Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Критерий нормальности

Аннотация (возможен спойлер):

Военная база в глубинах космоса. Только-только устоявшаяся рутина разрушена чередой убийств и самоубийств. Что это: психотронное оружие, влияние местной флоры, секретные эксперименты? Кто нормален, кто не очень, и как не спятить самому в процесса расследования - разобраться предстоит командиру базы лично, потому что помощи ждать неоткуда.

[свернуть]

 

T 22:17 Блок 17

- А не засунуть ли им это “совершенно секретно” в означенное место, сэр? При всем уважении, конечно, - вежливо ответил коммандер Грей, деликатно заменяя самые пики своих привычных оборотов на более социально приемлемые, на случай, если запись будут прослушивать. Без сомнения, непосредственный начальник поймет и простит и пару непечатных, а вот комиссия, если будет какой-нибудь разбор по служебной этике, пропишет за “задницу” куда сильней, чем за все остальное.

- Сам туда засунь свои возражения, - устало посоветовал ему начсектора после неизбежной паузы межпространственной связи. - Я все понимаю, я читал твои доклады, я смотрел ваши видео, мы с тобой все обсудили, но в сухом остатке - то, что у вас там творится какая-то неведомая херня, это, вероятно, затрагивает какие-то секретные разработки, а, может, и не затрагивает, и ваше дело - продержаться, пока наверху не разберутся, чем вам можно помочь, или нельзя, и не пришлют помощь.

- Или не пришлют.

- У тебя есть задание, Грей. Никто не требует, чтобы ты сам разобрался с тем, что у тебя там происходит, но продержаться вы обязаны. Сохранить максимум людей, а, если не выйдет, то гарантировать, что база и вооружение не попадут в неправильные руки. Никто до сих пор не уверен, что это диверсия, а не случайная флуктуация какого-нибудь местного периода цветения.

Грей не выказал эмоций - только сыграл короткий ритм на столе пальцами бионической руки - от них звук получался четче и звонче.

- Я тоже не хочу такого исхода, поверь уж, - проворчал шеф. - Но если выбора не будет - да.

- Понятно, - коротко ответил Грей. - С учетом скорости обсуждений и согласований, которая, по традиции, куда меньше скорости переброски боевых частей, эта долбаная планета будет нашей могилой.

- Технологии меняются - а люди остаются прежними.

- Прикажите выбить это на моем кенотафе, - фыркнул коммандер. - Грей закончил.

И отключил связь, не дожидаясь, пока придет ответный сигнал.

Ругань руганью - но миссия, которая должна была быть простой и рутинной, стремительно превращалась во что-то совершенно ненормальное. Причем настолько незаметно и аккуратно, что Грею до сих пор казалось, что они все находятся в какой-то альтернативной реальности, и рано или поздно проснутся.

Решительно поднявшись, Грей пнул кресло в коротком припадке бессильной ярости и сосредоточился на текущих проблемах. Лаборатория, медблок, изолятор и архив, именно в такой последовательности - и хотелось бы знать, кому вообще теперь можно тут доверять, и на какой логической основе базировать свое доверие. И вообще - нормален ли он сам, или ему тоже просто почудилось, что он разговаривал с начальством?

 

T 22:22 Сектор 10

И еще - нормален ли его собственный солдат, который, стоило Грею выйти из дверей переговорной, отлип от стены и последовал за ним прогулочным шагом?

- Какого хрена? - поинтересовался Грей, резко разворачиваясь и наставляя бластер на преследователя. - Я приказ отдавал за мной ходить?

...И где вообще лежит критерий нормальности?

- По приказу командующего сектором присвоены задачи охраны и сопровождения, - отозвался тот, ничуть не смутившись. - С оверрайдом.

Грея и его расцветающую паранойю, это, впрочем, не убедило.

- Как был передан приказ? Отвечай! Ну?!

- На личный канал прислали, - пожал плечами солдат. - Переслать вам?

- Еще как переслать, и без резких движений...переслать, - буркнул Грей, с подозрением наблюдая, как парень возится с коммуникатором. Парень был, впрочем, знакомый, хоть и из “новичков”, приписанных к его взводу незадолго до этой миссии. Грей не раз и не два видел его на дежурствах, но кого из тех, кто за последние дни спятил на его глазах, он не знал и не видел?

Что-то пришло по личной линии: Грей скосил глаза, пытаясь одновременно удерживать в поле зрения солдата. Тот, понимающе усмехнувшись, сделал несколько демонстративно медленных шагов назад и поднял руки над головой.

- Так проще?

- Умный больно, - проворчал Грей, изучая пересланное письмо. Нет, это не был формальный приказ - но тут было совершенно очевидное, явно выраженное указание-приказание вот этому конкретному парню “прилипнуть как репей” к Грею, но “репеем не быть”, а “помогать”. Выражения были настолько в стиле и духе их начсектора, что у Грея аж на душе потеплело.

- Он тебя сюда, что ли, вообще заслал, чтобы за мной следить? - поинтересовался Грей, убирая бластер в кобуру. Парень, конечно, мог спятить и в процессе, но пока все было нормально. Наверное. Может быть.

- Нет. Вообще-то меня отправили в “теплое местечко”, где “снова не оторвет тебе руку, мать твою”, - четко сымитировал интонации начсектора солдат. - Но что-то пошло не так.

- Определенно, - хмуро буркнул Грей. - Хотя руку вряд ли оторвет. Тут угадали. Ну, пошли. Как там тебя? - он бросил короткий взгляд на нашивку над клапаном кармана. - Принцесса. Придумаете же. Принцесса!

Парень пожал плечами.

- Я предпочел бы Бешеного Убивателя, или что-то такое, но как-то не задалось.

- И что думаешь про ситуацию, Бешеный Убиватель? - Грей развернулся на прерванный было курс и зашагал по пустым в честь комендантского часа коридорам, предоставляя своему навязанному спутнику следовать за собой.

- Думаю, что нас кто-то планомерно сводит с ума, остается понять, кто, как и кто может этому сопротивляться, - ответил солдат, шагая за своим командиром. Он заметно старался не торопиться, но все равно приходилось - из-за невысокого роста шаг у него был заметно короче, чем у коммандера.

