Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Все что угодно, только не уничтожать

— Мы поймали этого дикаря возле спящего вулкана. Он стоял на краю и изучал дно кратера, - на скуластом лице капитана Шоджи появилась едва заметная улыбка. Капитан межгалактический научно-исследовательский экспедиции «Астрапия» явно радовался случайной находке.

— И хотя он ведёт себя как дикий, не поддающийся дрессировке, зверь, думаю его стоит изучить. В конце концов не каждый день встречаешься с реликтом, – Шоджи усмехнулся.

Резкие шумы заглушили его хрипловатый голос, изображение исказилось и поплыло рябью, и наконец сигнал совсем пропал. «Астрапия» попала в зону отражательной туманности. Дина Рой, руководитель и главный биотехнолог «space inhabitant» - проекта по изучению внеземных форм жизни, еще какое-то время смотрела на монотонное изображение голубой туманности, ожидая, что сигнал вновь появится, но так и не дождавшись, начала изучать рапорт.

Возраст найденного на одной из планет скопления Плеяд дикаря, компьютер оценил в двадцать земных лет. Анализ ДНК показал что его геном совпадает с геномом человека до вмешательства генной инженерии. Получается, что найденный мужчина – потомок астронавтов третьей эры освоения космоса, пропавших лет пятьсот назад, еще до прорыва в синтетической биологии.

Биотехнолог вывела на голоэкран трехмерное изображение: смуглый мужчина, длинные темные волосы, связанные на затылке в два пучка, выразительные глаза, упрямый подбородок, густая поросль волос на лице. Дина поморщилась – уже лет триста как бороды вышли из моды. Их можно встретить только в исторических фильмах, в хронике и в древней живописи.

Что с дикарём делать дальше? – вот главный вопрос, мучивший Дину Рой. Он даже говорил с трудом – сказывались изоляция и одиночество. Нашли его сотрудники проекта и, следовательно, они и определяли его дальнейшую судьбу. Но как он при таких низких показателях интеллекта, впишется в структурированное общество, где у каждого свое предназначение и где все, еще до рождения, подверглись компенсирующей геномодификации ? Особенно сейчас, на пороге большого переселения.

Блуждающую черную дыру обнаружили уже давно, и с тех пор земляне готовились покинуть Солнечную систему. Столетие назад все ресурсы направлялись на поиск планет земного типа, идеально подходящих для нового дома. Строились транспорты, создавался генетический банк земной флоры и фауны, собиралась коллекция шедевров искусства.

 

«Астрапия» приземлилась по графику в пятницу 22 июля 2691 года. Всю команду, включая найденного дикаря, следуя инструкциям искусственного сверхразума, цитокомпьютера ЦК-3, поместили в недельный карантин. Шоджи и его команда приняли уготовленую участь спокойно. Сбалансированное питание, здоровый сон в условиях земной гравитации после долгого пребывания в полете казался им настоящим раем.

Сложнее обстояли дела с дикарем, носившем смешное имя Пинг. Он не хотел оставаться взаперти и рвался наружу. С ним общались аккуратно, на расстоянии, и рассматривали скорее как забавную зверушку, чем представителя предков. Да и о чем можно говорить с дикарём, не получившем базового образования и не смотревшем ни одного голофильма?

Да и не понимали его члены команды. Лопотал он на свом исковерканном общем, о корешках и охоте, о том как варить суп и как строить шалаш. Ну кто варит суп, если есть сбалансированное молекулярное питание? И зачем шалаш, если есть саморазворачивающийся дом?

К тому же поведение Пинга было непредсказуемо: однажды во время регулярного медицинского обследования, проводимого био роботом, дикарь преднамеренно сломал тому зрительный рецептор. Однозначно темперамент дикаря требовал тщательного анализа и возможно корректировки. Изучив этот инцидент, ЦК-3 порекомендовал продлить Пингу изоляцию, в течении которой его продолжали интенсивно изучать.

Шоджи смотрел как забавно дикарь пытается есть фруктовое желе. Оно постоянно выскальзывало из ложки и падало обратно в тарелку, но Пинк пробовал снова и снова. Упорства ему не занимать, а вот интеллект очень подкачал. Очевидного решения, разрезать желе лежавшим рядом ножом, дикарь не находил.

— Зачем ты сломал робота? – забыв что Пинг его едва понимает, спросил капитан.

Дикарь угрюмо посмотрел на стоящего неподалёку «Омникса», с испорченным глазом. Несмотря на поломку, тот исправно выполнял свои функции и сейчас прислуживал в столовой, выполняя роль официанта.

— Эта штука меня уколола, – без тени раскаяния пояснил Пинг.

— Эта штука называется Омникс - многофункциональный био робот, – капитан говорил медленно, и поучительным тоном, похожим на тон роботов менторов, обучающих маленьких детей.

– Да всё равно, как называется. Она меня уколола,– пожал плечами дикарь и продолжил свои попытки донести до рта скользкое и вибрирующее желе.

Шоджи тяжело вздохнул. Не завидовал он тем, кому придется возиться с этой находкой. Тяжелый случай.

