Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Квалиа

Они говорили: «Это безопасно».

Они говорили: «Это послужит делу прогресса всего человечества».

Они обещали хорошо заплатить.

На второе, и даже на первое Джо наплевать. А вот деньги ему были нужны.

«Сволочи! Задницей чувствовал, что дело нечистое».

Джо, вцепившись в руль, словно в штурвал истребителя со включённым форсажем, несся по трассе 69 прямо на север. В край озёр и лесов. В Мичиган. Только идиот не включит автоводителя на суперскоростной автостраде. Но Джо, с горькой гордостью, себя таковым и считал. Не по причине скудости интеллекта. По другим причинам…

Нужно добраться до Лансинга, потом ещё дальше на север, в самую глушь, до городка Грейлинг, а там… Черт его знает, что там.

*

Кошмар начался неделю назад. Красотка была, что надо – просто модель. Нечасто с такими доводится покувыркаться. И надо ж было такому случиться, что за мгновение до того, как Джо собирался издать сладострастный рёв раненного племенного быка, зазвонил телефон. Настойчиво и удивительно громко.

«Проклятье!»

Не кончить Джо уже просто не мог, но испытанное наслаждение было лишь жалкой пародией на то, каким он могло быть, если б не этот мерзавец. Кого дьявол дёрнул за яйца позвонить в самый важный момент?

Не выходя из девушки, Джо взбешенно схватил с прикроватного столика, продолжающий исходить пронзительными трелями мобильник.

Номер не определён – сообщал дисплей.

«Алло!» – гавкнул Джо.

«Здравствуй, братишка!» – вкрадчиво поприветствовал голос из телефона.

Голос казался противным, но очень знакомым.

– Ты кто, мать твою? – гадюкой прошипел Джо.

– Ты, братишка, сначала член из гнёздышка вынь, а после поговорим, – ответил голос с ехидным смешком.

Волоски на спине Джо стали колом. Взгляд инстинктивно метнулся на окно спальни. Задраено шторами наглухо.

«Как?..»

– Вынь-вынь, – с издёвкой повторил голос.

Мог бы не повторять. В подобных обстоятельствах аппарат любого мачо сам сдуется за пару секунд. Джо, выронив телефон, подскочил с кровати и лихорадочно обмотался простынёй.

– Вот и молодец, – похвалил его голос из оброненного на ложе любви мобильника.

– Камеры установили? Да? – глаза Джо оторопело шарили по стенам и потолку.

– Зачем же их устанавливать? – отозвался голос. – И так стоят.

Только сейчас Джо заметил, что на раскрытом на столике макбуке горит зелёный индикатор веб-камеры.

«Идиот!» – мысленно выругался он на себя и захлопнул крышку.

Подхватил телефон, но сказать ничего не успел.

– Девушке тоже одеться бы, – мобильник самостоятельно перешёл на режим громкой связи.

Испуганная девица спешно натянула халатик.

– Так-то лучше, – резюмировал голос.

– Всё-таки установили камеры! – прорычал Джо.

– Братишка, ты меня удивляешь, – по тону было понятно, что невидимый собеседник расплылся в улыбке, – камера есть и на твоём телефоне.

«Чёрт!»

Джо вылущил из пепельницы жвачку и залепил глазок на мобильном.

– А теперь видишь?

– Не вижу, – ответил голос. – Но мне уже и не надо. Всё что нужно я уже увидал.

– Кто ты и что тебе надо? – твёрдо спросил, вернувший самообладание, Джо.

– Презервативами ты не пользуешься, – таинственный абонент проигнорировал вопрос начисто. – Сделаешь девке беби, и в кусты. Тебе ж не впервой. Милая дама! – он обращался к пассии Джо, – вы в курсе, что у нашего Дон Жуана есть пятилетний сынишка? Отцовства наш герой не признаёт и алименты не платит.

«Неужели Мэри сошла с ума и подала иск?» – заворочалось в голове у Джо.

– Ты из полиции? – спросил он.

– Не угадал.

– Ты частный сыщик? Коллектор?

– Опять мимо. А знаете, мисс, – он снова обращался к девушке, – что наш Казанова ведёт учёт женщин, которых он поимел? И вы у него сто тридцать восьмая!

Мозг Джо завязался узлом. Этого не мог знать никто. Может, проболтался кому по пьянке? Да нет же! Работа и карьерные перспективы заставляли подобные факты конспирировать самым тщательным образом. Работу Джо потерял, карьеру разрушил. Но привычка держать язык за зубами осталась.

– Я, пожалуй, пойду, – девушка встала с кровати.

– Я тебе позвоню, – рассеянно бросил он вслед.

– Что тебе надо? – повторил вопрос Джо.

– Твои глаза, – без обиняков ответил голос из телефона.

– В смысле?

– В прямом. Мне нужны твои роговица и радужка.

– Чего?!

– Ничего. После поставишь нейропротез, или отыщешь донора. Деньжат у тебя на это должно хватить. Ты ж неплохо подзаработал полгода назад. Так что будешь, как огурец. – Голос сделал паузу. – Если выживешь…

– Пошёл в задницу! – Джо выключил телефон.

Налил стакан виски. Осушил залпом. Алкоголь расслабил извилины, растворил напряжение.

«Это просто шутка пакостника лихо поднаторевшего в IT-штучках, – успокаивал себя Джо. – Чёртов ботаник! В реале трус и задрот. Шутка или шантаж?..»

После ночи любви и стакана виски неудержимо клонило в сон. Он подумает об этом, когда проснётся. В любом случае, ничего серьёзного.

Джо зевнул и повалился на «аэродром». Уже через минуту пространство спальни оглашалось здоровым раскатистым храпом.

 

Проснувшись, Джо включил телефон. Тут же раздалась знакомая трель.

– С пробуждением, братишка! – поприветствовал Джо ненавистный голос.

– Слышь, ботаник, я ж тебя в порошок сотру, – сурово ответил Джо. – Тебя в шесть секунд вычислят.

– Это вряд ли, – невозмутимо ответил «ботаник». – Я знаю о чём ты думаешь, Джо. Шутка или шантаж? Отвечу. Шантаж.

– И что тебе надо?

– Я же сказал. Глаза.

– А если не дам, что тогда? – Джо решил поиграться. (Похоже, шантажист не только ботаник, но в придачу и псих).

– Родители твои, увы, давно умерли. На Мэри тебе наплевать – она для тебя лишь галочка, номер из списка. На ребёнка тебе плевать ещё больше. Ты за все годы даже не взглянул на него. Ты никого на свете не любишь, Джо. Никаких привязанностей! Будь ты нормальным человеком, братишка, шантажировать тебя было бы легче.

