Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Послезавтра


Горят огни,
Сверкают звезды
Все так сложно, все так просто
Мы ушли в открытый космос
В этом мире больше нечего ловить.
 
Александр Васильев

 

В камине плясали веселые всполохи пламени, время от времени щелкая своими длинными языками. Свет лампочек гирлянды на елке погружал отсек то в зеленый, то в желтый, то в синий цвета. Итерне казалось, что она слышит шум огромного двигателя, что было совершенно невозможно, скорее всего, это проказы легкой дремоты. Впрочем, уснуть пожилая женщина не смогла: послышались грохочущие шаги по голому полу, и в отсек, увешанный различной рождественской атрибутикой, вошел мальчик, попутно снимая перчатки и небрежно откидывая их в сторону. Он бросил короткий взгляд на часы и вздохнул.

─ Почему время идет так медленно? ─ он сел почти вплотную к камину, повернувшись к Итерне, которая продолжала покачиваться в кресле. ─ Я хочу домой.

─ Увы, пространственные порталы еще не изобрели, ─ добро усмехнулась она.

─ А поры бы уже. Золотой век науки, как-никак, ─ поморщил нос мальчик. ─ Почему-то в твоих книжках, ─ это слово он особенно выделил, ─ в наше время люди уже вовсю пользуются машинами времени и телепортами.

─ Всему свое время, ─ назидательно проговорила Итерна, наблюдая, как хмурое лицо мальчика освещается то зеленым, то желтым.

─ Которое вообще не идет, ─ буркнул он и отвернулся к огню.

Итерна еще некоторое время молчала, после чего прикрыла глаза.

─ Я могу рассказать тебе одну историю, ─ ее голос ничуть не изменил своей размеренной спокойной интонации.

─ Из своих «книжек»? ─ с усмешкой спросил мальчик, однако развернулся обратно к старушке и пытливо сощурился.

Итерна, впрочем, не стала отвечать на этот вопрос, а начала рассказывать.

«Человечество держало в голове идею создания вечного двигателя еще в то время, когда на Марсе не была открыта Первая обсерватория бытовой инженерии. «Нужно лишь найти неограниченный ресурс, а там дело за малым,» ─ вещал один из то ли ученых, то ли философов еще на Земле. Впрочем, через пару столетий к его идеям прислушивались и обитатели Урана, смотрели примитивную запись и ученые умы Титана ─ первой полноценной искусственно созданной планеты. Но люди решили посмотреть еще шире...»

Итерна повернула голову на мальчика. Тот вновь отвернулся к камину, покачивая то левой, то правой ногой.

«Технологии и ресурсы позволяли создать уже не вечную машину, а человека, чье существование текло вне времени. Тут как с вечным двигателем: главное, чтобы были средства для поддержания мозговой деятельности. С развитием биоинженерии у мозга появился неограниченный ресурс. Общеизвестный миф об используемых лишь 10% мозга оказался не таким уж мифом. Мозг обходится телу довольно дорого в плане потребления кислорода и питательных веществ. Он может требовать до 20% всей энергии тела, при этом составляя лишь 2% от его массы. Микроскопические «дети биоинженерии» сновали по организму вместе с кровью, восстанавливая мозговые клетки, однако вместе с тем сильно истощали человеческое тело. Эту проблему решила опять же биоинженерия, профессорам которой не составляло труда менять одно искусственно созданное тело на другое каждые полвека. Так создали Человека Совершенного «Аeterna hominis».

Спустя еще тридцать лет после создания Человек Совершенный, как с гордостью называли свой «продукт» создатели, покинул Титан на космическом корабле «Послезавтра» с целью поиска места для создания новой искусственной планеты.»

Мальчик вскинул брови и подобрал под себя ноги.

─ А это правда? ─ не сдержавшись, спросил он. Итерна ответила теплой улыбкой.

«Человек Совершенный, или просто Ким Хилл, покачивался в кресле, наблюдая за показателями приборов. Те в последнее время словно с ума сходили. Чуть левее, возле интерактивной панели, мерцала голограмма, с которой весело улыбались двое взрослый, мальчик лет десяти, держащий отца за руку, и пожилая женщина ─ робот-нянька, вместе с которой прошло все детство Кима.

─ Не знал, что Совершенный Человек может быть родом с Земли, ─ шлюз тихо отполз в сторону, пропуская в главный отсек мужчину с гладко выбритой головой, главного техника-наладчика.

─ Как ты угадал? ─ не оборачиваясь к вошедшему коллеге, поинтересовался Ким и жестом руки зафиксировал новые показатели.

─ Только там еще носят такую старомодную одежду и пользуются роботами-няньками, ─ охотно поделился мужчина, рассматривая голограмму. ─ Без обид, ─ торопливо добавил он, когда Ким отключил мерцающее изображение.