Прошла неделя. В пятницу 29 июля, карантин команды «Астрапии» закончился, и члены экспедиции, собрались в главном штабе. Человечество стояло на рубеже новой Эры. Накануне Великого Переселения, команда, как и все земляне, с нетерпением ожидали ежемесячную жеребьевку. Выбирали того, кто станет первым из людей, способных повести остальных за собой. Жеребьевка длилась несколько месяцев и наконец перешла в полуфинальную стадию.

Давняя традиция, именуемая древними public viewing, первоначально предназначалась для совместного просмотра спортивных состязаний и шоу, теперь же стала неотъемлемой частью жеребьевки. По сути жребия как такого и не было. Искусственный интеллект анализировал данные всех землян, проводя оценку по совокупности качеств, необходимых для управления обществом.

Никто не знал всех критериев отбора, поэтому выбор кандидатов и воспринимался лотереей.

Во время объявления результатов, земляне собирались в общественных центрах и болели за «своих». Затем традиционно следовали дебаты, нередко заканчивающиеся интеллектуальными спарингами. Участники споров чаще всего забывали об изначальном яблоке раздора - и терялись в дебрях споров. Например о том, что важнее для «порога принятия решений» нейроны - детекторы или нейроны-интеграторы.

ЦК-3 регулярно обновлял рейтинги, публикуя список победителей. Кандидаты оценивались по усредненным параметрам условного геном-профиля. Собиралась статистика по последнему поколению синтетических ДНК (от тридцатого до тридцать второго), затем по ней оценивались уникальность и потенциал каждого претендента. Помимо прочего рассматривались мотивы для саморазвития, способность к принятию решений, соотношения мысли-чувства и желания-стремления. Компьютер, интегрированный во все сферы человеческой деятельности, владел достаточным количеством информации чтобы провести тщательный анализ каждого жителя земли и колоний.

Лидеры часто менялись. Это зависело от трендов развития и насущных потребностей цивилизаци. Временами акцент делался на экспансию, на расширение собственных горизонтов, оставляя без внимания внутренние потребности общества, иногда же фокус смещался. На передовую выходила социальная реорганизация. Лидировало поколение с тридцать второй модификацией генома, к которой принадлежали большинство членов проекта «space inhabitant». К этому поколению принадлежал и нейроэкономик Антонио Вамацио, ставший безусловным фаворитом жеребьевки. За несколько месяцев до Великого Переселения, все хотели знать кто же поведет землян к новому дому.

Новую землю обнаружили совсем недавно, отбросив три предыдущих варианта: планету полупустыню, планету океан и густо заросший враждебной человеку растительностью, спутник газового гиганта. На найденной новой земле царила идеальная атмосфера, а ее биогеоценоз, включая живые организмы и среду их обитания, идеально сочетался с земным. Готовый дом.

К тому же блуждающая черная дыра приближалась, угрожая уничтожением всей цивилизации. Ждать с переселением не имело смысла. Осталось лишь выбрать того, кто их поведет.

Люди разделились на два лагеря. Первый – те кто верил в лидерские способности дерзкого, упрямого и инновативного Антонио Вамацио. Ко второму же принадлежали все те, кто предпочитал мягкого, консервативного Джока Марсона, представителя предыдущего поколения. Джок проповедовал теорию дальнейшего стохастического прогресса под руководством искусственного сверхразума без вмешательства человека и находил множество приверженцев. В позапрошлом туре их чуть не догнал некий Кампэ, из поколения генома-30, управляющий проектом строительства ковчегов, но потом выскочка основательно сдал позиции, переместившись сразу на седьмое место.

Дина Рой и ее команда с нетерпением ожидали результатов июльской жеребьевки. Ведь именно сейчас определится тот, кто поведет их дальше. Последний тур собирались провести уже на Новой Земле, а сейчас же члены команды находились в приподнятом настроении, ожидая результаты. Мнение команды разделилось. Дина как и капитан Шоджи делали ставки на Антонио Вамацио. Им импонировали решительность этого визионера и его инновационный подход. Остальная же часть команды болела за Марсона, считая что именно в умеренности - залог стабильного будущего.

Один из членов команды, бортмеханик, даже поставил на третьего кандидата Кампэ, утверждая что успех Переселения в правильном подходе к строительству ковчегов. Однако его тут же осмеяли коллеги заставив тем самым переметнутся в лагерь консерваторов.

— А что бы произошло, если бы выбирали мы а не он, - кивнув в сторону головизора, спросил бортмеханик,— в конце концов раньше так и делали.

– Так обычно и происходило на протяжении всей истории человечества. Выбрали бы самого неподходящего, но вызывающего симпатии. — Капитан любил поучать выскочку, и за их стычками наблюдала вся команда.

— Ну смотри, предположим, произошел сбой генераторов, глобальная отключка системы, вот что тогда? Думаешь люди не выбрали бы правильного? — он подмигнул Пингу, но тот этого даже не заметил. Пинг сосредоточенно соединял два резиновых жгута с рукоятью из двух изогнутых вилок в некую конструкцию, напоминающую древнюю рогатку. Жеребьевка как и спор его не волновали.

— Хочешь чтобы тебя выбрали? Лучшего инженера флота? Самого обаятельного и способного? — усмехнулся Шоджи.