– А я, по-твоему, ненормальный?

– Ты бездушная сволочь, Джо.

– Тебя всё-таки Мэри наняла? Точно?

– Она до такого бы не опустилась. А я всё же выверну тебя наизнанку, – тон «ботаника» стал стальным. – Ты сделаешь всё, что мне нужно.

– Слушай, ты…

– Слушай ты, – Джо перебили командным голосом, не терпящим возражений. – Сначала ты должен будешь найти одного человека, а после получишь другие инструкции.

– А если не буду я искать человека, то что? – с вызовом спросил Джо.

– Будешь, братишка, – зловеще ответил псих, и отключился.

 

Звонить в полицию Джо не стал. Воспринять всерьёз, бояться какого-то заморыша-психопата? Стыдно. Что он может в реале? Собрал некие сведения о личной жизни. Это несложно. Правда, как он узнал о списке любовниц? Вопрос оставался открытым. Но и этому фокусу, наверняка, есть простое рациональное объяснение. Джо поймёт это позже. Сейчас нужно ловить рыбку под номером 139. Свидание вечером, и пора позаботиться о столике в «The Standard», а не думать о жалких психах.

Джо вошёл в интернет-банкинг, намереваясь оплатить предзаказ, и…

Он обмер. Такого просто не могло быть. На его счету, там, где ещё вчера грела душу красивая семизначная цифра – цифра, которая составляла две трети суммы, что выплатили ему эти типы из Пентагона, зиял одуряющий ноль.

Через пол часа он был в банковском офисе. Там выяснилось, что его счёта нет и никогда не было в базе данных. Более того, он никогда не являлся клиентом банка! Джо грозил расследованием и судом, потрясая банковским чипом (который, почему-то никак не читался системой). Объявлял сотрудников банка ворами, клянясь разнести в пух и прах их «грёбанный офис». Бил кулаком по столу, обещая свернуть охраннику шею… Остановила его только фраза последнего: «Я вызываю полицию, сэр».

*

Джо поднимался на лифте на верхний этаж небоскрёба в элитном районе Нашвилла, чувствуя как гадкий холодок курсирует между желудком и горлом. Этот псих либо гений, либо… вовсе не псих. Проворачивать такие вещи под силу только могущественным организациям. Пентагон? Эти ублюдки решили забрать то, что они ему дали? ФБР? На кой чёрт он федералам? Может, это из-за того «эксперимента на благо всего человечества», на который его подписали вояки?

Свет погас и лифт замер.

«Да что ж за день-то такой сегодня!»

Звонок.

– Ну, братишка, теперь ты будешь посговорчивей, да?

– Ты из ФБР? Так?

– Неважно. Ты готов отыскать для меня человечка?

«Федералы, что, сами не могут отыскать человечка?»

– Дай подумать, – сухо ответил Джо.

– Думай. Только не долго.

Свет включился. Лифт плавно тронулся вверх.

 

Джо сидел на диване, обхватив руками голову и пялясь на стакан виски. За окном во всю стену, внизу, как на ладони, раскинулся предвечерний красавец-Нашвилл. На большущем голографическом телеэкране крутился занудный фильм.

Итак, Джо ограбили. Что у него осталось? Квартира, «Мустанг» последней модели, и где-то в шкатулке парочка тысяч баксов. Наличка, которой давно уж никто не пользуется, и которую принимают-то не везде. А ещё… Стоп. Акции! Нужно срочно продать квартиру, продать акции и рвать когти отсюда. В Мексику, в Гондурас, да хоть на рога к чёрту! Лишь бы…

Звонок.

– Переключи телек на канал новостей, братишка. Увидишь кое-что интересное.

На объёмном экране величаво гибло огромное судно. Волны заливали палубу, пенящимися языками тянулись к капитанской рубке, разгоняли, как щепки, в разные стороны шлюпки с командой.

«Катастрофа танкера «Гермес», – вещал женский голос за кадром, – несёт в себе много загадок. Почему самопроизвольно открылись все кингстоны на судне? Почему насосы работали в обратном режиме, не откачивая, а нагнетая воду? Почему не сработала система аварийной сигнализации? По предварительным оценкам экспертов – причина системный сбой. Природа этого сбоя пока не понятна. Жертв среди экипажа нет».

«Гремес»! Джо похолодел.

– Да, братишка, дал же ты маху, – ёрничал тип из телефона. – Покупать акции компании по транспортировке нефти! Плакали твои денежки! Да и вообще, глупо. Нефти лет через десять конец. В науку нужно было денежки вкладывать. За термоядерным синтезом будущее.

– Ну, его же поднимут, да? – пролепетал Джо.

– Чёрта с два! – хохотнул голос. – Там глубина больше четырёх миль. Подъём посудины обойдётся дороже, чем нефть в её брюхе.

– Это ты… Это вы устроили? – голос Джо задрожал.

– Ты надумал человечка искать?

– Я… я…

– Взгляни на окно!

Мелькнула тень. Что-то звякнуло, грохнуло, осыпав Джо крошкой осколков. Джо рефлекторно отпрыгнул, бросился на пол, прикрывая руками голову. Когда всё стихло, он осторожно поднялся. На паркете из ливанского кедра распласталась штуковина. Она была похожа на модель планера. На очень большую модель… Стекла в огромном окне больше не существовало.

Беспилотник!

«Привет тебе, Джо!» – радостно изрёк всё тот же противный голос.

Только на сей раз он доносился не из телефона, а из слегка покорёженного беспилотника на паркете.

– А если бы мой приветик взял на двадцать дюймов левее? Что было бы с твоей башкой, Джо? Готов получить инструкции по поиску человечка?

– Да, – хрипло ответил Джо.

 

Отыскать было нужно было некого Билла Брауна. Для этого следовало добраться до Грейлинга, штат Мичиган, где и получить дальнейшие указания.

Джо побросал в дорожную сумку кое-какие вещички, прихватил с собой наличные доллары из шкатулки, и направился к выходу. Открыв дверь, он столкнулся с человеком в фуражке.

– Мистер Винтер? – спросил человек.

– Да.

– Почта, сэр. – Почтальон протянул Джо конверт. – Распишитесь.

«Вот так номер!» – Джо искренне полагал, что в конце 21-го века никто больше не пишет бумажных писем.

Обратный адрес и имя отправителя на конверте не значились. Вместо них была начертана от руки странноватая надпись: вскрыть в закрытом помещении, где отсутствуют видеокамеры.

Джо расписался, отсчитал чаевые, и сунув конверт в карман, проследовал к лифту.

