Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Записки несовершенного человека

Меня зовут Иван Столетов. Я аспирант профессора Столетова Юрия Ивановича. Он инженер-генетик и мой отец по совместительству. Моя история началась около года назад , когда правительство выделило отцу гранд, и он собрал команду выдающихся биохимиков и генетиков. Проект был строго засекречен, лаборатории подготовили под некий невероятный эксперимент. О его сути никто ни чего не знал (кроме отца, а он молчал, как гробница фараона) до дня N. А когда он наступил, я понял, - здесь и сейчас творится история нового мира. И должен, просто обязан, все запомнить.

***

В тот день в лабораторию завезли небывалых размеров криокамеру. Все измерения и пробы производились в условиях вечной мерзлоты. Работали в холодильнике. В спецкостюмах те еще ощущения - чувствуешь себя пингвином... Боже! Вы бы его видели! Отца тогда словно прорвало. Он рассказал, что знает о нем уже давно. В 70-х г. г. ХХ в . шахтеры наткнулись на несколько саркофагов с подобными экземплярами. На место выехала правительственная комиссия, в составе которой был и он, тогда еще аспирант факультета антропологии и биохимии. В прессу этот факт не попал, и Гигант остался «пылиться» в «закромах отчизны». Но недавние разработки коллектива генетиков под руководством отца, вызвали большой интерес у военных. И Гигант «обрел новый смысл в жизни». Перед нашей группой поставили задачу : выделить все геномы его ДНК, отличающиеся от человеческих, исследовать и создать способ усовершенствования человека. Им был нужен идеальный солдат!

Мы произвели процедуры изъятия ДНК. Первый же анализ ошеломил всех. Его геном совершенно идентичен человеческому, но… Все, что мы раньше считали генетическим мусором, у него было в активном состоянии. Все действующее. Это было совершенное создание!

Лаборатория была оснащена сверхмощными компьютерами, и за короткий период нам удалось выделить аллельные гены «гигант-человек» и произвести их анализ. Мы сделали смелое предположение, что сумеем создать вакцину, на основе Его ДНК и активизировать спящие гены человека. Но только на опытах можно будет понять, как они подействуют на нашего собрата. Таким коктейлем мы намеревались попотчевать добровольцев-солдат.

Для пробной вакцины были выделены несколько наиболее ярко выраженных гена, сходных по характеристикам с человеческими. В качестве носителя создан синтезированный вирус. Ему задавалась программа на пробуждение спящих генов в человеческом организме. Я тогда подумал : « На носу Новый год! Хороший новогодний подарок человечеству!» Вакцинация собирались начать в первой декаде нового года.

В канун праздника меня оставили на дежурство. Синтез вакцины требовал контроля. Будто бы автоматика не справилась! Надо ж было так Новый год испортить! А у меня такие планы были! Эту ночь мне предстояло провести наедине с Гигантом, а хотелось бы с Катей…

Какая это была ужасная ночь! Снились кошмары про конец света. Я будто увидел будущее нашего проекта. Мой сон – он был таким реалистичным, а « за кадром» чей-то приятный баритон давал пояснения. Потом этот сон будет преследовать меня еще долгое время. Словно что-то или кто-то меня предупреждали о грядущем…

« Мой сон.