─ Я перебрался на Титан, только когда меня пригласили к участию в проекте, ─ повел плечом Ким. Показатели цифр, мерцающих на уровне глаз, вновь упали.

─ К слову о Титане. Только что выходили на связь с ними, ─ мужчина сел на кресло возле панели управления внутренними шлюзами и уровнем вырабатываемого генератором кислорода. ─ Там тоже бардак творится. Зато их бардак и наш бардак прекрасно оправдывают друг друга.

─ Опять повысился уровень энтропии? ─ предположил Ким, почувствовав на себе выжидающий взгляд коллеги.

─ Не только. В вакуум выделяется огромное количество пустой энергии. Наши древние звезды вместо того, чтобы тихо мирно потухать, наоборот, решили нагреваться до того момента, пока не сгорят.

─ Такое уже случалось ранее. Просто небольшой скачок, ─ Ким по-прежнему был сосредоточен на показателях датчиков. ─ А вот рядом с нами как будто что-то есть неспокойное, хотя лок-радар молчит.

─ Это еще что за чертовщина?

Стоило ему договорить, как шкала, падающая то до нижней отметки, то взлетающая до минимально допустимой нормы, скаканула до красного деления. Система тут же забила тревогу. Техник-наладчик негромко ойкнул и резво начал проводить руками в тонких перчатках по интерактивной панели. Но ничего не происходило. Ким же все не сводил взгляда с широкого стекла, за которым простиралась густая тьма. Отсек пошатнуло, когда приборы объявили ошибку, а гравитация перестала давить на плечи.

Через трое суток бесцельного движения вперед на минимальной скорости центр корабля вновь заработал, свежий кислород поступил в душное помещение главного отсека. Однако ни установить связь с Титаном, ни откалибровать приборы не получилось. Управлять кораблем было довольно опасно, ориентируясь только на собственные глаза. Тем более, что командир корабля остался один на своем космическом судне. Ким невесело усмехнулся: вот так просто какая-то неизведанная часть космоса справилась с тысячелетними разработками миллионов людей. Десять лет «Послезавтра» дрейфовал в кромешной темноте без возможности повернуть назад.

***

Десять лет растянулись на сто три года. Ким Хилл по-прежнему сидел за интерактивной панелью, не без интереса наблюдая за изменениями, происходящими в нескольких тысячах световых лет от него. Всего пятьдесят лет назад он внезапно понял, что чернота, окружающая «Послезавтра» со всех сторон, как податливый кусок глины, может принимать любую форму и структуру, если знать, с какой стороны подступиться. Чтобы зажечь новое солнце, у Кима ушла пара десятков лет. Наблюдая за всполохами звезды, он невольно задался вопросом, а можно ли считать это солнце искусственным? Вроде и создано им, человеком, но выглядит и светит, как естественное. Голограмма семьи, мерцающая чуть левее широкого кресла, отвечала лишь широкими улыбками всей четверки.

Когда Ким закончил создание Новой Галактики, корабль вдруг ожил. Ким чуть не оглох от резких звуков включающейся системы и не смог сдержать улыбки, когда на радаре во всех подробностях одна за другой начали вырисовываться его планеты, его создания. Однако пора было возвращаться домой.

На межпланетных конференциях руку Кима сжимали бесчисленное количество раз прохладные изображения важных деятелей науки и инженерии, который в это время находились на другом конце Вселенной ─ поздравляли с возвращением. Впрочем, несмотря на торжественное возвращение космического корабля, обстановка во Вселенной оставляла желать лучшего: уровень энтропии все возрастал, распахивались черные дыры, а водород и гелий не желали соединяться, песчинками плавая в вакууме. Люди распадались на атомы, стоило им перешагнуть порог пространственного портала.

Наконец, отделавшись от прессы и наслушавшись планов по спасению человечества, Ким поспешил на свою родную планету, предвкушая встречу с родителями и няней. То тут, то там открывались и захлопывались пространственные порталы, последние многоэтажки были заменены воздушными монолитами, под которыми кипела деятельность научных лабораторий. Ким с неожиданной тоской отметил, что Земля стала походить на другие планеты.

Монолит своей семьи Ким узнал сразу. Лифт мгновенно доставил его на верхний этаж, где он приложил ладонь к сканеру и удивленно вскинул брови, когда тот выдал ошибку. Только вспомнив о новом теле, отпечатки рук которого не были здесь зарегистрированы, он постучал в массивную дверь. В груди поселилось едва ли не детское волнение перед скорой встречей. Створки дверей тихо отъехали в сторону, и на пороге оказалась няня, еще сильнее постаревшая за эти годы.