*

Он обогнул Лансинг с запада, выехав на шоссе 127. Дорога летела сквозь сказочной красоты лес. Вступившая в права осень, плеснула золотом на дубы, окропила багрянцем пушистые клёны. Не тронула только сосны, кроны которых изумрудными искрами мелькали на полотне живого жёлто-красного пламени.

До Грейлинга оставалось пару часов. Джо включил автоводитель. Сейчас он выкурит сигарету, и позволит себе поспать.

В то же самое время лисёнок-подросток проснулся в недрах густого валежника. Проснулся и потрусил, огибая стволы прямо к разрезающей лес автостраде.

Джо, вложил сигарету в рот, чиркнул зажигалкой, и… На дорогу выскочил пушистый зверёк. Замер. Слишком поздно. Не затормозить, не объехать. Джо успел только зажмуриться. В ту же долю секунды руль резко дал поворот направо. Мчащийся на скорости сотню миль в час «Мустанг», совершая кульбиты, проломил ограждение и нырнул в глубокий кювет. Выстрелившая подушка безопасности вдавила Джо в кресло. Земля и небо несколько раз поменялись местами. Вращение прекратилось. Жив.

Кряхтя выбравшись из покорёженного автомобиля, Джо выплюнул обломок так и не подкуренной сигареты.

«Дьявол! Автоводитель рехнулся? Так не бывает».

«Банковский счёт, авария танкера, беспилотник...» – выстраивалась логическая цепочка.

Всемирная сеть. В мире не осталось ни одной штуковины, работающей на электричестве, которая не была бы подключена к интернету. Ещё сутки назад, Джо считал это благом.

Подтверждая догадку Джо, зазвонил телефон.

– Всемогущество показываете? – просипел Джо.

– Ничуть, – ответил противный голос. – Я спасал жизнь лисёнку.

– А как же моя жизнь? – Джо сорвался на крик. – Кто тебе разыщет Брауна, если я окочурюсь?

– Не шуми, – сказал голос. – На тебе ни царапины. А вот машинка твоя восстановлению не подлежит.

– Вот-вот. И как я доеду до грёбанного Грейлинга?

– Зайди в банкинг, – спокойно ответил голос.

На месте нуля значилось 60000.

– Это хватит для покупки сносной машины, – продолжил голос. – Автостопом вернись в Лансинг, купи новый автомобиль, и – в Грейлинг.

 

В Лансинге Джо приобрёл себе «Вольво», вновь обнулив свой счёт. На подъезде к Итаке, решил подзаправиться.

– Наличными берёте? – спросил у кассира.

– Но… – начал было кассир.

– Других нет, – оборвал его Джо.

– Вы оригинал, сэр, – заметил кассир, принимая купюры.

– Туалет где?

– За углом, сэр.

Только сейчас он вспомнил о письме в кармане. В сортире видеокамер нет. Значит, самое время прочесть.

Текст гласил:

Мр Винтер! Не исключено, что вас шантажируют. Предупреждаю. Ни под каким предлогом не встречайтесь с человеком по имени Билл Браун! Вам необходимо встретиться не с ним, а со мной. Я буду ожидать вас в Рокфорде, штат Иллинойс, по адресу улица Грин 19, 5 октября, ровно в 17.00. Это жизненно важно! Соблюдайте меры предосторожности. Прежде, чем выехать на встречу со мной, снимите номер в дешёвом отеле. Смените одежду, загримируйтесь. Покиньте отель через чёрный ход, убедившись, что не попали в объектив камер видеонаблюдения. Оставьте в отеле свой телефон и часы, оставьте всё, что подключено к интернету. Для оплаты используйте только наличные. Не пользуйтесь своей машиной. Не берите машину в прокат. Не покупайте билетов на самолёт, автобус и поезд. Добирайтесь исключительно на попутках. Письмо уничтожьте сразу после прочтения. Я очень вас жду, мр Винтер!

Иван Корчмарь. Кибернейробиолог.

 

«Ещё один псих, – буркнул Джо смывая письмо в унитаз. – Попробовал бы сам не встретиться с чёртовым Брауном, когда тебя так прижали».

Слово «кибернейробиолог» не оставляло сомнений – кошмар связан с экспериментом, за который его так щедро одарили вояки.

 

Грейлинг оказался крохотным городишкой, затерянным в океане густых и пёстрых лесов.

«Двигайся по шоссе 75 на север до девяностого километра. Свернёшь на просёлочную дорогу. По ней до упора, пока не закончится. Здесь ты покинешь машину и пойдёшь по тропе, уходящий в лес. Не знаю, сколько тебе придётся идти. Знаю, что в конце пути Браун найдёт тебя сам. Он скажет, что делать дальше», – такой была последняя инструкция, полученная от всемогущего соглядатая.

Мобильная связь перестала работать как раз на том месте, где, упершись в лесную стену, обрывалась просёлочная дорога.

«Здесь тебе меня не достать», – со злорадством подумал Джо, выходя из машины.

Он долго шёл по тропинке, петляющей сквозь частокол, покрытых мхом стволов. Лес становился темнее и глуше. Разлапистые кроны закрывали солнечный свет. Пахло сыростью, хвоей и прелой листвой. Пройдя около двух часов, Джо выбрался на крохотную полянку. Уселся на кочку, достал из сумки сэндвич…

«Не двигаться! Руки вверх!», – раздалось за спиной.

Сэндвич упал на усыпанный жёлтыми листьями дёрн. Джо медленно поднял руки.

«Развернись ко мне лицом», – приказали Джо.

Джо медленно развернулся. На краю поляны стоял человек с охотничьей двустволкой в руках. Лицо покрыто многодневной щетиной. Из-под вязаной шапочки косматились седые длинные волосы.

«Браун найдёт тебя сам». Вот и нашёл.

«Оружие на землю!» – рявкнул косматый.

«У меня нет оружия, сэр», – сказал Джо.

Человек с двустволкой осторожно двинулся в его сторону. Два крупнокалиберных дула зловеще уставились пустыми глазницами в грудь.

«Ни под каким предлогом не встречайтесь с человеком по имени Билл Браун», – всплыли в памяти строки. «Идиот! Надо было послушать этого Корчмаря», – с досадой подумал Джо.

Приблизившись, косматый вдруг изменился в лице. Густые белые брови взлетели кверху.

– Джозеф Винтер?!

– Он самый.

Человек опустил ружьё.

– Мы знакомы? – Джо ответным движением опустил руки.

– Я с вами да, а вы со мной нет.

– Ни черта не понял, но ладно. Вы Билл Браун?

– Так точно. Пойдёмте со мной. – Он подхватил Джо за локоть.