— А разве нет? – механик стал в горделивую позу и все кроме Пинга рассмеялись.

— Эта система никогда не ошибается, – покачал головой капитан. — Запомни это.

Дина Рой усмехнулась, умиляясь этой словесной перепалке. Серьезный и категоричный капитан против простоватого и наивного бортмеханика с IQ чуть больше 200. Все таки что то не то с поколением тридцать один - завышенные, не имеющие почвы амбиции, в совокупности с легкомысленностью. Недаром поколение продержалось всего год, и его представителей встретишь не часто.

На экране логотип жеребьевки поблек, а на лавровом венке появились имена кандидатов, снизу вверх. Первая десятка. Наступил момент истины. В инструктажной стало тихо, как в космосе, только тихое жужжание нано уборщиков нарушало тишину.

Всех интересовали фавориты. Вот и они. Десятый, девятый, восьмой.. на третьем месте оказался Марсон. Опустился со второго! Кто же попал в тройку, обогнав его на позицию?

Команда впилась глазами в изображение. Дине показалась, что она слышит стук собственного сердца, однако это бортмеханик стучал костяшками пальцев по столу.

— Позиция два переходит к Антонио Вамацио,—объявил торжественный голосом ЦК-3.

На экране появилось изображение Вамацио. Помимо привычной уверенности и твердости, его лицо выражало еще и удивление. Ни разу, с момента появления в списке кандидатов, его не спускали с пьедестала. Хоть он и не набирал нужные сто процентов, его рейтинг приближался к девяносто восьми и он всегда оставался неизменным победителем .

По залу прокатился гул недовольства. Если Вамацио на втором, кто же на первом? Все лихорадочно перебирали имена первой десятки кандидатов, строя собственные догадки. Не хватало Розуэлла Ли. Неужели это он? Ли – известная в научных кругах личность. Ученый, посвятивший себя изучению экзопланет. Обычно он занимал средние места. Но теперь, когда планета выбрана, наверное компьютер определился с приоритетами.

Снова потускнел логотип. Появилось имя победителя и его рейтинг. Девяносто восемь! Прочитав имя, Дина Рой подавилась глотком пива, а механик, с нетерпением ходивший до этого взад и вперед, и решивший наконец сесть, промахнулся мимо стула и упал. Но этого никто не заметил. Взгляды всех не отрывались от экрана.

— Пинг?

Серьезное лицо Шоджи выражало недоумение. Взгляд скользил с монитора на красное лицо Дины, пытавшейся справится со спазмами кашля, потом на сидящего на полу механика, затем на лица других членов команды.

— Это что, розыгрыш? Ошибка?

Он никак не мог поверить, что человек, не справляющийся даже с порций желе, может быть выбран предводителем человечества. Человек без образования и недели не проживший на земле.

— Ты же говорил что система не ошибается, – упрекнул капитана механик. Он уже поднялся с пола и морщился, потирая ушиб.

Все взгляды обратились на Пинга, но тот, не обращая внимания на ажиотаж, продолжал заниматься рогаткой.

 

Повисла неловкая пауза. Участники проекта ждали что вот вот вновь появиться привычная анимация с логотипом и результат будет аннулирован, но ничего подобного не происходило. Вместо этого начался рекламный ролик о последней модели бионического нагревателя для умного жилья на новой земле. Женский голос увлекательно рассказывал о его преимуществах, и о том, что владелец получает терраформированный участок в аренду при приобретении нагревателя. Но бытовая новинка не вызывала ни у кого интереса.Традиционный разговор не клеился. Слишком ошеломительным казался результат, поэтому решили разойтись.

Вечером на коммуникатор капитана поступил вызов. С Вамацио Шоджи лично никогда не встречался, но не удивился его звонку. Почти сразу после объявления результатов всем вдруг захотелось побольше узнать о Пинге. Спроси Шоджи до жеребьевки, он бы ответил что дикарь никогда уже не сможет вписаться в земной социум. А теперь он и не знал что сказать. Если раньше разговор с фаворитом, вызвал бы огромный интерес, то теперь капитан предпочел бы его избежать, чтобы не отвечать на вопросы о Пинге. .

После жеребьевки Пинг неожиданно оказался в центре внимания. Его лицо замелькало в электронных изданиях, он стал частым гостем на шоу. Сам дикарь похоже не осознавал собственной значимости, да и большинство вопросов журналистов игнорировал. Слишком мало он успел узнать о земле и землянах чтобы давать вразумительные ответы.

Его сталкивали в дискуссиях с великолепным Вамацио, который громил Пинга в пух и прах. Будь то вопросы технического характера или же элементарные вопросы о смене парадигмы в развитии искусственного интеллекта. В любом разговоре в ответ на дерзкие реплики оппонента дикарь лишь недоуменно пожимал плечами. Вамацио искусно манипулировал благосклонностью общественности, выигрывая на фоне Пинга и выставляя того полным идиотом.

Слушая эти дискуссии все земляне от мала до велика задавались вопросом – но почему он? Одно не вызывало сомнений, этот человек родился и выживал в одиночку, во враждебной среде, на планете, которую после изучения отнесли к классу малопригодных для жизни. Действительно уникальный опыт. Все хорошо, если бы не эта отсталость в развитии.

