Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Злодеи

Вертолёт облетел очередную гору, и пассажирам открылся вид на водопад.

– Красиво здесь: горы, водопады, джунгли. Хотя всё равно не понимаю, зачем вы создали лабораторию именно в Тайване? – спросил белый мужчина в костюме и чёрных очках.

– На всякий случай. Чтобы в будущем никакие бюрократические формальности не мешали и не возникло проблем с законом. Ну, вы знаете, все эти протоколы ООН о запрете экспериментов по клонированию людей, международные запреты, связанные с генной инженерией в отношении человека. Лишь немногие члены ООН признают Тайвань, а значит, полноправным членом страна быть не может, как и нести ответственность за эти глупые запреты, – ответил седовласый мужчина в мокрой от пота белой рубашке.

Маневрируя между горами и небольшими сопками, вертолёт вылетел на ровный участок местности с подготовленной посадочной площадкой. Пассажиры сошли на землю, и мужчина в черных очках обратил внимание на двух вооруженных парней, которые подошли к его седому спутнику и что-то быстро сказали. Тот покачал головой, и молодчики с автоматами пошли обратно.

– Мистер Иванов, а зачем вам вооруженная охрана?

– Давайте без этих обращений. Мы всё-таки в Тайване, а не в Европе. Я для вас буду Ивановым, а вы просто Реймсом.

– Хорошо, – подтвердил Реймс, снимая солнцезащитные очки, – так зачем вам охрана с оружием?

– Вы же сами знаете, насколько опасными исследованиями здесь занимаюсь, – ответил Иванов.

– Я сюда приехал посмотреть и, возможно, купить одного или нескольких генетически модифицированных солдат. Подчёркиваю – солдат. Не знаю, какие эксперименты вы здесь проводите, но самым важным пунктом является их адекватность, дисциплинированность и возможность беспрекословно выполнять приказы. Мне не нужные бесконтрольные машины для убийства, которых можно остановить только автоматом.

– Боеприпасы тоже сами собой не стреляют и не взрываются, но для их охраны в запертом складе всё равно оставляют сторожа с оружием. Сюда.

Они пришло мимо нескольких непримечательных сооружений, вокруг которых ходила охрана и люди в белых халатах. У кого-то в глазах читалась скука, у кого-то рассеянность и обеспокоенность. Часть строений привлекли внимание Реймса, это были теплицы. Сначала он решил, что лаборатория живет на самообеспечении, чтобы как можно меньше контактировать с посторонними и не привлекать внимания. А потом на глаза попалось необычное дерево.

– Иванов, извините, а что это за дерево?

– Какое? А, это яблоня.

– Яблоня? – удивился Реймс. – Вы хотите сказать, что это яблоки на ветках висят? Но они раза в два или три раза больше чем обычные!

– Они генномодифицированные, побочный продукт исследований. В теплицах выращиваем много подобных растений. Не обращайте внимания.

– Так это ГМО… Наверное, на рынке яблоки таких размеров вызвали бы ажиотаж среди покупателей.

– Скорее наоборот – панику. В современном мире глупостей и суеверий, люди боятся всего, что связано с ГМО. Ажиотаж? Эти яблоки стали бы продавать только в специализированных магазинах за копейки, где их купят нищие, которые или пропили свой страх, или просто терять нечего. Это недоверие ни один год тормозит прогресс по всему миру. Ученые могли бы спасти миллионы жизней, если убрать все ограничения и надуманные морально-этические нормы. Но нет, мы должны с этим считаться. Поэтому человечество заслуживает своей участи. Оно заслуживает оружия, которое сегодня покажу вам, Реймс, – с мрачным выражением лица закончил Иванов и указал на двухэтажное бетонное здание, где должен находиться лифт в подземный комплекс.

 

– Хочу напомнить, что речь шла не просто о суперсолдате, а о звере войны. То есть, это должен быть отпетый мерзавец и разрушитель, абсолютно безразличный к человеческим жизням, – напомнил Реймс, ожидая, что лифт сейчас остановится. Глубина, на которой отстроена подземная лаборатория, вызывала волнение. Будто строили бункер на случай ядерной войны.

– Я помню о вашей просьбе, – ответил Иванов, и створки лифта открылись.

Оба вышли в пустой серый коридор с металлическими стенами. Реймс подумал, что здесь никого нет, но за прозрачными дверями он увидел людей в белых халатах, и данный факт вызвал облегчение. Находиться на таком расстоянии от поверхности земли один на один с Ивановым, было неприятно и немного страшно.

– И как вы создаете сверхчеловеков? Заставляете вступать в брак самых сильных мужчин и самых умных женщин? – ехидно улыбнулся Реймс.