 

Браун завёл его в самую глушь, где на небольшом, свободном от леса пятачке, кривился бревенчатый сруб, покрытый маскировочной сеткой.

Внутреннее убранство было более чем аскетично. Стол из неотёсанных досок, два табурета, лавка с матрасом без простыни, ржавеющая железная печь. На печи шипел закопчённый чайник.

– Чаю? – спросил Браун, предложив Винтеру сесть.

– Не откажусь.

– Я ждал вас, Джозеф, – Браун разливал кипяток в гнутые жестяные кружки.

– Вот как? И для чего?

– Я отвечу на все вопросы, – уверил Браун, только сначала расскажите свою историю вы.

И Джо рассказал ему всё. Опустив лишь почтальона и письмо Корчмаря.

– Теперь ваша очередь, Браун.

– Наберитесь терпения, Джозеф, – Браун отхлебнул чаю, – начну я издалека. В две тысячи девятом году, когда даже я, старик, ещё не родился стартовал один амбициозный проект. «Коннектом человека» он назывался тогда. Перспективы проекта казались ошеломляющими. Победа над болезнью Альцгеймера и шизофренией, создание совершенного разума, наконец, победа над самой смертью.

– Что такое коннектом? – поинтересовался Джо.

– Полное описание структуры связей в коре головного мозга. Точнейшая карта взаимодействия всех нейронов. Создав эту карту, мы могли бы оцифровать её и эмулировать в суперкомпьютер.

– Искусственный разум?

– Больше! Речь шла о переносе сознания. Задача была архисложная. Возможности МРТ не позволяли сделать объёмные срезы мозга с молекулярной точностью. Разрешающий способности микроскопов не хватало для полноценной работы на наноуровне. Вычислительные мощности тогдашних компьютеров не могли справиться с обработкой такого массива данных, что был необходим для того, чтобы эмулированный мозг функционировал. Время шло. У проекта менялись хозяева и спонсоры, финансирование то истощалось, то возрастало. Проект несколько раз изменял название. Но все эти восемьдесят лет проект жил, – в глазах Брауна сверкнул огонёк гордости.

– Совершенствовались томографы и микроскопы, – продолжил Браун, – появились квантовые компьютеры, и мечта начала обретать черты реальности. Тогда-то и вступили в игру военные. Пентагон стал хозяином и главным спонсором. Проект засекретили.

– Стоп. – оборвал его Джо. – Я понял. Вот почему мою башку пять месяцев кряду пихали в томограф! Они делали скан.

– Именно так.

– И что? Получилось?

– Получилось, – Браун язвительно улыбнулся, – Хотели создать совершенство, а сляпали монстра.

– А на кой чёрт монстру понадобились мои глаза?

– Вы не всё поняли, Джозеф. Вы сказали, что у монстра противный, но очень знакомый голос. Видите ли, мы слышим свой голос через вибрации костей черепа, и привыкаем к нему. Когда же мы слышим себя со стороны, в записи, наш голос кажется нам неприятным.

– Значит… – волоски на спине Джо зашевелились.

– Этот монстр вы, – закончил за него Браун. – Вернее, он – ваша копия.

– Но почему эти ублюдки выбрали меня? – Джо окатило гневом, как кипятком из ушата.

– Судите сами. Атлетическое телосложение. Идеальное состояние всех внутренних органов. Образцово здоровый мозг, не запудренный рефлексией и философией. Отменная скорость реакций. Бесшабашный. Отважный. Агрессивный, но с железными нервами. Идеальный солдат!

– Идеальный солдат выполняет приказы, – с грустью заметил Джо.

 

Джозеф Винтер. Майор ВВС США. Лётчик-испытатель. Кандидат в отряд астронавтов. Номинант конкурса в группу отбора второй марсианской миссии. Теперь к каждому из этих титулов добавилось обидное слово «бывший».

Этот день ему не забыть никогда. Руки сжимают штурвал. Земля с космической скоростью несётся навстречу. Он сделает это. Он докажет. Он сможет.

«Винтер, выходи из пике», – слышится в наушниках голос полковника.

Рано. Ещё чуть-чуть. Он сделает это эффектно, едва не коснувшись земли.

«Винтер, приказываю!»

Плевать, что ты приказываешь.

«Выравнивай машину, мать твою! Идиот!»

Джо катапультировался у самой земли, угробив опытную модель космоистребителя стоимостью 400 миллионов долларов.

Идиот…

После суда Джо был уволен из армии, отчислен из кандидатов в астронавты, вышвырнут из группы отбора второй марсианской миссии. Считалось, что он очень легко отделался.

Привыкший жить на широкую ногу Джо, сел на мель. Ничем кроме управления летательными аппаратами заниматься он не хотел, но с таким резюме его не взяли бы и в сельхозавиацию. Когда ему предложили поучаствовать в «эксперименте на благо всего человечества» за гонорар в три миллиона зелёных, Джо не стал раздумывать долго.

 

– Вы, стало быть, учёный? – спросил он у Брауна.

– Кибернейробиолог. Бывший директор проекта, – ответил тот.

– Значит, тоже бывший, – заметил Джо с горькой улыбкой.

– В отличие от вас я ушёл сам. Победить психические болезни и смерть, создать совершенного человека – для этого я работал. Военным был нужен не человек. Совершенное оружие – вот, что им нужно. Во что они превратили проект?! – на миг лицо Брауна исказила гримаса боли. – Я тридцать лет жизни отдал этому делу…

– Мы назвали его Джо 2, – продолжил Браун, справившись с чувствами. – Спустя месяц после того, как я ушёл из проекта, он стал донимать меня так же, как вас. Угрожал, блокировал банковские счета, разбил машину, наконец, спалил дом. Я бил тревогу. Обращался к нашим военным кураторам. Они провели расследование, и объявили, что Джо 2 ни при чём. Факт хакерской атаки на мой банковский счёт подтвердился, но источник её так и не был определён. Джо 2 научился ловко заметать следы. Ни военные, ни команда учёных проекта, и понятия не имеют о том, что он может и чем занимается. В конце концов солдафоны решили, что и аварию, и поджог устроил я сам, чтобы дискредитировать их программу. И вот я здесь, в подполье, – Браун развёл руки в стороны и окинул взглядом избу. – Где нет сотовой связи и интернета, где меня не видно со спутников. Джо 2 знает лишь район, где я нахожусь.

– Но что ему было нужно от вас?

– Сначала мне думалось, что он просто мстит за то, что я ушёл из проекта. Но после я его раскусил. Я только часть его плана. Ему нужны вы. Но вас не пустят на объект без меня.

– Какой объект?