 

Капитан сидел в информационном отсеке, напротив Пинга, пытаясь научить того игре в шахматы. Игра развивала стратегическое мышлене. Умение думать на несколько ходов вперед – важнейший навык для современного человека. Навык, который все земляне впитывали с молоком матери. Однако игра не шла. Капитан нервничал, и несколько раз отодвигал доску.

Заинтересовавшись экспериментом капитана, к ним присоединилась и Дина Рой. Пинг с любопытством рассматривал голограммы фигур, пытался потрогать белого ферзя и приходил в недоумение от того, что ему не удавалось. Фигуры передвигались мысленно и дикарь никак не мог справиться с управлением. Наконец его белая пешка, сделала ход: d2 - d4. У капитана мелькнула слабая надежда, что возможно он ошибается и у дикаря есть способность к обучению. Однако оказалось что, вместо него, не выдержав, ход сделала Дина. Пришлось настраивать никем не используемый ручной интерфейс. В игре Пинг оказался не силен. Создавалось впечатление что ему сложно думать абстракциями и решать логические задачи. Зато дикарь обладал неплохими моторными навыками и неплохо справлялся с ручным управлением

 

Однажды, прогуливаясь в эко заповеднике, Дина буквально на пальцах объясняла Пингу теорию эволюции, от дарвинизма до азов синтетической биологии. Но дикарь слушал в полуха и с интересом наблюдал за самцом гориллы. В окружении самок тот в одиночку поглощал фрукты, не оставляя остальным ни единого шанса приблизится к еде. Самки в свою очередь всячески пытались угодить: чистили ему шерсть, крутились вокруг, пытаясь привлечь внимание. Однако самец оставался непреклонен, поглощая очередной банан. И лишь когда он насытившись, улегся в сетку-гамак, самки набросились на разбросанные по полу остатки пищи.

— По теории Дарвина люди произошли от обезьян, — Дина указала на гориллу.

Пинг, кивнул, однако Дине Рой показалось что он не вникает в суть услышанного.

Когда перешли в просторный аквариум, биотехнолог рискнула перейти на современные теории и попыталась объяснить Пингу значение для цивилизации бифуркации Ирвина Гуда, однако здесь ее ждало разочарование. Техногенная сингулярность, предсказанная почти тысячелетие назад тоже оставила дикаря равнодушным. Тигровая акула привлекала его внимание гораздо больше и он с увлечением наблюдал как она пожирает попавшихся на пути рыб. Поведение животных интересовали Пинга сильнее, чем скучные беседы и биотехнолог сдалась. Дикарь не поддавался обучению. ЦК-3 ошибался на его счет.

 

***

 

С вершины холма Шоджи смотрел на нетронутые цивилизацией просторы. Уже месяц как последний ковчег достиг орбиты нового дома. Новой Земли. Сотни тысяч автоматических строительных комплексов ни на секунду не прекращали возводить постройки, а миллиарды людей с рвением и энтузиазмом их обустраивали. Стартовал процесс интеграции земной экосистемы. Пара десятков лет и люди перестанут чувствовать себя здесь чужаками.

Чудесная планета, вот только пару дней назад появилась серьезная проблема. Оказалось что она уже заселена разумной расой. Примитивной настолько что ее не заметили исследователи пионеры. Кто бы мог подумать что эта помесь насекомых и млекопитающих может обладать интеллектом. Поначалу ученые подумали что это общественные насекомые, некое подобие муравьев, и только когда начались регулярные набеги на постройки землян, поняли что он разумны. Нападения происходили по всей планете, в центр управления приходили тревожные сводки.

Эти существа разрушали здания и портили технику. Люди ещё не пострадали, но набеги учащались. Пока земляне старались не использовать летальное оружие и применяли лишь станеры и системы пассивной обороны, но агрессия местных обитателей ограничивала свободное перемещение по планете и это делало землян заключенными в их охранных периметрах. Все это омрачило радость обретения нового дома. А ведь возвращаться некуда. В солнечной системе сейчас твориться полный хаос. Гравитация черной дыры уже нарушила орбиты планет и скоро они и само солнце окажутся поглощенными ее ненасытной утробой.

К этому моменту Вамацио стал неоспоримым лидером, мастерски справившись с порученным ему заданием -- возведение столичного мегаполиса и сотни тысяч поселений. В честь него главный город землян так и назвали В-сити.

Пинг не принимал активного участия в делах и лишь отстраненно наблюдал за суетой переселенцев. Его не трогали. Лишь иногда капитан Шоджи и Дина Рой после длинного рабочего дня играли с ним в шахматы. К удивлению капитана в шахматах у дикаря наметился прогресс. Успехи разумеется мизерные. Небольшие головоломки на шахматном поле не шли ни в какое сравнение с теми задачами, что каждый день приходилось решать землянам. Но тем не менее дикарь делал успехи. И это радовало.

Интерес к Пингу почти угас и лишь регулярные жеребьевки, напоминали о его существовании. По рейтингу, он продолжал оставаться лидером. И хотя Антонио Вамацио и уступал Пингу на сотые доли процентов, тем не менее он оставался истинным авторитетом для всех.