- Всех видел?

- Пять трупов, - сморщил нос Принцесса. - Это десять процентов личного состава за сутки. Такими темпами мы вымрем быстрей, чем пройдет первое совещание в верхах о том, что с нами делать.

Это был тот же вывод, к которому пришел и сам Грей, и от этого он ему не нравится почти что совсем.

 

T 22:34 Сектор 30

- Что у вас тут? - хмуро спросил Грей через коммутатор перед дверью лаборатории. исполняющие ответственное поручение сотрудники были со вчерашнего дня заперты там накрепко, чтобы исключить любые пертурбации в виде летучих токсинов, ползучих хренинов и бегучих дебилов, в виде “да я быстро, никто и не заметит”.

- Мы провели анализ воздуха из разных частей базы и снаружи, сэр, - отрапортовал один из лаборантов. - А также почти всех образцов пищи за прошлые дни, которые прислали повара. Никаких посторонних следов не обнаружено.

- Вы занимались анализом тканей погибших? - уточнил коммандер.

- Нет, сэр, из медблока образцов не поступало.

Грей проворчал что-то невразумительное, как недовольный медведь, в которого неаккуратно потыкали палочкой.

- Все приходится делать самому!

- Может быть, у них там что-то случилось, сэр, - вставил второй лаборант. - Мы им звонили напрямую, но никто не отвечал.

- Это не улучшает дело, - обвиняюще ответил Грей и, печатая раздраженные шаги, направился к медблоку, который и без того был следующим пунктом в его списке дел. Принцесса тихим репейником хвостил за ним, не забывая заученно оглядывать все вокруг.

- У тебя детекторы какие-нибудь вживлены, или что? - с не очень-то большим любопытством поинтересовался Грей. Из личного дела Принцессы - как там его по документам? - он ничего не помнил, да и читал ли он его? Коммандер не очень верил в записи, а вот в личное общение - да, но как-то в последнее время личное общение с персоналом и персонала между собой не задалось.

- Не. Только стандартный имплант для брони. Ну и две профмутации на силу. А то я, - хмыкнул солдат, - “принцесса”.

- А рука что? - спросил коммандер, вспомнив про “руку опять мать твою”.

- Не извольте беспокоится, бластер не выроню.

- Реимплантировали?

- Я предпочел бы бионическую, - парень кивнул на покрытую сероватой искусственной кожей руку Грея.

- Не торопись с этим. Свои собственные запчасти все равно подходят больше.

- А по-моему, это единственный нормальный путь прогресса человечества, - не согласился Принцесса. - Техноэволюция. Постепенное замещение несовершенных биологических частей более совершенными механизированными. Да у нас у всех стоят импланты для взаимодействия с экзоброней - разве без них мы были бы хотя бы близко настолько же эффективны? А биологическая эволюция уперлась, да и не гуманно это, мне кажется.

- А мне кажется, что ты не “принцесса” а “трепло”, - проворчал Грей. Уж кто как не он знал, сколько “совершенства” в искусственной коже и протезе там, где раньше была собственная рука.

- Понял, заткнулся, - легко согласился его спутник, оставшись, тем не менее, видимо, при своем мнении.

 

T 22:47 Сектор 80, Блок 82

- Да что такое, кругом одни мастера ляси тряси, - возмутился Грей в ответ на дрожащую просьбу из интеркома представиться честь по чести и назвать “пароль”. - Ссылка! Увольнение! Штрафбат ваш пароль! Открывайте немедленно!

- Так точно, сэр, - пискнули в ответ после паузы, и гидравлическая дверь, способная выдержать до пяти минут под шквальным плазменным огнем, звучно отчпокнулась, пропуская коммандера и его энтураж внутрь.

- Что у вас тут такое? Почему не отвечаете лаборатории? - гаркнул Грей, чувствуя непреодолимое желание промокнуть пот со лба, которого, конечно же, не было - потому что там кожа тоже была искусственной.

Молоденький мозгоправ и пожилой хирург дружно переглянулись.

- Они не запрашивали, сэр, - рискнул ответить младший.

- Как это не запрашивали? - не оценил ответ коммандер, проверяя, чтобы дверь в медблок была хорошо закрыта за ними.

- У нас не было ни звонков, ни писем. И все материалы мы им отправили уже час как. Отчеты по аутопсии, и образцы мозговой ткани, крови, лимфы. Все, что положено.

Грей снова почувствовал себя в дурном сне, который никак не хотел заканчиваться.

- Покажите копии материалов, - сказал он и бросил короткий подозрительный взгляд на своего “охранника”. - Что?

То только покачал головой. Грей согласно кивнул, да, поговорим позже, но один вопрос был срочным:

- Было? - спросил он, имея в виду их разговор с лаборантами через интерком.

- Да, - ответил Принцесса коротко.

- Вот, Серый, твои отчеты, - хирург развернул на экранах папки, и Грей, заняв место перед терминалом, с выражением величайшего отвращения на лице стал открыть все файлы по очереди.

- Покажите тела, - тут же попросил Принцесса. - Раз коммандер пока занят.

Мозгоправ кинул вопросительный взгляд на хирурга, который, видимо, в силу старшинства был тут главным, но тот согласно кивнул. Грей счел это хорошим знаком - вероятно, скрывать им было, в самом деле, нечего.

Хотя, может, просто хорошо спрятали?

В конце-концов, если вы не находите проблему, это не значит, что ее нет. Может быть, она просто хорошо маскируется.

В печальной документации, тем не менее, было все в порядке, насколько это было вообще возможно.

Двойное убийство и самоубийство.

Самоубийство.

Несчастный случай.

Каждая история - короткая, непонятная, не оставляющая никаких очевидных зацепок.

 

1.1.1, 1.1.2, 1.1.3, T 12:05 Блок 11

- Потрясающе! Как только из того консервированного говна, которое присылают из Центра, вы умудряетесь готовить такие разносолы?

