Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Между зверем и машиной

До чего может докатиться человечек в стремлении к совершенству? Что есть совершенство?

Дамир совсем не искал ответы на эти вопросы. Он просто хотел помочь людям, но узнал слишком много для того, чтобы жить, как прежде.

Ему предстоит найти новых друзей и многому научиться для того, чтобы принять реальность и одержать обеду в борьбе за свободу.

 

Его просили не подходить к месту падения воздушного судна.

- А если там раненые? Я хочу помочь людям! - уверял он.

- Сынок, это мы с матерью – те люди, которым твоя помощь нужна больше всего. Я вызвал спасателей, пусть они выполняют свою работу, а ты помоги мне перегнать баранов в сторону ибежища.

- Какие бараны, пап? Там же люди гибнут!

- Были бы там Люди. Для них человек – это животное, с которым можно делать что угодно.

- Да, чего такого можно сделать с человеком?

- Узнаешь и домой вернуться не сможешь.

- Не может такого быть!

- А, может быть, ты собираешься туда в надежде встретить ту горожанку, которая заблудилась здесь несколько лет назад? Сынок, забудь её, скоро пойдём свататься к Эльвире.

- Пап, да, глупости это. Не выдумывай. Как только прибудут спасатели, я вернусь. Хорошо?

Он накинул лёгкую короткую курточку, потому что ясный тёплый вечер предвещал лёгкую прогулочку туда и обратно.

Без надежды вздохнул старик, отдал нож и пистолет с патронами. Мама обняла сына, как в последний раз. Братья отказались прощаться и идти с Дамиром. За ним увязалась только дворняга.

У самых обломков она останавливалась каждый раз, когда слышался новый взрыв очередного топливного бака или снаряда. Она испугалась обвала куска корпуса, заскулила и мотнула головой, словно упрашивая вернуться, пока не поздно.

А Дамиру всё было интересно. Обломков было много разбросано на километры вокруг. И только к ночи Дамир нашёл парашют. Под ним лежало нечто, похожее на светлый гроб с округлёнными краями. Его крышка открылась и в нём, отстёгивая ремни безопасности, сел мужчина, оглянулся и вскочил. Он готов был с кулаками напасть на Дамира.

- Спокойно, - просил парнишка, - я здесь, чтобы помочь.

- Кто такой?

- Местный житель. Мои родители уже вызвали спасателей, так что вам не о чем беспокоиться.

- Ясно. Хорошо, я - Николай.

- Меня зовут Дамир.

- Хорошо. Есть ещё выжившие?

- Я пока только вас нашёл.

Они оглянулись на собачий лай. Дворняга нашла кошку, а та сначала зашипела, вскочив на скалу, а потом замолила о помощи, как ребёнок.

Дамир отогнал собаку и спросил у кошки:

- Что ты такое?

- Я – девочка. А где папа и мама? Мне нельзя их оставлять, потому что они сильно плакали, когда Мелани упала и уснула. Я была Китти, которая дружила с Мелани. Я была Мелани, которая дружила с Китти.

- Бедное животное.

- Я – девочка!!!

- А как зовут твоих родителей?

- Папу зовут Папа, а маму - Мама.

- Сколько же тебе лет, Мелани?

Животное попыталось загнуть пальчики лапоньки и заплакало. Дамир взял кошку на ручки и заметил, что Николай давно ушёл искать людей и довольно сильно.

Мужчина нашёл такую же защитную капсулу, похожую на саркафаг. В ней была девушка. Одна обняла Николая и сказала:

- Слава богу, это вы – мой спаситель!

- Девушка… я вас не знаю… - он отстранился, и особенно его смущала её ободранная левая рука, - вы ранены?

Из-под кожи блестел металл.

- А, это протез, ерунда, найду селиконовые накладки – поменяю. И я вас тоже не знаю, но мы выпивали за оной барной стойкой. Я – Марина, и я бы…

Николай не стал дослушивать её пьяный лепет, а продолжил искать выживших.

Становилось всё темнее.

Дамир, подойдя к девушке поближе, уже забыл, что пришёл спасать людей. Он просто удовлетворял своё любопытство, разглядывая её руки. Он до мелочей расспрашивал, как такое возможно? И какой кузнец это ковал?

Она сказала, что куют подковы в резервациях, а её протезы были напечатано на трёхмерном принтере. Она своим остроумием пыталась принизить паренька, и называла его варваром и дикарём. Он не стал спорить с девушкой, а решил поискать кого-то ещё.

Нашёл не естественно спокойного парня. Его лицо внушало доверие, а голос звучал мягко и низко:

- Привет, я Марат.

- Значить, тёзка моему брату!

- А ты уже погрузился в новый мир с нашими очками дополнительной реальности, которые ты можешь купить со скидкой прямо сейчас?

- Эм… Что?

Николай крикнул:

- Не трать на робота время. Людей ищи!

И тогда Дамир заметил искусственность лица.

Он побежал к девушке, которая гуляла меж пожаров, как по тихой сельской дороге. Половину её лица скрывали громоздкие очки. Когда Дамир снял их, девушка криком просила вернуть их.

- Вася? – удивился парень.

- Дамирчик? А что ты здесь делаешь?

- Василиса! Я думал, что никогда не увижу тебя! А ты здесь! Как ты здесь оказалась снова?

Она говорила эмоционально, взахлёб набирая воздух, рассказывала, как должна была попасть на важную встречу по работе, потому камеры могут быть взломаны и просмотрены. И то, как на их судно напали пираты.

Она очень просила свои очки обратно.

Дамир их примерил и увидел, что всё вокруг другое, мультяшное, яркое и не настоящее с музыкой непонятно откуда.

