Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Манящая

1

Маня была умеренно распущена: могла позволить себе мини-юбку, но без фанатизма к макияжу, колготки в сетку, но низкий каблук – чувствовала и умела приковывать внимание мужчин, пробуждая у них лёгкую симпатию, а не животные инстинкты. Подруги за это её любили, за это же они её ненавидели. Пока её не было рядом, они обсуждали Маню до самого её появления на горизонте. Они словно создавали её присутствие своими же разговорами, будто не могли прожить без неё и минуты: уважали, любили, боялись и завидовали. Только от Мани у них были такие странные и непонятные ощущения, которых они просто не могли объяснить, настолько сильные это были ощущения, что их даже невозможно было заметить: они обсуждали её, не замечая за собой этого, думали о ней, не понимая, как пришли к этим мыслям, ненароком равнялись и стремились подружиться ещё сильнее.

Жила Маня одна, в небольшой квартире, иногда приводила домой парней, с которыми знакомилась в тех или иных местах, поила их чаем, некоторым даже удавалось искушать шедевров Маниной кулинарии, если они оставались со вчерашнего обеда, остальные же просто перебивались конфетами. Конфеты были всегда – иногда уже твёрдые, иногда дешёвые, но были всегда. Затем следовал обязательный ритуал переодевания на глазах у парня в другой наряд, чаще вечерний, и они шли гулять. Вдвоём назад не возвращались, Маня, мило распрощавшись, возвращалась одна. И каждый очередной парень не подозревал, что он больше в Манину однушку никогда не попадёт, он возвращался поникший домой, перебирая в голове её образ, эротическое дефиле по квартире, глаза и шутки, которыми она умело оперировала. На этом общение с каждым конкретным парнем заканчивалось. Ни с кем второй раз специально она не встречалась, номера телефона не давала, личной информации о местах работы, учёбы, фамилию не выдавала, поэтому никто и не искал. Хоть и каждый из парней знал адрес, а прийти не решался, и Маня точно знала, что никто не придёт. И никто не приходил. И не искал. И Маня это знала.

Некоторые вечера Маня всё-таки посвящала подругам, так рьяно стремившихся с ней потусоваться – причём тусоваться хотели все и сразу, что дико Маню утомляло. Она старалась свести количество девочек вечерами к минимуму, но телефоны никто не отменял, поэтому переписками и созвончиками до конца вечера они набегали, чем безумно утомляли Маню. Встречались предпочтительно в барах или небольших кафе, где подавали хорошее вино и что-нибудь из мяса. Иногда сидели у кого-нибудь дома, но никогда не сидели у Мани – она сама того не позволяла (ни грубо, ни категорически) – просто всегда находился повод, чтобы к ней никто в её скромную квартиру не пришёл, так ей было проще в середине вечера увильнуть домой. Сказать, что ей было с ними скучно и неинтересно – это ничего не сказать, но она понимала, что для поддержания имиджа, новостного минимума и последних сплетен это необходимо.

2

– Маш, я давно хотела у тебя спросить: почему я тебя никогда не видела с молодым человеком? – [«О, нет, к чему эти вопросы, Настя… Хороший же вечер был – надо начинать собираться домой, пока не слетелись остальные уши...»].

– Я ищу усы! – отшутилась Маня тихо для Насти. Они вместе посмеялись, но Настя поняла, что лучше с подобными вопросами не обращаться больше.

Несмотря на перевод темы на шутку, Маня мило распрощалась со всеми, накинула куртку и вышла на улицу. [Настя дня три ещё ощущала себя виноватой и писала в WhatsApp извинения, на которые получала «Ок.».]

Выбежав на улицу, Маня выдохнула и двинулась в сторону дома.

3-4

Да, определённая доля шутки всё-таки была в её фразе: она не искала усы – она искала их носителя.

А

В далёком 2015-ом случился крайне карикатурный сюжет: выбежав из такси, Маня столкнулась с усатым мужчиной и рассыпала все бумаги, которые мгновение назад были в её руках, по тротуару. Он помог их собрать и оставил свой номер телефона.