Началась вакцинация. Первая группа солдат - А получила 25 % дозу вакцины «Прометей». Вторая - В - 50%. Третья - С-75%. Четвертая - D-100%. Начинается наблюдение. У групп С и D идет бурный рост мышечной массы, увеличение роста. У групп А и В такие же изменения, но в более замедленном плане. Но 10 день после вакцинации у нас остались в живых только половина из группы В и 75% из А. У испытуемых резко увеличились все жизненные показатели, ускорился метаболизм и рост нервных окончаний. Активизировалась мозговая активность. На 20 день ребята из группы В перестали разговаривать и просто обменивались взглядами , мозговая активность превысила все показатели нормы. Испытуемые сообщали, что « способны слышать мысли людей». Но не только слышать! На 15 день они смогли заставить обслуживающий их медперсонал выполнять телепатические приказы. При этом их психическое состояние резко ухудшилось. Начались психозы, неврозы и мании. Они становились опасны как для себя, так и для окружающих. Группа А таких симптомов не выказывала, но и способности к телепатии у них были лишь на уровне « высокой интуиции». Эти первые показатели шокировали. Отец даже хотел свернуть эксперимент как опасный, но наши «кураторы» прислали резолюцию к его продолжению. Им были нужны стабильные показатели. Началась работы по компьютерному моделированию оптимальной дозы «Прометея». Полгода кропотливой работы, и наши испытуемые достигли невероятных успехов. Их физическая сила во много раз превышала среднестатистического человека, а показатели психической активности просто зашкаливали. Военные дали добро на вакцинацию всех контрактников. С помощью этой модификации, они планировали избавиться от срочников и сделать ставку на « контрактников – суперменов ». Затем предполагалось вакцинировать весь офицерский состав. И уже через пару лет мы имели армию совершенных солдат. А потом вакцина попала в другие страны. Толи ее выкрали, толи продали, так ни кто и не выяснил. Но там что-то пошло не так, и их солдаты после вакцинации повредились рассудком. Не сразу, постепенно. Военная агрессия накрыла мир, и он сгинул в пламени войны.»

Рассказал о мучавшем меня кошмаре отцу. Он лишь отмахнулся и назвал это чушью. Посоветовал развеяться, съездить в горы или на море. Я решил последовать его совету и взяв отпуск на неделю, уехал кататься на лыжах в горы.

Но кошмары не покидают меня, напротив, они становились все красочнее и реальнее. Просыпаясь, я не понимал, что сон, а что явь. С этим надо было что-то делать! А потом позвонил отец и рассказал, что через несколько дней после моего отъезда охране удалось предотвратить теракт. Выловили молодую девчонку с поясом шахида. Она попыталась взорвать себя, когда ее окружили военные, но что-то перемкнуло в устройстве… Мне тогда стало по - настоящему страшно!

Мой отпуск закончился, и я вернулся в лабораторию. Пытался убедить отца заморозить эксперимент. Увы! Это уже не зависело от него. Все взяли под контроль военные, особенно после слушая с террористкой. Мне даже стало казаться, что они ее сами и придумали только для того, чтобы ужесточить надзор за проектом. Я почти перестал спать. Или нет? Уже не понимал. Моя уверенность в том, что все плохо кончиться, нарастала с каждым днем.

Но теперь я знал, что делать! Он пришел и все мне объяснил. Когда началась моя ночная смена и лаборатория опустела, я открыл все газовые краны , и , выждав несколько минут, чиркнул спичкой.

***

Я открыл глаза. Шершавым языком, лохматая собака облизывала мое лицо и призывно лаяла. Ругаясь и тяжело дыша, из кустов вышел мужчина в стеганой фуфайке.

- Кого ты нашла? - сердито пробурчал он. Заметив меня, мужик смачно выругался.

- И как же это тебя угораздило то? Ты лежи, я сейчас за подмогою сгоняю. Белка, сторожить! - крикнул мужик собаке и скрылся в кустах. Пес лег рядом со мной, положив лобастую морду мне на грудь, и тихо поскуливая. Мое тело горело, каждое движение давалось с трудом. А главное: я не мог понять, где нахожусь и что случилось. В то время, когда я пытался собраться с мыслями, из кустов вынырнула группа молодых ребят во главе с уже знакомым мужиком. Меня уложили на носилки и понесли. Рядом бежала Белка, с тревогой заглядывая мне в глаза. Может меня укачало, а может от боли, я потерял сознание, но очнувшись, обнаружил себя в небольшой больничной палате. Попробовал встать, сильно кружилась голова. Осмотрел себя - видимых повреждений нет, но ощущение, словно по мне проехался каток. Осмотрелся. На больницу похоже, но какое-то здесь все раритетное, из середины прошлого века. Я сел на койку и стал думать. Во-первых, как мне удалось избежать гибели во время взрыва? Во-вторых, как я попал сюда? И, в-третьих, где это здесь? Мои размышления прервал приход врача.