Он вернул их Василисе и попросил идти за ним. Но она просто ушла гулять.

Его собака нашла особую спасательную капсулу под грудой железа. В ней лежал парень, в хлопковом халате пациента. А изо рта и носа торчали гибкие прозрачные трубочки. Дамир, ничего не зная, отсоединил человека от всех приборов, которые, быть может, спасали его.

Марина подбежала и начала ругать Дамира, говорила, что этот парень находился в специальном медицинском боксе, потому что его мозг умер в ДТП. Его вези, чтобы пересадить органы другим людям, которых ещё можно спасти. И его перевозка стоила денег, которые не окупятся теперь.

- Разве так можно поступать с усопшими?

Марина и здесь попыталась самоутвердиться:

- Дикарь же, своим примитивным мышлением, осознать не в силах, что человек – это, своего рода, машина, биоробот, где все органы, взаимозаменяемы. Мозг тоже можно частично заменять чипами.

- А душу?

- Ну, ты совсем ортодокс.

Николай приказал прекратить спор и сказал, что есть проблемы посерьёзнее, потому что пережил падение и сбежал Орф. Он показал на сломанную клетку.

- Кто? – спросил Дамир.

- Ну, орф, - мужчина словно думал, что все должны знать, с чем имеют дело.

- Да, кто это?

- Как твой Бобик и та кошка… Вместе взятые… И весом в полтонны.

- Я – девочка, - сказала кошка.

Она уже подружилась с собакой и играла с ней в салочки среди горелых обломков.

Крики послышались в сотне метров. Дамир отдал нож Николаю, взял пистолет и выслал вперёд собаку.

Мужчины приблизились с опаской к боксам за грудой обломков. В них, перевёрнутых и повреждённых, лежали люди, умирая от рваных ран. А Марина, словно протрезвела и пыталась оказать первую помощь каждому.

Дамир вскинул оружие и выстрелил несколько раз туда, где мелькнула белая мохнатая холка над руинами. Собака погналась за ним.

Мелани нашла среди убитых своих родителей, затопала лапками и зарыдала, как ребёнок, потерявший всё. Марина взяла её на руки и прижала к себе.

Дамир перезарядил оружие и побежал за собакой. Когда они обогнули здоровенный шматок корпуса, собака залаяла, зарычала. После серии выстрелов она заскулила и смолкла, а Дамир убегал обратно.

- Что там? – спросили его.

- Уходим! – он отобрал очки у Василисы, чтобы она побежала за ним.

- Так что там?

- Живо! Всё потом!

Они с испугу довольно быстро добрались до посёлка Дамира.

Он был пуст. Только записка лежала на столе. В ней было сказано, что надвигается ураган и все ушли в убежище. Спасатели не придут из-за очень сильной непогоды, но людей можно привести в убежище. Даже была нарисована схема, как до него добраться. И заботливый батя оставил автомат с патронами, еду, воду и ключи от внедорожника.

Девочки смеялись над старенькой машиной, что она не летает и вообще, древняя, как динозавры. На что Дамир тяжело вздохнул.

Дамир в последний момент передумал ехать со всеми и решил вернуться за Мелани. Взял с собой бота, который всё равно надоедливо пытался что-нибудь впарить. Николаю он представился Костей, Василисе - Ильёй.

Он не был волшебником, а просто искал профили потенциальных покупателей в социальных сетях и считывал информацию с них.

Дамир в зоне крушения взял в руки покрепче автомат. Он вел себя слишком самоуверенно, пока в правую кисть не воткнулся ножик.

Его окружили.

Их было четверо: высокий мужчина с грубыми стегаными шрамами на лице, крепкий мужичок по всем параметрам средненький, парень в сером тоненьком халате пациента и мужланка.

Парни втроём навалились на одного раненого, связали его, поставил на колени, обыскали, отобрали паспорт, и стали расспрашивать, мол кто такой и что здесь делает. А он уверял, что людей спасал.

- Кого ты спасал? Ту дрянь, которая меня на органы везла с фальшивым свидетельством о смерти? Или ту сволочь, которая при помощи очков управляет боевыми машинами? Ты видел, как она убивает? С какой жестокостью? Или великим делом было спасти того урода, который из-за наследства брата убил? На его счету несколько покушений на родную племянницу! Я в семействе Крберов не один год водителем работал и знаю всё! А этого бота спас в надежде продать? Вернулся, чтобы поискать чем поживиться?

- Тише гражданин Себастьян, лица, подозреваемые, в преступлениях, остаются подозреваемыми до тех пор, пока следствие не подтвердит их причастность к преступлениям, а суд не установит меру пресечения, - объяснила бой-баба.

- А вы кто? – спросил Дамир, не зная. Куда деться от боли в руке.

Она представилась, как положено слуге порядка. Звали Её Анжела Захаровна Караулова. Она из отдела по преступлениям биоэтики, и уже получила сведения о задержанном. Попрекнула его:

- Что же вы, гражданин Богданов Дамир Русланович при условном сроке за скотокрадство мародёрствуете с оружием.

- Я - не мародёр! И я ни в чём не виновен! Я тому гаду месяц бесплатно баранов пас и забрал одного вместо зарплаты. А он вместо того, чтобы решить вопрос по-мужски заяву накатал.

- Согласны ли вы оказывать содействие в...

- К чёрту ваше содействие! И правосудие ваше к чёрту! Вы ранили меня! Мне больно, я кровь теряю, а вы со своими нравоучениями… - далее он говорил только матом.

- В таком случае за мародёрство предусмотрена ликвидация на месте, - сказала Анжела.