Трагедия произошла во время торжественной церемонии открытия В-сити.. Обрушился защитный купол, похоронив под собой сотни людей. Причиной, как оказалось позже, стало нарушение статики постройки из за подземных проходов. Спасти удалось немногих. Переселенцы оказались не готовы к катастрофам да и кто мог бы предположить такое развитие событий. Шоджи выжил, однако под завалами остался бортмеханик и несколько ученых проекта. Вамацио не пострадал, в момент катастрофы по счастливой случайности оказавшись снаружи.

Трудно сказать каким образом насекомым, за которыми прижилось неофициальное название “гремлины”, удалось проникнуть в пределы тщательно охраняемого периметра. Но о том что именно они ответственны за гибель людей свидетельствовали следы термитного порошка – основного их оружия.

Конфликт с местным населением перешёл в новую стадию. Впервые на новой земле созвали большой совет.

— Мы их уничтожим, - во взгляде Вамацио сквозила такая твердость, что все безоговорочно верили каждому его слову, —мы приехали сюда с миром, чтобы построить новый дом и мы его построим, —Вамацио обвел зал решительным взглядом. — А тем, кто нам в этом помешает, тем кем руководит слепая ярость, и тем, кто хочет нашей смерти, мы дадим достойный отпор. Не для того мы сюда приехали, чтобы недоразвитое племя “гремлинов” откатило нас на века назад. Мы положим этому конец. Отплатим за наших сыновей и отцов. Здесь и сейчас.

Он замолчал. На глаза Дины Рой навернулись слезы. Его властный голос вселял в нее надежду.

— Нельзя допустить геноцида разумной расы. Ведь надо признать мы выступаем в роли

захватчиков. Мы оккупировали чужую планету – не согласился Шоджи .

— Нам некуда деваться. Даже выбери мы план Б, у нас не хватит ресурсов для нового перелета Поэтому выбор невелик. Мы или они, – Вамацио говорил твердо и убежденно , его поддерживало большинство о чем свидетельствовал гул голосов в зале.

—А что скажет на это Пинг?

Все повернулись к молчащему победителю в рейтинге жеребьевки.. Тот только пожал растерянно плечами.

—Все что угодно, только не уничтожать, – только и смог он из себя выдавить, – Что то у вас идёт не так, вы их не знаете и это их дом.

По залу прокатился гул недовольства.

– У нас? Ты себя с нами не идентифицируешь? – фыркнул Вамацио. – Может хочешь вернуться обратно на ту затерянную планету где мы тебя нашли?

– Может и хочу, – Пинг отвернулся к панорамному окну и принялся рассматривать очертания гор на горизонте.

 

Несмотря на продвинутые земные технологии, решить проблему оказалось не так просто. Ксенобиологи вообще оказались в патовом положении. С одной стороны тысячелетиями человечество мечтало найти братьев по разуму, но вот теперь от них требовали искать способы эффективного их уничтожения.

Биомасса с неопределенным коэффициентом интеллекта, чужеродная форма жизни не признающая ничего кроме естественного отбора. Существа, не похожие на людей внешне, не соответствовали им и внутренне. Никаких эмоций и чувств. Вражда и ненависть. Люди видели в них врагов. Приговор решили привести в исполнение строго в соответствии с инструкцией ЦК-3.

 

Пинг смотрел на двойную луну. Почти такой же полумесяц, но в единственном числе он видел не раз у себя на планете. И такая же луна была у землян, четыре похожих луны и три непохожих мира. На родине после смерти отца он остался совсем один, но и среди землян он чувствовал себя одиноким.

Здешних разумных насекомых он не понимал, как и не понимал до конца землян, не понимал этой шумихи вокруг себя и не понимал светлолицого землянина, которого все считали лучшим. Квоты, рейтинги, власть — вот то что ценили кандидаты, но зачем ему, Пингу это все? Ведь несмотря на то, что судьба занесла его сюда, он не стал одним из людей. Дикарь, как они его называли навсегда останется для них дикарём.

В поведении местных он чувствовал нечто знакомое с детства. Он видел их страх, чувствовал, что они боятся. Пинг чувствовал это так, словно смог заглянуть внутрь их огромных свирепых голов, посмотреть прямо в их фасеточные глаза. Что же они прятали у себя в голове, чего боялись – ведь люди не представляли для них угрозы. Пинг наблюдал за спутником новой земли, за лунной дорожкой на глади городского искусственного водоема.

Ох уж эти Земляне. Слишком привыкли к комфорту, обустраивают всё для своего удобства. Строят города, террафимируют целые планеты. Они не умеют сосуществовать, не умеют приспосабливаться. А он, Пинг умеет. Он знает как жить в гармонии с миром. Местные существа не казалась Пингу ужасными монстрами. Ну и что, что что у них восемь конечностей? Зато они живут в гармонии с миром, поэтому их так поздно и обнаружили. А гармония с природой, как считал Пинг как раз и есть основной признак разумности, а вовсе не технологии, которыми кичатся уроженцы земли.. Из за этих технологий они даже не вольны в решениях и ими управляет компьютер. А, природа или как они зовут её, экосистема умнее всех компьютеров вместе взятых. И Пинга, как бы не старались его новые друзья, в обратном не переубедить.