- А, голубчик, вам стало лучше? Очень, очень рад! - старичок сел на стул у койки и протер очки полой халата. - Так как же вас угораздило в такую погоду да в лесу заблудиться. Это еще хорошо, что поселок шахтерский рядом оказался, да Иваныч с собакой на охоту вышел, а то глодали бы волки сейчас ваши косточки.

От его слов по спине пробежал мороз. Доктор внимательно посмотрел на меня, словно ожидая ответа. Я лишь пожал плечами.

- Что, совсем ничего не помните? Я тут справки навел: вы не из поселка. Тогда я решил, что вы из экспедиции, что сюда давеча из Москвы приехала. Наши ребята-шахтеры какую - то диковинку откопали. Сразу все засекретили. Шахту оцепили. За версту ни кого не подпускают. А кто, что видел - тем молчать велели. Вы, случаем, не ученый из Москвы?

Я машинально кивнул.

- Ясно! - протянул доктор. – Может, выпили лишнего, «для сугреву», как говорят, и в лесу заблудились. С городскими такое бывает : здесь тайга, а не лесопарковая зона! - он еще раз пристально меня осмотрел.- А что ж это наши - то нашли в шахте? Я ни кому!

Я лишь загадочно скривил губы. Пусть думает, что хочет. Но «тайга», «шахта» - все это меня пугало.

- Полежите еще с денек у нас, а там и машину из лагеря за вами пришлют, – произнес доктор, уходя.

- А какое сейчас число?

- 20 сентября, батенька, - он остановился в дверях, - 1975 год, если что… - и вышел.

От удивления я замер и просидел на койке, наверное, несколько часов. Потом пришли какие-то люди, озабоченно хлопотали вокруг меня. Девушка, очень похожая на мою мать в молодости, делала мне выговор. Все толи ругали, толи переживали. Словно в тумане меня привезли в лагерь, раскинувшийся на поляне, вблизи шахты. Проводили в, якобы мою палатку, и оставили до утра со словами: «Ты, Юрка, в себя приходи побыстрей. Тут работы непочатый край. А от профессора жди выволочку!» «За кого они меня принимают? Где я?» - На меня накатила истерика, но я держался из последних сил. «Нельзя себя выдавать!» - кричал внутренний голос. Утром меня растолкали все те же ребята, что привезли вчера в лагерь и, весело гогоча, потащили на «выволочку» к профессору.

- Так, так, Юрий Иванович! Блестящий аспирант! Вы что это себе позволяете? Думаете, у нас тут и без ваших выходок забот мало? – подтянутый седовласый мужчина в рабочей робе и очках на тонком лице, сверлил меня серыми глазами.

« А я его знаю!» - промелькнуло в голове, и, словно на автомате, вырвалось:

- Семен Сергеевич, больше такого не повториться! Правда! - я попытался изобразить на лице раскаяние.

Профессор хмуро посмотрел на меня, тяжело вздохнул и произнес, уже более миролюбивым тоном:

- Милейший, мы ведь за вас волновались! Искали! А работа не ждет! Сами понимать должны. Сверху ждут результатов.

Я согласно кивнул.

- Идите и займитесь своими прямыми обязанностями.- Профессор сделал знак рукой в сторону большой палатки в центре лагеря.

Я оправился в том направлении и, войдя в палатку, у входа в которую стояла вооруженная охрана, обалдел. «Главное, сохранять спокойствие и взять себя в руки»,- повторял себе я, глубоко дыша и медленно обходя древний саркофаг. – «Значит, моя догадка верна, и меня, непонятно как, перебросило в прошлое, да ни куда-нибудь, а в самый центр событий, к началу всей этой странной истории!» Знакомый артефакт молчаливо мне поддакивал. «А меня здесь принимают за отца. Но тогда, где же он сам?» Страшная догадка озарила мозг. - «Нет, этого не может быть!» Поток последовавших за этим мыслей окончательно лишил меня сил, и я рухнул на табурет у складного походного столика.

Переведя дыхание и успокоив расшатавшиеся нервы, я осмотрелся. На столе под лампой лежала тетрадь, исписанная торопливым отцовским почерком. Я машинально прочитал страницу.

