Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Квазистационарный

Завтра

К двадцать второму веку человечество пустит порталы в массовое производство, и путь, который на автолёте мог занять целый час, превратится в минуту, из которой сорок шесть секунд – это только прогрев устройства и выбор конечной точки или же, если сказать более правильно – выходного портала. Голографические рекламные плакаты пообещают корпорациям и простым пользователям, что опоздания уйдут в прошлый век, однако...

Вместо того, чтобы приходить на работу вовремя, люди позволят себе ложиться спать позже, просыпаться за минуты до выхода и тратить время на то, чтобы, глядя в потолок рьяно отрицать, что им пора на работу, учёбу или по другим важным делам.

Выиграв утреннее сражение с недосыпом, Александра и Кирилл Зубковы, как самые обычные люди лет тридцати, выйдут из своих комнат и, шаркая тапочками, побредут к кофемашине, которая уже приготовит эспрессо.

– Забываю перенастроить, – пожалуется Александра и недовольно поморщится, принюхавшись к горькому аромату.

– Не драматизируй. Тридцать секунд – и твой капучино будет готов.

И действительно, через обещанное время пропищит таймер, кофемашина выдвинет на стол чашку из новейшей, обладающей высокой прочностью, низкой плотностью и несущественной теплопроводностью керамики. Кирилл улыбнётся своей младшей сестре, а та вынет из автоматической кухонной установки две тарелки с овсянкой и поставит на стол.

– Приятного аппетита.

Есть будут молча. Всё уже обсудили ночью, а утром первого января две тысячи сто пятьдесят первого года они будут думать только о том, что волнуются, и прятать эмоцию за нарочито будничным настроением. Разойдутся по своим комнатам, встретятся в очереди к умывальнику, потом снова спрячутся за разные двери и, наконец, увидят друг друга ухоженных, прилизанных, собранных и абсолютно нелепо выглядящих в строгих офисных костюмах.

– Сколько же мы это уже не надевали? – задумается Александра.

– Никогда, – ответит Кирилл, даже не потрудившись вспомнить. Он будет уверен, что выглядел проще, даже когда защищал кандидатскую. – Ты готова?

Александра кивнёт.

И это будет неправдой. Определённый тип личностей и в двадцать втором веке не обретёт способность с удовлетворением признать, что сделали всё, что могли и хотели, а А.М. и К.М. Зубковы будут из тех самых стеснительных и ответственных молодых людей, которые никогда не посчитают себя готовыми к серьёзному научному форуму, каким и будет являться “Леонардо 1.0”.

– Мы сильно опаздываем?

– Если выйдем сейчас, то, думаю, на минуту.

На тот самый отрезок времени, большая часть которого уйдёт на прогрев портала.

Когда синее свечение очертит круг на композитной платформе, брату и сестре останется только шагнуть, чтобы в тот же миг появиться в более новой модели портала, установленной в не самом новом здании Земной Академии наук.

Иногда, всё-таки, на ожидание свободного выходного портала в соответствующем помещении будет уходить ещё небольшое время, но Зубковым повезёт, и они, не задерживая остальных, поспешат в сторону большого конференц-зала.

Центральный корпус Земной Академии наук построят в форме тора, отдавая дань древним коллайдерам. Это будет разумным дизайнерским решением, однако, в 2151 году здание уже морально устареет: стены, полностью покрытые прозрачными экранами, выйдут из моды. Люди устанут жить и работать у всех на виду, а потому начнут кутаться в матовые панели из композитных материалов. Одновременно в сомнительной ценности научных блогах появятся статьи о том, как страдает человек от информационного шума и излучения местных звёзд, и каким прогрессивным решением будет являться отказ от прозрачных и экранных стен. Александра и Кирилл сочтут эти данные непроверенными. Большинство учёных – тоже, и некоторые из них спокойно соберутся в здании старого архитектурного типа для того, чтобы представить свои разработки на нашумевшем форуме “Леонардо 1.0”. Их, организаторов, блогеров и других гостей, будет так много, что А.М. и К.М. Зубковы потеряют ещё несколько драгоценных секунд на простое человеческое изумление.

– Обалдеть, – выразит его вслух Кирилл. – Сейчас точно первое января? Новый год вообще никто не праздновал?