Дамир зачертыхался, когда средний мужичок навёл на него ствол.

- Стойте, - к ним бежала запыхаясь девочка тринадцати лет… на вид.

В руках она держала вузовский учебник по цитологии и гистологии, за ней следовала Мелани. И кошка подтвердила, что Дамир – не мародёр.

Он посмотрел в глаза девочки и услышал от неё, что всё будет хорошо. Этот ангелочек просил всех успокоиться и не терять человеческого лица.

Его развязали и обработали руку спреем, который моментально заживил рану.

Девочка предложила ему батончик с гемоглобином и выпить воды. Он принял скромные дары. Она представилась Роксаной, объяснила, что тот высокий и страшный парень – первый и единственный человек, созданный из частей животных и несвежих трупов. Создатель его называл Демоном, она назвала его Димой. А тот парень среднего роста, он – безымянный солдат-клон. Но всем проще называть его Иваном. Сева – личный водитель Роксаны, который спас её в ДТП, но пропал из больницы. Анжела – её тётя, которая взялась за расследование происшествия.

Но ангелочек так и не объяснил, почему и как оказался среди монстров. И зачем ей учебник не по возрасту.

Дамир представился местным пастухом, и объяснил, что оружие использует для отпугивания бездомных людей и собак. Он предположил, что именно бездомыши могли нападать на людей. А ещё рассказал, что видел крупного зверя рядом с убитыми.

Иван попросил разрешения говорить, и услышав положительный ответ, сообщил, что на борту было три новособаки. И ещё был один наноизменённый человек, который перевозился в особой прочной камере. Его звали Илья. Он чрезвычайно жесток и опасен. Участвовал в боях без правил. Частенько убивал соперников на ринге и охранников при любом удобном случае. Безымянный солдат знал это, потому что его задачей было сопровождение живого груза.

На рассвете торговый робот достал из кармана черную ткань, расстелил её на пустынном суглинке и сел рядом.

- Что ты делаешь? – спросил Дамир.

- Заряжаюсь. А вы бы хотели приобрести уникальное зарядное устройство, которое работает от любого источника свет? Только сейчас вы получите второе такое зарядное устройство в подарок.

- Ну, раз так, то покажи товар, - пошутил Дамир, чтобы хоть немного отвлечься от попутчиков.

Машина погладывалась, зависла и начала перезагрузку.

Они все находились на краю пустоши, похожей на чашу.

Анжела сказала, что пришло сообщение о надвигающемся циклоне, что порывы ветра до ста пятидесяти метров в секунду. При таких условиях подмога не придёт. Необходимо самим срочно искать укрытие.

Осознавая, почему облака на горизонте рваные, Дамир согласился помочь, потому что доверился Роксане.

По пути они нашли новособаку, ещё теплую, но уже мертвую. Дамир с интересом и страхом приподнял губы ей, чтобы взглянуть на клыки.

- Отлично, одной тварью меньше, - обрадовалась Анжела.

- Как бы на одного из нас не стало меньше, - буркнул Дамир.

- Это угроза?

- Нет, я и не думал. Просто тварь, убившая животное таких размером одним укусом, явно играется с нами.

Бот после перезагрузки, сложил свои солнечные батарейки и пошёл за людьми. Дамир удивился, мол почему машина ведёт себя, как живое существо? Ему объяснили, что программа у него такая, следовать за всем, что похоже на человека. Торговый робот предлагал снова что-то купить в ответ на любое обращение к нему.

Сева босиком отставал, но отказывался снимать обувь с мёртвых. Он попросил, остановиться, потому что ногу порезал. И он замолк на полуслове. Люди осмотрелись, но не увидели врага. Никаких следов. Только рухнул замертво Сева хватаясь за окровавленное горло.

- Спасла, называется… - Анжела словно сняла с лица маску терминатора, упала на колени и готова была заплакать, как обычная баба.

Дамира растрогало это, он положил руку ей на плечо и сказал:

- Надо двигаться дальше.

Она вернула ему оружие и просила, чтобы не происходило, всем защищать Роксану. Девочка должна вернуться домой и принять наследство, а не этот её дядя - Николай.

В дороге Дамир спросил:

- Слушайте, вы – тётя Роксаны, Николай – её дядя, вы с ним брат с сестрой или бывшие.

- Бывшие.

Они все, как один посмотрели на белую новособаку. А животное смотрело в их сторону, как кошка, увидевшая птичку. Дамиру стало неподдельно страшно от тупого взгляда машины для убийства. Она нагло кралась на полусогнутых.

Взрослые вскинули оружие на него, а Роксана поняла, что зверь смотрит сквозь них, обернулась и крикнула: «Сзади!»

Там точно так же кралось чудовище, но другое. Оно откинуло Дамира ударом стальной лапы. Ударившись об обломки спиной, он с минуту не мог дышать. Он стал безвольным свидетелем того, как тварь, шкура которой состояла из металлических червей, вцепилась в Марата. Выстрелы не могли навредить чудовищу.

Белый зверь в эту секунду выскочил из засады и вцепился в стальную кожу монстра. Он безжалостно перехватывал его зубами и драл лапами, отрывая куски. Он вытащил из металлической оболочки человека, и все стальные черви осыпались пылью. Новопёс бросил соперника перед Иваном.

Дамир задышал с трудом, поднялся и приковылял к Роксане.

А она же заигралась с этой сильной и опасной новособакой:

- Орфюша, привет, дружок! Лапу! А, лежать, дружок! Ай молодец! Давай, поглажу!

Он подчинился, виляя хвостом, она почесала его за ушком.