« …Это последний. С первыми двумя мы совершили непоправимую ошибку. Покрывающую тела субстанцию удалять нельзя - она каким-то образом защищает их от разложения. Загадка гиганта не под силу современной науке. Его следует сохранить до лучших времен. И тогда мы сможем сделать человека совершенным! Представьте себе это общество совершенных людей!»

Я повернулся к саркофагу. « Вот почему отец не позволял вынимать гиганта из гелиевой субстанции, наполнявшей саркофаг. Теперь я знаю, как тебя можно уничтожить!» Самое сложное было открыть крышку. Одному не справиться, а кого-то звать - будут лишние вопросы. Но… я окликнул солдата, стоявшего у входа. Но он категорически отказался покидать пост. Тогда я отправился к шоферам за монтировкой. Вооружившись рычагом, вернулся в палатку и приступил к «миссии спасения человечества». После нескольких попыток - крышка поддалась, и передо мной предстало уже знакомое лицо рыжеволосого гиганта под зеленоватым «соусом». И тут в палатку вошел профессор.

- Чем вы тут заняты, милейший? - он испытующе смотрел мне в глаза. И я растерялся, как и раньше под таким же взглядом отца.

- Хотел получше его разглядеть… - пробормотал я.

- Вам не разглядывать его надо, а готовить к перевозке. Через пару часов за ним приедет погрузчик, и мы перевезем его в Москву. Вы уже собрали свои вещи? Советую поторопиться. Здесь наша работа окончена. Все главные открытия нас ждут в столице.- Он похлопал меня по плечу и ушел, а я стоял в полной растерянности, не зная, что предпринять. Не начать же вычерпывать желе кружкой! Но одно я знал точно - гигант не должен оказаться в Москве. Подчиняясь неосознанному движению души, я выскочил из палатки и бросился догонять профессора.

- Мы не имеем права везти его в столицу! Мы не знаем о нем ничего. А если он носитель опасного вируса. Мы не имеем права так рисковать! - выпалил я на одном дыхании в лицо изумленному профессору.

- Успокойтесь, молодой человек! С чего вы это взяли? Мы с этими «гигантами» уже полмесяца нос к носу, и, как видите сами, живы и здоровы! Что ж, вы прикажите нам его здесь изучать, на коленках? Или институт вокруг него построить? Нет уж, увольте! Домой и за работу! Идите и собирайтесь, а я попрошу Светлану и Игоря подготовить саркофаг.

Ничего не поделаешь, придется идти на крайние меры! Я решил вернуться в палатку и достать Его из саркофага.

В отцовской лаборатории все пробы брали роботы, а здесь даже перчаток резиновых нет. Но я знал, на что шел. На ощупь гелиевая субстанция оказалась куда плотнее, чем казалось на первый взгляд. Она скорее напоминала холодец. «Да, кружкой я бы ее не вычерпал!» - мелькнуло в голове. Пальцы очень медленно, не смотря на мои усилия, погружались в саркофаг. Холод прошел по спине, руки начали деревенеть, в голове нарастал шум. « А, боишься, сопротивляешься! Но от меня так просто не отделаешься!» - сонной мухой проползли мысли. А дальше я ни чего не помню.

***

- Повторяю вам сотый раз: я прекрасно себя чувствую и с психикой у меня все в порядке! Все, что я делал, делалось только во благо всего человечества. Наша находка опасна, и от нее надо избавиться, пока не поздно. Почему я в этом уверен? Просто… я знаю…, но не могу сказать. Это может показаться вам настоящим сумасшествием. Буду ли я предпринимать и в дальнейшем попытки уничтожить этот экспонат? Да, буду! Потому, что так надо!

Уже битый час я «беседую» с какими – то товарищами в военной форме, пытаясь им объяснить то, о чем сам смутно помню. Но, как видно, моя попытка уничтожить гиганта провалилась.

Товарищи ушли с каменными лицами, оставив меня под присмотром солдата с автоматом. Разговор он поддержать не желал, и я погрузился в собственные мысли. И были они невеселыми. Я совершенно ни чего не мог вспомнить! В конце концов, у меня разболелась голова и я, прислонившись к стене, задремал. Не знаю, сколько прошло времени. В комнату вошли двое мужчин в медицинских халатах и, встав по обе стороны от меня, пригласили пройти с ними. А куда мне деваться! Меня посадили в уазик «скорой помощи» и куда - то повезли. «Вот и все! Влип! Попробовать бежать?» - Я посмотрел на суровые лица сопровождения.- «От этих не убежишь.»