- Секрет фирмы, - хмыкнул Сушеф, даже прозвище которого не призрачно намекало на то, что кашеварил он и на гражданке. Каким ветром его, правда, занесло на службу было не понятно, но у всех разные мотивы для того, чтобы пойти служить. От несчастной любви до желания заработать денег на своем здоровье, пока оно еще есть.

- А вот говорят, что мясо у нас в жрачке вовсе не распечатанное, - влез кто-то из очереди. - Да и не похоже на распечатку!

- Да ладно! Как это не распечатка? - почти позеленел один из солдат, с подозрением глядя на свою тарелку. - Мне натуральное нельзя! Я не ем натуральное!

- Ну, друзья, друзья, как это - не распечатка? - усмехнулся Сушеф, чувствуя себя так, словно что-то такое уже было. Дежавю? Скорей всего, нет, просто такой глупый диалог происходил из недели в неделю, потому что никто еще не придумал шуток получше. Кроме того, он всего пять минут как заступил на дежурство по раздаче, вырвавшись из объятий сладкого сна минут за десять до того, так что голова была, наверное, немного мутной. - Откуда нам его взять-то? Все ингредиенты, какие можно, напечатаны из протеинового порошка, честь по чести. Просто обрабатываем их хорошо! Это тоже уметь надо.

- Вот, слышал, Урчин, - бородатый сосед добродушно толкнул под локоть встревоженного солдата. - Распечатка, не боись!

- Нет, вы мне точно скажите, - не успокоился Урчин. - Я не могу есть натуральное мясо! Это живые и беспомощные существа, которых мы не имеем право уничтожать ради собственного желудка!

- Смотрите-ка, натуралист выискался! - понемногу начал раздражаться Сушеф, хлопая по столу длинной вилкой, которой накладывал котлеты страждущим. Надоело. Как липкий сон надоело. Каждый раз одно и то же - хоть бы раз что-то новое случилось! Но нет. Одни и те же препирательства одних и тех же людей. - Что же ты в армию пошел, такой весь гуманный?

- Люди сами решают убивать, и рискуют быть убитыми, - упрямо ответил Урчин. - А животные ничего не решают! И мы за них не решаем.

- Сильные потребляют слабых! Это закон природы. Той самой природы, из которой все животные, чтобы тебе яснее было! - продолжил спорить Сушеф.

- Эй, Сушеф, харе, лучше похавать уже накладывай! Очередь не задерживай. Нечего ему лекции читать! Урчин у нас блаженненький немного.

- Я? - возмутился Урчин. - Да ты, Борода, за языком-то следи! А то потеряешь его в бороде, блин.

- На кого ты лезешь, детсадовец?! У тебя боевых вылетов хоть два есть? У тебя контракт хоть первый уже вышел? В точке где-то служил нормально, или только по базам шаришься как крыса тыловая?! - начал заводиться Борода.

- То-то я смотрю ты в точке, не на базе, в тылу! - продолжил накручивать конфликт Урчин.

- Аж ты ж бязь, - не совсем всерьез, но уже обозлился Борода и шваркнул пустым подносом Урчина по плечу. А в следующую секунду у него в глазу уже торчала длинная вилка, которую продолжал держать в руке Сушеф.

- Что? Вылупился что? - весело спросил повар и дернул на себя вилку. Пока Борода в рост заваливался на пол назад, и сделал еще один выпад, в Урчина.

Наконец-то! История изменилась, став новой! Никаких повторений!

Урчин успел дернуться, повинуясь рефлексам, вилка вместо глаза пропорола ему шею, разорвав артерию, фонтаном брызнула кровь. Тут уже со всех сторон столовой повскакивали встревоженные солдаты, но к первым подбежавшим Сушеф выпрыгнул из-за своего прилавка, легко перемахнув его, и запрыгал, хохоча и дурачась, тыкая во все стороны вилкой, с которой капало стекловидное тело и кровь. Зрелище было настолько диким, настолько вне всякого разумения, что несколько драгоценных мгновений были потрачены зря в попытках обойти сбрендившего Сушефа как-нибудь так, чтобы скрутить и не прибить.

- Мозгоправа позовите!

- Да какого мозгоправа, Герига, Герига сюда, парни умирают!

- Нужно седативное.

- Кто придумал в столовку с оружием не пускать?

- Так вас разэдак, что за бардак? - Грей, прибыв на собственный обед, двинулся к эпицентру событий. Услышав его голос, Сушеф обернулся, пропуская подобравшегося близко солдата, но, почувствовав хватку, резко и быстро, совершенно безжалостно пробил себе глаз той же самой вилкой, тоже.

 

 

T 22:57 Блок 82

Смерть - великий примиритель. Все трое теперь лежали рядом, фотографии подряд.

Пожалуй, пострадавшего меньше всех из них Урчина можно было бы и спасти - но криокамера, как и предупреждали при передаче базы, была всего одна - и та не работала. Исправить ее просто не успели.

Следы вскрытия, отчетливо видные на фото, были аккуратными, пост-мортем швы - ровными. Твердая рука, уверенная. И знакомая.

- Гериг, ну вот какого хрена? - без церемоний спросил Грей своего полевого врача, который в каких только ситуациях его не видел.

- Понятия не имею, Серый, - отозвался тот, щурясь в сторону морга, куда ушли молодой мозгоправ и спутник коммандера. - Парень то этот чего с тобой?

- Ему наше начальство лично приказало меня пасти.

- Доверяешь ему?

Грей неопределенно пожал плечами.

- А ты этому малохольному? - спросил он в ответ.

- Он справится. Хорошо себя проявил. Успел снять матрицу с Синицы. Мы почти его вытащили - почти. Жаль.

- И что в той матрице?

- Открой файл один-один-четыре.

 

1.1.4, T 12:31 Блок 56

Синица проснулся в отличном настроении. Просто великолепном! Впереди его ждал спокойный свободный период на базе, где хоть не было особых развлечений, но и опасностей тоже не было. А, значит, он успешно дослужит срок своего контракта и вернется к Мерите - она обещала ждать.

Хотя могла бы найти и кого-то получше. Намного лучше! Это ведь Мерита. Она красивая, и добрая, и милая, и знает много всяких интересных вещей.

Синица открыл сообщения от нее и увидел собственное, написанное вчера.