- Как ты не боишься его? – удивился Дамир.

- Мы уже век знаем друг друга.

- Скажешь тоже, - его тон выдавал чувство несерьёзность её слов.

- Я не шучу. Мой папа хотел, чтобы я всегда оставалась принцессой и заплатил за то, чтобы я перестала взрослеть, а Орф - стареть.

- А сейчас что?

- Я отказалась от этих лекарств и старею, так и не повзрослев.

- Дикость какая!

Анжела вмешалась в разговор:

- Дикарю, пасущему баранов, судить ли?

Дамир вышел из душевного равновесия и высказался:

- В семье дикаря ещё ни разу никто брат брата не убил. У нас не бывает бывших, потому что мы умеем любить всю жизнь. А девочек и женщин принято ограждать от жестокого мира, а не превращать в животных, живых кукол или орудия убийства!

Молчание прервалось фразой:

- Докладываю, наномодифицированный ещё дышит! - солдат навел на него оружие, - прикажете, уничтожить?

- Отставить, - приказала Анжела, - допросить.

Она достала из кармана ошейник и защёлкнула его на человеке, как на собаке.

Пленный попытался его снять, но обжег руки. Он совсем ещё мальчишка-подросток в свободной не по размеру одежде. Попытался бежать, но был схвачен Орфом. Закричал от ужаса.

Только зверю было всё равно на его мольбы, он потащил его на открытую местность поближе к домам и подальше от осколков. Люди последовали за ним. Когда он остановился, прижав добычу к трещинам грунта, Анжела спросила:

- Кто вы? Откуда? Сколько вас?

- Так и сказал!

- Это вы убиваете людей?

- Кого? Это мы – люди, а вы – твари дрожащие. Смерть – достойная ваша награда за то, что вы делаете с нами!

Орф чуть выпустил когти. А Анжела переспросила:

- Кто вы? Сколько вас?

- Мы – вольный народ долины дельфинов.

- Пираты! – почти что крикнула Анжела, - их корабль где-то недалеко спрятан от бури.

Роксана предложила.

- Найдём и захватим его?

Пленный с улыбкой посмотрел на небо, которое затягивалось тучами, а потом на останки корабля и засмеялся. Из-за них выскочило ещё четверо таких же, ка он. Они хихикали, как гиены.

Ветер поднял пыль, и сложно стало что-либо разглядеть. Дамир слышал крики, но боялся открыть огонь, потому что мог ранить Роксану.

Он оцепенел, когда увидел маску из стальных червей прямо перед лицом. В неё-то он выпустил всю обойму, но не смог ранить. И в воздушной взвеси на секунду показалось чудовище полностью. Оно было отвратительным и наводящим ужас до чувства окаменения в ногах. Дамир, не желая того, опустился на колени и беспомощно махал автоматом перед раскрывающейся пастью. В ней вместо языка извивался пучок металлических змей.

Сомкнулись зубы перед самым лицом, отвернулась голова, попыталась повернуться обратно, но что-то огромное оттащило чудовище от человека.

«Мама, ты где! - прозвучал незнакомый мужской голос, - оставьте их!»

В ответ раздалась ругань, смех, звуки ударов невероятной силы. Раскаты грома заглушали их.

Дамир щурился от пыли, потом от дождя. Вода из-за силы ветра больно била по лицу и колола тело. Стихия швырнула человека в грязь и поволокла сначала в одну сторону, потом подкинула в другую. По спине ударило обломком стула, рядом с головой разбилась крышка стола.

Всё, что оставалось – прижаться как можно плотнее к земле, которая наполнялась водой. Когда ветер ослаб, Дамир поднялся и поковылял к лежачей человеческой фигуре.

Это был Иван. Он пострадал слишком сильно, но ему хватило сил вцепиться в футболку Дамира с просьбой разрешить говорить. И он признался, что многие его части тела, на самом деле не его, а других клонов. Для этого они все одинаковые, чтобы из нескольких изувеченных можно было собрать одного целого. Лазером скрепить кости, спреем заклеить мышцы, эластобинтом перемотать и доспехами окончательно укрепить то, что не успело зажить. И снова в бой. Одинаковые и усреднённые под униформу, под одинаковый рацион, и хоть в танк, хоть в подводную лодку, хоть в космос. Вот такая универсальная человеческая субстанция.

Он жалел, что не принесёт пользу братьям и готов был уничтожить себя за то, что миссию провалил.

Дамир от такой исповеди ощущал, словно на солнечном сплетении женились самые гадкие змеи. Он аж плечами подёрнул.

А клон хватал и перехватывал одежду Дамира, говорил, что падает, что земля раскачивается и сбрасывает его в огонь. И это говорил человек, который ничего не знал ни о дьяволе, ни о боге.

Он встретился с кем-то из них.

Дамир, отдаляясь от тела, силился не заплакать над всем тем ужасом, которым его наградила встреча с высокоразвитой цивилизацией.

- Слёзы - это профилактика от инфаркта, - неуместно ерничала Марина.

Она уже начинала тихо злить.

- А ты почему до сих пор не в убежище?

- Николай сказал, что забыл кое-что среди обломков и ушёл, а мы с Василисьй уехали и были у дверей в бункер, но Василиса, представляешь, подумала и сказала, что было бы логичнее на машине забрать вас всех, а потом…

Эту вереницу слов прервал крик Анжелы: «Илья, Коля, остановитесь! Орф, Фу!»

Перед ней сражались наномод и воин с мечом в бронированном экзоскелете. Меч был способен повредить броню чудовища. Но всё равно страшнее Орфа для наномода зверя не было. Чудовища вцепились друг в друга, катались кубарем, били лапами, отрывая клочья.