– А ведь ещё перелёты, разница часовых поясов, полночь у всех в разное время, длительность суток…

Новый год на всех планетах и станциях будут праздновать в один день, и поэтому он приобретёт ещё один смысл: станет символом единства всего человечества, на какой бы далёкой планете и под чьи бы поздравления не поднимались бокалы с шампанским.

– Не важно, – покачает головой Александра, прерывая свой поток размышлений. – Мы опаздываем.

Зубковы не впервые окажутся в здании Земной Академии Наук – они там будут работать уже много лет, а поэтому без всяких проблем выберут верный маршрут. Чтобы попасть на свой ярус, они всего лишь поднимутся на платформе, где рядом с ними встанет коллега – Антон Даурин.

– Вот вы где! Ваши бейджики. Как настрой? Всех порвём? – энтузиазма в нём будет так много, что прямоугольные пластиковые карточки с заклёпками едва не выскользнут из дрожащих рук. – Всех порвём! – не дожидаясь ответа или даже какой-либо реакции, скажет он.

А Кирилл и Александра только выдохнут, прикалывая выданное к рубашкам. Они не поймут, зачем там, где над креслами, чуть что, зажигаются их имя, фамилия и научная степень (или профессия) нужен примитивный кусочек пластика, но, если дают – значит нужно.

Потом платформа мягко остановится на высоте одиннадцатого уровня из двадцати. Края двери вспыхнут зелёным, и её створки раздвинутся.

– Доступ разрешён, – женским голосом скажет система распознавания лиц. – Добро пожаловать.

– Да, да, здоровались ведь уже, – пробурчит Даурин, в то время как его младшие коллеги всего лишь вздохнут и пройдут внутрь первыми.

Зубковых А.М. и К.М. впечатлит открывшийся вид. И удивят их не ряды кресел и столов, которые будут тянуться по ярусам вдоль округлых стен, и даже не 3D-экран внизу. Просто первого января две тысячи пятьдесят первого года огромное помещение будет как никогда раньше заполненным. Рядом с практически каждым из серых кресел с трапециевидной спинкой будет стоять человек. Люди в строгих костюмах займут своё время разговорами, чтением с виртуальных экранов смарт-часов или компьютерных очков, и многие будут что-нибудь пить из экологичных одноразовых стаканов, в общем, все займутся суетой, свойственной всякой научной конференции, даже такой серьёзной. Притом так, словно бы ничего ещё не началось, хотя, согласно услужливо высветившемуся уведомлению конференция форума Леонардо 1.0 должна будет идти уже целую минуту.

– Десятое – это налево, – Александра поймает за рукав Кирилла, который захочет свернуть не туда, отведёт к правильному месту, а сама сядет рядом. Потом медленно выдохнет, собирая по капле спокойствие и жалея, что выпила кофейно-молочный напиток, от которого у неё и без стресса может неприятно скрутить живот.

Александра будет несовершенной. В двадцать втором веке, как и в двадцать первом человек всё ещё останется продуктом случайных мутаций. В двадцать втором веке, как и в двадцать первом, люди будут улучшать всё, до чего только смогут дотянуться, но в только первый день две тысячи сто сорок первого года научные центры всех достаточно развитых планет получат приглашение поучаствовать в разработке человека совершенного. В награду им пообещают огромный грант и целую планету на реализацию проекта по заселению её людьми нового типа. И это прельстит не одну команду, но через десять лет, в день начала форума, свои разработки готовы будут представить только четыре лаборатории. И среди них – та, в которой Александра и Кирилл Зубковы пройдут путь от лаборантов до кандидатов наук, готовых объяснить всё, что угодно, по поводу работы головного мозга созданного землянами совершенного человека.

– Как думаешь, где будут сидеть блогеры? – спросит Кирилл, но Александра не успеет прокомментировать обезличивающий дресс-код, из-за которого неясно, кто есть кто, потому что свет резко потускнеет, и яркой останется только область для презентации и некоторая площадка вокруг.

Наконец-то, начнётся первая конференция форума “Леонардо 1.0”.