“Нам надо расстаться.”

Следом было десять неотвеченных сообщений от встревоженной девушки, но ни одно из них не получило ответа.

“Я это написал?” - тупо подумал Синица, глядя на текст.

Время было то, когда он спал после смены. Или не спал? Может, он спит сейчас? Точно. Он просто не проснулся. И это все ему кажется. Надо только выйти из сна. А как люди выходят из сна? Наверное, умирают. Если умереть во сне, то проснешься в реальном мире, так ведь? Все так. Синица покрутил головой в поисках подходящего способа, после чего достал из своих вещей простой хозяйственный ножик, тайком заныканный в вещах, и начал методично резать себе запястья. Он не слишком хорошо представлял себе анатомию, но зато хорошо умел терпеть боль. Тем более, что она была совершенно не важна, потому что не по настоящему.

 

T 23:06 Блок 82

- “Крепко спал. Снилось что-то прекрасное. Проснулся в прекрасном настроении, но мир показался ему искусственным и ложным, и он решил умереть”. Странная резолюция для самоубийцы. Внезапная смена решений? У него же не было никаких расстройств? Да его бы не взяли. Никакую комиссию не прошел бы, - проворчал Грей.

Гериг покачал головой.

- Нет, он был нормален. Полностью, по все эвалюациям. Адекватен. И мой, как ты говоришь, “малохольный” не нашел вмешательств в его психику извне. Все на месте: он не самый великий телепат, но такие вещи вполне может определить.

- Или же вмешательство было такого уровня, который ему никак не заметить.

Хирург согласно кивнул.

- Да, кого-то такого же сильного, как наш начсектора, он не отследит. Но откуда такие могучие телепаты в этом медвежьем углу? Может, все-таки, какие-то токсины?

Грей нахмурился.

- Только вот лаборатория от вас образцы не получала. Вы как их отправляли?

- Ну так, как договаривались, - Гериг не отводил глаза, что успокаивало Грея и создавало иллюзию нормальности. По крайней мере, старому товарищу еще можно было доверять. Кажется. Наверное. - Зенитка же стоял, ждал, как мы закончим. Ему отдали, он отнес. Потом написал, что все отдал и пошел по разнарядке на свое место. Чтобы комендантский час соблюдать.

- Зенитка, - Грей вызвал голокарту и проверил по ней - коммуникатор и зарегистрированный имплант Зенитки находились именно там, где им полагалось - в блоке 52, к которому он был приписан. - Покажи сообщения.

- Ты мне не веришь, что ли?

- Да я их даже сфотографирую. Потому что я даже себе не верю, - раздраженно пояснил Грей. - Нас кто-то сводит с ума, ты сам, что ли, не видишь?

- Вижу, - вздохнул Гериг, выводя сообщения на голографический экран.

Грей, как обещал, педантично сфотографировал их, чтобы не гадать потом сам с собой - было, не было.

- С Зениткой поговорю, - пообещал он. - И с лабораторией, тоже. Плохо, что мы толком не успели даже тут освоиться. Тебе прошлая смена ничего не говорила при передаче оборудования?

- Кроме того, что криокамера сломана? Нет, у них никто с ума не сходил. И рапорты по самоубийствам все чистые. Да и по потерям среди личного состава.

- Думаешь, мы это “что-то” привезли с собой? - нахмурился Грей.

- Да откуда бы? У нас и новеньких, считай, всего ничего после прошлой миссии. Трое.

- Хватило бы и одной беды.

- Ну вот одну ты за собой таскаешь.

- Да уж я в курсе, - буркнул Грей, открывая файлы на последний инцидент.

- В курсе так в курсе, мое дело предупредить, твое дело - наплевать.

 

1.1.5, T 20:12 Сектор 0

Гиря был оптимистом. Сколько б его жизнь не лупила, а у него всегда в запасе был хук справа и шуточка. И жизнь обычно сдавалась, потому что там, где не работает шуточка, помогает хук, и наоборот, но в этот раз у нее самой был припасен секретный суперудар.

День начался, конечно, так себе. Столовая была закрыта, и все передавали из уст в уста подробности одна смачней другой о том, как Сушеф спятил и устроил там настоящую бойню, и почти вот уже добрался до коммандера, но тот “пришил” его выстрелом в упор. В общем, завтракать пришлось слухами пополам с безвкусными сухпайками, но каждый солдат готов к лишениям такого рода. Это, можно сказать, профессиональный риск - жрать невкусно и не по расписанию.

- Слышь, что про столовку то брешут? - спросил Гиря у своего напарника, когда они заступили на дежурство в уютной маленькой караулке на периметре.

- Да еще, говорят, у нас самострел какой-то в жилом блоке, прикинь? - отозвался Комарь и поежился. - Да что вообще в башке сдвинуться должно, чтобы нормальный пацан самовыпилился вот так?

- А с чего хоть?

- Да не понятно. Никто ничего не знает, никто ничего не говорит. Гериг важный прошел, всех отгонял. И шестерка его бегает там же.

- Зуб даю, а то и два, это все от того, что нам новичков приписали! - высказался Гиря.

- Да чего это? Те двое даже рядом не стояли.

- Да не. Ты не понял. Просто, помнишь, что говорили-то? Они оба были на Фирите.

- Ну и что, что за Фирит?

- Да там целый замес был, - увлеченно начал рассказывать Гиря. - В общем, наши типа заключили с Фиритами, или как их там? Союз. А по факту оказалось, что на том Фирите государства ну на каждом клочке земли - все по своему, типа, суверенные. Дикие люди!.. В общем, наши там начали высадку, а их под прессинг. Понимаете ли, “союзники” дали точку для развертывания базы аккурат среди территории своих, значит, вражин. Ну, наши и попали.

- И что? - подбодрил его на автомате не слишком внимательно слушавший Комарь.

- А вот прикинь, какие везучие самые там оказались? А эти двое, что теперь у нас, вообще единственные, кто после этой заварухи остался в строю.

- Да ну тебя, прям таки и двое!

- Ну, выжило-то побольше, но не сильно. И все, кто остался на службе - у нас. Это, я тебе точно говорю, они нам свою “удачку” притащили. У нас раньше такого гавна не водилось.