Орф почти выдрал человека из высокотехнологичной оболочки, но враг сумел оттолкнуться и отскочить.

Оборотень отбежал но захотел вернуться, когда услышал гиеновый смех соратников.

Василиса быстро села за руль, потому что у Марины руки стали хуже работать без подзарядки. Они втроём быстренько погрузились в авто и подъехали к Роксане.

Дамир выскочил и помог скорее сесть Диме, Анжеле, девочке и кошку хромую подобрал и почти закинул в машину со словами: «Спасайтесь, я как-нибудь сам…»

Он захлопнул дверь так, словно выставил всё самое омерзительное из своей жизни... Остатка жизни… Снова с рёвом крепчал ветер, швыряя всё более крупные камни и обломки.

Роксана и Анжела Решили, что Николай им не нужен, поэтому все проехали мимо.

Орф помчался за автомобилем с той же скоростью. По пути схватил зубами паренька в ошейнике.

Дамир остался лицом к морде самой смерти. Ноги его больше не каменели, потому что привык. Он, сопротивляясь ветру, шагнул навстречу своей гобели и крикнул:

- Ну, давай же, убей меня! Давай!

- Да, я спасти пытаюсь ваши туши, - монстр лапой становил камень, который бы точно убил человека.

- Что? Почему?

- Анжела – моя мама, а ты – её друг, - великан укрыл человека от ветра, - и ты поможешь убедить отца принять помощь.

- Дамир.

- Илья.

Николай воткнул меч в грязь в надежде зацепиться за землю в, набирающем ярость, ветре. Стихия с рёвом разметала всё вокруг, как капризный ребёнок.

Илья прижал отца к себе и съёжился, спрятав людей от ветра и мусора. Но воин вырваться пытался, хотел дотянуться до меча. А Дамир заговорил с Николаем:

- Успокойтесь Николай, ваш сын спасает нас.

- Какой позор!

- Для мужика позорно с бабой своей до развода поссориться.

- Она опозорила меня, ощенившись этим чудовищем.

Дамир почувствовал жжение в груди и то, что этот пожар пожрёт его сердце, если срочно не стукнуть собеседника по шлему.

- Я всё равно тебя люблю, пап, - сказал Илья.

- А Роксана чем не угодила тебе?

- Ничем.

- А кто его отца убил?

Николай замолчал, словно этот вопрос для него был больнее самого сильного удара, а потом выкрикнул, давясь печалью.

- Это был несчастный случай на дороге, - он помолчал с болью в горле и добавил, - Костя решил на мотоцикле погонять по автостраде пьяным и фуру боднул. Я пытался его остановить! Я спасти этого дурака хотел.

- Простите, - Дамир изменил тон, - мне жаль.

- Роксана – последний человек, ради которого я живу.

- Тогда почему говорят, что вы пытались её убить?

- Впервые слышу. На неё бывали нападения. Её не раз брали в заложники и требовали выкуп с нас. Последних похитителей она сама уничтожила. Так что не думаю, что ей кто-то может угрожать.

- Она не похожа на того, кото способен причинить вред людям.

- Ну, да, а Орфика своего она так, для красоты держит. Я боюсь его, а она с ним возится, как с котёнком.

К ним подошли пираты, и один из них предложил:

- Илья, дружище, идём с нами. Брось этих гадов. С нами ты будешь свободным человеком. Для нас ты – личность, а не цепное животное. Ты больше не будешь рабом. Будешь нашим другом, наставником и вождём. Тебе больше не придётся никого убивать на арене. Только убей этих тварей и идём.

Илья приподнялся. Он вытащил меч Николая из грязи, отдал ему со словами:

- А, может, мне нравятся хорошие драки с равными соперниками, а не массовые бойни.

Один из них замахнулся на него со словами:

- Думаешь, они оценят твой героизм?

- Если из-за вас я отпущу этих двоих, то вас уж точно не упущу.

- Как знаешь… Мы не хотим делать из тебя нашего врага, поэтому уходим. Но мы сбили это судно ради тебя. И, если что, просто дай знак, и мы придём, чтобы освободить тебя. А эти всё равно здесь погибнут. Завязнут в оползнях.

Илья поднял своих подопечных в путь.

Самым сложным было – преодолеть зыбкий скользкий склон, с которого сплошным потоком сползала вода. Но в отцовском доме Дамира можно было переодеться во всё сухое, затопить печь и поесть хлеба со сливочным маслом и домашней колбасой.

Илья в помещении откинул суровый свой облик. Оказалось, что он очень похож на Николая, особенно глазами.

Дамир с тревогой и вниманием посмотрел на то, как у соседнего дома ветер в несколько рывков отодрал крышу. Она проломила отцовский сарай и из него от ветра посыпались барашки в небо вперемешку с обломкам строений.

Дамир чувствовал свою вину в потере животных.

Илья вышел в бурю, обратился, и сильнее грома раздался звериный рёв. В окно было видно, как приятель примерил доспехи зверя и в бою обнялся с чёрной новособакой, повалил её и перегрыз глотку.

Дамир аж от окна отпрянул, увидев его стремительное приближение. Нанооборотень заделал окна снаружи и, войдя в дом, заделал дверь. Илья пояснил, что животное могло терроризировать местных жителей. И поймать его было бы трудно. А сейчас нет ни каких проблем кроме бури.

- Говорят, ты охранников убивал. Почему?

- Потому что позволяют себе лишнее.

- А соперники?

- Они сами меня просят, потому что наказание за проигрыш страшнее.

