности.

— Эдгар, ты какого черта вышел из нейронета?

— У меня выходной, — невозмутимо ответил я и сделал ещё один глоток, хороший такой, добрый, отчего душа оживилась и потребовала ещё.

— Уже нет, — фигура сложилась пополам, словно умирала от смеха, и… исчезла, чтобы через секунду появиться снова. — Тебе послание…

И опять исчезла, теперь уже окончательно. Я посмотрел на панорамное — во всю стену — окно. Снаружи к нему прилепилась мохнатая вирт-бабочка ярко-голубого цвета. Кодовое слово, произнесенное мною вслух, позволило ей просочиться сквозь защитный слой триплекса, тут же сменившего светлую тональность на темную.

Наклонив голову, я убрал закрывающие ухо волосы и придержал их, пока вирт-бабочка не села на расположенный за ушной раковиной разъем интерфейса; замкнула нужные контакты и, сбросив послание, растаяла в воздухе, оставив после себя запах моих любимых духов. Щеф просто обожал ставить на каждом послании «метку», состряпанную из привычек конкретного сотрудника. Типа системы для опознавания «свой-чужой».

На автомате подключился нейронет.

Я убрал руку, волосы, вернувшись на место, привычно пощекотали мочку уха. В голове зашумело, словно включился широкополосный публичный канал, тут же сработал ключ, спрятанный в послании — отсекая все посторонние помехи, потоки, шумы, открылся Т-протокол. Пошли данные…

Так-с, 3D формат... ха, а почему не 5D? Люблю мелочёвки, смотрятся как вживую. Лицо-то какое знакомое! И фигура тоже! Ага, а вот уже интересно…

…Алисия Флинн, разыскивается корпорацией «Future. Inc» за кражу модели гипердвигателя. Служба безопасности провела внутреннее расследование, выявила исполнителя, но птичка успела упорхнуть в неизвестном направлении, оставив их с носом. Не желая предавать дело огласке, корпорация решила подключить профессионалов, но не тех что в высоком рейтинге — пресса быстро учует — а средненьких, то есть типа нашего агентства. Шеф, когда узнал, весь расцвел и вызвал меня, моментально вспомнив, что когда-то я работал в этой самой корпорации. Естественно, спецы из «Future. Inc» не сидели безмятежно сложа руки, а продолжали поиски, обещая держать нас в курсе. В это верилось с трудом, скорее сакура на Марсе зацветёт, прежде чем они что-то «оторвут от сердца». Но делиться им всё равно придется, если хотят иметь результат.

Алисия… я пытаюсь вспомнить, ковыряюсь в своем внутреннем «харде», перетасовывая события, образы, мысли-заметки, картинки… Стоп! Ну, как же я мог забыть? Вот же она… Алисия! Когда-то вместе работали, хотя нет, вру, не вместе — в разных лабораториях, но встречаться приходилось. Раза два. Тихая серая мышка в белом псевдохалате. Встроенные бинокуляры повышенной четкости — это сразу было заметно по увеличенной радужке — неизменно привлекали внимание каждого, кто с ней сталкивался. Тогда такие вещи были ещё в новинку. Именно из-за этого та первая встреча в коридоре запомнилась особенно ярко, уложившись живописным кусочком в память. Мы разминулись, но она успела пройтись по мне профессиональным взглядом полицейского архивариуса, словно собиралась пополнить коллекцию физиономий потенциальных преступников ещё одним снимком.

Это задело. Вторую встречу я искал уже целенаправленно: дождался момента отправки данных из нашей лаборатории, сымитировал поломку «доставщика» — маленького вирт-колибри — и вызвался доставить материал собственноручно. Но вышло совсем не так, как я хотел. В лабораторию меня не пустили, у входа поджидала Алисия, забрала данные, усмехнулась и скрылась, не сказав ни слова. Больше попыток предпринимать не было смысла — девушка поняла мои намерения.

Последний встреча произошла уже перед моим уходом из лаборатории — дядя, помня мою детскую мечту, предложил работу в частном сыскном агентстве. Так как работа в корпорации порядком надоела своей каждодневной рутиной, и хотелось разнообразия, живого общения, адреналина, то, разумеется, я принял приглашение с радостью.

Лифт, несущий Алисию наверх, в лабораторию, на какой-то миг поравнялся с моим, устремившимся вниз. Не знаю, было ли это случайностью или судьба так распорядилась, что кабинки оказалась рядом, и взоры наши равнодушные ко всему вокруг внезапно встретились. «Сцепившись» взглядами, отчего время, казалось, вдруг замерло на бесконечно длинный промежуток, хотя на самом деле всё произошло на один удар сердца, я заметил, как неожиданно порозовели её щеки, а верхняя часть халатика стала прозрачной, открывая взору чёрный кружевной лиф. На лице Алисии мелькнула смесь досады и радости, превращаясь в некое подобие маски…

Время дернулось и понеслось синусоидой, проваливаясь минусовой частью в беспамятство, а плюсовой — в отрывки реальности, в которых я не успевал ничего сообразить, как тут же впадал в «минус». И только на стоянке такси-модулей окончательно пришел в себя, не совсем понимая каким чудом здесь оказался.