- Да ладно, у всех бывают недоразуменьеца, - покачал головой Комарь. - Просто нам обычно всегда везло. Серый - везучий черт. Но когда-то и на везучего черта найдется невезучий пирожок.

- Вот то-то и оно! - подтвердил Гиря. - Вот он наш пирожок-то.

- Тих, гляди, на радарах кто-то прет, - прервал его Комарь.

Гиря тут же выпрямился и сощурился на монитор, потом на второй, сверяя график.

- А, ну это из поселка копунов, по расписанию. Какой-то местный шиш к Серому.

- Ты пойдешь или я?

- Да схожу, что мне. А то того и гляди жопа квадратная станет. Кресла тут дерьмо.

Комарь молча согласился, и в камеру одним глазом наблюдал за тем, как Гиря выходит из их “вороньего гнезда” к силовому полю, как салютует прикатившему на разваленной тарантайке мужичку, проверяет у него документы, сверяя информацию в базе. И что-то там такое говорит ему, а потом внезапно наставляет оружие на него.

Комарь так и подскочил - вжал кнопку локальной тревоги, чтобы вызвать подмогу на случай, который бывает всякий, и рванул к Гире сам.

Он опоздал совсем не немного.

- Господин хороший, хорошенький, не трогайте! - услышал Комарь скулеж мужика, звонкий и дребезжащий. Тот стоял, подняв руки, испуганный и дрожащий. - Я ж ничего не сделал! Помилуйте!

Гиря сделал полшага назад, а Комарь успел приблизиться еще на один прыжок, как ствол плазменного ружья Гири дрогнул, потом резко дернулся вверх, когда Гиря, оступившись на ровном месте, стал заваливаться назад.

К несчастью, ружье вывернулось у него руках, дернулось и выстрелило.

 

T 23:21 Блок 82

- В общем, это обожженные останки и видеозаписи, - подытожил Грей.

- И те двое в изоляторе. Комарь и этот человек из рудников. Ты его в самом деле хотя бы ждал? - спросил Гериг.

- Да, они хотели обсудить, не поможем ли мы им со взрывотехникой. Нам бы кто помог.

- Это точно. Обоих наш мозгоправ посмотрел и проверил - обоих счел нормальными. Ни один не “запирался”. По воспоминаниям нашего визитера, Гиря просто внезапно начал на него орать, чтобы тот поднял руки и не смел дергаться, а то пристрелит. И все.

- Сходу.

- Да, просто на ровном месте. Похоже, съехал с катушек наш Гиря.

- Точно так же, как Синица и Сушеф. Ничего нового.

- Сплюнь, чтоб нового не было.

- Да уж, - Грей потыкал в файлы еще немного, совершенно бессмысленно, и думая о другом, пока мозгоправ и Принцесса не вернулись из морга, принеся с собой дуновение холода. Оба нахохленные, недовольные, словно проорались друг на друга.

- Что вы там? - устало спросил Гериг. - Или нам еще и про вас занимательное видео смотреть?

- Да ничего. Не надо меня учить делать мою работу, вот и все, - буркнул мозгоправ. Как его там? Грей покопался в памяти. Селарин. Как-то так.

- Да не буду я больше, - отмахнулся Принцесса. - Много мне дела до твоей работы - со своей бы справиться.

- Ладно, - Грей, ворча, поднялся. - Идем, Убиватель убивалок.

Принцесса молча последовал за ним: только с мозгоправом они напоследок обменялись неприличными жестами, но и Грей, и Гериг сделали вид, что ничего не заметили.

 

T 23:27 Сектор 80

- Идеи, умозаключения? - спросил Грей больше для того, чтобы упорядочить собственные мысли, чем для того, чтобы послушать как яйца курицу учить будут.

- Ну, либо у нас тут неучтенный телепат сверхвысокого уровня, который как-то избирательно воздействует, либо еще какая страшная сказочка, мечта конспиролога, - отозвался Принцесса.

- В токсины, значит, не веришь.

- Не верю. Потому что не вижу способа их так распределить. Я проверил план вентиляции и схему хода воздуха, и схему канализации. И жрали они все разное и в разное время. У “спятивших” даже привычек вредных одинаковых нет, чтобы как-то их связать.

- А ты, собственно, откуда такой умный мне на голову взялся? - сощурился Грей, который все перечисленное тоже проверил, но от подчиненного подобной прыти не ожидал. - И откуда ты взял доступ к секреткам?

- Так с Селарином с терминала медчасти проверили, поэтому он и бесится, - хмыкнул Принцесса. - Что сам не догадался. Но телепат высокого уровня - жизнеспособная версия. Да, никаких вмешательств не заметно, но и Селарина никто не учил это определять специально. У него другая специализация.

Грей скривился, как от зубной боли. Он сам телепатов не сильно боялся, у него была хорошая, прочная ментальная защита, возведенная лично начсектора, круче которого были только яйца и тайные властители мира, но у остальных таких бонусов не было, что делало мишенью практически весь личный состав.

- И что за гадость, и где на живет, - проворчал он, сворачивая в нужный коридор. - И вдруг она не курит, и вдруг она не пьет?

 

T 23:39 Сектор 50, Блок 52

Вокруг было тихо - кроме тех, кто был на постах, все сидели по норам. Причем, по одному, во избежание эксцессов. Тихо было и в блоке, где должен был быть Зенитка. На вежливый, а затем и менее вежливый стук и вызов через интерком никто не ответил, так что Грей, ругнувшись, ввел офицерский оверрайд. И сразу стало понятно, что ловить тут, в общем-то, нечего: Зенитка грустно покачивался под собственным весом на веревке, привязанной к чему-то за отогнутой потолочной панелью.

Грей выругался вслух, не стесняясь подчиненного, а тот, не спрашивая разрешений, деловито проскочил внутрь, обследовал Зенитку на предмет остаточных признаков жизни, сосредоточенно обследовал весь блок, который покойный не успел даже толком обжить, а потом, подумав, все-таки принялся снимать труп с веревки.

- Я так понимаю, глупо надеяться, что этот блок был подключен к камерам? - уточнил он в процессе.