И, как водится, прежде всего остального прозвучат речи о том, как он важен. Ведущий воспроизведёт заученный текст и обворожительно улыбнётся всем присутствующим. За ним выскажутся организаторы, а точнее – их представительница – строгая бизнесвумен, которая подаст идею и будет спонсировать проект активнее остальных. Она расскажет, как в детстве мечтала жить в мире, где человечество возьмёт эволюцию в свои руки и избавит её от глупых осечек, которые мешают человеку разумному стать, наконец-то, совершенным.

Потом обязательно выскажется председатель Земной Академии Наук, как принимающая сторона. Он не займёт много времени и расскажет, какая это была вдохновляющая и сложная задача, а потом пожелает удачи и уступит место представителю Колыбели – союза всех земных государств, и политик займёт все оставшиеся девять минут вступительной части, а ещё прихватит парочку из основной, чтобы закончить долгую и нудную речь, от которой блогеры придут в восторг, а все остальные – едва не уснут.

Александра задумается о том, кто здесь ещё, кроме представителей СМИ, учёных и политиков. Заметит на верхних рядах женщин и мужчин в нарядах гораздо более разнообразных по цветовой гамме и менее строгих по крою. Одно из лиц она узнает, и, позабыв научные принципы, опрометчиво обобщит, сделав вывод, что все в некотором секторе верхнего яруса – общественные деятели. Но речь политика на этом не закончится.

Александра переведёт взгляд налево, и увидит там лица строгие и неживые. На эти дорогие игрушки – андроидов-телохранителей – деньги найдутся только у богатых, а значит, перед ней – бизнесмены и, возможно, звёзды шоу-бизнеса. Но всё-таки большей частью собравшихся будут учёные или недалёкие от науки люди, что успокоит Зубкову.

А её брат будет занят иным. Он подопрёт щёку кулаком и проиграет бой с собственной сонливостью, но, впрочем, не уснёт до конца и очнётся, едва аплодисменты возвестят о том, что представитель Колыбели, наконец, замолчал.

Ведущий поблагодарит политика за воодушевляющую речь и скомкано объяснит, что порядок выступления будет определён прямо здесь и сейчас новейшим генератором случайных значений, по злой иронии принявшего форму обычной игральной кости с четырьмя гранями, на каждой из которой – название команды. Он подпрыгнет внутри 3D-экрана покажет код: APZ-0897-3.

Под этим набором символов будет подразумеваться спутник с неофициальным названием – Океания. Оно будет дано ему практически сразу после первых полученных данных. Большую часть поверхности спутника скроет вода, но несколько архипелагов всё-таки высунут свои вершины на поверхность, и окажется, что многочисленная совокупность факторов сотворила атмосферу, похожую на земную. Люди охотно высадятся на APZ-0897-3, справившись с тяготением в четыре раза большим, чем земное. В конце концов подводные города займут практически все возвышенности дна, а местные биологи устроят из местных вод аквариум для самых разнообразных форм жизни. Эндемики-одноклеточные почти исчезнут к 2151 году, однако, этого, согласно шутке, никто и не заметит. Кроме, разумеется, экологов-активистов.

Выступать будет девушка с агрессивно-красными волосами длинной по пояс. Кирилл Зубков заметит, что не слушает её доклад, а смотрит на яркий образ, разбавляющий чёрно-белую массу.

– Нам удалось добиться возможности полноценно существовать как на суше, так и в воде, избавляя совершенного человека от сковывающей его необходимости менять среды пребывания, – расскажет она, запуская видео на одном из слайдов, и с проектора на почтенную публику посмотрит существо, отдалённо напоминающее всю совокупность выдуманных человечеством антропоморфных подводных монстров.

Оно будет пугать. И будет именно что мужчиной, хотя без пояснений самого существа не будет понятно, какого оно пола.

– И хоть я – всего лишь опытный образец, продукт генной инженерии, выращенный ускоренным методом в искусственной матке, я – чувствую себя полноценным и… счастливым! – скажет он на местном языке, но субтитры всё прекрасно переведут. – Я сильнее обычных людей и могу дышать там, где не могут они. Думаю, что, если бы все смогли так же, мир стал бы гораздо лучше.

Кроме мелочей, вроде повышенных силы, выносливости и подобного, совершенному человеку явно будет полагаться не болеть ничем надоедливым или опасным, о чём докладчица и сообщит с гордой улыбкой, посвятив целый слайд результатам в этой области.