– Ну что вы! На дворе двадцать первый век, а не начало двадцатого. Идеи Фрэнсиса Гальтона, Лотропа Стоддарда и других последователей евгеники мы не рассматриваем. Во-первых, это долго, во-вторых, малоэффективно. Гораздо больших и быстрых результатов можно добиться с помощью генной инженерии. Благо генетический код человека полностью расшифрован, – с легкой гордостью в голосе ответил Иванов, но через пару секунд улыбка исчезла, – но, как уже говорил раньше, по вине трусливых политиков и идиотов из различных общественных организаций по всему миру, ученые не могут использовать свои же достижения в полную силу. Но меня никто не остановит.

– А у меня из головы не идут те огромные яблоки. Если генная инженерия так развита, значит подобное можно сделать и с человеком?

– В теории, да.

– А на практике?

– А на практике… – Иванов глубоко вздохнул. – Помните китайского биолога Хе Цзянькуя, благодаря которому в 2018 году на свет появились дети устойчивые к действию ВИЧ?

– Да, что-то такое слышал.

– А вы помните, как ему отплатило человечество в лице китайского правительства за его достижения? Тремя годами тюрьмы и огромным штрафом! И всё из-за нарушения этических границ путём вмешательства в генетический код человека! Да если бы не эти границы, то ученые давно бы сделали человека таким же всесильным и могущественным, как бог! И да, гарантирую, мистер Реймс…

– Просто Реймс.

– Без разницы, что однажды человечество увидит мою работу и оценит по достоинству! Все ограничения будут сняты, человечество сделает эволюционный шаг вперёд, а меня признают новым Прометеем! – торжественно воскликнул Иванов, алчно вглядываясь куда-то вверх.

– И что же они должны оценить? Суперсолдат?– усмехнулся Реймс, доставая смартфон. – Это не лучшая реклама генной инженерии. И ещё, вы кое-что забыли.

– Что? – рассердился Иванов в ответ на усмешку.

– О COVID-19. Не знаю как в Тайване, но у нас, в США, СМИ говорят, что вирус тоже был изобретен китайскими учёными, и именно они позволили болезни выйти из-под контроля. Те самые ученые, которые должны двигать человечество вперёд, своими играми с хромосомами, унесли жизни сотни тысяч жителей и нанесли тяжкий ущерб мировой экономике.

– Во-первых, вашим политизированным СМИ нельзя верить, во-вторых, вирусы имеют самое отдаленное отношение к человеку, в-третьих, я и мои помощники никогда не ошибаемся! И вообще, к чему вы начали этот разговор?

Реймс в ответ хитро улыбнулся, и хотел было что-то сказать, но Иванов прочитал мысль по глазам.

– Понял, вы хотите сбить цену?

– А вы догадливый, как и положено учёному-злодею, – ответил Реймс и показал смартфон, – обратите внимания. Эта статья о Хе Цзянькуе. Ученые пишут, что защита от ВИЧ в выведенных через генную инженерию детях до сих пор не подтверждена. А вот мутации генома эмбриона могут привести к проблемам со здоровьем в будущем.

– Хватит читать чушь этих ретроградов. Лучше взгляните сюда! Вы хотели настоящую машину смерти? И вы её получите! Специально для вас, моя помощница подобрала геномы самых страшных убийц, грабителей и прочих злодеев, которые через тысячи трупов пройдут ради достижения своей цели! – с огнём в глазах Иванов указал на конец коридора, где стояла пара массивных дверей. Как только Реймс подошёл на расстояние трёх шагов, двери с металлическим гулом открылись.

 

Они вошли в огромное помещение, где потолок поднимался высоко вверх, а по периметру располагались помещения для опытов и исследований. Пространство же занимали большие цилиндры, которые рядами весели под потолком. Каждый был в высоту более двух метров, но их содержание для Реймса было неясным. Часть из них были прозрачными, а часть защищала дополнительная металлическая оболочка. Те, что были прозрачными, или весели пустыми, или наполнены мутной желтоватой жидкостью, в которой плавало нечто. Нечто было или совсем маленьким, или ростом с человека. Эти неясные фигуры будто парили в жидкости, поддерживаемые шлангами и проводами.

– Так вот как выглядит ваш зверинец? – с отвращением высказался Реймс.

– Да, это он, – улыбался своему творению Иванов.

– И в какой колбе плавает моя будущая покупка?

– Сейчас выясню, Мария Степановна! – закричал Иванов, и в одной из лабораторий раздался недовольный старческий стон. К компаньонам вышла хромая старушка с тростью, в очках и со слуховым аппаратом в ухе.

– Это тоже результат экспериментов? – тихо спросил Реймс.

– В каком смысле? – непонимающе отозвался Иванов.

– Ей на вид лет двести, не меньше.