Вечером она теребила визиточку в руках:

Librarium

Ростислав Шайтанов

+7(999)-999-12-13

«Глупости какие-то…», – подумала вечером Маня, набирая номер телефона. [Визитка была в одном кармане с мелочью на проезд домой. Рассчитавшись, так и проехала всю дорогу с ней в руке, уставившись в окно.]

Навряд ли бы она позвонила, если бы не имя Ростислав, если бы не усы и если бы не Libraruim. Нажав кнопку вызова, заулыбалась от немыслимости всей сложившейся ситуации.

Гудок… Второй… «Так, посерьёзнее!»

– Да, здравствуйте, это Librarium! Моё имя Ростислав. Что хотели бы погрузить?

«Твою мать… Что? Погрузить?»

– Что, простите?… Я не совсем поняла, что вы сказали. Я – Маня, сегодня столкнулись с вами на улице, и вы вручили свою визитку. Чем вообще занимается ваша компания, хотела поинтересоваться, – «Господи, можно ж было загуглить… Какая же дура – зачем я вообще звоню?». Снова тихо рассмеялась от нелепости.

– А, Мария, добрый вечер! – на том конце была слышна улыбка. – Не люблю телефонные разговоры с привлекательными девушками… Простите за мои спонтанные комплименты. Ахах! Если коротко, то мы погружаем книги в воду.

– Что, простите?..

– Могу рассказать подробнее либо в офисе у нас, либо в неформальной обстановке. Как вам удобнее?

– Наверное, в офисе.

– Хорошо, подъезжайте после рабочего дня. Я вас дождусь. Вы сами ничего не пишете?

– Не приходилось.

– Тогда прихватите с собой любую книгу, которую не жалко будет. Есть такие?

– Думаю, что найду, да.

– До встречи! Адрес в интернете посмотрите или продиктовать?

– Посмотрю, да.

– До свидания!

«Аааааа! Что это было?!»

Недоумению не было предела, но теперь интересовали не только усы и имя Ростислав.

В первую очередь был включен ноутбук и забито название фирмы. Такая фирма существовала, и был указан конкретный адрес. В описании действительно было указано «погружение книг в воду» и 3 отзыва:

 

«Лариса Игнатьева (4 звезды)

Проверила все свои книги! Сервис отличный!

 

Роман Шальной (5 звёзд)

Как же она утонула… Вы бы это видели…

 

sgsdfgsdf (5 звёзд)

Пушка!»

 

Вечер завтра был свободен, а поэтому, недолго думая, Маня взяла с полки сборник из трёх детективов в твёрдой обложке, подаренный ей полицейским на свидании, и сунула в сумку.

Б

Сон. Работа. Маршрутка до места встречи.

 

В

– Алло, Ростислав, это Маня. Я подъехала, стою около входа.

– Всё, спускаюсь за вами – 5 минут!

Г

В этот раз усы Ростислава показались Мане жутко нелепыми. Он поздоровался, узнал, как дела, как добралась. Они поднялись на третий этаж.

– Все ребята уже ушли домой. Мы здесь работаем втроём: я, бухгалтер – Анатолий и сушильщик – Эдуард.

– Сушильщик?

– Да. А как же? Я сейчас вам всё расскажу и покажу.

Ростислав предложил Мане кофе или чай на её выбор. Чай был только в пакетиках, Маня такое не употребляла, берегла желудок на старость, поэтому остановилась на отказе от напитков.

– Маша, вы принесли с собой что-нибудь?

– Да, какой-то безумный сборник, который я даже не рискнула открывать, – полезла в сумочку, чтобы достать его, но как только появился краешек книги, Ростислав залил смехом офис.

– О, да, те самые авторы! Ахах! – подшёл к двери около шкафа, открыл и позвал Маню подойти.

За дверью было что-то похожее на склад книг, причём всяких разных – они были где-то свалены в кучу, где-то полностью заполняли полки в хаотичном порядке, где-то просто по полу лежали одинокие экземпляры. И в дальнем углу этой тёмной комнаты лежала огромная куча книг с таким же дизайном обложки, как у Мани в руках.