Пока лютовал ветер, Дамир начал расспрашивать про этих современных перевёртышей. Он узнал от Николая, что когда-то давно ученые хотели создать умную броню. Она должна была состоять из нанороботов, которые могли бы выстилаться по коже пуленепробиваемой защитной. Она спасала при падениях с высоты до десяти метров и от урагана. В случае переломов и других травм нанороботы помогали помочь с восстановлением.

Они функционировали в плазме крови и межклеточном пространстве не более полугода, а потом должны были утилизироваться. И всё казалось именно так, пока маленький ребёнок одного из солдат не стал чудовищем и самым жестоким в истории серийным убийцей. И он оказался не единственным таким. Их сложно уничтожить, но поймать и заставить работать вполне реально. Со временем наномоды превратились в рабов.

А Дамир удивлялся тому, как можно уродовать тела и души людей? Получается, с человеком можно делать что угодно: клонировать, разобрать на органы, сделать киборга, заменить часть мозга, превратить в машину для убийства, поработить, сделать безвольным «растением», заменить на робота, перенести сознание в животное и много всего страшного и непонятного. Хорошо, что некоторые изобретения, такие, как протезы, приносят пользу. Но есть жуткие вещи, которые способны привести к разложению личность и общества. Не всё разрешено, но оно существует подпольно, а должно быть уничтожено на корню.

Николай тоже высказал свои сожаления по поводу того, что люди слишком зациклились на оболочке, но не дорастают до того совершенства, до которого могли бы.

- О, ураган прошёл, - Илья радостно вышел на улицу.

Над развалинами и звериными тушами по-доброму светило солнышко. Две радуги собирали перистые облака в воздушные бусы.

- Это не конец, - уверял Дамир, - а середина бури. Дальше будет хуже.

Николай попросил отвести к убежищу.

Их впустили, но как только Илья стал человеком, на него надели ошейник и всем троим связали руки. Это Роксана приказала поступить так.

Дамир негодовал по этому поводу, Илья уверял в добрых намереньях, а Николай пытался объясниться. А в ответ бабы возмущённо затрещали, как на базаре.

Дамир призывал всех к миру. Он предложил всё обсудить, как это принято в его общине на совете. И тут наступило получасовой молчание.

Этих цивилизованных дикарей местные жители не пустили дальше ангарной «прихожей» бункера. В ней было прохладно, шумно от урогана. Пахло соляркой и навозом. Козы стояли на автомобилях, бараны, коровы и кони толкались за перегородкой.

Транспорт стоял таким плотничком, что не везде можно было пройти между железными боками.

Парень предложил вспомнить хоть что-то доброе о друг друге.

Начала Марина.

- Я вспомнила, что когда работала в неотложке, Николай вызвал скорую одному замученному наномоду. Он хорошо заплатил.

- Сам же он его и замучил! – была уверенна Анжела.

А Роксана поинтересовалась:

- Как его звали?

Услышав имя, она сказала, что издевался над ним её отец, и закрыла лицо руками перед нахлынувшими воспоминаниями. Илья подтвердил, что Костя стремился к бесконечной власти над окружающими. Николай попросил не говорить ничего о том, что не может ни объясниться не измениться.

Анжела прижала Роксану к себе, как родную дочку и сказала, что лучше бы Марина и дальше работала в неотложке. Она поинтересовалась, что врача привело в банду головорезов? Как им удаётся выдавать живых людей за мёртвых? О Севе рассказала. Марина занервничала, стала уверять, что и не знала, ничего. Она была не думала, что участвует в чём-то плохом.

Помолчала и призналась, что могла подозревать.

Она заплакала, запричитала, что лучше бы её безрукую убили до рождения, что лучше бы руки не приделывали. Она хотела выбежать наружу.

Дамир запястья до крови натёр, пытаясь освободиться, чтобы остановить её. Он кричал, но голос его звучал тише её мыслей.

Дима обхватил её, отнёс от двери и держал, пока леди-киборг хоть немного не успокоилась.

А Николай подошел к бывшей своей и сказал:

- Ты всё правильно сказала.

- Нет.

- Послушай. Ты права, а я был идиотом. Пожалуйста, освободи меня.

- Нет…

- Мы с Ильёй выстояли против своры убийц и преодолели бурю, но позволили себя скрутить девчонкам с собачкой. Не смешно ли? Если бы я хотел навредить тебе и Роксане, я бы давно это сделал. Мы все не без грехов, но вы обе – последнее люди в мире, ради которых я живу.

Анжела отпустила Николая, доверилась и сдалась его объятиям. Только Роксана просила этого не делать. Она заперлась от них в машине и приказала Орфу защищать её.

- Да, уж, последние люди, ради которых я бы жил, - голос подал пленённый парнишка.

Он сидел на стопке из семи коровьих шкур между машиной и животными. И туда же пришёл Дамир и занял местечко рядышком в знак согласия. К ним присоединился Дима.

- Ну, уж нет, только не ты, - парнишка отодвинулся от высокого не красавца.

- Ты чего? – спросил Дамир, - не на полу же сидеть человеку.

Да, и Дима тоже удивился.

Анжела и Николай смогли договориться с Роксаной. Она вышла из машины к ним на встречу и попросила освободить Дамира.

Наномод стал смотреть на свободного мужчину, как овечка, которую связали и собираются резать.

Дамир, поняв почему парень такой дикий, почувствовал себя так, словно его душу на бойню заволокли и повесили на крюк.

Дикарь окинул взглядом тех, по кого «пожевала» цивилизация и точно понял, что не с этой шайкой хотел встретить старость или смерть.