– Зря шутите, Мария Степановна очень известный ученый и опытный исследователь в своей области. Бывшие коллеги поговаривали, что в молодости она по очереди бывала в постели то у Мичурина, то у Вавилова. А в перерывах писала научные диссертации на основании того, что услышала от одного и от другого. А за годы работы в научно-исследовательском институте цитологии и генетики при СССР, она собрала огромную коллекцию генетического материала со всех уголков страны. И образцы для создания вашего суперсолдата тоже выбирала она.

– Я уже беспокоюсь.

– Да не переживайте, всё в порядке. Сейчас убедитесь. Мария Степановна? – громко прокричал Иванов.

– А-а-а? – отозвалась бабушка, прикладывая руку к слуховому аппарату.

– Мария Степановна, дорогая моя, помните, я просил создать особого солдата для нашего клиента из Америки? Злого, хитрого, бессердечного. И выбрать для этого гены самых отпетых негодяев, чтобы по итогу получился человек, способный внушать ужас целым народам и поколениям.

– А-а-а?

– Глухая тетеря… Образец 91 готов? – в самое ухо закричал Иванов.

– Ага! Сегодня утром дорос и уже отключили от вспомогательного жизнеобеспечения. Образец 91 ожидает пробуждения, чтоб его… – сказала бабушка и начала причитать о чём-то своём, возвращаясь в лабораторию.

– Ну вот, видите, всё в порядке! – искусственно улыбнулся учёный.

– А что это за огромное полотно у неё в лаборатории?

– А? Это? Ну-у-у… Эм-м… Герб СССР. Вас это смущает?

– Нет. Меня больше смущает портрет Сталина, который над тумбочкой висит.

– Послушайте, бурная молодость Марии Степановны, её идеологические взгляды и прочие убеждения не должны никого пугать. Она преданный раб науки и истины.

– Сейчас проверим. Покажите этот образец 91.

– Хорошо.

Иванов рассёк полами белого лабораторного халата воздух и отправился к рабочему столу, где на клавиатуре набрал команду манипулятору. Через секунду в потолке открылся небольшой люк, откуда показался толстый шланг в металлической оплетке и рукой-держателем на конце. Она выбрала нужный ряд, нашла необходимый цилиндр и обхватила его двумя массивными «пальцами». Раздался писк обозначающий отключение цилиндра с образцом от основной системы жизнеобеспечения, и струйка пара неизвестного газа с шипением вырвалась наружу. Цилиндр стал вертикально опускаться вниз, пока не достиг пола. Его содержимое скрывало металлическая защита.

– Ну что, вы готовы? – спросил возбужденный Иванов.

– Да, открывайте. Давайте посмотрим на это чудовище, – задумчиво ответил Реймс.

– Давайте. Честно говоря, сам с нетерпением хочу посмотреть на результат. Специально оттягивал момент. Наблюдал развитие образца только на этапе эмбриона.

На цилиндре стала заметной вертикальная полоса, от которой прочь разъехались металлические створки защиты. Но содержимое по-прежнему было скрыто облаком пара. Прозрачная стенка цилиндра стала медленно подниматься, и белая воздушная волна окатила Иванова и Реймса.

Наступила мертвая тишина. Её нарушило тяжелое дыхание того, чьи очертания скрывал пар. У учёного задрожали пальцы, у американца вспотели ладони. Постепенно перед ними открылись части тела высокого мужчины.

– Иванов…

– Что?

– Это лицо… Я его где-то видел…

– Не могу разглядеть, – поправил очки учёный и замахал рукой, рассеивая пар, – У образца должно быть лицо какого-то грабителя или мафиози.

– Нет, точно помню, раньше часто видел его по телевизору, в газетах и… – в этот момент Реймс узнал стоящего в цилиндре человека. – Чёрт возьми!

– Мать честная… – ошарашено выдавил из себя Иванов. – Мария Степановна!

– А-а-а?

– Вы что натворили?

– А-а-а?

– Сюда идите!

Недовольная старушка захромала к шокированному ученому.

– Чего надо?

– Мария Степановна, я кого просил создать? Что это такое? – кричал возмущенный Иванов указывая на образец 91.

– Что заказывали, то и испекла! – закричала в ответ недовольная бабушка и посмотрела на своё творение. – Тьфу на тебя, изверг!

– Вы что, издеваетесь что ли? Думаете со мной вот так шутить можно? Считаете, что я потратил драгоценное время и полмира пролетел ради… – захотел во весь голос сматериться Реймс, но усилием воли сдержался. – К чёрту вас всех! К чёрту эту лабораторию, эту сумасшедшую бабку, сверхчеловеков и к чёрту вас, мистер Иванов! Подавитесь своей наукой! Я лучше эволюции подожду!

– Стойте-стойте! Не уходите, мистер Реймс! То есть просто мистер! То есть просто Реймс! Произошла случайность, ошиблись малость! С кем не бывает? Давайте в следующий раз процесс полностью проконтролирую лично. Правда это будет чуть дороже…

– Привет, понимаешь...

– Борис Николаевич, сейчас не до вас…