─ Ким… ─ голос робота был искажен дефектами. На почерневшей табличке с трудом можно было прочитать имя: Итерна.

─ Ага, я. Вы, наверное, уже слышали, что «Послезавтра» наконец вернулся, ─ широко улыбнулся он, обнимая няню. ─ Ну, где мама с отцом? Давай я пройду хоть.

Робот вяло попыталась покачать головой, но старые шарниры лишь глухо заскрипели. Ким же, поглощенный нахлынувшими воспоминаниями, проскользнул внутрь и замер. Стены, ранее изображавшие пейзажи некогда существовавших гор и пустынь, облезли до голого каркаса, пыль забивала дыхательные пути, а холод помещения заставил поежиться. Только порт робота выделялся среди общего погрома светло-серым пятном.

─ Ким… ─ вздохнула няня, столкнувшись с выражением глубокой растерянности на лице бывшего воспитанника. ─ Они ведь были всего лишь люди.

Только сейчас он осознал, что провел в космосе сто сорок восемь лет.

***

Шум двигателей космического корабля доносился и до конференц-зала.

─ Полагаю, теперь все в сборе, ─ обвел собравшихся невыразительным взглядом серых глаз N ─ один из членов Межгалактической Коллегии и глава Третьего отдела.

─ Q опаздывает, ─ заметило мерцающее изображение директора.

─ Q, увы, не придет. Она решила воспользоваться порталом прямиком со своей планеты, ─ оповестил N.

По рядам советников прокатился негромкий сочувственный вздох.

─ А я давно говорила, что нужно улучшать систему связи, ─ проворчала L, немолодая сотрудница отдела рисков, неслышно постучав ладонью по гладкой поверхности панели. ─ Теперь вот, пожалуйста, человек по незнанию распался на атомы.

─ Попрошу Вас! ─ возмутился М ─ заведующий отделом связи. ─ Пространственные порталы исправно работали столетия без единого несчастного случая, за исключением нарушения целостности межпланетной сети, ─ это уже был камень в огород N, который хоть и сохранил хладнокровный вид, но все же чуть дернул тонкой бровью.

─ Господа! Мы собрались здесь для обсуждения общей проблемы, между прочим, довольно крупного масштаба, ─ изображение директора наконец перестало противно рябить.

«Да… моя Галактика просуществовала всего две тысячи лет, хотя я рассчитывал как минимум на пять», ─ невесело подумал Ким Хилл, сидящий в самом углу массивного стола. После глобального переселения человечества на созданные им планеты, статус и вообще сам факт существования Совершенного Человека стерлись из памяти людей, которые, к слову, были убеждены, что угроза энтропии чудесным образом разрешилась.

Тем временем, советники Коллегии притихли, только на задних рядах зала продолжалось обсуждение, а иные же открыто покинули собрание, оставив пустые кресла.

─ По подсчетам, всем колонизированным планетам и искусственно созданным проектам, то есть ста сорока густо населенным объектам и еще около пятистам космических кораблей в запасе осталось шесть десятилетий. За отведенное время необходимо найти безопасное место для существования, ─ вещал какой-то незнакомый Киму аналитик. Судя по чуть дрожащим бумагам в руках и чересчур отшлифованному голосу, новичок или заместитель.

«Уже, парень, уже», ─ мысленно ответил Совершенный Человек, а аналитик все говорил:

─ Вероятнее всего, в условиях возрастающей энтропии связь между космическими телами перестанет функционировать через десять лет. В связи со сложившейся ситуацией предлагаю закрыть проект колонизации и собрать ведущих специалистов на Земле для дальнейшего обсуждения вопроса.

Повисла тишина, нарушаемая только шумом компьютера в самом центре космического корабля.

─ На этой отсталой планете в забытой Богом Солнечной системе на окраине Вселенной? ─ спустя пару минут L наконец озвучила интересовавший всех вопрос. – Да они примут нас за инопланетян!

─ Прошу заметить, что хоть на этой планете люди давно законсервировались, но именно ее лучше всего оснастили искусственной атмосферой, которая на данный момент поддерживает естественную. Однако способна и полностью заменить ее, ─ несмело возразил аналитик.

─ Возможно, этого и добивается Вселенная. Люди должны вернуться к исходной точке, ─ нерешительно продолжил молодой человек, опустив бумаги на стол.

─ Извините, я не ослышался? ─ практически бесцветные брови N взметнулись вверх, а в голосе прозвучало искреннее изумление. ─ Вселенная, по-Вашему, имеет собственную волю?