Он подбежал к двери, за которой находилась родная община. Застучал кулаком по бронеметаллу, просил впустить.

Он знал, что они там все за большим столом дружно обедают, а потом разойдётся по комнатам. Невеста – искусница, сотворит украшения себе на свадьбу, а пока что играет с братиками и сестрёнками. Мама испечёт хлеба. Отец заготовит вино.

Он каялся во всех своих грехах и клялся, что отныне будет примерным сыном и братом. Уверял, что станет самым лучшим в мире мужем, отцом и дедом… Ну, хотя бы работником. Да, кем угодно, только вернуться дайте! Дамир не представлял себя где-то ещё кроме родного дома. Если бы он женился, то привёл бы хозяюшку к отцу. В крайнем случае, дом построили бы новый, но рядом. Так было из поколения в поколение.

Мужчина, как маленький мальчик, родителей звал и старых друзей. Но дверь стояла могильным камнем его прежней жизни.

Василиса подошла и положила руки ему на плечи. Они попросили подняться, обвили его. Но ему было противно от них, как от щупалец, которые уводили в мир уродливых бездушных тварей. Он знал, что с ней попадёт в ад, но он сдался и согласился на поцелуй. Стало легче. Новые желания увели его от мысли о спасении.

Идиллию нарушило то, что какая-то сила снаружи попыталась вырвать бронированную дверь с корнем. Но прозвучали слова в защиту архитектурного элемента, который бы тех пришлых защитил бы от непогоды. Замок словно сам отворился. В помещение протиснулась стальная морда.

- Вы же обещали оставить нас в покое! – крикнул Илья.

- А нам кажется, что тебе нужна помощь.

- Да не нужно мне ничего!

- Но ты связан.

- Я так хочу!

Они по очереди протиснулись в дверной проём и закрыли за собой. Орф ощетинился и ринулся в бой. Мелани промчалась по нему, прыгнула за повреждённую защиту и вцепилась в шею человеческому существу внутри неё.

Чудовище схватилось за шею и рухнуло на трактор.

Дима оказался настолько сильным, что голыми руками помог Мелани победить чудовище.

Николай освободил Илью и тот сразу же оттащил от Орфа одного из соперников.

Дамир вспомнил о пистолете, который вымок и забился грязью. Он дал осечку. Парень потряс его, вытащил и вернул на место магазин, выстрелил несколько раз в пирата, пока он был виден из-под стальной шкуры.

- Ты серьёзно? – Роксана отобрала оружие.

Она встала на колен и Орф сделал так, чтобы ей было удобно выстрелить в пирата. Она убила его чередой выстрелов четко в голову.

- Черт! Ты же девочка…

- И что?

Теперь охота шла за ней, и Илья с Орфом пытались остановить тех двлих, которые стали действовать умнее. Они загнали Роксану в угол. Только израненный Орф, слабея от кровопотери, загородил хозяйку собой.

Он рухнул. Пират поставил на него лапы и раскрыл пасть на девочку.

- Нет, не убивайте её! – умолял Илья, - я пойду с вами, только оставьте её!

- Нет, это ты убьёшь её.

- Нет.

- Выбирай, кого ты убьёшь, отца, мать, сестру родную или двоюродную. Или мы убьём их всех. Хотя, возможно, кого-то оставим в заложниках, чтобы контролировать тебя. Ты должен повести восстание и мы, с твоей помощью, отвоюем себе свободу!

Роксана потянула ручки к застёжке на ошейнике Орфа, но убрала их, и потянула снова. Она отстегнула защёлку и машины вокруг неё рассыпались металлической пылью. Они соединились в броню вокруг новособаки.

Он воспрянул и атаковал слишком быстро и яростно. Убил сначала одного и забирал себе его броню. Второго он мучил, как крысиная с такой жестокостью, что даже цивилизованные люди просили остановиться зверя.

Когда игрушка умерла, Орфу всё было мало! Он пошёл к перепуганным животным и стал давить и рвать на части и их.

Люди даже не знали, куда прятаться от него, потому что в ангаре остались только голые стены. Ни животных, ни машин.

Илья отгораживал семью, но отступал перед Орфом, припадая к полу, подчинившимся волком.

Только девочка смело подошла к чудовищу из чудовищ. Оно пало ниц перед ней, позволило броне осыпаться и приняло ошейник.

- Роксана, что ты наделала??? – спросил Николай.

- Это должно быть нашей семейной тайной. Всем понятно? Василиса, тебя это тоже касается!

Василиса молчала, молчала и возмущённым голосом заявила:

- Я и так всегда молчу о вас, моя семейка ненормальных. Какая сила вас всех на одном корабле собрала только?

Мелани попросилась на ручки к Дамиру, а он словно завис.

Марина не растерялась и попросилась в программу защиты свидетелей взамен за молчание о чудовище.

Молодой пират сидел между стенкой и стопкой шкур, отвернувшись от всех и закрывшись руками. Он даже ничего не видел и не понял, какая возня случилась. Кажется, своих соратников он испугался сильнее пленителей.

Немного оправившись от шока, Дамир спросил:

- А этот тоже родственник? – он показал на Орфа.

- Нет, что ты, - уверяла Роксана, - новособаки относятся к новоживотным, чьи ДНК были полностью созданы с нуля. Но гибриды животных и людей тоже создаются. Но это незаконно.

- А наномод новособака законна?

- Такого существа ещё не было в истории человечества, и закон, запрещающий их, ещё не издан. Но лучше, чтобы никто кроме нас не знал об этом чуде.

- Об этом чудовище, - поправил Николай.

Когда буря стихла, за ними прилетели на воздушном корабле, какого Дамир прежде не видел. У транспорта не было ни лопастей, ни турбин.