Александра повернётся к Кириллу, а и они вместе – к своим коллегам. Им покажется, что учёные со спутника с кодом APZ-0897-3 справились с этой задачей лучше землян, ну или во всяком случае, уж точно не хуже, но без серьёзного противника нет и не будет настоящей радости от победы.

– Но мне не нравится их концепция. Зачем идеальному человеку дышать под водой? Она в таких количествах и жидких состояниях есть не везде, – шепнёт Кирилл.

А Александра лишь пожмёт плечами и прислушается к словам ведущего, который поблагодарит Океанию и позволит всем остальным задавать вопросы.

Блогеры защёлкают кнопками активации распознавателя речи и камер. Засуетятся, подсматривая свои шпаргалки, и забьют всё, отведённое на вопросы время, помешав учёным расспросить о том, что действительно важно.

– Скажите, какими будут стандарты красоты для этих людей?

– Это этично – выращивать человека только ради эксперимента?

– Приведёт ли их устойчивость к болезням к разорению фармкомпаний?

– Не вытеснит ли такое человечество и рыб из водной среды?

– Мы могли и не готовиться. Нас не спросят, – пробурчит А.М. Зубкова, а А.Н. Даурин, который будет сидеть за её спиной, в последние секунды всё-таки успеет спросить, как его коллеги с Океании оценивали некоторые параметры, при выборке в десять человек.

– При помощи компьютерного моделирования нынешние особи были виртуально размножены до тысячи экземпляров.

А это уже будет не десять. И компьютерное моделирование, на самом беде, будет распространённым методом, но, обычно, речь будет идти о системах чуть менее сложных или же об упрощённых моделях. Видимо, учёные Океании будут располагать впечатляющей вычислительной мощью, но проверить это конкуренты и сторонние наблюдатели смогут это только на других конференциях форума, и то при условии, они будут освобождены от душного внимания блогеров.

И хоть форум в своей программе будет иметь отдельные дни для детального обсуждения каждого проекта, А.М. и К.М. Зубковы и А.Н. Даурин не будут уверены, что хоть кого-нибудь, кроме их коллег, напрягут бесконечные вопросы про этичность и другие вещи, связанные с идеей форума, а не его деталями.

Когда докладчицу Океании отпустят, настанет очередь команды частной лаборатории планеты под кодом TGH-1193, более известной землянам как “Арктика”. Конечно, схожие названия путали местных, но зато, стоило его только озвучить, как даже незнакомый с галактической географией школьник представит себе нечто, покрытое толстой коркой льда, под которой находится жидкий океан.

Представлять лабораторию будет лысый мужчина с неопрятно завязанным галстуком, который он ещё ни один раз нервно поправит. Любые мысли о докладчике будут приводить к мыслям о лысых кошках.

Однако, представленный Нилкалманом О.С. совершенный человек будет прекрасной иллюстрацией того, что ни природа, ни люди не придумают лучшей защиты от холода, чем шерсть. В совокупности с жиром она даст нужный эффект, а чтобы не превращать совершенного человека в мифологического йети, учёные Арктики ограничатся небольшим количеством того и другого, однако, невообразимым качеством.

Эко-активист с верхнего яруса на первых же секундах времени для вопросов уточнит, как быстро растут волосы на теле представленного Арктикой совершенного человека, потому что если ускорить этот процесс, то можно будет перестать мучить животных ради тёплых свитеров, а шерсть получать от людей – как получают волосы для париков.

– Но… зачем такому человеку шерстяная одежда? – шепнёт Кирилл, искренне попытавшись сохранить серьёзное лицо, в то время как у Александры притязания будут меньше – она постарается хотя бы не рассмеяться.

Даурин нажмёт на кнопку “поднятой руки”, но в этот раз так и не дождётся возможности спросить о том, какой микрофлорой будет обладать шерсть данного существа, и как быть с гигиеной. Ни ему, ни кому-то из учёных так и не дадут слова.

Но когда представителя планеты TGH-1193 отпустят на свою платформу, поправлять галстук и унимать нервную дрожь в руках, настанет черёд землян представлять свой проект.