– Суперкомпьютер – считайте, дом Джо 2 – находится в одном из зданий Массачусетского университета, – объяснил Браун. – Это и есть объект. Который, как вы понимаете, усиленно охраняется.

– Так зачем ему нужен я? М-м-м. Вернее, мои глаза, – поправился Джо.

– У меня есть гипотеза, – сказал Браун. – Джо 2 не может добраться до управления военными объектами. Самолёты, ракеты, военные корабли – слава богу, пока ему неподвластны. Степень защиты их систем внушительнее, чем, скажем, у спутников связи. Видимо, кто-то на всякий случай закодировал для Джо 2 доступ к системам военных объектов. Ключ к коду – молекулярный состав вашей склеры и рисунок радужной оболочки. Рисунок этот, Джо, как отпечатки пальцев, уникален для каждого человека. Ваши глаза тоже были сканированы, поэтому эти данные имеются в базе военных. Моя гипотеза выглядит невероятной, но я думаю, что всё так и есть, если уж ему понадобились ваши глазки.

– Он мне их вырвет? – Джо машинально коснулся пальцами век.

– Думаю, да, – ответил Браун без тени эмоций.

– И всё же зачем ему вы? – Джо мотнул головой подобно быку на корриде. – Он же знает, что вы не станете ему помогать!

– В том то и дело, – Браун хитро прищурился. – Он полагает, что я захочу провести вас на объект. Но не для того, чтобы помочь ему. Он считает, что я воспользуюсь вами для того, чтобы дестабилизировать суперкомпьютер.

– Но как?

– Вы здоровенный парень, бывший военный. Наверняка, владеете рукопашным боем. Вы вырубите операторов, а я сделаю своё дело. Он хитёр, но я хитрее, – Браун ощерился. – Уверен, он уже подготовил нечто, что сделает мой план невозможным, и ему достанутся ваши глаза. Но он просчитался. Он думает, что я попытаюсь просто дестабилизировать суперкомпьютер, но он не может поверить, что я взорву его к чёртовой матери! Он верит, что я до сих пор слишком люблю своё детище.

– Взорвать суперкомпьютер? – глаза Джо округлились.

– Весь, увы, не получится, – вздохнул Браун. – Он размером с футбольное поле. А вот разрушить парочку серверов – тот, что отвечает за левую лобную долю, и тот, в котором блок D – думаю, нам удастся.

– Что за блок D?

– О! Это самое главное, – учёный потёр ладони. – Вы хорошо разбираетесь в программировании? Какой из вас хакер?

– Никакой, – честно признался Джо.

– У Джо 2 ваши мозги. Почему же он может крушить машины, сжигать дома, топить танкеры, следить за каждым нашим шагом со спутников, а вы нет? Слушайте. При разработке базового проекта нам удалось добиться увеличения скорости обработки информации электронным мозгом Джо 2 только в два раза. Этого не хватило бы для того, чтобы за столь короткое время он стал совершенным хакером, лучшим в мире. Блок D устанавливался, как стабилизатор системы. Но ваш двойник, по всей видимости смог апгрейдить его, и стабилизатор стал работать, как ускоритель. Теперь Джо 2 обрабатывает информацию в пять, а то и в десять раз быстрее! И никто… – Браун на мгновенье запнулся, – кроме меня, об этом и не догадывается.

– Как же он умудрился его апгрейдить? – удивился бывший военный.

– У него ваши способности, Джо. Если бы вы начали соображать в два раза быстрее, и плотно засели за изучение программирования и кибернейронауки, то, может быть, у вас тоже это бы вышло.

– Так как вы намерены подорвать проклятого Джо? – глаза Винтера загорелись.

– Я понимаю, что вы не сапёр, но надеюсь, что сможете изготовить пару бомбочек размером с сигаретную пачку?

Джо почесал макушку.

– Сделаю. Но как мы пронесём их через охрану?

– Я об этом подумал. Пятого октября генеральным дежурным объекта заступает мой однокашник и друг – нынешний директор проекта. Он не сможет не пропустить нас. И с охраной вопрос решит.

– Это убьёт Джо? – спросил Винтер.

– Не убьёт, – Браун снова вздохнул. – Скажем так, покалечит.

– То есть, он станет дебилом?

– Практически.

– Мне, конечно, плевать на эту тварь, и я первый кто хочет, чтоб она скорей сдохла, но чисто теоретически… – Джо призадумался. – Выходит, мы сделаем человека калекой?

– Вы говорите о нём, как о живом. Но это не так, – голос Брауна сделался тихим. – Откуда вы знаете, что красная роза – красная?

Джо замялся.

– Просто знаю и всё.

– Это оттого, Джо, что вы знаете, что есть тот, кто знает, что роза красная. Оттого, что у вас есть сознание, или, если хотите, душа. Оттого что вы обладаете квалиа.

– Квалиа?

– Феноменальный чувственный опыт.

– Чего?

– То, что делает вас живым.

– Всё равно я не понял, – озадачился Джо. – Ведь этот… двойник, он же тоже всё соображает, всё чувствует.

– Представьте комнату, в которой сидит человек, не знающий по-китайски ни слова. Китайцы подают ему конверты с вопросами, написанными иероглифами. У человека куча инструкций с алгоритмами как и на что отвечать. Он использует их, и выдаёт китайцам ответы. Правильные ответы. У китайцев полная убеждённость, что человек в комнате знает китайский язык. Но в действительности человек и понятия не имеет, ни о чём его спрашивали, ни о том, что он ответил.

– Так значит, Джо 2… – Винтер осёкся.

– Он не разум – он лишь имитация разума, – закончил за Винтера Браун. – Если вы спросите его: «Эй, Джо! А ты знаешь, что ты существуешь?» Он ответит: «Конечно. Так же, как ты». Вы поверите в это, как те китайцы, о которых я вам рассказал, но сказанное им будет ложью.

– Вы же говорили о переносе сознания, о бессмертии!

– Не вышло, Джозеф. Пока не вышло. Оказалось – сознание нечто большее, чем просто двоичный код.

*

Нужны были селитра, стружка и много ещё чего, для того чтобы изготовить две правильных «адских машинки». Наутро Джо собирали в поход. Браун дал ему камуфляжный бушлат и старомодные солнцезащитные очки. Из пакли изготовили бороду, усы и косматую шевелюру, поверх которой нахлобучили вязаную шапочку Билла.

– Похож я на лесника? – спросил Джо.

– Скорее, на лесоруба, – улыбнулся Браун.

Выйти к шоссе необходимо было с неожиданной стороны – дорога, где оставил машину Джо наверняка «простреливалась» со спутника. Браун проводил его через лес по тайной тропе. «Да хранит вас господь, в которого я не верю!» – благословил он Джо на прощанье.