- Да даже если подключен, - в сердцах сказал Грей. - Что мы увидим? Ничего!

- Если он подключен, и никто на пульте не поднял тревогу, то чем занят пульт? - поинтересовался Принцесса, и оба дружно посмотрели в сторону едва заметной точки линзы.

- Вопрос, конечно, интересный, - Грей вызвал пульт через коммуникатор, и ответом ему были только сигналы помех.

- Кажется, нас обкладывают сильней, - заключил Принцесса, укладывая труп на койку. Зенитке предстояло подождать тут, потому что звать Герига, чтобы его забрать сейчас было бы, наверное, слишком рискованно.

Грей был согласен по сути вопроса, но в корне не согласен с формулировкой.

- Идем. Нечего тут обниматься, - сказал он грубовато и вышел из блока. Когда Принцесса занял свое почти-привычное место на полтора шага сзади, коммандер продолжил. - Мне сказали, что речь может идти о какой-то секретной разработке. Что на нас оно сейчас тут действует. Но откуда? Мне не сообщали, чтобы на этой базе велись какие-то исследования. Она не исследовательская - она защитная. Защищаем интересы, блюдем и все такое. Охраняем шахтеров.

- Если нет записей - не значит, что нет исследований, - не согласился Принцесса. - Кроме того, мы понятия не имеем, чем на самом деле тут живут шахтеры, и нет ли среди них каких-нибудь уникумов.

- Или у меня тут … уникумов, - Грей сощурился, бросая взгляд через плечо.

- Эй, - Принцесса нахмурился в ответ. - Это что, наезд, типа, это я все устроил? Не, я, конечно, польщен. Но, во-первых, я не тронул бы повара. Они священны, потому что я не умею готовить и очень люблю жрать. А во-вторых, я просто не тяну.

- И это как, меня успокоить, что ли, должно?

- Я даже не пытался. За успокоениями - это к мозгоправам.

Как ни странно, это, как раз, звучало обнадеживающе нормально.

 

T 23:50 Блок 91

Отдельный сектор, отданный под камеры изолятора для нарушителей дисциплины и прочих неблагонадежных элементов, радовать не спешил. Впрочем, тут уж радоваться было нечему даже в более светлые времена, а сейчас Грей и вовсе был готов поставить свою бионическую руку против зубочистки, что уж один из изолированных обязательно окажется или свихнувшимся, или уже и вовсе жмуром.

- Выше нос, кусок мяса, - пожелал себе сам Грей, набирая в интеркоме код доступа, чтобы предварительно осмотреть камеру. Что же, по крайней мере, кишки по стенам не размотаны - уже хорошо, а “пациент” то ли спит, то ли сдох.

- Спит, - сказал Принцесса, хотя его никто не спрашивал. Он выглядывал сбоку, пытаясь рассмотреть изображение на мелком экране.

- Вот тебя забыл спросить!

- Если бы меня спросили, мир был бы получше, - отозвался тот, но коммандер с ним препираться не стал, а открыл дверь.

Спал там Комарь или не спал, но с места он взвился моментально, и с такой нечеловеческой прытью бросился на Грея, что тот успел много хорошего подумать о боевой подготовке своих солдат - и много чего плохого о собственной рассудительности за тот тягучий момент, пока пытался преодолеть инерцию и сдвинуться с места. Впрочем, инерция проиграла: Принцесса толкнул коммандера вбок, едва не сбивая с ног, и сцепился с Комарем, покатившись по полу. Грей, чертыхаясь, вытащил парализатор, бесполезно пытаясь прицелиться и не снести всех разом в таком небольшом помещении.

На секунду противники расцепились - Комарь шарахнул Принцессе в лицо локтем и отбросил в сторону, пока тот заливался кровью из разбитого носа. Но тут уж Грей не сплоховал - выстрелил, и Комарь стек на пол там, где только начал подниматься, и распластался, как дохлый осьминог.

- Что-то мне кажется, что разговаривать он не хочет, - заключил Принцесса, размазав по лицу кровь и принимаясь буквально запинывать бесчувственного Комаря обратно в камеру.

- Живой?

- Да что ему будет? Башка у него по уставу.

- По уставу, значит.

- Твердая и тупая, - Принцесса захлопнул дверь и отряхнул руки. - А давайте вторую дверь я открою? - предложил он. - А вы, если что, в этого рудокопа - того.

- “Того” так “того”, - согласился Грей.

“Рудокоп” на экране интеркома тоже спал, или делал вид, что спит. Грей, немного отойдя в сторону, продиктовал код доступа, и Принцесса открыл дверь, но на них никто не бросился. Изолированный остался лежать на прежнем месте, и это было подозрительно со всех сторон. Повинуясь кивку Грея, Принцесса зашел внутрь и осторожно осмотрел лежащего. Потом потыкал. Потом потряс. Потом стукнул даже пару раз.

- Телепатические воздействие, или я ничего не понимаю в жизни, - понаблюдав за этими манипуляциями, согласился, наконец, Грей.

- Но как? И кто?..

Коммандер открыл было рот, чтобы высказаться, но его коммуникатор замигал экстренным прямым вызовом. Оба вздрогнули, и Грей, опомнившись почти без задержки, резко нажал ответ.

- Гериг?! Что?!

Ответом ему были только сдавленные звуки борьбы и пара выкриков, так что Грей чертыхнулся, подобрался и бегом побежал к медблоку, даже не проверив, следует ли за ним его “репей”.

 

T 23:55 Сектор 80, Блок 82

- Сукааа, - прорычал коммандер, едва не с разлету вписываясь в дверь медблока. Ту самую, способную выдержать напор плазменной пушки. Закрыто! И почему все коды овверрайда такие длинные?!

Так?.. Нет. Ошибка. Ошибка.

Не успел Грей набрать код второй раз, как дверь поехала в сторону, открываясь. На пороге, прижимая к голове травм-пакет, стоял Гериг и тяжело дышал.

- Что-то ты, коммандер, не торопился.

- Что за дерьмо? - возмутился Грей. - Что случилось?