А.М. и К.М. Зубковы замрут, вслушиваясь в выступление и вглядываясь в лица тех, кто уже с недобрыми ухмылками готовит каверзные и тупые вопросы. Их докладчиком будет приятный мужчина с хитрой стрижкой и прямоугольным компьютерными очками.

– Ну-с, Волынко, удачи!

Кирилл от волнения сожмёт кулаки, а Александра – снова чувствует, что кофе с молоком выпила она зря.

Про разработанный в их лаборатории экземпляр Зубковы будут знать всё, что необходимо. И внешне плод их трудов будет самым обычным человеком, разве что, несколько более аккуратным и с более развитой мускулатурой.

Жители планеты, которая несколько раз за прошлый век застынет на грани экологической катастрофы, сделают своего совершенного человека неприхотливым. Он сможет есть, что попало, дышать абы чем и вместо воды использовать практически все жидкости, которые попадутся ему под руку. И, разумеется, никто не забудет про базовый набор совершенства: силу, выносливость, устойчивость к аллергиям и заболеваниям.

– Надо ли полагать, что борьба за экологическое здоровье планеты перестанет быть необходимой? – въедливо уточнит эко-активист.

– Культура термической и химической обработки пищи выйдет из моды? – обеспокоится представитель этнического меньшинства. – Это отразится на культуре народностей в целом!

В итоге Александра и Кирилл Зубковы заскучают, не получив ни единого вопроса про работу головного мозга или даже смежные темы. Они в очередной раз посмотрят друг на друга, на окружающих, на общественных деятелей, готовых выплюнуть ряд вопросов о том, как сама мысль о построении нового человечества, влияет на нынешнее, и устало вздохнут.

– Поэтому мы и не подписаны ни на один новостной блог, – вспомнит Кирилл.

– И то верно.

Но слишком долго Зубковым скучать не придётся, ведь землянин освободит место возле 3D-проектора, и со второго же слайда новой докладчицы на публику посмотрит существо, вовсе не отдалённо напоминающее чёрта.

Красно-коричневое, агрессивное даже на вид – его породит команда учёных с Термы, или планеты под кодом UTK-6667. В отличие от существа, которому придётся жить в холоде, его средой будут раскалённые пески, камни и струи пара, вырывающиеся из недр из родной планеты.

– Упрочнённые кости, ногти и иные выросты позволят человеку эффективно сражаться со зверями, даже если рядом нет оружия.

И публике покажут видео, в котором этот чёрт будет бороться с местным ящером за право жить в этом аду.

Александра совсем не обратит внимание на эту вставку. На экране, вмонтированном в стол, она будет рассматривать один из предыдущих слайдов, и, прочитав про особенности терморегуляции данного вида, подробно рассмотрит их кожу:

– У них чешуя! Никакие экологи сумочки же из них делать не предложат?

– А я бы тебе такую подарил, – Кирилл пошутит совершенно расистки, но получит за это только неудачный пинок – выражая своё возмущение Александра попадёт в стол, а не в брата.

– Эй, посмотри! – тут же отвлечётся она, и кивнёт в сторону идейного вдохновителя форума “Леонардо 1.0”.

Эта женщина будет выглядеть подавленной. Она что-то потребует у подбежавшего к ней ассистента, и уйдёт к проектору, прервав череду обыденных для этого форума вопросов.

Попросив прощения за то, что перебила, и посадив выступающую на место, организатор вздохнёт и скажет, что первый день форума принёс ей смешанные чувства, и, с одной стороны, современные технологии могут больше, чем она мечтала, но с другой – несовершенные человеческие умы воплотят очень разные представления об идеале.

– Полагаю, что совершенный человек должен быть совершенен во всём, в чём только возможно. Идеал – он один. Иначе то, что является совершенным на Терме, окажется ущербным на Арктике, и наоборот. Извините, что привожу ваши работы в пример, – она скажет это искренне, – но они иллюстрируют мысль наиболее наглядно. Знаю, это может оказаться глупой мечтой, однако, может быть, совместными усилиями вы сможете создать действительно… совершенного человека?

И на несколько секунд в большом конференц-зале станет тихо. Простая претензия взрослой мечтательницы окажется одновременно и обидной, и разумной. И когда зал оживёт, начав поверхностно осуждать детали идеи, Кирилл вполголоса скажет сестре:

– А что-то в этом есть.