– Позволите вашу книгу?

– Да, конечно, пожалуйста.

Ростислав взял из руки Мани книгу и резко запустил её в ту кучу так, что она приземлилась прямиком на самую её верхушку.

– Какой отличный вышел бросок! – отметил своё достижение Ростислав.

Маня подумала, что он идиот. Но спросила другое:

– Что это всё такое? Почему там всё это? И зачем вы просили меня принести книгу для некоего погружения – это сейчас оно и случилось?

– Ни в коем случае! Просто люди несут эту макулатуру к нам, окунают и не забирают обратно. А что нам с этим делать? Вот мы и выкупаем их у них за бесценок, потом сдаём на переработку. Всё-таки люди не виноваты в том, что к ним поступает этот хлам. Вам вернуть деньги за вашу?

– Нет, не стоит. Она у меня уже года 4 стоит бессмысленно.

– Это хорошо. Сами что читаете? Могу на «ты» перейти или возникнет неловкость?

– Да, пожалуйста, мне всё равно. Я продолжу на «вы», наверное.

– Как угодно. Так что читаешь?

– Ну, если я сейчас вывалю на вас имена из школьной программы, как это делает большинство после подобного вопроса, то обману вас этим, поэтому признаюсь честно, что читаю мало очень, бывает, беру какие-то вещи на полки «Популярное» в «Читай-городе», когда возникает большое желание что-то прочесть. Но заканчиваю либо на половине, либо если это оказывается сопливая книжонка, то дохожу до конца за вечер и, этим пресытившись, долгое время потом не читаю ничего.

Ростислав молча выслушал эту исповедь, два раза кивнув в процессе:

– Вот ты целевая аудитория нашей компании, да. Когда людям сложно, когда им непонятно, но очень хочется что-либо прочесть, они где-то берут книги и приходят к нам, где мы уже делаем своё дело в этом аквариуме.

Он нажал на кнопку около того же шкафа с другой стороны от двери, и створки стены раздвинулись. На открывшемся подиуме стоял большой, на скромный Манин взгляд, 100-литровый, аквариум с чистой синей водой, вокруг него была зелёная подсветка, что создавало в небольшой каморке неописуемый перелив цветов:

– Ух ты, это очень красиво выглядит!

– Да, на самом деле в этих подсветках никакого смысла, но так люди возвращаются к нам опять и опять. Если бы мы поставили его посреди офиса, то он бы показывал тот же результат, но мы бы избежали этого необходимого пафоса. Момент! – Ростислав суетливо отбежал от аквариума и зашёл в комнату-склад с книгами, откуда вынес две книги. Обложки были бледные и без надписей. – Я взял классику, которую показываю всем – это, как ты видишь, сборник рассказов Леонида Андреева. Знала бы ты, сколько сушек она уже вытерпела! А вторая это что-то из того, что принесли посетители, не будем открывать её даже, чтобы не расстраиваться заранее.

Как ты можешь заметить, я взял примерно одинаковые по весу книги, чтобы не показалось, что одна утонула из-за того, что тяжелее, а другая плавает, потому что легче. Синяя вода не просто так – эти синие элементы позволяют не утопить тяжелую книгу и не держать на плаву лёгкую – они анализируют слова. Вода может за мгновение проникнуть на каждую страницу и прочесть всё. Ведь как бы не развивалось человечество, скорость чтения у человека никогда не будет такой быстрой, как у воды, поэтому мы и доверяем эту миссию ей – она ещё ни разу не подвела. Мы занимались разработкой с филологами из нашего классического вуза и с американскими биоинженерами – ошибка минимальна, если она и есть, то вариант её появления около 0,1%. Есть предпочтения с чего начнём?

– А у меня вопрос: может ли возникнуть ситуация, что книга не утонет до конца, а задержится где-то по середине, как с не до конца тухлым яйцом? Что с ней тогда делать, если такое возможно?

– Конечно, возможно. Ну, тут уже каждый для себя выбирает – сходить купить яйца посвежее или же пойдёт и такое. Хуже не будет, но и заявленной свежести от яичка уже не получишь. Так и с книгой.