- Селарин, - сказал Гериг и дернулся. - Там, - он кивнул вглубь медотсека, и Грей с Принцессой, обгоняя друг друга, ломанулись внутрь. Селарину было, в общем-то, уже ничем не помочь. В груди у него зияла обугленная дыра от выстрела из бластера в упор, и бластер, собственно, валялся рядом. Под подозрительным взглядом Грея Принцесса поднял оружие, осмотрел, проверил заряд и пристроил оружие себе на пояс, не спрашивая ни у кого разрешения.

- Что? Мне так и ходить без оружия, потому что по уставу на территории базы вне дежурства нельзя? У нас кризис, между прочим.

- Кризис, мать его, - проворчал Грей. - Кризис! Гериг, что случилось-то? Повело его?

- Как вы ушли, он пошел вздремнуть, устал от Синицы. А потом проснулся, подошел и попытался меня отключить телепатией. Или подчинить. Не знаю - но у меня щиты от вмешательств стоят. От таких вот случаев. Я пригрозил ему бластером и отправил тревожный вызов по кнопке. Молодой человек, верните, кстати, бластер потом. Он не совсем, как это сказать…

- Не совсем исправен?

- Не совсем зарегистрирован, - скромно улыбнулся Гериг. - Селарин пытался вырвать у меня оружие. Мне пришлось выстрелить. К сожалению. Меня ждет трибунал?

- Сомневаюсь, - крякнул Грей. - Но что с ним случилось? Он же был совершенно нормальным, когда мы были здесь?

- Сон, - Принцесса поднялся на ноги и потер разбитый нос. - Дело во сне.

- В смысле?

- Вот вам и совершенно секретно, и тайная разработка. Сэр, вы, наверняка, слышали про этот проект. Закрытый-то закрытый, но как кейс его медикам часто рассказывают, - медленно, словно продолжая обдумывать ситуацию, сказал солдат.

Гериг, придерживая травм-пакет, уселся в свое кресло и задумался.

- “Остров яблок”, так он назывался, вроде бы.

- И куча цифр, - кивнул Принцесса под напряженным взглядом Грея, который чувствовал себя не в теме - и от этого не в своей тарелке.

- Поясните для интеллектуально отсталых слоев населения, - велел коммандер, тоже усаживаясь и испытывая острое желание подержаться за голову.

- Было такое интересное предположение - что можно оказывать ментальное воздействие через информационное поле сна, меняя решения, принимаемые человеком в бодрствовании. При этом никаких следов телепатического воздействия не должно было бы сохраняться, поэтому отследить вмешательство было бы очень трудно. Практически невозможно, - пояснил Гериг, морщась.

- И с чего вы взяли, что это наш случай?

- Потому что все срывы произошли буквально в течении часа после сна, - указал Принцесса. - И все наши “двинутые”, похоже, из блоков пятой линии. Что там было? Блок 52, 56? 51-ый у Сушефа был, если на то пошло. Хотя у нас есть жилые места на шестой и седьмой.

- Я склонен согласится, - кивнул Гериг и дернулся от боли. - Нет ничего другого, что объединяло бы все наши … случаи.

- То есть, поспал - сошел с ума? - спросил Грей.

- Грубо говоря, да.

- И почему такое оружие не пустили в дело?

- Потому что ни один прототип излучателя так и не заработал, как надо.

- Тогда что мы тут устроили ляси тряси? - возмутился коммандер. - Если это все только ПРОЕКТЫ были. У меня тут не ПРОЕКТЫ, а трупы, сука!

- Дело в том, Серый, - задумчиво (или просто болезненно) сказал Гериг. - Что не заработала техника. А вот биология … биология сработала. И в этом и был поучительный тезис истории, когда ее нам рассказывали. То, что невозможное для техники может сделать человек. Но его несовершенства … и моральные дилеммы, связанные с экспериментами над живыми и разумными существами, делают проект нереализуемым.

- То есть, как … кто-то реально пытался вывести таких людей? Живое оружие? Мы разве не перестали такой херней страдать пару веков назад?

Гериг вздохнул.

- К сожалению … ничему мы не учимся. История знает масу попыток селекции идеальных людей.

- И каждый раз идеал определят по-новому, - вставил Принцесса. - Телепатов, в конце-концов, тоже изначально искуственно вывели. Путем, скажем так, несколько бесчеловечных опытов. Во всех смыслах.

- “Несколько”, - крякнул Грей.

- Это единственный успешный опыт такого рода. И, видимо, кто-то захотел улучшить породу дальше, - продолжил Гериг. - И направленная мутация синапсов, работающих с телепатическими волнами, позволила изменить их, вместо обычных телепатических способностей создав вот такое. Новый вид телепатов. Но проект закрыли. Как неэтичный. Внезапно. Как будто сразу не было понятно насколько именно он не этичный.

- Или, может, кто-то из этих… сноходцев повлиял, - предположил Принцесса. - Из совершенного, так сказать, вида. И мы понятия не имеем, сколько их было и куда они делись. Почему бы одному, или нескольким, не оказаться тут?

- И мы в безопасности, пока не спим? Так, что ли?

- В безопасности от сноходца, но не в безопасности от тех, кого он уже “оседлал”, - Гериг бросил печальный взгляд на тело своего младшего коллеги. - Это все прискорбно.

- Если это все не ваши фантазии, - фыркнул коммандер.

- По крайней мере, эти фантазии выглядят не менее правдоподобно, чем наша дурацкая ситуация, - нервно рассмеялся Принцесса.

- Хорошо, и как нам теперь искать этого вашего “сноходца”? И какой у них, как бы это сказать, радуис поражения? Им надо быть, как, рядом? Впритык? Где его искать?

- Про радуис поражения никто, наверное, и не скажет, - Принцесса сложил руки на груди и с выражением величайшей скорби уставился в стенку. - Но пятый сектор у нас ближе всего к периметру. Можно предположить, что туда “добивает” это самое действие откуда-то с внешней точки. А дальше - нет.

- Это все теории, - проворчал Грей. - А у нас, между прочим, тут реальные проблемы, а не теории. И еще и пульт не отвечает.

- В самом деле? - Гериг тут же повернулся к терминалу и попытался вызвать центр.