Прыгая по кочкам, уазик вез меня в неизвестность. «И зачем меня было спасать от взрыва? Переносить сюда? Все усилия пошли прахом - я ни чего не изменил!»

***

Прошло уже три месяца, как я стал постояльцем в этом невеселом учреждении. Они не нашли ни чего лучше, как определить меня в «дурку»! А может они и правы - тут мне и место! Тихо, спокойно. Первое время меня под замком держали: думали, что буйный с глюками. Но потом стали выпускать гулять. А с месяц, как определили в помощники в бойлерную. Там старичок Михалыч всем заведует. Мужик – золото, да выпить любит. Нужно было, чтоб его кто-нибудь контролировал, отвлекал от бутылки. Мы с ним быстро сдружились. Он стал единственным благодарным слушателем моей невеселой истории. Слушая рассказы о будущем, моей работе и злоключениях, связанных с гигантом, он нервно курил самокрутку, смачно сплевывал и тихо матерился. Ни разу от него я не услышал слов насмешки или сомнений - его чистая душа все принимала на веру. А потом он сказал:

-Парень! Послушай старого пьяницу,- запиши усе для потомков. Авось найдут, прочитають, и все перемениться. Напиши и у меня в стене за котлом схорони. А я тебе, по такому случаю, канистру из-под спирту выдам. Она для того и задумана, чтоб ценности хранить. Мой сосед так ужо третью у меня купил - все чой-то прячет в погребе.

«А может он дело говорит, и для того я сюда и послан?» - молнией сверкнули в голове слова Михалыча.

И я начал записывать все, что еще помнил с первого дня проекта, благо работа в бойлерной позволяла уделять этому занятию достаточно времени.

***

Прошел год. Прошлое уже кажется каким-то туманным, видимо это последствие «лечения». А может я действительно сумасшедший и все это придумал? Держусь на плаву только благодаря ежедневной работе с «Записками». Снова и снова перечитываю их, делаю дополнения, все чаще вставляю свои размышления.

Сегодня ночью Он опять мне приснился. Но теперь гигант не пугал меня рассказами о будущем. Он приходил, садился рядом в ногах на кровать и, словно разговаривая сам с собой, рассказывал мне о своем мире, отвечая на незаданные вопросы. Чтобы не забыть, я все записываю в тетрадь, и еще придумываю вопросы к нему , а ночью он отвечает на них.

Он рассказал, что их цивилизация населяла эту планету задолго до человека. Они достигли невероятных результатов в генной инженерии, могли детей собирать под заказ. Их общество, состоящее из совершеннейших индивидов, покорило не только Землю, но и планеты солнечной системы. Но им было мало достигнутого – они стремились стать богами! И вот однажды, какая-то очередная модификация, пошла не по задуманному плану. Началась эпидемия самоубийств, резко вырос уровень агрессии. Начались спонтанные бунты. Полилась кровь. Военные и полиция как с цепи сорвались. А потом все стали воевать со всеми. Правительство испугалось и приняло решение уйти в анабиоз до лучших времен. Саркофаги с их телами разместили в глубоких пещерах и направленными взрывами завалили к ним доступ. А потом мы нашли их. Из-за нашего « технологического примитивизма и обезьяньей грубости» несколько членов его семьи погибли. Чего он хочет? Раньше - спастись, теперь - отомстить. «Ваша цивилизация - все, что осталось от моего мира. Вы - жалкие мутанты, полузвери - полулюди. Вы - лишь тень былого величия».

Какое-то время он перестал приходить, и мне стало казаться, что все это было лишь плодом моего больного воображение. Но вчера он пришел снова. Как-то грустно смотрел на меня и молчал, а потом сказал, что больше не придет, никогда.