– Тогда давайте начнём с серой.

– Без проблем. Сейчас посмотрим, что нам преподнёс неизвестный автор, которого кто-то оставил в нашем приюте.

Ростислав аккуратно окунул книгу в синюю воду – она зашипела, поглотила книгу и утянула её на дно. Маня взглянула на Ростислава – он стоял в недоумении.

– Я удивлён. Я думал, что на складе только всякая чушь, мне стало интересно, как это туда попало и что это вообще за книга. Ладно, мы её просушим и всё узнаем! Давай я принесу твою, чтобы продемонстрировать всё-таки наглядно, как не тонет пустая книга, – он выбежал и принёс Манин сборник.

Погрузил и его. Вода снова зашипела, но уже ничего не утащила, можно было бы сказать, что книга вообще осталась сухой, но это не так – она намокла совсем слегка и продолжила плавать на нижней части форзаца.

– О, так там есть задатки мудрости!

Маня улыбнулась этой шутке.

– Ладно, остался наш мастер слова, Андреев.

В подтверждение уверенности Ростислава она лихо утонул, куда быстрее, чем серая книга.

– А можно мне эту книгу, когда высохнет?

– Частая реакция на хорошие книги! Такое происходит не только с Андреевым, к слову, просто она у нас – любимчик для демонстраций. Конечно, я тебе её дам – для этого мы специально закупили побольше книг авторов, которые тонут. Сейчас принесу тебе сухой экземпляр, а то насиловать ежедневными погружениями одну книгу – было бы издевательством над ней, – и вынес со склада сборник, но новее, видимо, другого издательства. – Причём, утонет ли книга, не зависит от самого писателя: это может быть наш местный, может быть иностранец или москвич, африканец или иранец, богатый или бедный. А от чего зависит, пока исследования не пришли к конкретному выводу, но это уже задача филологов – наше дело простое: мы сделали погружение, люди сделали выводы. Или не сделали. Возможно, дело в настроении автора или в подходе к написанию, или в его цели. А, может, вообще всё в банальной удаче! Тогда всё это наше предприятие окажется совсем грустной и глупой затеей.

– Вы раздаёте книги, вы платите людям за их ошибки в покупке или подарке – за что существует ваша компания?

– За счёт писателей и издательств. Издательствам это позволяет экономить на людях, которые занимаются вычитыванием многочисленных произведений и смыслов, и позволяет исключить возможность попадания к ним низкокачественной литературы – плохо, что нашими услугами пользуются пока не все издательства. Ну а, писателям позволяет понять, стоит ли дальше работать над книгой либо же вообще закончить с этой и приступить к другой. Или не приступать вообще. Хотя большинство присылает и приходит вновь и вновь. 70% книг Пелевина сразу вообще плавали на поверхности, затем он их дорабатывал, но второй раз уже не присылал одну и ту же книгу – видимо, ему хватало раза, чтобы понять что-то, а, может, он нас проверяет. Его право.

– Я впечатлена вашим делом! А что с сушкой?

– Ах, да.

Ростислав достал мокрые книги из «либрариума» и отнёс в дверь в противоположной стене, где было огромное серое светлое помещение, как банковские сейфы в фильмах, которые видела Маня, и разложил книги на столе.

– Честно сказать, в сушке я совсем не разбираюсь, знаю, что здесь хорошо настроенные потоки воздуха и правильная вентиляция, которая позволяет книгам не скукожиться, а принять первоначальный вид. Это лучше расскажет тебе Эдуард, если будет интересно. Он написал несколько научных трудов об этом – отличнейший знаток своего дела.

Возникла минута молчания. Ростислав занялся рассматриванием Мани, что она не могла не заметить. Они встретились взглядами:

– Я бы хотел сказать, что на этом можем закончить, но ты, Маша, слишком привлекательна, – это Ростислав произнёс несколько замявшись. – И мне совсем не хочется просто так распрощаться с тобой сегодня. Поэтому если у тебя на сегодняшний вечер больше ничего не запланировано, то мы могли бы прогуляться до какого-нибудь ресторана и продолжить наше общения за ужином?