Когда я рассказал об этом дяде, тот глубокомысленно заметил: «Не исключено, что это был целенаправленный гипноз, сдвинутый по временной фазе, — помолчал, словно делал закладку в памяти. — Интересная у тебя подружка… надо будет присмотреться к ней на досуге». Но в тот момент девушка меня уже не интересовала, мыслями я был в другом месте и просто задвинул этот эпизод в дальний угол своего «харда».

Теперь вот пришлось вспомнить…

 

Ну, раз такое дело, придется начинать прямо сейчас. Закрыл протокол и… отключил нейронет. Так будет лучше. Не хватало, чтобы ребята из корпорации сидели у меня на «хвосте», ту инфу, что они передали, не дает главного — где искать беглянку. Всё остальное вторично, хотя да, украсть гипердвижок, это серьёзно. Очень серьёзно. Поэтому у меня есть некоторые сомнения, но только Алисия может их подтвердить или опровергнуть. Для этого и надо найти её быстро. И есть смутное, крайне неоднозначное подозрение, что ещё кто-то ищет эту девушку. Кто-то третий.

Быть невидимкой с одной стороны хорошо: все сканы — коими забито пространство вокруг, начиная от транспортных потоков, наземных и воздушных модулей, скоростных экспрессов и кончая проспектами, улицами, мостами — не могли тебя «увидеть». Для них ты пустое место. С другой — мог засечь контролёр и тогда хлопот не оберёшься. Тут уж как повезёт.

Выйти из дома можно двумя способами: через парадный вход и через служебный. В таких случаях я, обычно, пользуюсь вторым, народ там не ходит, а сканы уже давно «прикормлены» и пропускают меня в любом виде. Весь день прошел в бегах, проверке возможных мест, где бывала или могла быть Алисия. Результат ожидаемый — пусто, никто ни видел, ни слышал и понятия не имел кто это девушка. Видимо, инфа, что слил мне шеф, устарела.

В этом мире беличьего колеса всё меняется, стареет и покрывается сверху пластами сведений, подчас бесполезных, так стремительно, что стрелки времени просто не успевают за ними.

Вечером и всю ночь до утра жизнь в городе кипит на порядок выше и вполне резонно, что найти девушку будет и проще и сложнее: шансов обнаружить в разы больше, но и вспугнуть запросто можно. Оставив служебный модуль — шеф расщедрился по такому случаю, да и то лишь на сутки — у начала улицы Изгоев, расцвеченной красным неоном вперемежку с жёлтым, задумался, кому первым показать голограмму Алисии. Сидящий у стены старик нищий — мой информатор, также как и роющийся в мусорном баке оборванец мальчишка. Ярко моргнул браслет связи на левой руке, обозначив начало соединения. Голубенькая подсветка подсказала, что это кто-то из близких.

— Услышал по своим каналам, что ты ведёшь одно интересное дело, — над браслетом закрутилась маленькая голограмма дяди.

В принципе, я ждал этого звонка, но не так быстро. Да, связи у дяди были многогранные и не только в верхних эшелонах власти, и не исключено, что он всё время присматривал за мной — как-никак, любимый племянник.

— Помощь нужна? — губы шевелились как живые, выплёвывая камешки-слова.

— Нет… — хотя, конечно, не отказался бы, но гордость не даёт, хочется самому, тем более это Алисия… — Справлюсь.

Дядя отлично понял мою заминку, фигурка на миг прекратила танец:

— Третий этаж сиреневого дома, белым неоном надпись на стене: «Эбигайль», спросишь Мартышку, она в курсе, поможет, не забудь сказать, что от Странника.

Голограмма схлопнулась и, забрав с собой подсветку, отправилась в другую реальность. На душе стало легче, мысли интенсивно заработали в заданном направлении. Спасибо дяде, выручил. Время, время… проходя мимо старика чуть заметно кивнул, тот коснулся пальцем лба. Теперь я могу спокойно идти хоть до самого конца улицы, старик прикроет тыл, шаркающей походкой отправляясь вслед за мной.

Сиреневый дом встретился через десять минут, «Эбигайль» бегала по стене, словно дичь от охотника. Подошел ближе. Надпись остановилась, в стене проявился овальный проём с тёмным нутром, из которого танцующей походкой вышла стройная мулатка. Оценивающе пробежала по мне взглядом, удовлетворённо кивнула.

— Мне бы Мартышку увидеть, — от этой фразы я вдруг почувствовал себя ужасно глупо, словно напялил личину клоуна, а она вся в дырах и видно насквозь, что внутри. — Разговор есть. Я от Странника.