Он избегал людей и часто оставался ночевать где придется. Благо земляне на славу потрудились, построив жилья с избытком и воссоздав на территории городов первозданную красоту старой Земли.

Грандиозный облик лун, над искусственным озером завораживал. Пинг задремал, но привыкший к опасностям родины, он спал чутко. Разбудил его тихий свист. Звук шел со стороны охранного периметра. Силуэты тех, кого земляне называли «гремлинами», один за другим вырастали из под земли. Затаившись Пинг смог их внимательно рассмотреть. Громоздкие сутулые фигуры с непропорциональными конечностями. Все существа вооружены палками и овальными плодами местного растения, которые использовали для переноски термитного порошка. Существа его не заметили. Пинг умел прятаться. Сутками он скрывался от лесного спрута, и поджидал в засаде огненного кота.

Существ было немного. Десятка два. Среди них выделялись две, более изящные с округлыми формами. Свист исходил именно от них, остальные, более громоздкие отвечали треском и поскрипыванием. Пинга осенила догадка. Отрядом существ руководили женские особи, полная противоположность тому, что он видел на земле. Женщины отдавали свистом команды, приказывая двигаться вперед.

Пинг не убегал. Он не привык бегать от опасности. И хоть ему и выдали станер для самообороны, он даже не притронулся к оружию. Просто встал на их пути. Остановились и они. Те, кого он посчитал женскими особями вышли вперед, заслонив собой остальных. Пинг показал ладони, демонстрируя, что в руках нет оружия.

Свистом самки что то между собой обсудили. Самцы не вмешивались, они были не у дел. Пинг повторил их свист. Существа отреагировали щелчками и скрипом и Пинг догадался, что это был смех. Землянам местные жители наверное казались монстрами. Восемь конечностей, из них две пары хватательных, тела без одежды, покрыты частоколом редких ворсинок. Крупная голова с огромными фасеточными глазами и четырьмя носовыми отверстиями, безгубый постоянно приоткрытый рот, в котором виднелись сплошные зубные пластины.

А вот Пинг не чувствовал к ним антипатии.

Шестым чувством он угадывал эмоци этих существ. Он даже чувствовал что неподвижные самцы ощущали сейчас страх и удивление и ещё там присутствовал отголосок обиды. Но не чувствовалось в них ни злости, ни ненависти, ни жажды крови. Их предводительница, более крупная особь смотрела на Пинга немигающими глазами и он не отводил взгляд. Он ощущал ее интерес, любопытство, и что удивительно - симпатию. Инопланетянка расслабилось, отростки на её лбу разошлись в стороны и мелко задрожали. Неужели она улыбалась? С чего бы это?

Когда к лицу Пинга протянулась конечность, он рефлекторно отпрянул, защищаясь. Но инопланетянка вытащила из его запутанных волос крупное насекомые и оно, расправив крылья, улетело. Пинг тоже улыбнулся.

Ожерелье из росших здесь повсюду ягод на шее самки подтолкнуло его к идее, как установить контакт. Порывшись в карманах он нашел свой талисман из зубов первого убитого на охоте огненного кота и протянул предводительнице. Алые зубы и формой и цветом походили на местные ягоды. Сущство осторожно взяло подарок и застрёкотапо как псевдоцикада с его родины. Ожерелье из ягод стало ответным даром.

Переговоры двух цивилизаций прервал отдаленный шум. Патрульный отряд землян проводил ночной обход. Инопланетяне напряглись. Пинг показал знак, чтобы они уходили. Как ни странно, но они поняли. Подчиняясь приказу предводительницы, вереница существ исчезала во тьме. Напоследок предводительница оглянулась и посмотрела на стоящего Пинга. Тот ей улыбнулся и помахал ей вслед.

 

Датчики охранного периметра не обнаружили проникновения, но один из патрульных дронов снял сверху сцену встречи Пинга с «гремлинами». Это не сразу заметили, но когда обнаружили, разразился скандал. Утром инцидент стал достоянием общества. Контакт Пинга с местными стал главной темой для обсуждения. В глазах поселенцев Пинг превратился из чудаковатого найденыша в предателя, который на фоне гибели остальных общался с врагом, причинившим столько вреда и боли.

В то же время позиции Вамацио укреплялись. Заканчивалось строительство планетарной столицы В-сити и множества других поселений. Он проявил себя как дальновидный и умный руководитель. Он дал землянам шанс на новую жизнь, обеспечил их семьи работой и пищей, Никто его не винил за катастрофу с обвалившимся куполом. Земляне верили в его потенциал, верили, что он станет их первым предводителем, тем кто поведет землян на Новой Земле дальше, к новому витку развития.