– С удовольствием, – Маня слегка залилась румянцем. – [«Блин, надеюсь, он не заметил.»]

Д

От офиса минут 5 шли молча. Ростислав смотрел в тротуар и, видимо, думал о чём-то своём, Маня смотрела вперёд и пыталась вспомнить, что из последнего прочитанного она хотела бы проверить в «либрариуме», но почему-то не могла даже вспомнить, что за имена и названия были на обложках этих книг.

– Ростислав, а у вас были какие-то прям удивительные вещи при погружении?

– Например? Что ты имеешь в виду под «прям удивительные»?

– Ну, знаете, всплыл Толстой или утонул сборник стишков какого-нибудь ноунейма?

– Ноунейма… – Ростислав, как будто, попробовал на вкус это слово. – Нет, кажется... Я не помню такого. Всё вполне ожидаемо обычно. А сборники так называемых тобой ноунеймов очень часто тонут, что я считаю очень удачным показателем для них! Иногда даже грустно, что они так и остаются неизвестными и пропадают где-то в уездном городе N.

– Что за уездный город N?

– Это из одной известной блюзовой песни… Вот блин! Мы ж забыли про серую книгу! – хлопнул ладонями себя по бедрам. – Ладно, я завтра тебе позвоню и сообщу, кто это был. Если тебе интересно? [Но он не сообщил.]

– Да, буду рада узнать – это же интересно, – после её слов Ростислав достал смартфон и записал что-то.

– Мы в сторону Речного или вверх по Ленинскому?

– Давайте к Речному, – повернули налево и пошли мимо бюста Дзержинского.

– Ты чем занимаешься, Мария? Вчера у тебя было много бумаг.

– Работаю операционистом в банке, в отделе открытия клиентских счетов.

– Интересная работа?

– Нет, но она меня не раздражает и платят хорошо. Спокойно и тихо, в 19:00 я уже дома и могу посвятить время себе.

– И чему же посвящаешь свободное время?

– Отдыхаю, что-нибудь смотрю, что-нибудь листаю в интернете.

– Из города не выезжаешь?

– Как же? В Горный с ребятами выезжали на прошлой неделе, до этого 2 месяца назад была в Испании второй раз – там очень хорошо!

– Барселона, Мадрид или…?

– Тенерифе. – [«Ой, зря перебила.»]

Ещё 2 минуты шли молча, затем Ростислав вспомнил смешную историю с Анатолием, улыбнулся и рассказал её Мане. На этой позитивной ноте они продолжили весёлую трескучую беседу о последнем случившемся в жизни у каждого из них, обменялись последними просмотренными фильмами и даже зачем-то обсудили ситуацию с политикой. В ресторане Маня взяла себе пасту и бокал красного, Ростислав экспериментировал с каким-то китайским блюдом, оно ему не понравилось, но всё равно был почему-то счастлив, чему Маня не переставала удивляться до конца вечера. Затем вернулись к офису, сели в машину и он подбросил её до дома.

До 3 ночи она читала рассказы из сборника Андреева. 307 страниц из 564.

Е

– Маша, ты не поверишь, что это за серая книга! Ты сегодня свободна?

– Да.

– Подъезжай, я лучше покажу!

– Блин, заинтриговал. Ну, я как обычно до 18.

– Я буду ждать.

Ё

Как и в прошлый раз, Маня подъехала к офису и набрала Ростиславу. Номер был недоступен. Она подождала 5 минут и набрала ещё раз. [«Может быть, разрядился...»] Поднялась наверх сама.

Ж

Дверь офиса была закрыта.

 

«Librarium

Время работы: официально – с 9:00 до 19:00.

Неофициально – круглосуточно (звоните +7(999)-999-12-13)»

 

[«Ага, а если недоступен?

Время – 18:30, получается, что даже официально успеваю.»]

На этаж быстро забежал мужчина с тремя книгами:

– Вы крайняя, девушка? – прохрипел сквозь одышку.