Это второе, внутрисемейное и неофициальное имя моего дяди. Никто, кроме близких, об этом не знает. Да, и не должен.

На губах мулатки заиграла улыбка, но не та, безлико дежурная, а чуточку раскрепощённая, человечная. Ого, дядя и сюда успел протянуть паутину деловых отношений.

— Идём, провожу.

Гравилифт, старый, потрёпанный житейскими бурями, встретил нас как близких знакомых. Мулатка что-то сказала на незнакомом языке, и лифт плавно рванул вверх. Третий этаж тонул в голубом тумане, а когда меня вытолкнули из лифта со словами: «Дальше сам, сам…», он сгустился, вырисовывая абрис… обезьяны.

В нашей работе надо быть готовым ко всему и не удивляться всяким ненормальностям, по крайней мере, стараться не показывать явно свои эмоции. Андроид или киборг? Туман не давал рассмотреть. Хотя, суть не важно, результат — вот что существенно.

— Говори.

— Я ищу девушку по имени Алисия Флинн, — произнося эти слова, я уже знал в глубине души, что не причиню ей зла, даже если она, действительно, украла гипердвижок. — За ней охотится не только корпорация и агентство, но и кто-то ещё. Если она вернёт то, что украла, я помогу ей скрыться…

За моей спиной раздался шорох. Шаг в сторону, резкий разворот с приседанием, бластер как продолжение руки. Уф, это всего лишь ещё один лифт!

— Иди, она на крыше…

Голос «обезьяны» истончался, затихая глубинным эхом. С подобным эффектом мне как-то раз пришлось столкнуться в одном из расследований, но проверять так ли это, не было ни желания, ни времени. Я шагнул в лифт.

В чёрном небе яркие звёзды смотрелись россыпью алмазов, ночной воздух выстуженным холодком прошелся по лицу, приглашая к более близкому знакомству. Алисия сидела, опираясь спиной о ребристую решётку вытяжки, лопасти вентилятора тихо шумели крыльями огромной птицы. И хотя серый комбинезон скрадывал профиль девушки, странным образом размывая черты лица, уверенность, что это Алисия и цель моя, наконец, достигнута, росла с каждой секундой. Всего несколько шагов…

— Всё-таки нашёл.

Когда это она успела подойти и встать рядом, я каким-то непостижимым образом, мягко говоря, проспал. Видимо, утонул в своих чувствах.

— Я знала, что так будет, — её руки жарким поцелуем сомкнулись на моей шее, нежный аромат фиалки загнал мой внутренний голос, шепчущий о подозрительно лёгком расследовании, в дальний угол. — Ты, мне поможешь?

Сил не было оторваться от мягких податливых губ, запах женского тела туманил разум, но вопрос, требующий немедленного ответа, висел дамокловым мечом. Мешал ужасно, не давая насладиться моментом в полной мере, словно червоточина в яблоке.

— Алисия, что ты украла? Только не говори про какую-то дурацкую модель…

— Нет, конечно, — она рассмеялась, освобождаясь от объятий. — Это нечто другое, с которым человечеству пока ещё рано иметь дело.

На периферии зрения мелькнула тень, на миг перекрыла серп Луны и пропала. Накатило очень нехорошее предчувствие, жарким ознобом пройдясь по всему телу, а внутренний голос злобно загнусавил: «Я тебе говорил… я тебя предупреждал…»

— И всё же…

Алисия сказала, шепнула мне на ухо, но я ей не поверил. Слишком фантастично это выглядело. Нереально и больше похоже на сказку для маленьких. Позади Алисии возник серый модуль с ало-красным логотипом корпорации, аккуратно сел на крышу, подняв облачко пыли. Вышли знакомые мне бравые ребята.

— Я не та, которую ты искал и не та, которую ты полюбил, — девушка протянула руки. — Думаю, ты уже догадался.

Я кивнул, застёгивая пси-наручники на её запястьях. Подозрение возникло при разговоре с Мартышкой, но тогда оно было смутное, неопределённое, а вот когда Алисия бросилась мне на шею, понял, что это не она. Настоящая Алисия не пахла фиалкой и вряд ли повела бы себя так раскованно.

— Мы с сестрой близнецы… ищи её на Церере, — слабая улыбка осветила лицо девушки. — За меня не беспокойся, всё будет в порядке.

Мне стало жаль близняшку, ведь в корпорации её наизнанку вывернут, чтобы своего добиться. Подошел здоровяк, ухмыльнулся:

— Как ты не старался, а мы всё время были рядом, приглядывали.

Кто бы сомневался, не зря же шеф служебный модуль подсунул. Девушку увели, хотя полагаю, с ней не так всё просто. Сюрпризы уж точно будут.

Я смотрел на звёзды, раздумывая, как взять отпуск и слетать на Цереру. Может быть, останусь там навсегда. И пусть Алисия объяснит фразу, сказанную сестрой мне на ушко: «...дверь в параллельные миры»

Это то, что Алисия украла.