Дина Рой, пожалуй единственная не считая капитана, кто пыталась понять Пинга. В отличии от других она увидела в поступке Пинга не предательство, а любопытство. Она упорно продолжала его обучать и благодаря ей Пинг начал разбираться в нанобиологии, бионике и нутригеномике. Медленно, слишком вяло по ее мнению, он изучал азы того, чему они, люди пост - бифуркации владели априори, впитывая знания с такой же скоростью с какой развивалась их цивилизация после «интеллектуального взрыва». Но несмотря на эту вялость в мышлении, Дина видела в представителе древних то, чего у них, идущих нога в ногу с технопрогрессом, если не исчезло, то деградировало. И это вселяло надежду.

 

 

***

Пинг чувствовал себя в лесу намного привычнее чем в городах землян. Как и на родной планете тут он ощущал себя свободным. С тех пор как начался конфликт с местной разумной формой жизни переселенцы заперлись в своих постройках за защитными параметрами и не покидали их пределов. А вот Пинг в отличие от них не боялся. Хоть это и чужой лес, но он знал что может и спрятаться, и убежать, и за себя постоять, если придется. Но сейчас он не прятался. Шёл открыто, надеясь что инопланетные его заметят. А когда заметят – не нападут, потому что у него на шее висело ожерелье из красных ягод.

Он отошел довольно далеко от города, когда услышал знакомый свист. Пять самок “гремлинов” и группа самцов ждали его на лесной поляне. Среди них одна самка с ожерельем из зубов огненного кота на шеею. И опять он чувствовал эмоции и знал, что сейчас все решится. И снова его обескуражило поведение самцов. Самки выступили вперед, а те пугливо озирались при его приближении.

Пинг понял что среди матриархов возник спор, который можно решить лишь поединком. Именно так у них принято доказывать правоту. Спор о том стоит ли иметь дело с пришельцами.

Пинг до сих пор не совсем понимал откуда приходили все эти знания. Сейчас, по сравнению с первой встречей, мысли стали отчетливее и дополнялись смутными образами. Наверно местные жители обладали способностью транслировать мысли и ощущения. Или это его собственная уникальная способность? А может дело в ожерелье?

Как бы то ни было сейчас он знал, что верховная правительница была категорически против переговоров, а она считалась лучшей воительницей этого континента. Не мудрено, что его знакомая сомневалась в своей победе, но тем не менее хотела рискнуть, а ещё Пинг знал, что по неписаному закону вместо нее может драться он. Вот только его знакомая не надеялась на это, поэтому готовилась умереть. Для неё это вопрос связанный с иерархией и чем то средним между престижем, честью и традицией. А для Пинга..

К сожалению обе стороны хотели продолжать конфликт. Наивные существа свято верили в свою победу. Им невдомек, что их тайный способ проникновения за периметр обнаружен и меры приняты. К тому же они ещё не знали всей мощи земных технологий. Люди уже давно не воевали друг с другом, но у них осталось наследие прошлого: чертежи танков бомбардировщиков, боевых роботов и пушек. И это не говоря о ядерных боеголовках и химическом оружии. И если они пустят это в ход, то будет не война а избиение младенцев. Тем более привычный способ войны местных жителей это саботаж и поединки. Земляне же их безжалостно истребят.

Только двое в этом конфликте искали мира. Он и его случайная знакомая. Поэтому Пинг и вызвался заменить её в поединке.

Ритуал вызова, по всем правилам совершенный Пингом, поверг матриархов в шок. Он чувствовал их удивление, а так же чувствовал облегчение у его недавней знакомой. Пинг тоже не был уверен в победе, он никогда не видел как сражаются эти существа, не знал насколько они сильны. Но если в случае победы появится возможность предотвратить уничтожение местных жителей, он был готов пойти на риск. Хоть инопланетные и выглядели монструозно, но Пинг чувствовал к ним симпатию - ведь землян они к себе не звали и просто защищали свой дом.

Матриарх с которой предстояло сразиться Пингу оказалась крупнее его знакомой, и двигалась быстрее.

Оружием существа вообще не пользовались, а палки и горючая смесь служили для диверсий, поэтому в поединках не применялись. Тем не менее они, как правило, заканчивались смертью одного или порой обоих дуэлянтов. Эти знания пришли у опять откуда то извне. Если верить им то проигрывать не стоило.

Уверенная в себе матриарх захотела быстро покончить с инопланетянином, и у нее бы получилось, будь на месте Пинга любой из землян. Тем не приходилось в рукопашную биться с лесным спрутом, ужасом всего живого на родной планете Пинга. Спрутом того хищника назвали за отдаленную схожесть с земным обитателем морей. Гибкие щупальца и рот посредине, вот только на щупальцах вместо присосок коготки, отцепиться от которых жертва может только двигаясь ко рту чудовища. Пинг стал единственным из всех поколений вырождающейся земной колонии, кто без оружия одолел этого хищника. А встреч с ним было много. В каждом поколении половина колонистов заканчивали свою жизнь в объятиях таких тварей.

Пинг почувствовал удивление матриарха когда она промахнулась, а еще он понял что заранее знает как и когда она нападет. Это знание спасло его от второй и от третьей атаки.

Увлекшись поединком Пинг не заметил как поляну окружил земной отряд. Вооруженная летальным оружием группа землян во главе с Вамацио, шла по маячку в одежде Пинга. В глазах признанного предводителя переселенцев дикарь по прежнему оставался предателем человечества и тот, решил доказать супер разуму свою правоту. Суперинтеллект продолжал упрямо повышать рейтинги Пинга и это ущемляло самолюбие амбициозного Вамацио. Нет, именно он, Вамацио станет тем, кто поведет людей дальше.