- И плюс к этому двое чокнутых в изоляторе.

- Или уже не в изоляторе, - меланхолично добавил Принцесса. - Что? Я не помню, закрыл ли я двери обратно. Мы немного торопились.

- То есть, ты мне говоришь, что оба этих чирея у нас по коридорам бродят?

- Не факт, что бродят, но могут.

- Вот, сука, - выругался Грей и повернулся к Геригу. - Отсюда не выходить. Задрай все, и спать не смей!

- Так точно, Серый.

- А ты! - он развернулся к своему временному охраннику.

- Да, сэр, - четко ответил он.

- Что “да, сэр”?

- Я, сэр!

- Тьфу, сука, - снова ругнулся Грей. - Карцер на три дня, когда этот бардак закончится! За разгильдяйство!

- Так точно, сэр!

Это разновидность суеверного оберега - вести себя так, словно все по плану, словно мир нормален и у него есть будущее.

 

T 24:17 Сектор 60

Осторожность это не отменяло. Первые пару коридоров они почти прокрались, но потом общий канал связи взорвался шумом, словно кто-то снял блокировку.

- Слушайте! Слушайте все! У нас черт знает что происходит, и в меня тут только что палили за то, что я пытался включить связь обратно, и свои же палили, чуваки, придите все в чувство! Что вообще вы творите?! Кто еще в уме, кооперируйтесь, давайте в столовку, ребята, в столовку, да что происходит?!..

- А ответ не принимает, - прокомментировал Принцесса, безуспешно пытаясь отправить сигнал на центральный коммутатор. - Похоже, перемаршрутизировали, чтобы вещать.

- Сууукааа, - выругался Грей, когда в перпендикулярном коридоре раздался топот, вскрики, удары … пара выстрелов. Но обойти было выше его моральных сил - там дрались и убивали друг друга его люди, так что выбора не было никакого. Грей ломанулся туда, и “репей” - за ним. - Стоять! Всем стоять, я кому сказал! Смирно! Быстро все, резко, я кому сказал?!

Не послушался никто. Только один-единственный человек обернулся на них. И даже пошел навстречу, приветливо улыбаясь. У него на скуле был синяк, оставленный попытками его разбудить, и в целом он выглядел помятым, но совершенно другим, чем на записях и в камере. Он ничего не сделал, никаких команд не отдал, но несколько солдат, собственных солдат Грея, оставили попытки выломать двери блока, в котором, видимо, окопалось сопротивление, и наставили оружие на новую угрозу.

Оружие. Откуда оружие?! Вскрыли оружейную?

- А вот и неуступчивый коммандер, который никак не хочет вовремя спать. Как и его верный доктор с проблемами со сном, - сказал он.

- А вы, собственно, кто будете? - поинтересовался Грей, направляя на него бластер тоже, чтобы не показаться невежливым.

- Я? Я - очередная попытка создать идеальное оружие. Которая почти привела к рождению высшей расы тех, кто обладает властью над умами. И я собираюсь преодолеть это “почти”. Жаль, в твоем отряде так мало телепатов. Всего двое - и тому мальчику, как его? Селарину. Так не повезло. Но нельзя быть слишком жадным и иметь все и сразу, верно? Хватит для начала и одного сына, - он посмотрел за спину Грея, и тот с трудом удержался от того, чтобы обернуться. - Иди, мальчик. Ты не помнишь свои сны, но они с тобой, верно? Они в тебе.

Пожалуй, это и был сейчас скверный, скверный сон, и надо было срочно проснуться - потому что Принцесса, спокойно улыбаясь, вышел из-за спины Грея и пошел вперед, к сраному рудокопу, опустив бластер и не делая попыток сопротивляться.

Да… за всей этой внезапной информацией о сноходцах, Грей как-то позабыл спросить, когда именно сам Принцесса спал в последний раз.

И вот, что имел в виду Гериг, когда говорил про “беду”, которую он таскает за собой - телепата. Тоже телепата. Сраного телепата. Конечно же.

- Вот так. Отлично. Это будет начало нашей армии, - Принцесса подошел к нему почти вплотную, и сноходец потрепал его по плечу. - Нам потребуется только облучить тебя, чтобы поменять работу твоей телепатии. Это немного опасно, но стоит того. Разве небольшой риск не искупает возможности стать частью будущего?

И тут шпонькнул бластер.

Слишком тихий звук для того, чтобы обозначать ту тектоническую волну, которую он создал, но это был именно негромкий “шпоньк”, который можно было бы и не заметить, если бы бластер не был уперт в живот сноходца.

- До свиданья, - сказал Принцесса. Рудокоп молча, мешком повалился назад, и мир пророс ростками бардака и полнейшего ада на короткие секунды, пока все начали орать друг на друга, что-то выяснять, бросать и поднимать оружие, пересчитывать угрозы и синяки, пока Грей не обработал информацию в своей голове целиком и не гаркнул на пределе возможностей легких и связок:

- Оставить бардак! Смирнаа! Равняйсь! Вольно! Горыч, Маграс, Тертый, раненых в лазарет! Джонкель - конфисковать расхищенное оружие, сделать опись, сдать в оружейную! Быстр-ра! Остальные - на тройки разбиться, прочесать базу согласно плану 17, посторонних в карцер! Принцесса - доклад!

- Меня в карцер, вот такой доклад, - весело сказал тот, убирая бластер в кобуру и показывая средний палец сунувшемуся к нему было Джонкелю. - Иначе удачи не будет.

Беседы могли подождать. Сейчас надо было разбираться с живыми, с мертвыми, с ранеными, с начальством, с секретными разработками и их границами. И для начала - совершенно точно надо было изолировать шибко умный репей, до странности устойчивый именно к той заразе, которая здесь завелась - и до странности вовремя посаженный ему на хвост начсектора. Но в остальном?.. В остальном это все было не очень нормально, совсем не правильно, но каким-то странным образом сработало. А если что-то странное и ненормальное почему-то работает - разбирать это надо в последнюю очередь.

- В карцер, - согласился Грей. - Однозначно. Самосовершенствоваться до полного самосовершенствования.