И Александра на это кивнёт.

 

После завтра

И уже послезавтра, 02.01.2151 состоится второе заседание форума “Леонардо 1.0”, на котором без блогеров учёные будут обсуждать концепцию действительно совершенного человека.

Первым же предложением новой концепции станет совершенствование самого форума – переименованием его в “Леонардо 1.1”. На этой мелочи учёные серьёзно застрянут, доказывая рациональность заведомо нерационального желания сделать всё как можно “красивее”, но в конце концов убедят друг друга и, успокоившись, перейдут к основной теме.

Согласившись с переименованием, идейный вдохновитель подтвердит своё согласие ещё несколько раз и к концу вступительных обсуждений будет выглядеть очень грустной и уставшей. Она почти полностью выпьет химический энергетик из пластиковой бутылки, чтобы суметь одобрить или же не одобрить вид совершенного человека.

– Мы будем вынуждены под неё прогнуться, – вздохнёт Александра. – Это плохо.

Но вскоре она передумает. Окажется, что прогнуться под одного разумного человека лучше, чем выслушивать активное обсуждение множества, которое, самым очевидным образом, занесло.

– Заче-е-ем? – сипло шепнёт Александра брату. – Зачем человеку рожать за один раз от трёх до пяти детей?

– Ты чем слушаешь?

И как раз Даурин воодушевлённо скажет, что это поможет быстро распространить совершенного человека по вселенной, перекрывая показателями рождаемости людей нового типа показатели смертности старого. А проблема с перенаселением, согласно поверхностным обсуждениям не грозит: есть отдельная планета, а потом – создадут эффективную контрацепцию и, в конце концов, не здорово ли будет, если совершенное человечество расселится по всей вселенной?

К.М. Зубков расскажет о том, что, скорее всего, первые совершенные люди на определённом этапе развития не побоятся модернизировать человечество снова. Что форум “Леонардо 1.1.” лишь запустит цепочку контролируемых превращений, и всё, что им не понравится, они сами же уберут. И если не захотят рожать столько детей разом – и это тоже.

Организатор форума станет выглядеть совсем уж несчастной.

И Александра невежливо крикнет:

– Эй, дамы и господа! А старым что? Запретим размножаться? – и тише добавит. – Хотела бы я посмотреть как. И это я уже молчу про то, что подобные детали в человеке совершенном – далеко не самое важное.

После этого Александре отключат встроенный в трибуну микрофон, но она ни о чём не пожалеет, уже хотя бы потому что идейная вдохновительница посмотрит на неё с благодарностью. Ну а ещё серьёзные учёные мужи и жены вернутся из прекрасного мира будущего в реальность, где, прежде чем определиться с деталями, стоит подумать о главном.

Но Кирилл обидится на Александру, потому что идея с несколькими детьми сразу ему очень понравится. Негативные эмоции почувствует и Даурин, которому запретят общаться с Александрой, опасаясь, что она сможет озвучить свои мнения через него. И сама А.М. Зубкова после этого, кстати, тоже – для чего её оставили в зале, если пресекают все способы высказать своё мнение или же предложение? Но окажется, что наказание – временное, и скоро зелёный ободок на панели покажет, что микрофон снова включён.

Но к этому времени Александра уже будет задумчиво молчать, оценивая масштабы работы по своему профилю. На объёмном экране кто-то в специальной программе набросает на скорую руку облик и окружит виртуальное тело прочими параметрами, не касающимися внешности. Внешность же останется заурядной, кроме, быть может, роста под два метра, большего разнообразия в цвете кожи, волос, и мелких отличий во внешнем виде глаз, порождённых тем, что этот оптический прибор должен будет улавливать больший диапазон частот и иметь куда большее разрешение, чем сложилось в ходе длинной цепочки случайных мутаций. Но зато сноски, которые Александра, ввиду несовершенства собственных органов зрения, сможет рассмотреть, только увеличив переданное на экран стола, будут содержать множество требований. Поверх базового набора, земных разработок и улучшения глаз лягут пожелания о том, чтобы этот человек смог выдержать серьёзные перегрузки, мог дольше обходиться без кислорода, спокойно функционировать при более обширном диапазоне температур и иметь более совершенные характеристики мозга, включая стрессоустойчивость, скорость реакции и мышления.