***

Николаю и его бригаде поручили демонтировать водопровод в старом здании бывшей психиатрической клиники. Уже много лет это полуобвалившееся здание, изувеченное страшным пожаром, мозолило глаза местной администрации. Да охотников заплатить за его демонтаж не находилось. Место безлюдное, тихое, не прибыльное. А тут военные подрядились, хотят объект секретный строить. Работа закипела. Прощупывая старые, ржавые трубы и погнутый взрывом котел, Николай вытащил закопченную и помятую спиртовую канистру из - под обломков битого и обожженного кирпича . Легонько встряхнул, что-то стукнулось о стенку. Николай хитро прищурился: « А вдруг клад!» Осторожно открыл крышку и перевернул кверху дном. Из горлышка вывалилась свернутая в трубочку и обмотанная резинкой 96 листовая ученическая тетрадь. «Вот те и клад!» - усмехнулся Николай. – « Ладно, дома полистаю. Может на интернет - аукционе продам!» Он завернул тетрадь в пакет из - под завтрака, и сунул во внутренний карман рабочей робы.

-Чего копаешься, или призрака увидал? - окрикнул Николая бригадир. – Говорят, их тут пруд пруди. В пожаре том почти все психи сгинули. Их на ночь то заперли. А как бомбануло в бойлерной, так и всем крышка. Пока пожарные приехали, спасать уже и некого. Страшная история! Может и место проклятое. А настроят тут чего эти вояки, так и жди беды! – бригадир отчаянно махнул и выругался. - Давай, закругляйся с этим металлоломом. После обеда сносить начнут.

Вернувшись со смены, отдохнув и перекусив, Николай приступил к изучению своей находки. Старая, замызганная тетрадь, была исписана неровным, нервным почерком. На пожелтевших страницах едва проступали, выписанные синей шариковой ручкой, слова. На первой странице была надпись крупными печатными буквами «Записки и воспоминания Ивана Столетова», а дальше - все какие-то странные истории, похожие на бред сумасшедшего. «Ну, что другого ожидать от обитателя психушки. Может он и рванул бойлерную, «спасая мир»! Но всякая вещь достойна уважения. Тем более – чья-то память. А поищу – ка я родственников этого Столетова. Может им захочется приобрести дневничок предка. Какая - никакая, а память!» Николай вбил имя хозяина дневника в поисковик, и тут же получил список самых известных представителей этой фамилии. В первых строках этого списка стояли отец и сын Столетовы - известные ученые. Кстати, одного из них звали тоже Иваном. Николай сфотографировал несколько страниц дневника и написал всем из списка письма, приложив фотографии. В письме он предлагал заинтересованным лицам приобрести у него эту тетрадь за договорную цену. Неделю ждал Николай ответа, но Столетовы молчали. Он уже собрался выставить тетрадь на аукцион, как на его э - мейл пришло короткое письмо «Сколько?» Николай не был жадным человеком, но если выдавалась оказия немного слевачить, то брал за труды «по - божески». Тетрадь он оценил в 5000 рублей и назначил встречу у входа в ближайший супермаркет. Вскоре пришел ответ: «Ждите через час. Я буду в синей куртке.» В оговоренное время Николай стоял и посматривал на проходящих мимо людей, ожидая своего покупателя. С опозданием в несколько минут, к нему подошел молодой человек и представился:

- Меня зовут Иван Столетов и это я вам писал! Дневник при себе? Я могу посмотреть?

- А деньги принесли?- хитро усмехнувшись, ответил Николай.

- Ах, да, конечно! Но покажите дневник. И, если вам не трудно, расскажите историю его нахождения.

- Угостите меня пивом, и я отвечу на все ваши вопросы! - весело ответил Николай. - Меня Колей зовут.

Молодой человек внимательно выслушал пространный рассказ Николая, медленно потягивающего пиво, приукрашенный страшными побасенками и домыслами. Все это время он осторожно перелистывал страницы дневника и с каждой новой строчкой его губы становились все бледнее, а пальцы нервно подрагивали. Не дослушав, он встал из-за столика кафе и, чуть пошатываясь, вышел на улицу. Больше Николай не встречал Ивана Юрьевича Столетова. А стройку заморозили на неопределенное время.

Конец.