Приказав отряду не вмешивался, он с интересом наблюдал за поединком. Таким изощренным образом Вамацио решил наказать предателя. Позволив умереть от рук тех, ради кого Пинг предал свою расу.

С отрядом пришла и Дина, надеясь что каким то чудом сможет спасти бедного Пинга от настроенного решительно предводителя.

Поединок на поляне продолжался. Даже скорость и множество конечностей не помогали матриарху схватить предвидящего атаки Пинга. Но и тот не знал как подступиться. Ему оставалось уворачиваться и ждать чуда. И чудо произошло. Во время очередной атаки матриарха он сделал ложный выпад и увидел как она закрывает область на своём брюхе, одновременно он почувствовал ее опасения. А еще он ощущал, что противница злится. Злится от этого, что теряет осторожность. Пинг выжидал. У него был только один шанс - он не мог его испортить. Бить нужно наверняка, настолько сильно насколько он сможет. Он внимательно наблюдал и запоминал все ее атакующие движения. Если в шахматах он не отличался способностями, то здесь его сознание привычно расчленяло движения каждой конечности матриарха на элементы пытаясь найти их повторения и закономерности. Времени оставалось немного. Хоть Пинг и был в неплохой физической форме, он уставал, а вот матриарх казалось не чувствовала усталость. Уличив подходящий момент, Пинг ударил. Расчеты оказались верными - он попал, и место действительно оказалось уязвимым. Матриарх опрокинулась на спину и застыла словно парализованная. Пинг облегченно расслабился, но как оказалось зря. На этот раз предчувствие не было. Острая конечность лежащей матриарха вспорола ему одежду сорвав ожерелье из ягод и оставив глубокий порез на груди. Пинг прыгнул на лежащую и опять нанес удар в болевую точку. И еще один, и еще. Поверженная противница тихо свистела и била в воздухе конечностями, пытаясь достать врага. Пинг почувствовал что ещё один удар и матриарх умрет, поэтому остановился.

 

— Ну что же ты ждешь? - Вамацио смотрел на страдания матриарха без сожаления.— Убей эту тварь, как она убила наших братьев и сестер. Они могли бы сейчас жить и смотреть на это багровое солнце вместе с тобой. Чего же ты ждешь? - Он был великолепен, как молодой бог. Люди не сводили с него взгляд, словно это сейчас он стоял над распростертым противником.

Знакомая Пингу местная тоже удивилась задержке. Как и Вамацио она ждала, что Пинг убьёт верховную. Все ждали его последнего шага. Даже Дина Рой. Все ждали смерти врага.

Пинг убивать не стал. Только сейчас он заметил стоящих с оружием наготове землян. А еще увидел на земле свое ожерелье. Нить порвалась и бусины рассыпались. Не говоря никому ни слова он стал собирать алые ягоды, потом попытался их вновь нанизать, но у него ничего не вышло, и он положил их в карман.

– И что здесь только что произошло? – вопрос Вамацио для Пинга прозвучал глухо, будто издалека хотя тот и находился в десяти шагах.

– Местные больше не станут нападать, – ответил Пинг и устало побрел в сторону леса. Сейчас ему хотелось только одного, забраться куда нибудь далеко в чащу, найти большое дерево с удобной развилкой ветвей, забраься туда и заснуть. Свист верховной остановил его. Матриарх двигалась медленно, пошатываясь на ходу. Она подошла к Пингу и протянула ему свое ожерелье из красных ягод.

 

Нападения вскоре действительно прекратились. Теперь города переселенцев могли вздохнуть спокойно. Причина агрессии местных жителей оказалась в том, что земляне выкорчевывали кусты с красными ягодами, представляющие немалую ценность для этой расы. Этот куст имел единую корневую систему и рос на десятках квадратных миль, а уничтожение части корней приводило к гибели всего растения. Переселенцы просто пообещали не трогать куст, ведь места хватало, к тому же местные не возражали, если часть куста будет расти на территории земных городов.

В итоге наладилось даже некое подобие меновой торговли, хоть и чисто сувенирно- ритуальное. Ни местным ни землянам ничего друг от друга не требовалось. Их сферы интересов и жизненного пространства не пресекались. Они вполне могли сосуществовать в мире и гармонии.

Рейтинги в последний раз изменились. Те кто наблюдал за жеребьевкой на протяжении всей компании на этот раз уже не удивились результату. Позиция Пинга стала несокрушима, сто из ста! Вамацио потерпел поражение и едва смирился с этим, но привыкнув следовать инструкциям интеллектуального агента, занял должность второго наместника .

В намеченный день, Пинга, человека без модифицированного генома, того кто не владел в даже азами сеттлеретики и бионики, и даже не подозревал о существовании сицилийской защиты в шахматах, выбрали первым верховным наместником новой земли. В день инаугурации на его груди помимо знака отличия в виде земного шара красовалось ожерелье из красных ягод. Символ плодородия инопланетян.