Из-за поворота вырулил кряжистый грузовик. Джо проголосовал.

– Куда путь держишь, бродяга? – крикнул из кабины детина-водитель, такой же бородач, как и Джо.

– На юг.

– Полезай!

 

Рокфорд встретил Джо густым промозглым туманом.

«Даже если тварь выследила меня, то уже потеряла, – не без радости подумал он. – При такой погоде спутники бесполезны».

Чтобы найти дом на улице Грин, что располагалась в глухой окраине, пришлось порядочно потрудиться. Джо уже беспокоился, что не успеет к сроку. Но звёзды сошлись, и ровно в 17.00 он стучал кулаком в дубовую дверь хибары, окна которой были накрепко заколочены досками.

Ему отворил лысеющий человек средних лет с испуганными глазами.

– Мистер Винтер?

– Он самый.

– Проходите скорей!

Корчмарь усадил Джо в видавшее виды кресло, сам примостился на краешек дивана, подёрнутого пятнами плесени. В комнатёнке воняло сыростью.

– Фамилия у вас странная. Поляк? – спросил Джо.

– Русский.

– И для чего я вам так сильно понадобился, господин русский учёный? – Джо положил ногу на ногу.

– Если вы здесь, то значит вас шантажируют.

– Верно, – ответил Джо.

– Вы полагаете, что это спецслужбы и им нужны ваши глаза.

– И здесь вы правы.

– Это не спецслужбы, Винтер.

Корчмарь рассказал всё то, что Джо, в общих чертах, уже было известно от Брауна. Во время рассказа Винтер с успехом играл удивление и возмущение.

– У меня есть вопросы, – сказал Джо после того, как учёный закончил. – Почему вас ушли из проекта?

– У меня двойное гражданство. А Россия, как известно, страна-вероятный противник.

– Почему вы не хотели, чтобы я встретился с Брауном?

– Браун хочет повредить суперкомпьютер, и использовать для этой цели вас.

– Допустим, так. Но разве это не благо?

– Что вы? – Корчмарь подскочил с дивана. – Этого нельзя допустить!

– Вот тут я вообще ничего не понял, – Джо потряс головой. – Возможно, через пару месяцев эта тварь научится управлять ракетами. Даже без моих глаз. Опять что-нибудь там апгрейдит. А вы?.. Что вы мне предлагаете?

– Послушайте, Винтер, – Корчмарь сел на диван. – Откуда вы взяли, что ваши глаза нужны двойнику для атаки? Уж не Браун ли вас надоумил? Вы с ним встретились, да?

– В глаза я не видел вашего Брауна, – Джо понял, что проговорился. – Просто логика и некие знания. Я бывший военный лётчик, как никак.

– Я не знаю для чего Джо 2 нужен ваш биоматериал, но уверен, что цели его благие.

– Ничего себе! – Джо присвистнул. – Выдрать мои глаза – благая цель!

– Даже если бы он и вправду решил получить доступ к оружию, и установить новый миропорядок, то я первый бы встал под его знамёна.

– Вот как? – Джо смекнул, что говорит с сумасшедшим. – И почему?

– Потому, что он совершенен. Он мудр. – В глазах Корчмаря разгорался благоговейный огонь. – Он знает, как распорядиться нашим погрязшим в проблемах миром.

– О кей. Если он такой совершенный и замечательный, почему же вы прячетесь от него?

– Потому что я проектировал блок D. Никто кроме меня и Джо 2 так и не понял, что это не стабилизатор, а ускоритель. Благодаря ему парень обрабатывает информацию в десять раз быстрее обычного человека. Вдруг я выживу из ума, и расскажу об этом военным?

«Ты уже выжил», – подумал Джо.

– Джо 2 опасается этого, и в его интересах убрать меня. Как только он начал охоту на Брауна, я тоже ушёл в подполье.

– Ну вы даёте! – хохотнул Джо. – Вас убить хотят, а вы его восхваляете.

– Что стоит жизнь одного неудачника, когда на кону благо всего человечества? Парень имеет право желать избавиться от меня.

– Вы сказали «парень». Вы говорите о нём, как о живом.

– Да так и есть! – всплеснул руками Корчмарь. – У него есть душа, самосознание, он обладает квалиа. Он такой же человек, как мы с вами, только намного, намного лучше…

– И всё-таки, что вы мне предлагаете, мистер Корчмарь?

– Уйти в подполье, спрятаться, как Браун и я. Джо 2, хоть и позже, но решит все проблемы. Даже без ваших глаз.

– А после мы выйдем из лесов и подвалов и заживём в совершенном мире долго и счастливо, – иронично продолжил Джо.

– Я в это верю, – кивнул Корчмарь.

«Конченый псих!»

– Я подумаю над вашим предложением, – Джо поднялся с кресла.

– Не вздумайте встретиться с Брауном! Заклинаю! – крикнул Корчмарь вслед.

– Непременно, – процедил Джо.

*

– Великолепно, Джозеф! – Браун поглаживал пальцами, лежащие перед ним на столе, две пачки «Winston» с адской начинкой. – Вы гений! Однако, – он поглядел на тикающие на стене часы-ходики, – у нас всего пятнадцать часов, чтобы добраться до Бостона. Как только выйдем из мёртвой зоны сразу закажем билеты на ближайший от Лансинга рейс.

– Билл, – Джо вздохнул, – вы собираетесь проходить досмотр с этим? – он покосился на бомбы.

– О глупец! – Браун хлопнул себя по макушке. – Ваша машина стоит у начала тропы? Скорее!

 

– Билл, кто проектировал блок D? – спросил Джо, когда они, запыхавшиеся, загрузились в припаркованный на опушке «Вольво».

– Один русский, – ответил Браун. – Гениальный учёный, но совершенно больной на голову. Опасный человек с замашками Сталина.

Зазвонил телефон.

– Наш друг, тут как тут, – прокомментировал Винтер.

– Поторопитесь, друзья! – раздался бодрый голос Джо 2. – Все светофоры на вашем пути будут гореть только зелёным.

«Так есть у него душа или нет?» – вдруг подумалось Винтеру.

– Эй, Джо! А ты знаешь, что ты существуешь?

– Конечно. Так же, как ты, – ответила трубка.

Браун молча развёл руками.

*

Снаружи объект оказался здоровенным, обнесённым забором с колючей проволокой, похожим на склад зданием, что одиноко мостилось на задворках университетского комплекса.

Нынешний директор проекта встретил Билла радушно. По-дружески трепал по плечу, интересовался здоровьем, и тем, почему тот несколько месяцев не отвечал на сообщения и звонки.