– Да, я бы хотела, но закрыто почему-то.

– Как закрыто? У меня, наконец-то, появился выходной между сменами. Ну, как так?

– Вы уже были?

– Да, я уже два раза приходил. Мне сейчас снова на недельную вахту уходить, хотел проверить, что не потеряю время зазря с этим, – приподнял книги в руках, чтобы Маня обратила на них внимание. – Ладно, в этот раз справлюсь как-нибудь сам.

И он ушёл.

И Маня ушла за ним.

5

Сейчас события 2015-го стали в её памяти ещё назойливее, Маня сбросила звонок Насти, которая хотела извиниться за ситуацию, вставила наушники и продолжила дальше медленно идти домой. [«Этот город странен, этот город непрост – жизнь бьёт здесь ключом. Здесь всё непривычно, здесь всё вверх ногами, этот город – сумасшедший дом. И все лица знакомы, но каждый играет чужую роль.»]

6

Спустя месяц после вечера у подруг, с которого Маня неловко для них сбежала, она встретила Ростислава.

В 21 вечера, бродя среди площадей, дворов и стен, она зашла за кофе в ближайшую кофейню, чтобы скрасить прогулку. В очереди стоял он. [«Где усы? Может, я обозналась.»]

– Пожалуйста, ваша кофе, Ростислав. Приходите снова, всегда вам рады!

– Спасибо. – [«Голос хрипловат стал.»]

Она вышла за ним из кофейни.

– Ростислав! Постой.

– Да, – обернулся. – А, Мария, здравствуй.

[«Как-то он не рад меня видеть, кажется.»] Мане стало обидно практически до слёз.

– Куда ты исчезал и почему? Я тебя чем-то обидела?

– Нет, ни в коем случае, я был в тюрьме.

– Как? Когда? За что?

– После моего звонка тебе приехала полиция и предложила прогуляться до отделения. УК РФ Статья 159, пункт 2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору со сроком до 5 лет. Вот мы с ребятами и отсидели по 2, и нас выпустили по УДО. Извини, что тогда так вышло, мне было неудобно перед тобой, но сама понимаешь...

– Да, конечно, не нужно извиняться. Странно, я не заметила за вашей компанией мошеннических действий. Теперь-то можно говорить, чем вы там преступили закон?

– Ничем, но, видимо, кому-то не понравилось, что их книги плавают по поверхности, и, кажется, таких людей было много. А, может, мы когда-то прогнали по водной глади мемуары генерала – я понятия не имею, но всё случилось, как случилось.

– Это очень печально всё... А без усов тебе лучше, кстати!

– Спасибо, – улыбнулся.

– Но мы могли бы продолжить наше общение? Может, твой вечер завтра свободен, и ты бы рассказал мне всё, что и как было за эти годы?

– Нет, Мария, я размышлял по поводу нашего дальнейшего общения, но прошло много времени, и мне кажется, что не стоит. Я достаточно долго об этом думал...

– И я долго думала… – перебила она, и глаза стали предательски влажными. – Извини, я пойду.

– Прощай.

7

Она медленно брела вниз по проспекту к Оби. Думала о том, что она оказалась в каком-то нелепом грустном фильме: эти предательские слёзы на щеках, этот отвратительный кофе в стакане [«Надо выбросить его в ближайшую урну.»] и это безлюдное воскресенье в центре города.

Наушники запутались в сумочке вокруг «Набережной неисцелимых», но Маня победила их и пожалела, что не купила беспроводные. [«Собиралась же.»]

Не дойдя до Речного вокзала. Маня остановилась на мосту через Барнаулку. Мимо мчались последние автобусы и маршрутки из города. В город – редкие легковушки.

Внизу спокойно текла манящая чёрная вода. [«Может быть, днём она синяя.»]

Маня перекинула ногу через перила, затем вторую. Села и долго смотрела вперёд по течению.

После прыжка Маня ещё долго плавала от одного берега к другому.

Плавала, плакала и смеялась. [«Кавалеры, пропустите дам! В гостях хорошо, а дома лучше. Итак, нам пора по домам.»]