– Вот и чудно. Будет чем заняться, – улыбнётся Кирилл.

И только после всех обсуждений, наконец-то, выпившие безмерное количество кофе, чая и иных энергетиков учёные начнут разбредаться по домам или гостиницам отдыхать.

Да, им ещё многое придётся обсудить и над ещё большим – поработать, но это будет потом. А перед этим им предстоит отбиться от блогеров, закрыть все социальные сети, пестрящие десятками сообщений с вопросами о собрании, и выстоять длинные очереди к порталам.

Но преодолев все препятствия и оказавшись дома, Зубковы услышат блаженную тишину, все звуки которой – фоновые.

В ней они позволят ушам, глазам и разуму отдохнуть.

За окном, напротив порталов, будет шуметь город. Не так сильно, благодаря толковой звукоизоляции, однако, согласно требованиям безопасности, она не будет абсолютной, а значит, пропустит такие звуки, как вой сирены и часть других, менее важных. Например, рёв моторов лётомобителей и гул воздушной полосы магнитного метро.

Глядя на пейзаж, полный современных технологий и серых или стеклянных коробок с миллионами рекламных огней, Зубковы задумаются, в том числе и о вечном.

– А правильно ли мы делаем? Наверняка нет. Как может несовершенство создать совершенство? – спросит Александра.

– Наверное, никак, – Кирилл немного расстегнёт молнию рубашки, позволив себе, наконец-то, дышать. – И поэтому меня больше волнует, каким будет мир, ну… после нас.

 

Навсегда

Второго января, две тысячи пятьдесят первого года Зубковы начнут вести блог, где, не разглашая научных и коммерческих тайн, будут делиться мыслями о том, что у них получается и не получается, как это может сказаться на настоящем и будущем. Эти видео увидят жители три тысячи пятьдесят первого.

– Мам, смотри! – девушка-подросток резким жестом кинет видео на экран в кухне.

– Я сколько раз говорила не дёргать резко! Ты сломаешь компьютер.

Девочка закатит голубые, непохожие на наши глаза, цокнет языком и ссутулившись придёт на кухню, где плюхнется на левитационное сиденье и придвинется к парящему на удобном уровне столу.

– Налить смузи? – спросит мать, и девушка покачает головой. После нового года его останется слишком уж много, а желания пить – очень мало.

С виртуального экрана на двух совершенных женщин будут устало смотреть А.М. и К.М. Зубковы. Они поделятся переживаниями:

– Мне страшно думать, что после меня не останется… никого. Что мой род прервётся. Знаю, это всего лишь набор генов, который не несёт особенной ценности, но всё-таки… надеюсь, я пройду экспертизу, и мой материал модифицируют должным образом, – скажет Кирилл.

– И на что смотреть? – проворчит женщина.

– Сейчас-сейчас.

– Мне опять пришло приглашение на интервью, – в прямом эфире пожалуется Александра. – И знаете? Хотела бы я, чтобы блогеры совершенного общества были хоть капельку, хоть на столечко менее надоедливыми.

– Видишь, какое примитивное мышление? – девушка поставит видео. – Ужас. Как можно мечтать, чтобы блогеры не докучали? Блогеры! Если бы мне хоть один прислал письмо… я была бы счастлива. А теперь они даже у президента ничего не спрашивают – всё у него личного ассистента.

– Ну и что? Зато он всегда обладает точной и правильной информацией, а наш мозг, увы, не ИИ.

И уже давно умершие Александра Михайловна и Кирилл Михайлович Зубковы никогда не узнают, что жизнь совершенных людей от жизни обыкновенных будет отличаться только уровнем технического развития. Ведь, шлифуя тела, учёные форумов “Леонардо 1.1.”, “Леонардо 2.0.”, “Леонардо Z.” и “Леонардо 17.0.” так и не изменят нечто, что и в 3151 году не смогут засечь и измерить, а именно – душу. И каскад проектов “человека совершенного” наглядно покажет, что как ни меняй тело, а людская сущность всё-таки квазистационарна.