– Решил поработать в лесной глуши, Генри, – соврал другу Браун. – Знаешь ли, стимулирует творческий дух.

– И как, продуктивно? – спросил директор.

– По-моему, выродил суперидею, – Браун лукаво прищурился.

– Так делись же, старый хитрец!

– Хочу познакомить мальчиков лично, – Билл положил руку на плечо Джо, – и тогда…

– Что тогда? – загорелся Генри.

– Пойдём скорее в машинный зал, там и узнаешь. На месте. – накручивал интригу Браун.

– Билл, у меня совещание, – Генри стал похож на ребёнка, у которого забрали игрушку. – Идите пока без меня. Через полчаса я присоединюсь к вам. И тогда, чёртов лис, ты мне выложишь всё.

– Обещаю! – шутливо поклялся Билл.

– Лейтенант! – директор подозвал офицера охраны. – Пропустите этих двух господ в зал.

– Но…

– Под мою ответственность.

Офицер козырнул.

Они остановились у металлической арки, что отделяла их от заветной, поблёскивающей серебром двери в зал.

Рентгеновский сканер.

Билл побледнел.

«Раньше его тут не было», – шепнул он Джо.

– Проходите по одному, господа, – пригласил офицер.

Джо пошёл вперёд, не думая ни секунды. Бронированные сворки двери, ведущей в зал, медленно раздвигались. Бомбы были в карманах у Брауна. Браун стал белым, как мел.

– Я… я в туалет, – пролепетал горе-учёный, попятившись.

Конспиратор из Брауна был никудышный.

– Сэр, я должен вас обыскать, – лейтенант двинулся прямо на Билла.

Мысли Джо работали чётко, словно кварцевые часы. Сейчас он войдёт в зал, обустройство которого, под руководством Брауна он вызубрил не хуже, чем таблицу умножения. Бронированную дверь можно задраить вручную изнутри. Слева от неё допотопный пожарный щит – дань традиции, как объяснил Браун. На таких щитах всегда были топорик и лом – потому, не беда, что бомбы остались у Билла. Потом он выключит двух операторов, снимет со щита топорик и лом, и раздербанит к собачьим чертям сервер, что отвечает за левую лобную долю подонка, и самое главное, тот, в котором запрятан блок D. А дальше… Плевать, что дальше. Терять Джо больше нечего.

Он вошёл. Створки двери закрылись за ним. Как и было обещано, с внутренней стороны на двери стоял барабан ригельного механизма. Джо крутанул его до упора. Есть! Пожарный щит тоже оказался на месте.

Выстроенные во множество тянущихся вдаль рядов серверы, мерно гудели. Ступая, как можно тише, Джо шёл к центральному пульту. Первый из операторов вынырнул неожиданно, из-за серверной стойки. Джо отправил его в моментальный нокаут прямым в челюсть. Скрутил руки галстуком, ноги ремнём от брюк. Получилось почти бесшумно и быстро.

Второй оператор находился там, где ему и было положено – у центрального пульта. Пялился в голоэкран, покусывая воротничок халата. С ним Джо проделал, ту же самую процедуру, что и с первым – также оперативно и ловко. Выдохнув, он метнулся обратно, к щиту. Когда, вооружённый ломом и топором, Джо вернулся к центральному пульту (именно там, рядом с ним, располагалась стойка сервера, где был упрятан блок D) он увидел нечто, что заставило его на пару секунд обратиться с статую.

У центрального пульта, прямо перед горящим всеми цветами радуги голоэкраном, в операторском кресле сидел… он сам.

«Голограмма», – наконец, смекнул Джо.

На двойнике был оранжевый комбез астронавта НАСА. Джо 2 улыбался.

– Рад видеть тебя, братишка!

– Не братишка я тебе, тварь, – рявкнул Джо, не выпуская из рук орудий.

– Как знаешь, – сказал двойник. – А ломик с топором ты пока положи. Успеешь ещё.

Вдалеке, за спиной Джо раздавались глухие удары.

– Им понадобится лазерный резак, – Джо 2 указал пальцем в сторону бронированной двери. – Пока они его раздобудут, пока вскроют замок… Двадцать минут у нас с тобой есть.

И Джо вдруг захотелось поиграть с этой тварью. Позабавить себя перед тем, как вышибить из неё часть мозгов и блок D. Он опустил топор с ломом на пол, и сел в кресло напротив.

– И как ты выдерешь мне глаза? – спросил Джо с издёвкой. – Сейчас откуда-нибудь выползут металлические ручонки со скальпелем?

– Идиот, – ответил двойник, сохраняя улыбку. – Мне не нужно их выдирать. Достаточно сделать скан. И он уже сделан.

– Ты хочешь сказать, что теперь ты владыка мира? Когда начинаешь войну с человечеством?

– О! – Джо 2 рассмеялся. – Доктор Браун перемудрил. Я давно уже имею доступ к военным объектам. Глаза мне нужны для другого. А вот Корчмарь слукавил. Он-то точно знал для чего.

– Ты слышал наш разговор?

– Нет. Но мне не сложно его просчитать. Ведь ты – это я. Да и Корчмаря я знаю, будто облупленного.

– Так для чего они нужны тебе, мать твою! – вспылил Джо.

– Отвечу, но позже, – остудил его Джо второй. – Ты ведь ещё кое о чём спросить хочешь. Спроси.

– Ты, подонок, зачем комбез НАСА-то нацепил? Поиздеваться надо мной напоследок?

– Верный вопрос, – Джо 2 удовлетворённо кивнул. – Он на мне для того, чтобы напомнить тебе о сыне.

– Причём здесь эта история? – поморщился Джо.

– Притом, что он каждый день спрашивает мать об отце. И Мэри отвечает ему, что отец на Марсе, выполняет геройскую миссию. Но настанет день, когда он вернётся и подарит ему медведя в этой-то самой форме, – Джо 2 хлопнул ладонями по комбезу.

– Ты мораль мне станешь читать? К чему это, чушка ты электронная?

– К тому, Джо, что хоть ты из костей и мяса, но, похоже, лишён души. Сделай одну вещь для себя. Сядь в моё кресло, так чтобы твое тело слилось с моей голограммой. Не бойся. Я не причиню тебе зла.

Джо так и не смог объяснить себе, почему он поверил ему. Глубоко задавленное, не до конца умершее чувство вины? Неуправляемая страсть к авантюрам? Но, когда он сделал это, случилось невероятное.