Мужчина, выйдя из убежища, попятился в надежде ещё раз попроситься в общину. Но оглянулся на грязевую лавину, которая начиналась на вершине горы.

И всё произошло быстро. Он оказался на борту со всеми, кроме Марины. Она просто не успела, потому что пропускала и поторапливала остальных.

Корабль взлетел и очень быстро отдалился от родного края. Дамир только мельком увидел, что пустыня дельфинов стала похожа на море, дорога в родную деревню прерывалась береговой линией. Берега продолжали обрушаться в воду.

Орф, виляя хвостом, вбежал в клетку, покружился по громадной плюшевой корзинке и лёг, поскуливая от счастья поспать на мягоньком.

Илью поместили в бокс с холодильником, удобствами за перегородкой, диваном телевизором с игровой приставкой. Вот об этом мечтал он, а не о беготне от облав.

Он взял со стола шоколадку и кинул её в соседнюю камеру, где были нары, параша и трусливый пиратик.

Дамир выяснил, что Роксана решилась на путешествие, чтобы найти Диму и привезти в свою лабораторию. Она хотела изучить эту древнюю технологию и генотипы животных. А на чувства подопытного, словно и вовсе наплевать.

Такое стечение обстоятельств вызывало возмущение Дамира. А она объяснила, что изучение Димы может спасти продуктивных животных от вырождения, а человечество - от голода. Она попросила Дамира не лезть с нравоучениями или найти другой способ, который отличается от бесполезной молитвы. И просила не называть её бездушной. Если она найдёт способ изменить всё к лучшему, то обязательно сделает это.

Мелани прибежала к Дамиру прятаться от медицинского персонала судна. Он согласился отнести её в операционный бокс, потому что его убедили в том, что хотят помочь. Он говорил с ней, успокаивал, рассказывал сказку о том, как кошка в сапогах стала принцессой. Она разговаривала с ним, разговаривала... Она хотела новое платье с большим бантом и куклу, как в новом мультфильме. Он придержал её, когда ей делали внутривенный укол в лапку. После него обмякло кошачье тельце, и его унесли на утилизацию.

- Почему? – спросил Дамир у Анжелы.

- Совмещения животного и человеческого начал запрещены в любом виде, - объяснила она.

- Но Мелани столько помогала нам, неужели это не могло повлиять на её судьбу?

- Не могло. Я бы очень её хотела оставить себе, но распоряжение сверху пришло таким. А за неподчинение приказу меня отдадут под трибунал и могут казнить.

Дамир понимал, что надо бы захотеть заплакать, что в горле должно быть больно от чувства несправедливости. Но всё, что он чувствовал – пустота. Кажется, он был готов стать членом современного цивилизованного общества, но планировал побег из него домой.

- А что со мной будет?

- Ничего. Сам найдёшь работу и жильё?

- Не знаю.

- Хочешь, помогу вернуться домой?

- Я не могу… - в молчании звучал глубокий смысл.

- Понимаю.

- Можно, я просто уйду?

- Куда?

- Да, так, никуда…

К ним в тот же бокс, где в мусорке ещё лежала Мелани, пытались затолкать несостоявшегося пирата. Для него уже была заботливо подготовлена смертельная инъекция.

Но он упирался в пол ногами и молил о пощаде. Говорил, что сбежал от хозяев из-за издевательств, а бандиты не принимали его по-настоящему, потому что он никого не убивал. Он должен был убить Дамира, но не смог. Напал на робота в надежде, что его остановят. Он сдался же и хорошо себя вёл.

Но все молчали.

Он попросил сказать хотя бы слово.

Руками вцепился в косяк кабинета до побледнения пальцев и крикнул: «Неужели, люди – это всего лишь животные, с которыми можно сделать, что вздумается?»

Дамиру стало скверно, словно змеи катались брачным клубком в грудной клетке. Вместе с тем, он руинами души почувствовал сострадание.

Он нашёл в себе силу и смелость заступился. Анжела помогла оформить документы на право собственности на человека, а Николай дал в долг денег на всю бумажную волокиту и пошлины. Роксана устроила Дамира в свою фирму охранником.

Он не хотел, но как пёс бездомный, не знал, куда ещё денься.

Задача Дамира - сопровождать Илью и Орфа от арены к арене. Коллеги недолюбливали его и подшучивали за то, что изменённых и искусственных защищал.

Мужчина удивлялся им, как чудакам и всему новому, что он видел в новых городах. Со временем всё становилось постылым. Неизменными были молитвы в храмах в попытке оставаться существом духовным, мыслящим, чувствующим.

Он пытался поддержать связь со своими родными. Хотел помочь им деньгами, но они отказались от всего. Точно Василиса отказывалась от любой помощи со стороны Анжелы и Николая.

Эта девчонка ушла со службы и стала управлять развлекательно-боевыми роботами. Она стала путешествовать с Дамиром. Они вскоре расписались. Ему было нелегко привыкать к её зависимости, но либеральность их взглядов совпадала полностью.

Дамир слишком привык к власти над собой. В ней он видел свободу для себя и для окружающих, и поэтому позволил своему подопечному выбрать имя вместо серийного номера и жить вольно.

Он назвал себя Андреем, жил тихо в страхе перед государством, работал усердно. Девушку себе нашёл такую же бесправную. Присылал поздравления по праздникам своему спасителю. А Дамир говорил, что это Андрей в какой-то момент спас его.

Однажды Василиса предложила провести отпуск на новом курорте в прекрасном национальном парке рядом с резервацией Лагуны Дельфинов.