─ Не сказать, чтобы волю… ─ окончательно сбился аналитик под пронизывающим взглядом начальника Второго отдела. Киму даже стало жалко его. ─ Просто ничего ведь нет вечного, так? С какой бы силой ни был запущен волчок, рано или поздно он все равно остановится.

─ Вы своими словами плюете в лицо всем великим умам, разрабатывающим установку вечного двигателя, ─ N понизил голос чуть ли не до змеиного шепота.

─ Им плюет в лицо Вселенная. Откуда тогда такие мощные выбросы бесполезной энергии? ─ неожиданно резко огрызнулся аналитик.

Ким продолжал сидеть на своем месте, слушая уже совершенно беспорядочный спор советников Коллегии. Стало даже как-то обидно, что он создал для них целую Галактику, которую они вдруг «неожиданно «открыли». Ха-Ха. Погрузившись в свои мысли, Ким не сразу услышал, как к нему кто-то обращается.

─ К, вы не отключаетесь? ─ виртуальное изображение молодой девушки, чуть сморщив нос, пыталось перекричать советников. ─ Вряд ли мы сегодня услышим что-либо полезное, ─ она кивнула в сторону опустевшего кресла директора.

─ Нет, ─ он чуть приподнял уголки губ. ─ К сожалению, это моя работа.»

Итерна замолчала, задумчиво качаясь в кресле и глядя на огонь. Почти настоящий. Мальчик, явно увлекшийся историей, встал на ноги и потянулся.

─ Вот и Новый год по Земле. Так и не успели, ─ разочарованно вздохнул он, глянув на часы.

─ Твой папа тоже будет на Земле только завтра, ─ мягко напомнила она.

Мальчик угукнул и, постояв со скрещенными на груди руками, проворчал:

─ А вообще, кто в тебя всю эту ерунду закачал?

Итерна пожала плечами, все также мягко улыбаясь тому.

─ Ясно ведь, как день, что искусственно созданных Галактик быть не может. Как и этого… Совершенного. Все это «книжки». Фантазия, но интересная, если совсем уж не думать.

С этими словами мальчик подхватил парящие в воздухе перчатки, натянул их на себя и вышел из комнаты, одним жестом руки прикрыв шлюз. Гирлянда на елке мигнула синим и потухла.

Космолет приземлился на широкую площадку космодрома Земли, поднимая в воздух металлическую пыль и мелкий мусор. Мальчик нетерпеливо переминался с ноги на ногу, когда они вместе с Итерной ждали открытия большого шлюза. Робот осторожно придерживала его за плечо, чтобы тот не поскользнулся в своих новых гравитационных ботинках, которые оказывались абсолютно бесполезны на Земле, но так круто выглядели.

Наконец шлюзы открылись, и солнечный свет приятно защекотал кожу. Мальчик с восторженным воплем выскочил из корабля, и его тут же подхватил мужчина лет тридцати с точно такими же гравитационными ботинками на ногах. Итерна с мягкой улыбкой наблюдала за тем, как пара скрывается в толпе. Тут ее взгляд зацепился еще за одного человека, спешащего к кораблю. Лица его было не разглядеть из-за старомодной широкополой шляпы, которую он наверняка купил за огромную сумму у местного торговца устаревшими безделушками. Из-под ворота гражданской одежды выглядывала белоснежная ткань костюма-скафандра.

─ Еще раз спасибо, что приглядела за Льюсом! ─ крикнул он, запрыгивая в корабль как раз перед тем, как створки шлюза «Послезавтра» захлопнулись. ─ Его отец так переживал, что мальчик встретит Новый год по пути с Марса, а не на Земле, ─ человек снял шляпу и повертел ее в руках. ─ Но, похоже, он просто рад встрече с отцом.

─ В следующий раз не опаздывай на корабль, ─ вместо ответа проворчала Итерна, отряхивая край его куртки от пыли. ─ А если бы одежду порвал о шлюзы?

─ Ладно тебе, я сейчас инактивирую автопилот, ─ отмахнулся тот, откладывая в сторону шляпу и снимая куртку. Белоснежный костюм переливался в слабом освещении корабля. ─ Почему-то с каждым разом найти хорошую одежду прошлых веков становится все более трудным…

─ Ох, Ким… Время идет, а ты не меняешься, ─ Итерна вздохнула, понимая, что не может долго сердиться на него.

─ Ну, я ведь вне времени, ─ бросил Ким и заспешил к главному отсеку, по пути что-то бормоча.

─ Но именно времени-то тебе всегда на что-то да не хватает, ─ посетовала Итерна, бережно сворачивая потрепанную куртку.

Для них обоих не было секретом, что срок этой Галактики еще меньше, чем полагает Межгалактическая коллегия, а люди все настойчивее продвигают свои проекты колонизации планет, машин времени и новых гравитационных ботинок.