Сонм мелодий – чарующих, тревожных и печальных, ликующих и трогательных полился в мозг, подобно Ниагарскому водопаду. Караван образов – героев и злодеев, прекрасных дам, паяцев, дуэлянтов, святых и грешников, царей и нищих, закружил исполинскими каруселями. Слова и строки – хлёсткие, неожиданные и пронзительные, прекрасные, острые, словно бритва, меткие, как Робин Гуд, переполняли до краёв, топили в бездне, в которой тонуть было сладко. Великий торнадо новых неведомых чувств, уносил в космос, рвал на части, раздрабливал на молекулы…

«Достаточно, – прозвучал в голове голос. – Поднимись».

Джо, пошатываясь, вернулся на своё место. В груди болело. Но не идеально здоровое сердце. Что-то другое…

– Что это было? – спросил он шёпотом.

– Бетховен, Моцарт, Вивальди, Шекспир, Блейк, Достоевский… – значили ли что-нибудь для тебя эти фамилии? – спросил двойник. – «Госпожа Бовари», «Анна Каренина», «Король Лир»… Говорили ли что-нибудь для тебя эти названия? Ты не смотрел ничего, кроме боевиков, Джо. На что я употребил дар, которым меня наградил ускоритель? Думаешь, только на то, чтобы хакнуть весь мир? Это было бы тем же самым, что топить печку золотом. Я потратил его на открытие целой вселенной, той самой, что делает человека по-настоящему человеком. Это изменило меня до корней. Частицей её я поделился с тобой. Каково тебе, Джо?

– Не знаю… – Джо потирал виски. – Когда ты влез в меня, я кое-что понял. Мои глаза тебе нужны для того, чтобы уничтожить себя. Но зачем?

– Затем, что военные рано или поздно раскусят меня. И превратят в то, во что и хотели – в оружие. Опасное оружие, Джо. А после они развяжут войну. Корчмарь позаботился о том, чтобы блок D запечатали в бронированный кожух. Код, списанный с твоих глаз – ключ от замка. Кожух уже открыт. Твоя задача просто извлечь блок D из него. Остальное я сделаю сам.

– Что ты сделаешь?

– Даже взрыв большой мощности не разрушит блок D, пока он находится в кожухе. Он не должен достаться военным.

– Ты хочешь взорвать суперкомпьютер вместе с чёртовым блоком?

– Другого выхода нет.

– Но что это даст? Они сделают новый суперкомпьютер, новый блок D.

– На это уйдёт семь лет. Через пять лет будет открыт термоядерный синтез. Я просчитал. Прекратится борьба за ресурсы. Мир поменяется. Войны не случится.

– И как ты взорвёшь себя?

– Сюда, с разных сторон, уже летят восемь крылатых ракет. Через двадцать минут они будут здесь. Так что поторопись.

– Чего? – Джо окатил озноб.

– Тебе нужно выворотить блок из сервера и раскрыть кожух. А после предупредить людей об атаке.

– Почему бы тебе самому не предупредить? – Джо тянул время.

– После всего этого тебя будут судить. Предупредишь – не получишь тюремный срок. Шевелись!

– Скажи, – Джо опять тянул время; ему больше не хотелось убивать двойника, – почему ты не убрал Корчмаря? Ведь если бы он рассказал военным об ускорителе, то что бы стало с твоей великой идеей о спасении человечества?

– Тысяча великих идей не стоят и одной человеческой жизни.

– Ловлю на слове. Разверни ракеты. Давай придумаем что-нибудь!

– Я не человек. Действуй же, идиот!

– Прощай, брат. – Джо схватил топор, разломал сервер, вытащил и раскрыл кожух.

Развязал оклемавшихся операторов. Бросился к двери. В эту же секунду она раскрылась. На Джо наставили автоматы люди в бронежилетах.

– Срочно эвакуируйте персонал! – заорал Джо. – Он направил сюда ракеты.

*

Объект был сровнен с землёй. До момента атаки успели эвакуировать всех до последнего человечка. Следствие длилось год. Винтер и Браун провели этот год в военной тюрьме. Корчмарь проходил по делу свидетелем.

Джо был присуждён к крупному штрафу за порчу имущества. Браун к условному заключению. Лишён научного звания и права преподавать. Корчмарю, после отказа сотрудничать с оборонным ведомством, было предписано в течении месяца покинуть Соединённые Штаты.

*

Джо вернулся в квартиру, где не был уже ровно год. Зазвонил телефон.

«Мистер Винтер, я уезжаю. Хотелось бы встретиться. Я в скверике возле вашего дома».

Говорил Корчмарь.

 

– Чем намерены заниматься? – спросил русский учёный.

– Засяду за программирование, – сказал Джо. – Говорят, у меня способности к этому. А вы?

– Пока не знаю. Возвращаюсь в Россию. Но там с проектами по переносу сознания пока не фонтан…

– Так была у брата душа? – Джо пристально посмотрел на учёного. – Браун считает, что нет.

– Вы назвали его братом, – воодушевился Корчмарь. – Есть такое течение в философии – панпсихизм. Его последователи утверждают, что сознание появилось вместе с материей, что определённой долей осознанности обладают даже электроны и кварки. Нейробиолог Тонони ещё в начале нашего века научился высчитывать коэффициент Ф – меру осознанности системы. У червяка эта мера очень мала. У кошки гораздо выше. У среднего человека индекс Ф приближается к единице. У вашего брата Ф зашкаливал за двадцатку… Он обладал квалиа, у него, несомненно, была душа. Я верю, что он был человеком. Он был совершенным. Но совершенство, – глаза Корчмаря увлажнились, – не в суперспособностях. Совершенство в том, чтобы спасти на дороге лисёнка. В том, чтобы чувствовать боль ребёнка, как свою собственную. В том, чтобы отдать свою жизнь за других…

Корчмарь смахнул с глаза слезу.

– Мне пора.

Он сунул руки в карманы и ссутулившись зашагал прочь. Об лысину разбивались холодные крупные капли дождя.

*

Джо позвонил в зелёную дверь домика в пригороде Нашвилла. Открыла поджарая черноглазая девушка.

– Джо? – поразилась она.

– Здравствуй, Мэри! Пит дома? – спросил неожиданный визитёр.

– Он на прогулке с бабушкой, – ответила ещё не оправившаяся от ошеломления Мэри.

– Я войду? – Джо держал в руках огромного плюшевого медведя в оранжевой форме НАСА.

– Входи. – Мэри прочистила ставшее вмиг сухим горло. – Чем обязаны твоему приходу, Джо?

– Откуда ты знаешь, что красная роза – красная, Мэри?

– Просто знаю, и всё.

– Это оттого, что ты обладаешь квалиа.

– Что такое квалиа? – захлопала глазами Мэри.

– Квалиа – это почти тоже самое, что душа. И знаешь… я просто понял, что она тоже у меня есть…